Место совершение преступления

Место совершения преступления

Место совершения преступления

Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата».

Как и любой другой поступок человека, преступление имеет объективные (внешние, доступные для стороннего наблюдения) и субъективные (внутренние, представляющие собой психические процессы, протекающие в сознании лица) проявления.

Несмотря на того, что в реальной действительности эти признаки неотделимы друг от друга, в рамках теоретического анализа осуществляется их условное разделение, позволяющее более подробно изучить каждый из признаков в отдельности и определить его значение в общей системе преступного деяния.

Признаки объективной стороны преступления

К числу признаков объективной стороны относятся:

  • действие или бездействие, посягающее на тот или иной объ­ект;
  • общественно опасные последствия;
  • причинная связь между действием (бездействием) и послед­ствиями;
  • способ, место, время, обстановка, средства и орудия совер­шения преступления.

Как и все остальные признаки состава преступления, признаки объективной стороны закреплены в уголовном законе: в общей части уголовного закона закрепляются признаки, характерные для всех преступлений, а в особенной — те из них, которые присущи лишь деяниям определённого рода. Несомненным является отнесение к общим признакам всех преступлений совершение определённого деяния, то есть поведенческого акта, которое способно причинить ущерб охраняемым уголовным законом общественным отношениям, интересам и благам (объекту преступления). В уголовном законе получают выражение как общие характеристики деяния (в частности, касающиеся его природы как выраженного вовне акта поведения, а также его осознанного и волевого характера), так и характеристики конкретных деяний, позволяющих индивидуализировать различные преступления.

Вопрос о том, являются ли общими для всех преступлений признаки последствий и причинной связи, является дискуссионным.

Норма особенной части уголовного закона может иметь как формальную, так и материальную конструкцию. В первом случае вредные последствия, причинённые преступлением, не описываются в законе, во втором они указываются в явном виде. В теории уголовного права эти ситуация истолковывается по-разному. Одни учёные заявляют о том, что раз последствия не описаны в законе, то для данного состава эти признаки являются факультативными. Другие же указывают, что любое преступление по определению причиняет какой-либо вред общественным отношениям, и что отсутствие указания на конкретное вредное последствие преступления говорит лишь о том, что существует презумпция наличия в данном составе вредных последствий, и для привлечения лица к ответственности не требуется доказывать их наличия. Во втором случае данные признаки всё же имеют природу обязательных, так как они должны присутствовать в любом преступном деянии; если фактически будет установлено отсутствие вреда охраняемым уголовным законом объектам, деяние должно быть признано малозначительным, а лицо, его совершившее, не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Значение объективной стороны преступления

Поскольку признаки объективной стороны преступления характеризуют внешние проявления преступления, именно они в первую очередь становятся доступными для изучения правоприменителем. Ввиду этого именно эти признаки устанавливаются в первую очередь и определяют квалификацию преступления на первом этапе расследования. Поэтому признаки объективной стороны преступления должны быть чётко и недвусмысленно закреплены в уголовном праве, диспозиции норм уголовного права должны отражать все существенные признаки деяния.

Объективная сторона преступления нередко используется для разграничения преступлений и непреступных посягательств, а также для разграничения деяний, схожих по нарушаемому объекту и совершаемых с одной формой вины. Так, нередко от наличия последствий определённого вида или размера (ущерб в размере больше определённой денежной суммы, тяжкий вред здоровью, иные тяжкие последствия) зависит отнесение деяния к категории преступлений или административных правонарушений. Объективная сторона позволяет разграничить такие преступления, как кража, мошенничество и грабёж, остальные признаки которых являются практически одинаковыми.

Признаки объективной стороны (направленность деяния, причинение определённого рода последствий) позволяют установить объект преступления, те общественные отношения, интересы и блага, на которые оно посягает. Кроме этого признаки объективной стороны могут рассматриваться как квалифицирующие признаки (переводящие преступление в разряд более опасных), т.е. как признаки, дифференцирующие уголовную ответственность, либо влияющие на назначение наказания, определение его вида или размера (т.е. как признаки, индивидуализирующие уголовную ответственность).

Общественно опасное деяние

Основная статья: Деяние в уголовном праве

Деяние в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения человека в форме действия или бездействия, повлекшиё общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как элемента состава.

Понятие деяния не раскрывается в уголовном законодательстве, однако традиционно выделяются две формы деяния: преступное действие и преступное бездействие. Действие представляет собой активное поведение, бездействие — пассивное.

Преступная сущность деяния определяется его общественной опасностью и противоправностью. Деяние всегда предполагает объективную возможность наступления в результате его совершения определённых вредных последствий для охраняемых уголовным правом объектов.

Деяние может быть осуществлено различными способами. Наиболее распространено физическое воздействие субъекта на других людей или на предметы внешнего мира, однако деяние может также проявляться в написании или произнесении слов (при угрозе убийством, клевете), совершении жестов (оскорбление), а также в пассивном невыполнении возложенной на лицо обязанности.

Действие

Действие представляет собой некое телодвижение, направленное на достижение определённой цели, либо систему отдельных телодвижений, объединённых единой целью причинения вреда охраняемым законом интересам, благам и общественным отношениям, образующих систему общественно опасного поведения, систему преступной деятельности.

Бездействие

Основная статья: Преступное бездействие

Вред объектам уголовно-правовой охраны может быть причинен не только путём активного, но и путём пассивного поведения человека: смерть пациента в результате того, что врач не оказал ему медицинскую помощь, причинение вреда здоровью вследствие несоблюдения техники безопасности.

Последствия такого поведения зачастую являются весьма тяжкими: в качестве примеров можно назвать столкновение парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Пётр Васёв», столкновение над Боденским озером, повлекшие многочисленные человеческие жертвы.

Не любое бездействие является преступным и наказуемым. Помимо общего требования о возможности для лица в конкретной ситуации совершить действие, лицо должно быть обязано совершить такое действие в силу прямого указания закона, иного нормативного акта, родственных и иных взаимоотношений, служебных, профессиональных и договорных обязанностей, либо в силу того, что само создало угрозу причинения вреда.

Причинная связь

Основная статья: Причинная связь в уголовном праве

Причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности.

Лицо может отвечать только за те последствия, которые являются результатом его деяния, которые находятся с ним в причинной связи. Если причинение вреда объекту уголовно-правовой охраны обусловлено не деянием лица, а действиями третьих лиц, влиянием внешних сил, то совершённое деяние не может быть признано преступным, влекущим причинение вреда общественным отношениям.

Нормы о причинной связи редко встречаются в уголовном законодательстве (например, они содержатся в УК Афга­нистана 1976 года и УК Вьетнама 1980 года). Попытка нормативной регламентации причинной связи в уголовном праве содержится также в Примерном уголовном кодексе США, составленном американским институтом права в статье 2.03, состоящей из десяти пунктов с подпунктами.

Определение причинной связи в теории уголовного права имеет плюралистичный характер, существует большое число теорий причинной связи. Ввиду этого нередко западными юристами провозглашается полный отказ от каких-либо попыток дать общие правила определения наличия причинной связи. Основными историческими теориями причинной связи являются теория исключительной причинности, теория условий, адекватная теория. Также распространение получили теория риска, теория неравноценности условий и диалектико-материалистическая теория.

В российском уголовном праве применяется последняя из названных теорий, согласно которой причиной, может являться лишь такое явление, которое в данных конкретных условиях закономерно вызывает наступление определённого последствия: это явление в одинаковых условиях будет с большой вероятностью порождать определённые последствия.

Факультативные признаки объективной стороны и их значение

Факультативными признаками объективной стороны состава преступления признаются способ, место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления. Факультативность их определяется тем, что далеко не во всех деяниях они имеют юридическое значение и потому по общему правилу они не признаются обязательными элементами составов преступлений. Тем не менее, в отдельных случаях данные признаки могут включаться в конструкцию конкретного состава преступления, приобретая для него роль обязательных или квалифицирующих признаков. Некоторые из этих признаков также выполняют роль обстоятельств, влияющих на размер назначаемого наказания в пределах санкции соответствующей уголовно-правовой нормы.

Факультативные признаки могут называться в уголовном законе в явном виде или неявно вытекать из содержания его норм. Так, неуважение к суду по объективным свойствам самого этого деяния может совершаться лишь во время судебного заседания, хотя прямо об этом в законе может и не говориться.

Способ совершения преступления

Среди всех факультативных признаков состава именно способ совершения преступления наиболее часто получает отражение в законодательных конструкциях уголовно-правовых норм. Способ совершения преступления — это совокупность используемых при его совершении приёмов и методов, последовательность совершаемых преступных действий, применения средств воздействия на предмет посягательства.

В уголовном законодательстве получают закрепление такие способы совершения преступлений, как включение в документы заведомо ложных сведений, насилие, угрозы, обман и т.д.

Способ может быть признаком, разграничивающим составы преступлений (наиболее характерным примером являются составы хищений: кража, грабёж, разбой и т.д., различающиеся лишь способом посягательства).

Средства и орудия совершения преступления

Средства и орудия совершения преступления — это те предметы материального мира и процессы, которые используются для преступного воздействия на предмет преступления.

Обычно понятия «орудие» и «средство» выступают в качестве взаимозаменяемых, однако в теории уголовного права между ними проводится разграничение: орудие признаётся разновидностью средств, представляющей собой предметы материального мира. Орудиями считаются оружие и предметы, используемые в качестве такового, транспортные средства и т.д., средствами же — газ, огонь, электричество, радиоактивное излучение и т.д.

Средства и орудия преступления могут оказывать влияние на способ совершения преступления: использование определённых средств и орудий преступления в определённой обстановке достаточно часто определяет характеристики способа совершения преступления.

Следует учитывать, что одна и та же вещь в одних преступлениях может выступать в качестве орудия совершения преступления, а в других — в качестве предмета посягательства. Например, один и тот же пистолет может выступать предметом контрабанды и орудием убийства. Если деяние осуществляется с использованием некоей вещи, то она выступает в качестве орудия преступления. Если деяние направленно воздействует на какую-то вещь или осуществляется в связи с какой-то вещью, она играет роль предмета преступления.

Место совершения преступления

Место совершения преступления — это некая ограниченная описанными в законе пределами территория, на которой совершается преступление. В качестве места совершения преступления уголовным законом могут называться, например, взрывоопасные объекты, заповедники, континентальный шельф и особая экономическая зона и т.д.

В остальных случаях место совершения преступления является факультативным признаком, влияющим на степень опасности де­яния, что учитывается судом при выборе вида и размера наказа­ния.

Время совершения преступления

Время совершения преступления — это некий временной период, в течение которого совершается или может быть совершено преступление.

Обстановка совершения преступления

Обстановка совершения преступления — это совокупность объективных обстоятельств, в присутствии которых осуществляется преступное деяние. Например, в качестве признака состава преступления может выступать обстановка ведения боевых действий. Некоторые деяния являются преступными лишь при условии их совершения публично, т.е. в обстановке, связанной с присутствием значительного числа сторонних наблюдателей.

Примечания

  1. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 9.
  2. 1 2 Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 219.
  3. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 222.
  4. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 221.
  5. 1 2 Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 223.
  6. 1 2 Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 224.
  7. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 225.
  8. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 226.
  9. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 169.
  10. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 169.
  11. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 241.
  12. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 83.
  13. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 256.
  14. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 257.
  15. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 85.
  16. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 257.
  17. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 257—258.
  18. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 259.
  19. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 259.
  20. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 260.
  21. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 260.
  22. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 261.
  23. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 261.
  24. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2004. С. 85.
  25. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М. Тяжковой. М., 2002. С. 262-263.
Уголовное право: общая часть
Общие положения Принципы уголовного права · Уголовная политика · Уголовно-правовая норма · Уголовное законодательство · Действие уголовного закона в пространстве · Действие уголовного закона во времени · Обратная сила уголовного закона · Экстрадиция · Международное уголовное право · Уголовная ответственность
Преступление Классификация преступлений · Квалификация преступлений · Состав преступления
Стадии совершения преступления Приготовление к преступлению · Покушение на преступление · Добровольный отказ от преступления
Объективные признаки
преступления
Объект преступления · Предмет преступления · Потерпевший · Объективная сторона преступления · Деяние в уголовном праве · Преступное бездействие · Общественно опасное последствие · Причинная связь в уголовном праве · Способ совершения преступления · Средства и орудия совершения преступления · Место совершения преступления · Время совершения преступления · Обстановка совершения преступления
Субъективные признаки
преступления
Субъект преступления · Возраст уголовной ответственности · Невменяемость · Ограниченная вменяемость · Ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения · Специальный субъект · Субъективная сторона преступления · Вина (уголовное право) · Умысел · Неосторожность · Невиновное причинение вреда · Преступления с двумя формами вины · Мотив и цель преступления · Аффект · Ошибка в уголовном праве
Обстоятельства, исключающие
преступность деяния
Необходимая оборона · Причинение вреда при задержании преступника · Крайняя необходимость · Обоснованный риск · Физическое или психическое принуждение · Исполнение приказа или распоряжения
Соучастие Виды соучастников (исполнитель · организатор · подстрекатель · пособник) · Формы соучастия (группа лиц без предварительного сговора · группа лиц по предварительному сговору · организованная группа · преступное сообщество) · Эксцесс исполнителя
Множественность
преступлений
Совокупность преступлений · Конкуренция уголовно-правовых норм · Рецидив преступлений · Неоднократность преступлений · Единое преступление
Наказание Цели наказания · Система и виды наказаний · Назначение наказания · Обстоятельства, смягчающие наказание · Обстоятельства, отягчающие наказание · Условное осуждение · Освобождение от уголовной ответственности · Освобождение от наказания
Иные меры уголовно-
правового воздействия
Принудительные меры медицинского характера · Принудительные меры воспитательного воздействия · Конфискация имущества
По странам Уголовное право России

Принцип земли взаимосвязан с определением места совершения преступления, под которым принято считать место, где были совершены преступные деяния и наступили преступные последствия. Место совершения преступления как категория многофункционально, оно указывает, во-первых, на то, в пределах территории какого государства совершено преступление, и, во-вторых, какой принцип (принцип земли или принцип крови) должен быть положен в основу выбора уголовного закона. Определение места совершения преступления обусловлено конструкцией, прежде всего, объективной стороны преступления: местом совершения преступления с формальным составом признается территория, в пределах которой было совершено преступное деяние; с материальным составом – соответственно территория, на которой наступили последствия. При наличии преступления с материальным составом оно будет считаться совершенным на территории РФ в случаях, если:

  • – оно начато и окончено на территории РФ;
  • – деяние совершено на ее территории, а последствия наступили за ее пределами;
  • – имело место сложное (составное) преступление и часть его деяния частично совершена на территории РФ, а другая вне ее пределов;
  • – приготовление к преступлению или покушение па него совершено вне пределов Российской Федерации, а само преступление было выполнено на ее территории.

Местом совершения длящегося преступления является территория, где преступное деяние было прервано (явка с повинной, задержание и т.д.). Продолжаемое преступление признается совершенным на территории, где был выполнен последний (перед явкой с повинной, задержанием и т.п.) преступный эпизод. По общему правилу местом совершения преступления при соучастии признается территория, где исполнителем совершено преступление или покушение на него. Подобным образом решается вопрос, если действия организатора, подстрекателя или пособника осуществлялись за пределами территории РФ, а исполнитель выполнил свои действия на территории РФ либо наоборот.

Из территориального принципа действия уголовного закона в пространстве имеет место исключение, закрепленное ч. 4 ст. 11 УК РФ, формулирующее правило об экстерриториальности (внеземельности), т.е. неподсудности по месту совершения преступления. Правом экстерриториальности пользуются дипломатические представители иностранных государств и иностранные граждане, имеющие право дипломатического иммунитета. Дипломатический иммунитет – это совокупность особых прав и преимуществ, которые предоставляются в полном объеме (например, главы дипломатических миссий) или частично (например, дипломатические курьеры) дипломатическим представителям иностранных государств в странах пребывания для успешного выполнения ими своих функций. В этой связи государство пребывания указанных лиц освобождает их от своей уголовно-правовой юрисдикции. Вопрос об уголовной ответственности указанных лиц решается в соответствии с нормами международного права. В соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях (принята 18 апреля 1961 г.) и международной Конвенцией о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, дипломатическим иммунитетом в Российской Федерации (как, впрочем, и в любом другом государстве) обладают: главы дипломатических миссий; послы; поверенные в делах; временные поверенные в делах; посланники; советники; первые, вторые и третьи секретари; атташе; торговые представители. Дипломатический иммунитет распространяется и на членов их семей, проживающих с ними и нс являющихся российскими гражданами. Состав иных иностранных граждан, пользующихся дипломатическим иммунитетом, составляют, например, представители иностранных государств, члены парламентских и правительственных делегаций, сотрудники иностранных государств и др., посещающие Российскую Федерацию с официальным визитом. Суть дипломатического иммунитета заключается в личной неприкосновенности того или иного представителя иностранного государства. Он не может подвергаться аресту или задержанию в той или иной форме. Право неприкосновенности (дипломатического иммунитета) распространяется на служебные и жилые помещения, на средства передвижения. В случае если указанные лица совершают преступление, их объявляют персоной нон грата, т.е. персоной, чье пребывание на территории РФ нежелательно, в связи с этим они обязаны покинуть пределы страны пребывания. Венская конвенция о дипломатических сношениях предоставляет широкие иммунитеты и привилегии техническому персоналу. За ними закрепляются те же права, что и за дипломатами, но освобождение от уголовно-правовой юрисдикции страны пребывания распространяется лишь на действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей.

Часть 1 ст. 12 УК РФ закрепила принцип гражданства, суть которого заключается в том, что граждане Российской

Федерации, равно как и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства (апатриды), совершившие преступление за ее пределами, подлежат ответственности по УК РФ. К гражданам Российской Федерации относятся в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»: а) лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу указанного Федерального закона; б) лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с данным Федеральным законом. Постоянно проживающими в Российской Федерации лицами без гражданства (апатридами) согласно Федеральному закону от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» принято называть лиц, получивших вид на жительство, возобновляемое через каждые пять лет, т.е. лица, не принадлежащие к гражданству Российской Федерации и не имеющие доказательства принадлежности к другому государству. Указанные лица могут нести уголовную ответственность по УК РФ при условии, если: а) совершенное ими деяние УК РФ признано преступлением, независимо от того, признается или нет данное деяние преступлением по уголовному закону того государства, на территории которого оно было совершено; б) совершенное преступление посягает на интересы, охраняемые УК РФ; в) в отношении названных лиц не было решения суда (в том числе и оправдательного) иностранного государства. Указанные условия должны быть в совокупности. Из этого общего правила ч. 2 ст. 12 УК РФ предусматривает исключение, которое касается военнослужащих воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации (принцип специальной миссии). При совершении ими преступлений на территории иностранного государства ответственность наступает по УК РФ. В иных случаях, предусмотренных международным договором РФ, указанные военнослужащие за совершение преступлений несут уголовную ответственность по уголовному законодательству страны пребывания.

Из смысла ч. 3 ст. 12 УК РФ вытекает вывод о том, что действие уголовного закона в пространстве ориентирует и на реальный принцип, суть которого находит свое выражение в том, что если иностранный гражданин или лицо без гражданства, не проживающее постоянно в Российской

Федерации, совершит преступление вне пределов Российской Федерации, то они в случаях, не предусмотренных международным договором РФ (универсальная уголовноправовая юрисдикция), подлежат привлечению к уголовной ответственности по УК РФ при условии, если совершенное указанными лицами преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства. Лицом без гражданства, не проживающим постоянно в Российской Федерации, согласно Федеральному закону от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» является лицо, получившее разрешение па временное (не более трех лет) проживание. Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве (ч. 3 ст. 12 УК РФ) обусловлен международно-правовыми обязательствами Российской Федерации. Этот принцип реализуется в случаях, когда иностранный гражданин или лицо без гражданства, не проживающее постоянно в Российской Федерации, совершает преступление вне пределов Российской Федерации. Они подлежат уголовной ответственности по УК РФ па основании международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией (например, при угоне воздушного судна). Данный принцип действует при условии, если лицо, совершившее преступление, не осуждалось в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.

  • Принята резолюцией 3166 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1973 г.

Некоторые спорные вопросы определения места совершения преступления Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Р.В. Расулов*

НЕКОТОРЫЕ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ МЕСТА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Ключевые слова: место совершения преступления, территория государства, действие уголовного закона в пространстве, доктрина уголовного права, время совершения преступления, совершение преступления в соучастии.

R.V. Rasulov. Some Matters of Determination of the Scene of a Crime

Further in the clause features of determination of a place of commission of crime in partnership reveal.

Важным положением, связанным с действием уголовного закона в пространстве, является вопрос о месте совершения преступления. В соответствии с общепринятыми в международном сообществе принципами и нормами наказание за преступление должно назначаться по закону места совершения преступления. Согласно положению forum delicti commissi, осуществлять уголовное преследование и наказывать преступников компетентен, как правило, только суд места совершения преступления.

* Аспирант кафедры уголовного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Понятие места совершения преступления используется в доктрине уголовного права в основном в рамках двух учений — учения о действии уголовного закона в пространстве и учения о составе преступления. При этом, как ни парадоксально, но в рамках каждого из этих учений понятие места совершения преступления имеет своё специфическое значение, почти никак не связанное со значением этого же понятия в рамках другого учения. Создаётся впечатление, будто речь идёт о разных категориях. В рамках учения о действии уголовного закона в пространстве о месте совершения преступления говорят при рассмотрении территориального принципа. В учении о составе преступления место совершения преступления — это всего лишь факультативный, то есть не обязательный признак объективной стороны преступления.

В своё время с критикой по этому поводу выступал А.И. Бойцов, который писал: «…В логико-правовом отношении учение о действии закона в пространстве представляется явно чужеродным, словно бы существующим вне общего контекста уголовно-правовой доктрины. И это не удивляет, коль скоро на законодательном уровне предписания о пространственном действии уголовного права включались некогда не в материальный, а в процессуальный закон, хотя именно на него они и не распространялись. В доктрине же уголовного права до сих пор принято рассматривать признаки места совершения преступления как факультативные, т.е. не обязательные элементы объективной стороны состава преступления, причем вне всякой их связи с учением о пространственных пределах действия уголовного закона. Словно речь идет о явлениях, обозначаемых похожими словами, но не имеющими между собой ничего общего»1.

Однако в рамках данного исследования нас не интересует тот аспект понятия места совершения преступления, который связан с объективной стороной преступления. Нас интересуют некоторые вопросы, связанные с определением места совершения преступления, т.е. с определением того, какой именно уголовный закон подлежит применению в каждом конкретном случае. Таким образом, нас интересует то понимание места совершения преступления, которое характерно для учения о действии уголовного закона в пространстве.

Вопрос о том, что следует считать местом совершения преступления в различных ситуациях относится к числу дискуссионных. Основной причиной тому является отсутствие в УК РФ прямого указания на то, что же такое место совершения преступления. В этом плане российский законодатель весьма нелогичен, так как, не сказав ни слова о месте совершения преступ-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Бойцов А.И. Выдача преступников. СПб., 2004. С. 120—121.

ления, он, тем не менее, посвятил целую статью (ст. 9 УК РФ) вопросам времени совершения преступления. В связи с указанным законодательным пробелом мнения ученых разделяются.

Ряд авторов предлагают при определении места совершения преступления руководствоваться положениями вышеупомянутой ст. 9 УК РФ о времени совершения преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ: «Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления общественно опасных последствий». Как известно, в философии пространство и время рассматриваются как неотделимые друг от друга парные категории. Поэтому, исходя из указанного законодательного положения, можно сделать вполне логичный вывод: если законодатель, определяя время совершения преступления, придает решающее значение именно моменту совершения общественно опасного деяния (а не моменту наступления последствий), то, вероятнее всего, при определении места совершения преступления он поступил бы точно так же. Поэтому местом совершения преступления в рамках данной позиции считают территорию Российской Федерации в том случае, если преступное деяние (действие или бездействие) хотя бы частично совершено на любой части ее территории, а преступный результат наступил за пределами России

На наш взгляд, данная позиция является наиболее предпочтительной. Однако мы согласны не со всеми ее аспектами. Так, например, представляется спорным утверждение некоторых приверженцев этой точки зрения о том, что если общественно опасные последствия наступили на территории Российской Федерации, а само деяние при этом совершено в другом месте, территория России тем не менее признается местом совершения преступления 2.

Справедливо заметить, что рассматриваемая позиция не основана целиком и полностью на своеобразной аналогии с положением с ч. 2 ст. 9 УК РФ, а существовала в доктрине и судебной практике и раньше, еще до принятия действующего УК РФ. Так, Я.М. Брайнин еще в советское время писал: «Если все преступные действия совершены на территории одной союзной республики, а преступные последствия наступили на территории другой союзной республики, то преступление считается совершенным там, где выполнены преступные действия (например, выпуск вагоностроительным

1 См., напр.: Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник / под ред. В.К. Ду-юнова. М., 2009. С. 53; Российское уголовное право. Общая часть: учебник / под ред. Л.В. Ино-гамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М., 2010. С. 42; Есаков Г.А., Рарог А.И., Чуча-ев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам. М., 2007. С. 27; и др.

2 См., напр.: Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И. Указ. соч. С. 27.

заводом недоброкачественной колесной пары, повлекший крушение поезда при его следовании на территории другой республики)»1.

Существует и иная точка зрения, противоположная рассмотренной. Ее сторонники основываются на другом положении закона, а именно на положении ч. 1 ст. 29 УК РФ, в соответствии с которой «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Таким образом, местом совершения преступления здесь является то государство, на территории которого преступление было окончено 2.

Далее, принято говорить, что окончание преступления определяется по-разному в зависимости от его характера и законодательной конструкции. Местом совершения преступления с формальным составом является территория государства, на которой было совершено общественно опасное действие или бездействие. Местом совершения преступления с материальным составом будет считаться государство, на территории которого наступило указанное в законе общественно опасное последствие. Местом совершения длящегося преступления является территория государства, на которой виновный совершает действие, направленное на прекращение преступления (например, явка с повинной) или наступает событие, препятствующее совершению преступления (например, вмешательство правоохранительных органов). Ну и, наконец, местом совершения продолжаемого преступления следует считать то государство, на территории которого совершен последний преступный акт.

Несмотря на то, что в целом мы не согласны с этой точкой зрения, тем не менее не можем однозначно утверждать, что она неправильна. В некоторых моментах данная позиция является более логичной и менее противоречивой по сравнению с доминирующей в доктрине первой позицией. Так, нельзя не заметить, что первая позиция фактически игнорирует положение ч. 1 ст. 29 УК РФ и создает своего рода фикцию о более раннем моменте окончания преступления (например, об окончании материального преступления в момент совершения общественно опасного деяния). Более того, приверженцы первой точки зрения непоследовательны в некоторых своих утверждениях. Так, исходя из того, что при совершении преступления на территории России, но наступлении последствий за пределами ее территории, местом совершения преступления мы признаем территорию России, логично сделать зеркальный вывод, т.е. вывод о том, что если преступление совершено в другом государстве, а общественно опасное послед-

1 БрайнинЯ.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. С. 156.

2 См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник / под ред. А.С. Михлина. М., 2004. С. 43.

ствие наступило на территории России, то, соответственно, местом совершения преступления должно считаться иностранное государство. Но нет! Как было указано выше, некоторые представители первой из рассмотренных точек зрения убеждены в обратном. При этом они ссылаются на необходимость защиты интересов Российской Федерации и проч. Создается впечатление, что интересы иностранного государства в этой ситуации совершенно никого не волнуют, и в защите они не нуждаются. Если же в этой ситуации руководствоваться второй позицией, то все встает на свои места — местом совершения преступления будет считаться то государство, на территории которого преступление было окончено.

Однако сказанное нами только что следует признать не столько плюсом, сколько, наоборот, основным минусом второй точки зрения. Этот минус состоит в том, что она основана на чрезмерном упрощении и схематизировании. Ее приверженцы предлагают положение ч. 1 ст. 29 УК РФ в качестве некой упрощенной формулы, с помощью которой можно, по их мнению, в любой ситуации правильно определить место совершения преступления. Но на практике это далеко не всегда так.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представляются спорными и отдельные положения последней точки зрения. Так, весьма спорно, на наш взгляд, утверждение, что явка с повинной может сама по себе рассматриваться в качестве основания для квалификации длящегося преступления по уголовному закону той страны, в которой виновный явился с повинной. Если, например, А. длительное время уклонялся от уплаты налогов в Российской Федерации, а затем уехал в США и там явился с повинной в компетентные органы, это отнюдь не означает, что он должен отвечать по уголовному законодательству США за преступление, по сути, не имеющее к США совершенно никакого отношения.

Таким образом, мы подошли к рассмотрению вопроса об определении места совершения преступления лишь с одной стороны. Однако данный вопрос является намного более сложным и многоаспектным, чем это может показаться на первый взгляд.

Другой интересующей нас стороной данного вопроса является определение места совершения преступления в соучастии организатором, подстрекателем, пособником и исполнителем, находящимися на территориях разных государств. По какому уголовному закону они должны отвечать за содеянное?

Ряд ученых полагают, что в подобной ситуации местом совершения преступления каждым соучастником является территория того государства, в котором он совершил общественно опасное деяние, образующее состав соучастия в совершении соответствующего преступления, поскольку основа-

нием ответственности каждого соучастника является индивидуально выполненное им деяние, содержащее состав преступления ‘.

В определенной степени это конечно правильно и весьма логично. Но лишь в определенной степени. Мы же полагаем, что местом совершения преступления, совершенного в соучастии, следует считать для всех соучастников, независимо от того, на территории какого государства они совершили подстрекательство, пособничество или организацию преступления, страну, на территории которой совершил действие (бездействие) исполнитель преступления. При этом мы исходим из того, что преступление является неким общим для всех соучастников актом воли и находит свое реальное окончательное воплощение именно в действиях исполнителя, без которого действия всех остальных соучастников были бы бессмысленными. Именно в действиях исполнителя преступление обретает, наконец, все признаки объективной стороны своего состава. Тем более, когда мы говорим о преступлении, совершенном в соучастии, мы тем не менее говорим об одном (как правило) единственном преступлении, совершенном в той или иной мере всеми соучастниками, а не о разных преступлениях, совершенных каждым из них. Поэтому наказывать каждого соучастника за что-то свое нет никакого смысла.

А.Н. Каминский *

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ПРЕСТУПНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ»

И «ПРЕСТУПНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ»

Ключевые слова: признак объективной стороны состава преступления, преступные последствия, преступный результат, существенный вред, тяжкие последствия, ущерб.

A.N. Kaminskiy. Correlation of Notions «Criminal Consequences» and «Criminal Result»

1 См., напр.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник / под ред. А.С. Михлина. М., 2004. С. 44.

* Соискатель кафедры уголовного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Место совершения компьютерного преступления

Для уголовно-правовой квалификации преступлений, совершенных в области компьютерной информации, особое значение имеет определение места их совершения. Глобализация информационной сети, в которой совершается большинство таких противоправных деяний, зачастую приводит к созданию ситуаций, при которой лицо совершает виновные действия в одной стране (например, вводит на своем компьютере данные, позволяющие осуществить неправомерный доступ), при этом опасные последствия таких действий возникают в другом государстве (например, происходит списание денег с банковского счета в связи с неправомерным воздействием на компьютерную программу). Это обстоятельство существенно осложняет привлечение к ответственности виновных лиц, поскольку у правоохранительных органов их национальных стран может не возникнуть к ним каких-либо претензий, а в тех странах, где такие претензии имеются, нет полномочий для осуществления преследования. Самым эффективным выходом из создавшейся ситуации было бы заключение международного соглашения, адекватно регулирующего взаимодействие правоохранительных органов разных стран. В отсутствии такого соглашения правоохранительные органы порой вынуждены прибегать к небесспорным приемам.

Примером такого приема может служить дело А. Иванова и С. Горшкова, которые, являясь жителями Челябинска, взламывали компьютерные системы иностранных фирм, а потом требовали от них деньги за предоставление информации о выявленных ими уязвимых местах. Установив связь между взломом нескольких систем и компьютером А. Иванова, специалисты ФБР имитировали создание некоей компании Invita, которая якобы занималась вопросами компьютерной безопасности. Представившись сотрудниками этой виртуальной компании, специалисты ФБР вошли в контакт с Ивановым и предложили ему трудоустройство при условии, если тог продемонстрирует свои способности и осуществит взлом онределенной компьютерной системы. Иванов и Горшков охотно откликнулись на эго предложение и успешно решили поставленную задачу. После этого им были предоставлены визы для въезда в США, деньги для оплаты перелета и все необходимое для дальнейшего трудоустройства. Прибыв к своему предполагаемому работодателю, Иванов и Горшков в ходе «собеседования» в рамках полученного задания вновь осуществили взлом одной из компьютерных систем США, после чего были задержаны с поличным. Повторная «демонстрация» была необходима из-за того, что преступники во время нее пользовались через удаленный доступ своим персональным компьютером в Челябинске, что, в свою очередь, также дало возможность специалистам ФБР проникнуть в этот компьютер и получить оттуда интересующую их информацию. Кроме того, эго позволило выполнить требования доктрины «минимальных контактов», позволяющих распространить юрисдикцию США на иностранных граждан.

Уголовное законодательство РФ устанавливает, что преследованию подлежат лица, совершившие преступные деяния на территории РФ (включая сюда также территориальные воды, воздушное пространство, континентальный шельф, военное морское или воздушное судно, а также гражданские морские и воздушные суда, если последнее предусмотрено международным договором) (ст. 11 УК РФ). Если ]ражданин РФ совершил преступление за пределами национальной территории, то он подлежит преследованию только в том случае, если в отношении него нет решения иностранного суда. Иностранные граждане, совершившее преступление за пределами РФ, привлекаются к ответственности, если их деяние направлено против интересов РФ или ее граждан, и если иностранные суды не вынесли в отношении них приговора (ст. 12 УК РФ).

При этом следует учитывать, что формулировки составов ст. 272- 274 УК РФ, предусматривающие ответственность за компьютерные преступления, в большинстве случаев являются материальными, то есть требуют наступления установленных последствий (блокирование или модификацию информации, ущерб, иные тяжкие последствия), которые во многих случаях наступают не там, где действовал преступник.

Международное законодательство в этой области не имеет существенных противоречий с российским. В ст. 22 упоминавшейся Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации ETS N 185 (Будапешт, 23 ноября 2001 г.) отмечается, что юрисдикция стран-участниц распространяется на деяния, совершенные: a) на их территории;

b) на борту судов, плавающих иод их флагом;

c) на борту самолета, зарегистрированного согласно законам этих

стран;

d) одним из ее граждан, если эго правонарушение является уголовно наказуемым в месте его совершения или если эго правонарушение совершено за пределами территориальной юрисдикции какого — либо Государства.

Существенным отличием является то обстоятельство, что Конвенция разрешает преследовать лицо только в том случае, если его деяние считается преступным в месте его совершения, в то время как УК РФ должен применяться именно тогда, когда в отношении российского гражданина, совершившего преступление за рубежом, отсутствует вердикт иностранного органа.

Впрочем, норма ч.4 ст. 22 Конвенции устанавливает, что Конвенция не исключает никакую уголовную юрисдикцию, осуществляемую в соответствии с нормами внутригосударственного права. Если на юрисдикцию в отношении предполагаемого правонарушения, предусмотренного в соответствии с настоящей Конвенцией, претендует более одной Стороны, заинтересованные Стороны по мере необходимости проводят консультации с целью определить наиболее подходящую юрисдикцию для осуществления судебного преследования (ч.5 ст. 22 Конвенции).

Таким образом, следует признать, что ни в национальном, ни в международном законодательстве не разработано четких критериев, позволяющих однозначно установить подсудность компьютерных преступлений с учетом специфики их совершения.

Для решения данного вопроса необходимо определить все пространственные точки, в которых совершаются компьютерные преступления. Их можно сгруппировать в следующие категории:

  • 1) место нахождения виновного лица, в котором он непосредственно совершает операции по вводу компьютерных данных или иные действия, которые он считает необходимыми для достижения своего замысла;
  • 2) место, в котором физически осуществляются информационные процессы, являющиеся целью виновного лица (например, место, в котором находится компьютер, исполняющий команды виновного лица);
  • 3) место, в котором наступают последствия от действий виновного лица (например, место, где расположен компьютер, пораженный распространившейся вредоносной программой).

В некоторых случаях эти категории иросэранственных точек могут совпадать между собой. Уголовное законодательство РФ подлежит применению, если на ее территории находится точка № 1 или точка № 3. Точка

№ 2 дает основание для привлечения к ответственности только в отношении состава, предусмотренного ч.1 сг. 273 УК РФ — создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации. То есть, лицо, которое, находясь за пределами РФ, отдает команды российскому компьютеру с целью создания на нем вредоносной ирофам- мы, может стать субъектом преступления.

  • Более подробно см. Волеводз А.Г. «Противодействие компьютерным преступлениям: правовые основы международного сотрудничества», М., Издательство «Юр-литинформ», 2001, стр. 296-297, стр. 308

29.09.2015 В статье рассматриваются подходы, используемые при решении вопросов об определении места совершения преступлений. Это касается как реализации территориального принципа действия уголовного закона, так и выбора места производства предварительного расследования уголовного дела.
В последнее время на страницах журнала развернулась дискуссия по поводу определения места совершения мошенничества с использованием телефонов, а также электронных форм платежей.
Проблема, обозначенная авторами применительно к этим преступлениям, не нова для практических работников, она активно обсуждается в научной литературе. Это связано с тем, что поднятые вопросы касаются не только преступного мошенничества, но и иных уголовно наказуемых деяний — противоправных посягательств, совершенных в сфере компьютерной информации, преступлений террористической направленности, а также связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, экологических преступлений и т.д. Многие из указанных преступлений обладают такими свойствами, как глобальность и трансграничность, поэтому могут совершаться на территории не только разных субъектов Российской Федерации, но и нескольких стран.
От правильного определения места совершения преступления зависит решение не только правовых вопросов — реализации территориального принципа действия уголовного закона, но и процессуальных — определения места предварительного расследования, а также рассмотрения уголовного дела судом.
В первом случае приоритет должен быть отдан национальным интересам, поэтому при выполнении хотя бы части действий или наступлении общественно опасных последствий на территории РФ уголовно наказуемое деяние подпадает под юрисдикцию РФ. Как справедливо отмечает Н. Пикуров, определяющей должна стать идея максимальной защищенности общественных и государственных интересов, законных интересов граждан РФ, лиц без гражданства, постоянно проживающих в РФ, юридических лиц, зарегистрированных в РФ или осуществляющих на ее территории законную деятельность.
Несколько иной подход, как представляется, должен быть использован при определении места преступления, совершенного на территории разных субъектов нашей страны или иных административно-территориальных единиц (например, районов в городе).
По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 152 УПК РФ, предварительное расследование должно производиться там, где было совершено деяние, содержащее признаки преступления. Из этого можно сделать вывод о том, что решение указанного вопроса зависит от конструкции состава преступления — является он формальным, материальным или усеченным. То есть в одних случаях преступление признается оконченным, когда совершено общественно опасное деяние (формальный состав), в других — при наступлении последствий (материальный состав) либо момент окончания преступления перенесен на начало совершения действий (усеченный состав).
С одной стороны, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 152 УПК, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, уголовное дело должно расследоваться по месту окончания преступления.
Таким образом, законодатель, закрепляя правила территориальной подследственности уголовных дел, установил формальный критерий — место окончания преступления. Для расследования, в частности, большинства видов хищений использование этого подхода наиболее оптимально, поскольку зачастую изъятие имущества совпадает по месту и по времени с наступлением последствий в виде причинения ущерба. Здесь же находятся как лица, совершившие уголовно наказуемое деяние, так и потерпевшие, с которыми проводятся необходимые следственные действия.
По некоторым категориям преступлений следование правилу, предусмотренному ч. 2 ст. 152 УПК, является своего рода вынужденной закономерностью. Например, как показывает практика, собрать и закрепить доказательства наступления общественно опасных последствий в виде загрязнения окружающей среды (ст. ст. 247, 250, 251 УК и др.) зачастую можно только если источник негативного воздействия (т.е. то место, где осуществляется нарушение природоохранных правил) находится в непосредственной близости с тем местом, где наступили последствия. В противном случае установить и доказать наличие причинной связи сложно, а нередко это сделать просто невозможно.
Однако по некоторым уголовным делам, особенно это касается хищений, совершаемых с использованием телефонов, а также электронных форм платежей, преступлений террористической направленности и т.д., использование закрепленного в ч. 2 ст. 152 УПК подхода при определении места производства предварительного расследования по уголовному делу может вызвать определенные проблемы. В связи с этим законом совершенно, на наш взгляд, справедливо, в целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков предварительного расследования предоставлена возможность учитывать особенности конкретных уголовных дел и при необходимости, в случае совершения преступления в разных местах, нахождения обвиняемого или большинства свидетелей в определенном месте, при определении места расследования исходить из принципа целесообразности. Поэтому преступления с материальным составом вполне допустимо расследовать в том субъекте Федерации (или районе, муниципальном образовании и т.д.), где непосредственно совершались действия, вне зависимости от того, что последствия наступили в другом месте. То же самое касается и ситуаций, когда объективная сторона состава преступления состоит из нескольких альтернативных действий, совершенных в разных местах. Например, по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ (если в рамках одного уголовного дела расследуется незаконные приобретение, хранение и перевозка наркотических средств). В этом случае при определении места расследования также следует учитывать, где будет производиться большинство следственный действий, а куда достаточно будет направить отдельное поручение.

Если же место совершения преступления установить не представляется возможным, то предварительное расследование должно производиться по месту непосредственного обнаружения преступления или по месту наступления последствий уголовно наказуемого деяния. Это правило допустимо, например, при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 186 УК, когда работники кредитных и банковских учреждений выявляют поддельные банковские билеты, поступившие не путем их непосредственной сдачи физическими или юридическими лицами, а в опломбированных инкассаторских сумках или при направлении сомнительных денежных купюр в головные расчетно-кассовые центры территориальных учреждений Банка России для производства экспертизы.
Таким образом, при определении места производства предварительного расследования необходимо руководствоваться положениями ст. 152 УПК, учитывая при этом специфику преступлений, имеющих трансграничный характер, а также цели и задачи, которые ставятся перед уголовным судопроизводством.
Теги: Место совершения преступления
Адвокат: Тимошенко Юлия Александровна

Место совершения преступления

В уголовном законодательстве существует интересный принцип для того, чтобы определить место совершения преступления. Он называется «принципом земли» и связан с обозначением конкретного места, где произошло незаконное деяние и последствиями, к которым оно привело. Тот участок, где преступник непосредственно совершал противозаконные действия, указывает на:

  • пределы территории, на которой совершено преступление;
  • принцип, который будет заложен в основу при выборе уголовного закона (земли либо крови).

При определении места совершения преступления важен состав самого деяния. В большинстве случаев это некая территория, в пределах которой произошли преступные действия. Но есть и преступления с материальным составом – под их местом понимают ареал, в пределах которого наступают некие последствия.

Когда у злодеяния материальный состав, его посчитают совершенным на территории России, если:

  • оно начиналось и заканчивалось в пределах государства;
  • преступление совершено в России, а последствия его наступили уже за ее пределами;
  • преступление имело сложный состав, и одна часть совершалась в пределах государства, а иная часть – за его пределами;
  • деяние планировалось за границей, а произошло в России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *