Исполнение третьему лицу

9 августа 2016

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
от 15 сентября 2008 г. N Ф08-5485/2008
«Установив, что переадресовка произведена по инициативе грузополучателя
без согласования с грузоотправителем, суд правомерно пришел к выводу,
что договор перевозки груза не может считаться действующим с измененными
условиями и в связи с переадресовкой груза в данном случае обязательственные
отношения возникли между перевозчиком и грузоотправителем, по инициативе
которого произведена переадресовка»
(извлечение)

ОАО «Муромский стрелочный завод» (далее — завод) обратилось с иском к ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала «Северо-Кавказская железная дорога» (далее — железная дорога) о взыскании 71 640 рублей 16 копеек неправомерно списанной провозной платы за перевозку груза (переводы стрелочные Т.Р65) в адрес грузополучателя — ООО «БелТрансюжстрой» ( далее — общество).

Решением от 14.05.2008 иск удовлетворен на том основании, что добор провозной платы должен возмещаться за счет грузополучателя, по инициативе которого произведена переадресация груза.

В апелляционном суде дело не рассматривалось.

В кассационной жалобе железная дорога просит отменить решение, считая необоснованными выводы суда о том, что расходы, связанные с увеличением железнодорожного тарифа в связи с переадресовкой груза, должен оплатить грузополучатель. Заявитель считает, что эти расходы должен возместить истец, поскольку переадресовка груза осуществлялась по первоначальным перевозочным документам ввиду размещения груза не в соответствии с Техническими условиями размещения и крепления грузов в вагонах и контейнерах, утвержденными приказом МПС России от 27.05.2003 N ЦМ-943 (далее — Технические условия размещения и крепления грузов). По мнению заявителя, в силу статьи 32 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации (далее — Устав) вопрос о распределении расходов, связанных с дополнительным внесением провозных платежей при переадресовке груза, должен быть урегулирован грузоотправителем и грузополучателем без участия перевозчика.

В отзыве на жалобу завод просит отказать в ее удовлетворении, считая обжалуемое решение законным и обоснованным. Завод направил ходатайство о рассмотрении жалобы без участия своего представителя, которое надлежит удовлетворить на основании пункта 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители железной дороги поддержали доводы, изложенные в жалобе.

Изучив материалы дела и выслушав представителей железной дороги, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела и установлено судом, 30.04.2007 со станции Муром (Горьковская железная дорога) в полувагонах N 67728204, 64227747, 44902310, 44993141 по железнодорожной квитанции о приеме груза N ЭВ293277 завод (грузоотправитель) отправил для общества (грузополучателя) груз — переводы стрелочные Т.Р65 на станцию назначения Киевская (Северо-Кавказская железная дорога). Согласно указанной квитанции провозная плата составила 195 190 рублей 88 копеек (с учетом НДС).

Железная дорога выставила заводу счет-фактуру от 15.05.2007, согласно которой по квитанции N ЭВ293277 с грузоотправителя списана провозная плата в размере 266 831 рубль 04 копейки (с учетом НДС). Провозная плата увеличилась на 71 640 рублей 16 копеек (с учетом НДС) в результате переадресации груза по инициативе грузополучателя.

Считая, что провозная плата увеличена перевозчиком неправомерно, грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании 71 640 рублей 16 копеек.

В соответствии с пунктом 1 статьи 785 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его уполномоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

В силу частей 1 и 5 статьи 31 Устава по заявлению в письменной форме грузоотправителя или грузополучателя, если иная форма не предусмотрена соглашением сторон, перевозчик в порядке, установленном правилами перевозок грузов железнодорожным транспортом, может переадресовывать перевозимые грузы с изменением грузополучателя и (или) железнодорожной станции назначения. Расходы перевозчика, возникающие в связи с переадресовкой грузов, возмещаются грузоотправителем или грузополучателем, по инициативе которых осуществляется переадресовка грузов, в соответствии с договором. Аналогичное правило о возмещении перевозчику расходов, связанных с переадресовкой грузов, предусмотрено абзацем 2 пункта 21 Правил переадресовки грузов, утвержденных приказом МПС России от 18.06.2003 N 44.

Таким образом, Устав предоставляет грузоотправителю или грузополучателю право производить переадресовку груза с изменением грузополучателя и (или) железнодорожной станции назначения. Переадресовка грузов в прямом сообщении на станции назначения осуществляется по новым перевозочным документам, за исключением случаев переадресовки по первоначальным документам, к которым относятся негабаритные грузы и грузы, перевозка которых не предусмотрена техническими условиями погрузки и крепления грузов. При оформлении переадресовки по новым перевозочным документам заявитель переадресовки обязан внести все платежи по первоначальным перевозочным документам и произвести расчеты по всем причитающимся платежам по новым перевозочным документам (пункт 9 Правил переадресовки грузов с учетом разъяснений, данных в пункте 39 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 N 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта»»).

В соответствии с пунктом 3 статьи 430 Гражданского кодекса Российской Федерации договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. В силу пункта 1 статьи 450 Кодекса изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором.

Установив, что переадресовка произведена по инициативе грузополучателя без согласования с грузоотправителем, суд правомерно пришел к выводу, что договор перевозки груза (квитанция N ЭВ293277) не может считаться действующим с измененными условиями. В связи с переадресовкой груза в данном случае обязательственные отношения возникли между перевозчиком и грузоотправителем, по инициативе которого произведена переадресовка. Поскольку грузоотправитель не обращался к перевозчику с заявлением о переадресовке груза, возложение на него соответствующих расходов нельзя признать обоснованным. Доводы заявителя о необходимости применения статьи 32 Устава и правомерности переадресовки груза по первоначальным перевозочным документам не могут быть приняты во внимание, так как суд установил, что груз был размещен в соответствии с Техническими условиями размещения и крепления грузов в вагонах и контейнерах, утвержденными приказом МПС России от 27.05.2003 N ЦМ-943 (раздел 11, пункты 7.3,3 — 7.3.7 раздела 7), в подтверждение чего представлены Акт утверждения и согласования непредусмотренных технических условий от 31.05.2004 N 816 и распоряжение перевозчика о продлении срока действия непредусмотренных технических условий, утвержденных перевозчиком в установленном порядке.

Доводы заявителя жалобы направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Основания для изменения или отмены обжалуемого решения, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют.

Руководствуясь статьями 274, 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 14.05.2008 по делу N А53-2214/2008-С3-16 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Субъекты исполнения обязательства. Перемена лиц в обязательстве

В обязательстве участвуют две стороны: кредитор и должник. Как правило, они же являются и субъектами исполнения. Стороны в обязательстве могут быть представлены как двумя, так и несколькими лицами (множественность лиц в обязательстве).

Исполнение обязательства должно быть произведено надлежащим должником надлежащему кредитору. Однако, по соображениям хозяйственной целесообразности ст.294 ГК предусматривает и другие варианты исполнения обязательства, когда:

а) применяется перепоручение (возложение) исполнения – обязательство вместо должника исполняет третье лицо;

б) происходит переадресовка исполнения – обязательство исполняется самим должником, но вместо кредитора по его поручению фактическое исполнение принимает третье лицо. Исполнение обязательства третьему лицу отличается от договора в пользу третьего лица, которое может требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (п.1 ст.400 ГК). Третье лицо, принимающее исполнение, не становится стороной в обязательстве и не получает права требовать исполнения непосредственно от должника.

Как правило, перепоручение (возложение) и переадресовка исполнения имеют место, когда третье лицо связано самостоятельным договором с одной из сторон договора, из которого возникло обязательство.

Кредитор обязан принять исполнение, произведенное вместо должника третьим лицом. Однако он вправе не принимать исполнения от третьих лиц в тех случаях, когда должник обязан исполнить обязательство лично. Необходимость личного исполнения обязательства может быть предписана законодательством, например, при исполнении поручения совершить определенные юридические действия, условиями обязательства или вытекать из его существа, например, обязательство о передаче произведения для использования должно быть исполнено лицом, с которым издательство заключило авторский договор.

Возложение исполнения обязательства на третье лицо следует отличать от перевода долга и уступки права требования. После перевода долга или уступки права требования меняется субъектный состав правоотношения: прежний должник или прежний кредитор выбывают из обязательства, а на их место становится другое лицо. Напротив, переложение исполнения обязательства полностью или в части на третьих лиц не прерывает правовую связь между его участниками. На должнике, как и прежде, лежит обязанность по надлежащему исполнению обязательства и ответственность перед кредитором за его нарушение третьим лицом, если законодательством не предусмотрено, что ответственность несет непосредственный исполнитель. В свою очередь, кредитор отвечает за действия лица, которому он переадресовал исполнение (ст.374 ГК).

Третье лицо, которому грозит опасность утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может добровольно возложить на себя исполнение обязанности должника без его согласия. В этом случае права кредитора по обязательству переходят к третьему лицу (п.2 ст.294 ГК).

Перемена лиц в обязательстве. В отличие от возложения исполнения обязательства на третье лицо и переадресовки исполнения, где кредитор и должник не выбывают из обязательства, возможны случаи, когда происходит замена должника или кредитора. Такие ситуации именуются, как перемена лиц в обязательстве.

Замена кредитора называется – уступкой права требования (цессией). Замена должника – переводом долга (делегацией).

Под уступкой требования (иначе именуется «цессия» – от латинского cessio – уступка; при цессии лицо, уступающее требование именуется «цедент», а лицо, приобретающее требование, – «цессионарий») понимается сингулярный (частный) переход прав кредитора по соответствующему обязательству к иному лицу на основании совершенной между указанными лицами сделки или на основании акта законодательства (п.1 ст.353 ГК).

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании акта законодательства и наступления указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законодательством;

3) вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;

4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

5) в других случаях, предусмотренных законодательством (ст.358 ГК).

Как правило, согласие должника на правопреемство кредитора не требуется, однако законодательством или договором может быть предусмотрен и иной порядок (п.2 ст.353 ГК). Положение п.2 ст.359 ГК требует согласия должника на уступку требования по обязательствам, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника. Это относится, прежде всего, к ряду фидуциарных сделок, в особенности к договору поручения, любому другому представительству. Наряду с этим любым договором может быть также предусмотрено, что уступка требования возможна лишь с согласия должника, так как только стороны сделки должны решать, на сколько существенна личность кредитора для должника.

В соответствии со статьей 360 ГК уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, совершается соответственно в простой письменной или нотариальной форме.

В случае, если уступаемое требование основано на обязательстве, оформляемом нотариально, такая уступка требования также должна быть совершена в нотариальной форме. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность такой уступки требования (п.1 ст.166 ГК).

В п.2 ст.360 ГК предусмотрена обязательная государственная регистрация уступки требования по сделке, требующей государственной регистрации, если иное не установлено законодательством. При этом несоблюдение требования о государственной регистрации уступки требования влечет в соответствии с п.1 ст.166 ГК ее недействительность.

В п.3 ст.360 ГК указывается, что уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента, т.е. путем совершения на самой ценной бумаге передаточной надписи. Лицо, которое ее совершает, именуется «индоссантом», а лицо, в пользу которого совершается индосамент, – «индоссатом». При этом индоссант несет ответственность не только за существование права, но и за его осуществление.

Положение п.3 ст.353 ГК предусматривает, что в случае перехода прав кредитора к другому лицу должник должен быть письменно уведомлен о таком переходе, поскольку без такого уведомления должник не имеет права исполнять обязательство, например, цессионарию (поскольку это будет признано ненадлажещим исполнением обязательства вследствие исполнения ненадлежащему лицу). Кроме того, так как стороной по обязательству, по которому переходят права кредитора, например, при цессии, является цедент, то именно цедент, а не цессионарий, как правило, должен направить должнику уведомление об уступке, поскольку до момента такого уведомления должник не имеет никаких отношений с цессионарием, и получение такого уведомления от цессионария вряд ли может рассматриваться, как обязательное для должника. Однако, если цессионарий вместе с письменным уведомлением направит должнику документы (например, договор), из которых явно следует, что права кредитора перешли к цессинарию, то такое уведомление также следует признать надлежащим. Учитывая то, что ст.353 возлагает на нового кредитора риск неблагоприятных последствий, вызванных ненадлежащим уведомлением должника, целесообразно точно предусмотреть в договоре уступки требования возложение обязанности по уведомлению должника либо на цессионария, либо на цедента, и в случае возложения этой обязанности на последнего также установить его (цедента) ответственность перед цессионарием за причиненные неуведомлением или ненадлежащим уведомлением должника убытки.

Если же должник, который не был надлежащим образом уведомлен о переходе прав кредитора к другому лицу, исполнит обязательство первоначальному кредитору уже после того, как такой переход состоялся, то такое исполнение признается надлежащим, но у нового кредитора появляются основания требовать от первоначального кредитора передачи всего полученного от должника как неосновательно приобретенного (неосновательное обогащение – гл. 59 ГК). Если же должник, надлежащим образом уведомленный о переходе прав кредитора, исполнит обязательство первоначальному кредитору, такое исполнение не считается надлежащим исполнением обязательства, и, следовательно, не освобождает должника от исполнения обязательства перед новым кредитором.

Норма ст.355 ГК указывает на то, что новый кредитор получает права в том же объеме и на тех же условиях, что и первоначальный кредитор. При этом речь идет, прежде всего, о неизменности обязательства, а, следовательно, новый кредитор как имеет преимущества, связанные с передаваемым правом, так и несет издержки и риски, связанные с переданным правом (например, риск ненадлежащего исполнения обязательства должником).

В соответствии со ст.356 ГК кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан ему передать также и документы, удостоверяющее это требование. Кроме того, первоначальный кредитор должен сообщить новому кредитору сведения об исполнении им взятых на себя обязательств (если речь идет об уступке требования по взаимнообязывающему договору), а также об исполнении обязательства должником. Он должен также передать все сведения (если они имеются) о претензиях сторон друг к другу, а также иные сведения, имеющие существенное значение для реализации требования.

Норма ст.361 ГК предусматривает, что первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за действительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение требования должником, кроме случаев, когда он принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Перемена лиц на пассивной стороне обязательства получила наименование – перевод долга.

В соответствии со ст.362 ГК Республики Беларусь, перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора.

В договоре перевода долга стороны должны предусмотреть срок, в течение которого необходимо получить согласие кредитора, а также сторону, которая направляет уведомление о переводе долга кредитору и которой направляется указанное согласие в случае, если кредитор его представляет.

Если перевод долга происходит без согласия кредитора, то такая сделка может быть признана недействительной.

Договор перевода долга не должен также противоречить за-
конодательству, т.е. новый должник должен, например, обладать специальной правоспособностью, в частности, иметь специальное разрешение (лицензию) для исполнения обязательства, если переводимый долг основан на исполнении обязательства, которое может быть исполнено только субъектом, имеющим специальное разрешение (лицензию). Например, в случае перевода долга по выполнению специальных строительных работ новый должник должен иметь соответствующую лицензию на выполнение данных видов работ.

В законодательстве могут быть ограничения перевода долга (например, по договору проката передача арендатором своих обязанностей по договору проката другому лицу не допускается
(п.2 ст.602)).

Форма перевода долга регламентируется аналогично форме уступки требования (ст.360 ГК).

В соответствии со ст.363 ГК, новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Данная статья предусматривает, что при переводе долга новый должник вправе выдвигать против требований кредитора все возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. В качестве возражений нового должника, основанных на требованиях старого должника, может, в частности, выступать задержка со стороны кредитора в исполнении взятого им на себя ранее обязательства. В этом случае новый должник может потребовать соразмерного увеличения срока исполнения своего обязательства.

Неустойка. Перепоручение и переадресовка исполнения

Перепоручение и переадресовка исполнения.

Принципы надлежащего исполнения обязательств

Перемена лиц в обязательстве. Договор цессии

Перемена обязательства на стороне кредитора – уступка права требования, на стороне должника – перевод долга. Договор цессии – договор уступки права требования, по которому цедент (кредитор) передает свое право требования должнику (цессионарию). Договор цессии может возникнуть как в силу закона так и договора. Форма обязательно письменная. (форма договора цессии должна соответствовать форме основного обяз-ва). Согласие должника при заключении договора не требуется, т.к. ему безразлично кому исполнять обяз-во – старому или новому кредитору. Должник также получит право защищать свои интересы путем истребования у нового кредитора документов, подтверждающих его право требования. Уведомление должника в таком обяз-ве законом не предусмотрено, но лучше всего новому кредитору в пис форме уведомит должника о переходе права, т.к. в случае отсутствия уведомления, должник будет обязан исполнить обяз-во как старому, так и новому кредитору. Такое исполнение будет называться надлежащим.

окончание договора в том случае, если обязательство исполнено надлежащим образом. Принципы надлежащего исполнения обязат-в – надлежащим субъектом, в надлеж месте., в надлежвремя, надлеж предметом, надлеж образом.

Перепоручение исполнения означает, что должник возложил совершение действий, предусмотренных обяз-вом, на 3-е лицо. При этом 3-е лицо не становится стороной в обяз-ве. Должник, не выбывая из обязательства, отвечает перед кредитором за его исполнение. В силу закона кредитор не вправе отказаться от исполнения, предложенного за должника 3-м лицом, кроме случаев, когда из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства не вытекает обязанность должника лично исполнить обязательство. 3-е лицо д.б. осведомлено об условиях и содержании обяз-ва, которое ему предстоит исполнить. Переадресовка исполнения означает, что должник имеет право исполнить обязательство либо кредитору, либо лицу, прямо указанному кредитором. Закон предоставляет должнику право требовать предъявления доказательств того, что переадресовка исполнения принимается самим кредитором или уполномоченным им на это лицо.

Неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащим исполнении обязательств в частности в случае его просрочки.

Неустойка может быть законной и договорной. Законная устанавливается законом и не зависит от воли сторон и подлежит применению в случае, если договором не установлен способ обеспечения обяз-в, либо размер договорной неустойки меньше размера неустойки, установленной законом. Договорная неустойка устанавливается сторонами и может превышать размер законной неустойки. Соглашение о неустойки должно совершаться в письменной форме независимо от суммы неустойки и от формы, в какую облечено основное обязательство. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойки. По соотношению с убытком неустойка может быть: зачетная ( кредитор вправе требовать, помимо уплаты неустойки, возмещения убытков в части, не покрытой неустойкой; употребляется во всех случаях, если законом или договором не предусмотрено иное), штрафная (кредитор вправе требовать возмещение всех убытков и сверх того, уплаты неустойки), альтернативная (кредитор вправе взыскивать либо неустойку, либо убытки). Может быть в виде штрафа или пени. Штраф – однократно взыскиваемая неустойка, определяемая в твердой денежной сумме либо в процентах к определенной величине. Пеня – неустойка, взыскиваемая нарастающим итогом за каждый день (или иной период) просрочки с исполнением обязательства.

Принципы исполнение обязательств. Возложение и переадресовка исполнения

Исполнение любых обязательств подчиняется некоторым общим требованиям, составляющим принципы исполнения обязательств: принцип надлежащего исполнения; принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства; принцип реального исполнения; принцип разумности; принцип добросовестности.

Подробнее о принципах

Принцип надлежащего исполнения традиционно конкретизируется в понятии договорной дисциплины, соблюдение которой предполагает необходимость точного и своевременного исполнения сторонами договора всех своих обязанностей в строгом соответствии с условиями их соглашения и требованиями законодательства.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства выражается в запрете одностороннего отказа должника от исполнения имеющихся обязанностей, а для договорных обязательств — также в запрете одностороннего изменения их условий любым из участников (ст. 310 ГК). Нарушение данного запрета рассматривается как основание для применения мер гражданско-правовой ответственности. Односторонний отказ от исполнения обязательств или одностороннее изменение их условий разрешается лишь в виде исключения, прямо предусмотренного законом, в частности для обязательств, вытекающих из фидуциарных сделок, или, например, в договоре банковского вклада, где допускается одностороннее изменение банком размера процентов, начисляемых по срочным вкладам (п. 2 ст. 838 ГК). В обязательствах, связанных с осуществлением обоими участниками предпринимательской деятельности (т.е. в профессиональном, предпринимательском обороте), возможность одностороннего отказа от их исполнения или одностороннего изменения их условий может быть предусмотрена также договором.

Принцип реального исполнения означает необходимость совершения должником именно тех действий (или воздержания от определенных действий), которые предусмотрены содержанием обязательства. Из этого вытекает недопустимость по общему правилу замены предусмотренного обязательством исполнения денежной компенсацией (возмещением убытков). Поэтому в случае ненадлежащего исполнения обязательства должник не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, если только иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК). Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправного должника возможности исполнить обязательство в натуре (изготовить вещь, выполнить работу или получить услугу) с помощью третьего лица или даже самому, но за счет своего контрагента (ст. 397 ГК). По той же причине при неисполнении должником обязательства по передаче кредитору индивидуально определенной вещи последний вправе потребовать отобрания этой вещи у должника (ч. 1 ст. 398 ГК). Обязанность по возмещению внедоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, ремонт поврежденной вещи и т.п.) (ст. 1082 ГК).

Вместе с тем во многих случаях практически невозможно понудить неисправного должника к исполнению его обязательства в натуре даже путем исполнения судебного решения (например, при нарушении им обязательств по поставке товаров, перевозке грузов, проведению строительных работ). Поэтому по общему (впрочем, диспозитивному) правилу закона должник, исполняющий обязательство хотя бы и ненадлежащим образом (например, с просрочкой или частично), не освобождается от обязанности его дальнейшего исполнения в натуре, тогда как должник, вовсе не исполняющий свое обязательство, такой обязанности не несет, но должен возместить все причиненные этим убытки (ср. п. 1 и 2 ст. 396 ГК), включая возможное исполнение этого обязательства за его счет другим лицом. Должник также освобождается от исполнения обязательства в натуре, если такое исполнение вследствие допущенной им просрочки утратило интерес для кредитора либо последний согласился получить за него отступное (п. 3 ст. 396 ГК).

Исполнение обязательства должно также подчиняться принципам разумности и добросовестности как общим принципам осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК). В соответствии с принципом разумности, например:

обязательства должны исполняться «в разумный срок» (если точный срок их исполнения не предусмотрен и не может быть определен по условиям конкретного обязательства);

кредитор вправе «за разумную цену» поручить исполнение обязательства третьему лицу за счет неисправного должника;

кредитор должен принять «разумные меры» к уменьшению убытков, причиненных ему неисправным должником, и т.д.

На принципе добросовестности, в частности, основаны императивные правила исполнения подрядных обязательств об «экономном и расчетливом» использовании подрядчиком материала, предоставленного заказчиком (п. 1 ст. 713 ГК), и о необходимости содействия заказчика подрядчику в выполнении работы (п. 1 ст. 718 ГК). При исполнении договорных обязательств, возникающих в международном коммерческом обороте, обязательными также признаются принципы «добросовестности и честной деловой практики», а также взаимного сотрудничества сторон.

Перепоручение и переадресовка исполнения. Исполнение обязательства должно быть произведено надлежащим должником и надлежащему кредитору. Это правило знает несколько исключений, в соответствии с которыми вместо должника или кредитора в исполнении или принятии исполнения может принимать участие третье лицо, т.е. сторона, не являющаяся участником данного обязательственного отношения. Участие третьих лиц в обязательстве может иметь место в случае перепоручения (возложения) исполнения и переадресовки исполнения. Перепоручение (возложение) исполнения означает, что должник возложил совершение действий, направленных на исполнение обязательства, на третье лицо (ст. 313 ГК). При этом третье лицо не становится стороной в обязательстве, поскольку оно по отношению к кредитору выполняет только фактические действия, например, передает имущество, платит деньги, выполняет работу и т.д. Должник, не выбывая из обязательства, отвечает перед кредитором за исполнение так, как если бы исполнение осуществлялось им лично. Таким образом, должник отвечает перед кредитором за действия третьего лица (ст. 403 ГК) Например, при заключении договора на поставку товаров обязанность по доставке продукции может быть возложена на транспортную организацию. Кредитор при нарушении исполнения будет адресовать все свои претензии не к транспортной организации, фактически осуществлявшей доставку, а к поставщику. При возложении исполнения происходит фактическая замена должника, что не всегда желательно для кредитора, поскольку личные качества исполнителя также могут представлять для кредитора интерес. Однако в силу закона кредитор не вправе отказаться от исполнения предложенного за должника третьим лицом (ст. 313 ГК), кроме случаев, когда из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства не вытекает обязанность должника лично исполнить обязательство. Например, если издательство заказало писателю написание книги или театр заключил договор с артистом об исполнении определенной роли, то в этих и им подобных случаях личность исполнителя имеет решающее значение, в связи с чем перепоручение исполнения невозможно в силу существа и условий обязательства. Третье лицо должно быть осведомлено об условиях и содержании обязательства, которое ему предстоит исполнить. Если возложение осуществляется по указанию должника, все условия заключенного обязательства сообщаются третьему лицу должником. Однако иногда третье лицо может предложить кредитору исполнение, не спрашивая согласия должника и даже не ставя его об этом в известность. Так, если третье лицо опасается утратить свои права на имущество должника (право залога или аренды) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, третье лицо вправе без согласия должника за свой счет удовлетворить требование кредитора. В этом случае на третье лицо переходят все права кредитора по обязательству, т. е. имеет место перемена лиц в обязательстве (п. 2 ст. 313 ГК). Переадресовка исполнения означает, что должник имеет право исполнить обязательство либо кредитору, либо лицу, прямо указанному кредитором. Никто не вправе требовать исполнения в свою пользу, не имея полномочий от кредитора. Если же должник произведет исполнение лицу, которого он в силу каких-либо обстоятельств считал уполномоченным кредитором на принятие исполнения, то ответственность за исполнение обязательства ненадлежащему лицу полностью лежит на должнике. В целях защиты интересов должника при переадресовке исполнения закон предоставляет должнику право требовать предъявления доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом (ст. 312 ГК). Так по договору займа кредитор вправе указать третье лицо, в пользу которого должник должен произвести исполнение, т.е. передать денежную сумму лицу, которому кредитор, в свою очередь, желает передан какую-либо сумму. На практике довольно часто случается совпадение переадресовки и перепоручения исполнения, например, когда кредитор по одному обязательству является должником по другому. В случае возложения им по первому обязательству на должника обязанности произвести исполнение третьему лицу, одновременно будет иметь место и перепоручение исполнения во втором обязательстве, где он, кредитор, является уже должником. Ответственность за действия третьих лиц несет должник, кроме случаев, когда законом установлено, что ответственность несет само третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (ст. 403 ГК)

Энциклопедия решений. Исполнение обязательства третьему лицу

Исполнение обязательства третьему лицу

В силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями правовых актов. Надлежащим признается исполнение, произведенное надлежащему лицу. В качестве последнего рассматривается прежде всего кредитор. Однако в ряде случаев исполнение обязательства может быть произведено третьему лицу и, несмотря на это, считаться надлежащим. Можно выделить несколько видов участия третьего лица в исполнении обязательства на стороне кредитора.

Во-первых, возможно заключение договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). В некоторых случаях договор считается заключенным в пользу третьего лица независимо от того, указано ли об этом в договоре (см., например, п. 3 ст. 931, п. 3 ст. 932 ГК РФ). Для того чтобы третье лицо стало кредитором в обязательстве, необходимы, по общему правилу, два юридических факта: заключение соответствующего договора и изъявление третьим лицом намерения воспользоваться своим правом по договору.

Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора, предусматривающего исполнение обязательства путем передачи предмета исполнения третьему лицу (например при отгрузке поставляемой продукции не покупателю, а названным в разнарядке получателям — п. 2 ст. 509 ГК РФ), когда третье лицо может принять исполнение, но не вправе предъявлять к должнику требования об исполнении договора в свою пользу. Правила ст. 430 ГК РФ к таким договорам неприменимы. При разграничении названных договоров следует исходить из того, что наделение третьего лица правом требования к должнику должно быть ясно выражено в условиях договора (п. 1 ст. 430 ГК РФ). Сам факт передачи исполнения третьему лицу договора в пользу третьего лица не создает.

Таким образом, договор может предусматривать исполнение обязательства третьему лицу, не приобретающему прав по этому договору. В указанном случае передача исполнения третьему лицу приравнивается к исполнению кредитору.

Наконец, в-третьих, исполнение обязательства, которое по условиям договора должно быть исполнено в пользу кредитора, может быть произведено третьему лицу по указанию кредитора, данному впоследствии (переадресация исполнения). Кредитор может выразить свою волю на изменение непосредственного получателя исполнения, например, путем направления должнику письма с указанием перечислить сумму долга на расчетный счет своего контрагента (такое письмо должно быть подписано уполномоченным лицом, в противном случае существует риск того, что обязательство будет исполнено ненадлежащему лицу — см., например, постановление Президиума ВАС РФ от 30.05.2000 N 1576/98). Указанное третье лицо будет являться лицом, управомоченным на принятие исполнения (ст. 312 ГК РФ), а исполнение должником обязанности в соответствии с распоряжением кредитора — надлежащим исполнением обязательства (см., например, постановления Президиума ВАС РФ от 26.05.2009 N 730/09, ФАС Уральского округа от 14.04.2010 N Ф09-2425/10-С2, ФАС Западно-Сибирского округа от 10.08.2011 N Ф04-3919/11, ФАС Северо-Кавказского округа от 03.08.2004 N Ф08-3349/04).

При этом указание кредитора на необходимость исполнения обязательства третьему лицу будет рассматриваться как обязательное для должника лишь постольку, поскольку оно не вступает в противоречие с условиями договора (ст. 310 ГК РФ). К примеру, если договор предусматривает передачу вещи в определенном месте, кредитор не может дать должнику указание произвести исполнение третьему лицу в другом месте. Распоряжение кредитора о необходимости передачи товара третьему лицу по иному адресу не будет рассматриваться как обязательное для должника (если иное не предусмотрено договором), поскольку не соответствует условию договора о месте исполнения обязательства. В то же время выраженная в письме просьба кредитора произвести исполнение третьему лицу в ином месте может быть принята должником, и в этом случае исполнение обязательства в соответствии с указанием кредитора будет также признаваться надлежащим (п. 1 ст. 450, п. 3 ст. 438, п. 1 ст. 452, п. 3 ст. 434 ГК РФ).

Должник вправе отказаться от исполнения обязательства третьему лицу, когда характер и качество исполнения зависят от личных особенностей кредитора (к примеру, обязательство пошить костюм по меркам, снятым с заказчика).

Нередки ситуации, когда наряду с переадресацией исполнения имеет место перепоручение исполнения (п. 1 ст. 313 ГК РФ), в частности в случаях, когда лицо, производящее исполнение, имеет долг перед должником, и должник просит такое лицо произвести уплату этого долга в адрес своего кредитора с указанием об одновременном исполнении тем самым обязательства должника перед кредитором. Закон не содержит ограничений на подобное участие третьего лица в исполнении обязательства.

Следует отличать исполнение третьему лицу от исполнения представителю кредитора. По отношению к кредитору последний выступает в качестве самого кредитора, поскольку действует от его имени. В указанных случаях отношения сторон регулируются нормами о представительстве. Также исполнение третьему лицу необходимо отличать от случаев перемены лиц в обязательстве (глава 24 ГК РФ) и от соучастия на стороне кредитора (ст. 321 ГК РФ). Лицо, которому должно быть произведено исполнение, является в этих случаях не просто субъектом исполнения, но еще и стороной обязательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *