Минюст реестр НКО иностранных агентов

Для государственной регистрации некоммерческой организации с функцией иностранного агента, в Министерство юстиции Российской Федерации или его территориальный орган, помимо установленного законом перечня документов, должно быть представлено заявление о включении некоммерческой организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Заявление о включении некоммерческой организации в реестр представляется в Минюст России или его территориальный орган непосредственно либо в виде почтового отправления с описью вложения, либо в форме электронных документов с использованием сети Интернет, в том числе через Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций).

В свою очередь, основанием для внесения некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, в реестр является распоряжение Минюста России или его территориального органа, принимаемое на основании заявления о включении некоммерческой организации в реестр (п. 9, 12 приказа Минюста России от 30.11.2012 № 223 «О порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента»).

В соответствии с законом «О некоммерческих организациях» (с изменениями, вступившими в силу 01.09.2013) под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.

Здесь учитываются два основных квалифицирующих признака: во-первых, это получение средств из иностранных источников (прямо или опосредованно), и второе — участие в политической деятельности так, как это определено законом. Для признания некоммерческой организации иностранным агентом необходимо наличие обоих признаков одновременно, т.е. как наличие финансирования из иностранных источников, так и участие в политической деятельности.

Характерной чертой иностранного источника является то, что статус иностранного источника распространяется не только на иностранных лиц и лиц без гражданства, но и на российские организации.

Признаком участия в политической деятельности некоммерческой организации (НКО) является следующее: согласно п. 6 ст. 2 Закона «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Таким образом, статус иностранного агента получают следующие российские некоммерческие организации (НКО): это те, которые занимаются политической деятельностью на территории России, т.е. организация участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. Но при этом к политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты животного и растительного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчеству. И те организации (НКО), которые получают денежные средства и иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства.

При этом стоит учитывать, что понятие «иностранный агент» не распространяется на: иностранцев, работающих в составе Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты и других бизнес-объединений; зарегистрированные религиозные организации; госкорпорации и госкомпании, а также на организации (НКО), созданные ими.

В соответствии с законодательством Российской Федерации некоммерческие (НКО), выполняющие функции иностранного агента должны зарегистрироваться в Минюсте России или его территориальном органе и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в интернете.

В соответствии с пп. 6 п. 5 ст. 32 Закона «О некоммерческих организациях» в случае, если некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента не подала заявление о включении ее в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, уполномоченный орган и его должностные лица в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право приостанавливать своим решением на срок не более шести месяцев деятельность некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента.

В случае приостановления деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, приостанавливаются ее права как учредителя средств массовой информации, ей запрещается проводить массовые акции и публичные мероприятия, использовать банковские вклады, за исключением расчетов по хозяйственной деятельности и трудовым договорам, возмещению убытков, причиненных ее действиями, уплате налогов, сборов и штрафов (пп. 6.1. п. 5 ст. 32 Закона «О некоммерческих организациях»).

Если в течение установленного срока приостановления деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, она подаст в уполномоченный орган заявление о включении ее в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, такая некоммерческая организация возобновляет свою деятельность со дня ее включения в указанный реестр (пп. 6.1. п. 5 ст. 32 Закона «О некоммерческих организациях»).

Также не следует забывать, что материалы, издаваемые некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, и (или) распространяемые ею, в том числе через средства массовой информации и (или) с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», должны сопровождаться указанием на то, что эти материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента (ст. 24 Закона «О некоммерческих организациях»).

Главный специалист-эксперт отдела

по делам некоммерческих организаций

Управления Минюста России по Волгоградской области

Александр Гордеев

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Михаил Терещенко / ТАСС

Необходимость создания рейтинга российских благотворительных организаций назрела. Авторитетный независимый инструмент оценки может стать одним из факторов, способствующих развитию этого крайне важного сектора. И вот почему.

Во-первых, рейтинг – наиболее удобный инструмент позиционирования для ведущих благотворительных организаций. Во-вторых, это инструмент, помогающий принимать рациональные решения как жертвователям, так и потенциальным партнерам благотворительных организаций. Применительно к фандрайзинговым организациям такой рейтинг в перспективе может способствовать увеличению количества благотворителей, осуществляющих осознанные регулярные пожертвования. В-третьих, рейтинг может способствовать повышению прозрачности организованной благотворительности. Как показывает накопленный опыт рейтингования других рынков и институтов, появление инструментов внешней оценки неизбежно в самые короткие сроки приводит к внедрению более совершенных стандартов раскрытия информации, даже если на первых порах появление рейтингов встречает непонимание или даже неприятие некоторых их участников.

Наконец, рейтинг поспособствует решению проблемы токсичной благотворительности, в первую очередь за счет распространения единых подходов к минимальному уровню раскрытия информации организациями, претендующими на массовые пожертвования. И не важно, что в настоящее время запрос на прозрачность благотворительных организаций не всегда четко сформулирован массовыми благотворителями: для фандрайзинговых проектов и НКО она является императивным требованием.

Кто представлен в рейтинге

Прежде всего это не рейтинг благотворительности в целом, а рейтинг благотворительных фондов. То есть благотворительность вне институтов (фондов), например помощь, оказываемая благополучателям непосредственно корпорациями и частными лицами, не оценивалась.

По данным Минюста (ведет реестр некоммерческих организаций, НКО), в России более 215 000 НКО. Чуть менее 13 000 из них так или иначе позиционируют себя как благотворительные. В рейтинг вошли лишь 293 благотворительные организации (213 фандрайзинговых и 80 частных и корпоративных). Это практически все – за исключением нескольких вполне объяснимых для пилотного рейтинга изъятий.

  • Объем поступлений – не менее 10 млн руб. (за 2018 г.). Авторы, как и многие их зарубежные коллеги, исходили из того, что маленькие организации обладают ограниченными ресурсами для организации системы управления, подготовки отчетности, продвижения в СМИ. Поэтому сравнивать их с крупными коллегами по цеху было бы некорректно. Для сравнения: порог в американском проекте Charity Navigator составляет $2 млн. Необходимо отметить, что среди НКО, которые не вошли в рейтинг по этой причине, немало организаций, пользующихся высоким авторитетом. Отсутствие этих НКО в рейтинге не отражает мнение RAEX об их партнерском потенциале.

  • Деятельность вошедших в рейтинг НКО относится к одной из шести областей: благотворительная медицинская помощь; поддержка и адаптация социально незащищенных групп граждан; образование и наука; экология и зоозащита; спорт; искусство и культура. В связи с этим в рейтинг не включены, в частности, НКО, специализирующиеся на поддержке социального предпринимательства, такие как «Наше будущее» (частный фонд Вагита Алекперова), Фонд Марии Седых и ряд других авторитетных фондов.

  • Из-за специфики своей деятельности в пилотный рейтинг не были включены фонды фондов (здесь необходимо отметить такие системообразующие фонды, как КАФ, «Нужна помощь», «Друзья», «Образ жизни», БФ KPMG, БФ содействия решению проблем аутизма «Выход»). Также вне рассмотрения остались НКО, ассоциированные с религиозными организациями и силовыми ведомствами, фонды местных сообществ, а также организации, позиционирующие себя как структурные подразделения международных благотворительных фондов и использующие их публичные названия. Наконец, в рейтинг не вошли благотворительные фонды, созданные исключительно для финансирования единичного проекта или программы (среди них такие известные и авторитетные организации, как благотворительный фонд «Дом с маяком», фонд «Айрис», благотворительный фонд «Новый дом», фонд «Тотальный диктант», фонд «Связь времен» и ряд других).

  • В рейтинг также не были включены НКО, источник поступлений в которые невозможно было определить по данным из открытых источников: отнести их к числу благотворителей пока просто не рискнули.

  • Для составления первичного списка были использованы данные реестра Минюста РФ, публичных информационно-аналитических систем, перечни НКО, представленных в крупнейших ассоциациях, информационных и фандрайзинговых проектах, посвященных благотворительности в России: «Навигаторе» Русфонда, Благотворительном собрании «Все вместе», «Форуме доноров», реципиентов фонда фондов «Нужна помощь», а также фандрайзинговых платформ «Добро.Mail.ru», «Благо.ру», «Сбербанк вместе».

    Как оценивались благотворительные НКО

    Рейтинг – это мнение рейтингового агентства RAEX об уровне партнерского потенциала благотворительных НКО. Иными словами, об уровне их финансовых, организационных, методических, медийных возможностей, а также об их авторитете относительно других сопоставимых организаций.

    Деятельность благотворительных НКО многообразна и крайне важна. Однако объем раскрываемой ими информации довольно скуден. Поэтому приходится исходить из того, что есть. Партнерский потенциал в первом приближении характеризуется тремя группами показателей, описывающими масштаб деятельности (чем он выше, тем, как правило, легче обеспечить устойчивую деятельность, выстроить эффективные процедуры), их информационную прозрачность (что же это за партнер, если скрывает лицо) и признание достижений обществом и их активность в медиапространстве. Вес этих групп критериев различен для фандрайзинговых НКО и для корпоративных и частных НКО – так, для фандрайзинговых организаций наибольший вес имеет группа критериев, отражающих уровень информационной прозрачности, а для корпоративных фондов наибольшим весом обладают показатели масштаба деятельности.

    Масштаб деятельности оценивался на основании доступных данных об объеме и динамике совокупных поступлений и расходов НКО за последние три отчетных года (2016–2018 гг.). Уровень информационной прозрачности оценивался на основании качественных показателей, отражающих доступность, качество и информативность отчетности НКО, а также доступность основной информации об организации на ее сайте. Наконец, группа критериев, характеризующих признание достижений НКО обществом и ее активность в медиапространстве, отражает получение НКО государственных грантов, посещаемость и качество ее официального сайта, ее активность в соцсетях, а также количество упоминаний НКО в СМИ.

    Разумеется, исчерпывающая оценка партнерского потенциала требует более детального и глубокого анализа деятельности благотворительных НКО. В частности, важно было бы оценить если не эффективность, то хотя бы результативность их работы, относительную «себестоимость» их деятельности, стоимость фандрайзинга, уровень развития системы локальных нормативных актов и процедур управления и т. д. Это, пожалуй, задача на недальнюю перспективу, когда фонды будут более трепетно относиться к своей отчетности. Опыт рейтингов в других отраслях показывает, что информационная открытость кардинально улучшается уже через пару лет после публикации первого рейтинга.

    Источники информации

    Для проведения рейтинговой оценки в основном использовались данные из общедоступных источников. В ходе подготовки рейтинга было проведено анкетирование благотворительных организаций, однако по разным причинам заполненные анкеты прислали порядка 10% участников рейтинга. Тем не менее полученные анкетные данные, в том числе относящиеся к финансовым показателям деятельности НКО, использовались в приоритетном порядке.

    Показатели, характеризующие масштаб деятельности НКО, при отсутствии анкетных данных рассчитывались по данным отчета о целевом использовании денежных полученных средств (форма 6) бухгалтерской отчетности, по формам Минюста РФ, а также по отчетам, публикуемым НКО на сайте. К сожалению, довольно часто все три источника дают разные цифры, поэтому они перечислены в порядке убывания приоритета. Данные для расчета значений показателей, характеризующих информационную прозрачность деятельности НКО, были получены в результате анализа аналитиками RAEX в соответствии с методикой рейтинга публичной отчетности организаций, а также информации, опубликованной на их официальных сайтах.

    Наконец, показатели, характеризующие медиаактивность НКО, рассчитывались по данным официальных страниц участников рейтинга в основных соцсетях, индекса качества сайта «Яндекса» и общедоступным данным о посещаемости сайта НКО (для подготовки рейтинга использовались данные сервиса SimilarWeb), данным сервисов «Яндекс.Новости» и «СКАН.Интерфакс» об упоминаемости НКО в СМИ. Также были использованы доступные публичные данные о получении НКО государственных грантов – как федеральных, так и региональных.

    Особую благодарность авторы рейтинга хотели бы высказать независимым экспертам, которые сделали много критических замечаний, порой жестких, и уберегли от многих ошибок: Глебу Прозорову, Игорю Соболеву, Елене Тополевой-Солдуновой, Елене Феоктистовой, Наталии Фреик, Елене Чернышковой, Артему Шадрину и др.

    Об авторах: Дмитрий Гришанков – генеральный директор RAEX, Дмитрий Миндич – главный аналитик RAEX, Дмитрий Кабалинский, Евгений Мальцев – заместители генерального директора RAEX, Евгений Гайбарян – аналитик RAEX.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *