Нарушение материального права

Критерий существенности нарушений норм материального и процессуального права при осуществлении кассационного производства в гражданском процессе (Бондаренко Т.А.)

При анализе сущности кассационной жалобы особого внимания заслуживают нормативные постулаты, установленные в ст. 378 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ). В соответствии с настоящей статьей кассационная жалоба должна содержать: наименование суда, в который она подается; наименование лица, подающего жалобу, представление его места жительства или места нахождения и процессуальное положение в деле; наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения; указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанции, и содержание принятых ими решений; указание на судебные постановления, которые обжалуются; просьбу лица, подающего жалобу, представление.
Помимо перечисленных требований законодателя, является обязательным условие об указании кассатором того, в чем заключаются допущенные судами существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях. Похожая формулировка устанавливается также в ст. 387 ГПК РФ, предусматривающей основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке. Но верно ли устанавливать единый критерий существенности нарушений для граждан, подающих кассационную жалобу, и для суда, выносящего судебное постановление? Ведь подходы к определению существенности нарушения норм материального права или норм процессуального права у данных субъектов кассационного обжалования кардинально отличаются. Лицо, подающее кассационную жалобу, отражает в ней исключительное убеждение об ущемлении его прав, свобод и законных интересов судебными постановлениями первой, апелляционной или кассационной инстанции. Суд может посчитать доводы недостаточными, отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании, или оставить постановления нижестоящих судов в силе.
Чтобы разрешить данную законодательную дилемму, следует определить, что понимается под существенным нарушением норм материального и процессуального права. По мнению К.И. Комиссарова, существенность означает ошибку принципиального характера или значительное нарушение чьих-либо прав . С.Ю. Кац полагала, что нарушение норм, закрепляющих основные положения гражданского процесса и основные права лиц, участвующих в деле, входит в состав критерия существенности .
На наш взгляд, наиболее близкой к отражению категории существенности является позиция К.И. Комиссарова. Нарушение норм материального и процессуального права — элемент, непосредственно характеризующий судебную ошибку. Судебной ошибкой считается недостижение конкретных целей и задач на каждом этапе судопроизводства вследствие неправомерных действий компетентного лица, совершенных как по его вине, так и при ее отсутствии, приводящее к отмене или изменению постановлений судами вышестоящих инстанций. К обстоятельствам, при которых они возникают, можно отнести профессиональную подготовку судей, уровень их правосознания, условия деятельности и т.д. Как верно отмечает Л.Н. Николенко, «каждая допущенная ошибка негативно влияет на интересы правосудия, препятствует достижению целей судопроизводства. При этом нарушения, которые допускаются в судопроизводстве, могут ликвидироваться лишь правовыми средствами и только в процессуальном порядке» .
Примечательно, что приведенные позиции, раскрывающие категорию существенности, соотносят ее только с нарушениями норм процессуального права. В отношении нарушений норм материального права рядом отечественных процессуалистов выдвигается точка зрения, в соответствии с которой критерий существенности к ним не может быть применен. Так, С.В. Зайцев, рассматривая правоприменительную деятельность как «мыслительную деятельность по решению правового силлогизма», приходит к выводу, что результат логической операции не может быть почти истинным или ложным, использование нормы права носит конкретный характер, т.е. применяется либо правильно, либо неправильно. По его мнению, «норма материального права всегда является составной частью правового силлогизма, а именно его большой посылкой (логическим законом). Нормы процессуального права непосредственной составной частью правового силлогизма не являются. В максимально примитивном виде их назначение в конечном итоге состоит в том, чтобы суд правильно сформулировал малую посылку (установил фактические обстоятельства дела), а также максимально объективно и беспристрастно решил правовой силлогизм (сформулировал вывод)» .
Данная точка зрения представляется достаточно обоснованной. Существенность — понятие оценочное для чего-нибудь, что имеет первостепенное значение. Его употребление неразрывно связано с деятельностью суда как органа, осуществляющего разрешение спора между сторонами, изучающего, устанавливающего и оценивающего фактические обстоятельства дела. При этом могут ли быть допущены судами такие нарушения материального права, которые повлияли на исход дела, но являются несущественными? Судебная практика, изученная нами, дает отрицательный ответ, поскольку таких примеров просто не существует. В связи с этим представляется возможным закрепить правовую конструкцию «нарушение либо неправильное применение норм материального или процессуального права» вместо устоявшегося «существенные нарушения норм материального или норм процессуального права». Приведенная правовая конструкция является универсальной для всех участников судопроизводства.
Наряду с оценочными понятиями в виде установленного в главе 41 «Производство в суде кассационной инстанции» критерия существенности нарушения норм действующий ГПК РФ не содержит ориентиров как для заявителя, так и для суда, предусматривающих безусловную отмену судебных постановлений, вынесенных нижестоящими судами. Более того, не дал разъяснений по данному поводу и Верховный Суд Российской Федерации. Единственным актом, регулирующим основания для отмены или изменения судебных постановлений, вступивших в законную силу, является не утратившее своей актуальности и по настоящее время Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. N 2-П. Позиция Конституционного Суда Российской Федерации заключается в следующем: «Пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта» <1>.
———————————
<1> Постановление Конституц. Суда Рос. Федерации от 5 февр. 2007 г. N 2-П // Рос. газ. 2007. 14 февр.
Такое положение дает суду полную свободу усмотрения при разрешении спора, тем самым в некоторых случаях дискредитируя доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, что, несомненно, приводит к снижению качества судебной защиты. Именно этим обстоятельством объясняется необходимость нормативного закрепления содержания критериев к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу.
Примечательно, что в ряде процессуальных кодексов европейских стран данные критерии прописаны достаточно четко. Согласно § 545 Гражданского процессуального уложения ФРГ ревизия может быть обоснована только нарушением права. Право считается нарушенным, если норма не была применена или применена неправильно. Параграф 547 признает решения абсолютно основанными на нарушении права в тех случаях, когда состав суда не отвечает положениям закона; сторона по делу не была представлена в соответствии с законом, если ведение процесса молчаливо не было одобрено; не изложены причины принятия решения и др. <2>.
———————————
<2> URL: http://www.gesetze-im-internet.de.
Нормативное закрепление содержания критериев к безусловной отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу, характерно для процессуальных законов бывших республик, входивших в состав СССР. В соответствии с ГПК Республики Армения основаниями для отмены решения в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права, которые привели к неправильному разрешению дела. Согласно ст. 227 ГПК Республики Армения нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд не применил закон или международный договор Республики Армения, который должен был применить; применил закон, или международный договор Республики Армения, или иной правовой акт, который не должен был применять; неправильно истолковал закон, или международный договор Республики Армения, или иной правовой акт. В качестве безусловных оснований для отмены решения ст. 228 предусмотрены следующие положения: дело рассмотрено судом в незаконном составе; дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания; решение подписал не тот судья, который его вынес; решение вынес не тот судья, который входил в состав суда, рассматривавшего дело; в деле отсутствует протокол судебного заседания .
Возвращаясь к проблеме ориентиров отмены судебных постановлений для заявителя и суда при кассационном производстве в гражданском процессе, необходимо учитывать позитивный опыт законодателя в процессе арбитражном. В соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Неправильным применением норм материального права являются:
1) неприменение закона, подлежащего применению (имело место отсутствие указания в решении на статью закона, который должен был быть применен при разрешении конкретного дела);
2) применение закона, не подлежащего применению (указание в решении статей закона в не действующей на момент их применения редакции);
3) неправильное истолкование закона (не учтена правовая позиция постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума и Президиума Верховного Суда Российской Федерации).
Судебные акты отменяются судом кассационной инстанции в любом случае, если было рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке при рассмотрении дела; принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления. Данные положения должны быть в полной мере восприняты и в скором времени закреплены в ГПК РФ.
Подводя итог, следует констатировать, что правовые нормы, регулирующие содержание кассационной жалобы, и тесно с ними связанный институт оснований для отмены или изменения судебных постановлений нуждаются в серьезной доработке. Оценочность критериев в законе не позволяет лицам, обращающимся в суд кассационной инстанции, достаточно полно и четко отразить в кассационной жалобе существо нарушений его прав и законных интересов вступившими в законную силу судебными постановлениями. Нахождение в тексте ГПК РФ такого устойчивого словосочетания, как «существенные нарушения норм материального и процессуального права», и отсутствие его нормативного толкования не только не согласуются с основными правилами юридической техники, но и ограничивают реализацию права граждан на доступ к суду. При разработке основных подходов к восполнению данного правового дефекта должна быть учтена положительная практика процессуальных кодексов Германии, Польши, Армении и российского арбитражного закона.
Список литературы
1. Зайцев С.В. Существенное нарушение норм материального права как основание для отмены судебных актов: теоретический аспект // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 4. С. 49 — 53.
2. Кац С.Ю. Возбуждение производства в порядке надзора по гражданским делам. М.: Юрид. лит., 1965. 75 с.
3. Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. 44 с.
4. Николенко Л.Н. Понятие и признаки судебных ошибок, являющихся основанием пересмотра судебных актов, в хозяйственном судопроизводстве Украины // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 5. С. 39 — 43.
5. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ: Моногр. / З.Х. Баймолдина ; под ред. Е.А. Борисовой. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2012. 766 с.
References
1. Zajcev S.V. Sushchestvennoe narushenie norm material’nogo prava kak osnovanie dlya otmeny sudebnykh aktov: teoreticheskii aspekt . Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess — Arbitrazh and Civil Procedure, 2013, no. 4, pp. 49 — 53.
2. Kats S.Yu. Vozbuzhdenie proizvodstva v poryadke nadzora po grazhdanskim delam . Moscow, Yuridicheskaya Literatura Publ., 1965. 75 p.
3. Komissarov K.I. Teoreticheskie osnovy sudebnogo nadzora v sfere grazhdanskogo sudoproizvodstva. Avtoref. dis. d-ra yurid. nauk . Sverdlovsk, 1971. 44 p.
4. Nikolenko L.N. Ponyatie i priznaki sudebnykh oshibok, yavlyayushchikhsya osnovaniem peresmotra sudebnykh aktov, v khozyaistvennom sudoproizvodstve Ukrainy . Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess — Arbitrazh and Civil Procedure, 2013, no. 5, pp. 39 — 43.
5. Baimoldina Z.Kh., Borisova E.A. (Ed.). Proverka sudebnykh postanovlenii v grazhdanskom protsesse stran ES i SNG . 2nd ed. Moscow, Norma Publ., INFRA-M Publ., 2012. 766 p.

>Нарушение норм материального права

Неприменение закона как нарушение норм материального права

Неприменение закона, который подлежит применению, проявляется в тех случаях, когда суд решает дело без принятия к учету нормы права, которая регулирует рассматриваемое правовое отношение: к примеру, отказ гражданину в иске по взыскании с юридического лица неустойки за превышение сроков строительства жилого дома, предназначаемого для удовлетворения нужд в жилье истца, по этому мотиву, что договором меж истцом и подрядчиком штрафные санкции не предусматриваются, хоть в этом случае образовавшиеся отношения урегулированы Законом РФ «О защите прав потребителей», и в силу его 28 статьи, ошибочно не примененной судом, в нарушение установленных сроков исполнения работы исполнитель выплачивает потребителю неустойку в определяемом данной статьей размере.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Если суд не отметил в собственном решении закон, который он брал за руководство, но вынес решение дела на основании надлежащей нормы, нельзя делать вывод о том, что не был использован закон, который подлежит применению. Этот недостаток в судебном решения устраним судом кассационной инстанции, указывающей на закон, на основании которого дело было разрешено.

Замечание 1

Вывод о незаконности судебного решения можно сделать только в случае, если дело было разрешено в противоречии с законодательством, которое регулирует спорное правовое отношение.

Последствия нарушения норм материального права

Неправильное применение или нарушение норм материального права представляется основанием для отмены судебного решения лишь в том случае, если оно могло привести или привело к неверному разрешению дела. Вопрос о том, как отражается допущенное судом материальное нарушение на верности судебного решения, а, следовательно, об отсутствии или наличии оснований его отмены, кассационная инстанция принимает решение для каждого конкретного случая, отталкиваясь от:

  • характера материального нарушения;
  • степени его воздействия на обязанности и права принимающих участие в деле лиц;
  • иных обстоятельств, которые имеют значение для оценки законности судебного решения суда.

Замечание 2

В 2 части 362 статьи ГПК РФ делается важная оговорка о том, что правильное судебное решение по существу не может отменяться по одним лишь формальным основаниям. Данная норма исключила возможности отмены решения только с целью устранения нарушений, которые не влияют на конечный исход дела.

Совместно с этим во 2 части 364 статьи ГПК РФ существует перечень процессуальных нарушений, являющихся абсолютным основанием для отмены судебного решения суда.

Эти нарушения ни при каком условии не могут признаваться формальными. При их наличии невозможно считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право любого быть выслушанным беспристрастным судом, который создан на основании закона. Это затронуло основные свободы и права человека, которые защищаются не лишь национальным законодательством, но и международно-правовыми нормами, которые являются в силу 15 статьи, 4 части, Конституции РФ составным элементом системы права Российской Федерации.

Кассационное определение должно содержать:

  • выводы по всем значимым юридически доводам кассационной жалобы,
  • возражения и представления на них,
  • мотивы, по которым суд приходит к собственным выводам,
  • законы, которыми суд руководствуется, а в случае отмены решения —основания, по которым оно признается необоснованным или незаконным,
  • также действия, которые суд должен совершить при новом рассмотрении дела.

Указания суда, излагаемые в определении, которым отменяется судебное решение, дело передается на новое рассмотрение, являются обязательными для суда, который вновь рассматривает данное дело в части, которая касается необходимости свершения материальных действий. Вопросы о недостоверности либо достоверности какого-либо доказательства, о преимуществе каких-либо доказательств перед иными, а также о том, какое судебное решение должно приниматься в случае нового рассмотрения дела, в таком определении не могут быть предрешенными.

Основания к отмене судебных решений

Основаниями к отмене или изменению судебного решения являются:

  1. неправильное определение юридически значимых обстоятельств:
  2. недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;
  3. несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;
  4. нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.

Приведенный в ст. 362 ГПК перечень свидетельствует о том, что все основания отмены судебного решения в общей форме могут быть сведены к незаконности и необоснованности решения.

В соответствии со ст. 363 ГПК нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд

1) не применил закона, подлежащего применению; 2) применил закон, не подлежащий применению; 3) неправильно истолковал закон.

Несущественные процессуальные нарушения, т.е. такие, которые не могли повлиять на конечные выводы суда по делу, не влекут отмены судебного решения (ч. 2 ст. 362 ГПК). В этих случаях кассационная инстанция, не отменяя решения, в соответствии со ст. 368 ГПК указывает на допущенные нарушения в кассационном либо в частном определении. Вопрос об отмене судебного решения вследствие допущенного по делу нарушения норм процессуального права решается кассационной инстанцией с учетом конкретных обстоятельств дела.

Необоснованным решение признается при наличии у него следующих недостатков:

а) неправильное определение юридически значимых обстоятельств имеет место в тех случаях, когда суд не исследовал всех предусмотренных подлежащей применению нормой материального права юридических (доказательственных) фактов, наличие или отсутствие которых влияет на исход дела, либо исследовал юридические факты, не предусмотренные такой нормой (нормами). Пробел в установлении существенных для дела обстоятельств либо исследование обстоятельств, не предусмотренных подлежащей применению нормой материального права, обусловлены чаще всего неправильным определением предмета доказывания;

б) недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными, имеет место тогда, когда положенные в основу судебного решения обстоятельства не подтверждены в решении указанными в законе доказательствами либо подтверждены недостоверными или противоречивыми доказательствами:

в) несоответствие выводов суда, исхоженных в решении, обстоятельствам дела имеет место в тех случаях, когда суд из установленных фактов сделал неправильный вывод о взаимоотношениях сторон. Это несоответствие возможно в случаях, когда норма материального права, регулирующая данные отношения, лишь в общей либо оценочной форме определяет обстановку, при которой наступают те или иные последствия (дела о расторжении брака, о выселении за невозможностью проживания и др.). В такого рода делах чаще всего и проявляется противоречие вывода о взаимоотношениях сторон установленным судом фактам.

Незаконным является решение, вынесенное судом с нарушением норм материального права, подлежащих применению по конкретному делу.

Основанием к отмене решения служит как неправильное применение норм материального права (ст. 363 ГПК), так и неправильное применение норм процессуального права (ст. 364 ГПК)1В соответствии со ст. 330, 362-364 ГПК неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению решения судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применит норму международного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права. См.: п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (Российская газета. 2003. 2 декабря)..

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд:

  1. не применил закона, подлежащего применению;
  2. применил закон, не подлежащий применению;
  3. неправильно истолковал закон.

Неприменение закона, подлежащего применению, обычно проявляется в том, что суд не только не указывает в решении подлежащую применению норму материального права, но и разрешает дело вопреки нормам действующего законодательства. С данным нарушением кассационная инстанция чаще всего сталкивается тогда, когда суд первой инстанции применяет общий закон, не учитывая наличия специального закона, рассчитанного на конкретные правоотношения.

Нередко суды не применяют специального закона, предусматривающего особые нормы для отношении, выступающих предметом судебного разбирательства. Вместе с тем такая судебная ошибка может иметь своей причиной незнание либо неправильное толкование судом случаев применения закона по «нетипичному назначению», к «нетипичному предмету». Возможны также случаи «конкуренции законов» или случаи, когда одно и то же требование может быть основано на различным образом квалифицируемых фактах в рамках одного и того же длящегося правоотношения. Наконец, ошибка такого рода сопровождает решения, вынесенные без учета общепризнанных принципов и норм международного права, а также международных договоров Российской Федерации.

Применение ненадлежащего закона — это тоже нарушение норм материального права. Суть этого нарушения в том, что при разрешении дела суд руководствуется не той нормой, которая регулирует спорное отношение, а другой, применение которой не может иметь место к установленным по делу обстоятельствам. Подобное нарушение обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией отношений сторон. Например, суд применяет нормы семейного права к отношениям, регулируемым нормами гражданского права или наоборот. Или нормы Трудового кодекса применяются к спорам лиц, на которых его действие не распространяется2Трудовой кодекс РФ не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей (ч. 8 ст. 11 ТК РФ). См.: п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. 63..

О применении ненадлежащего закона можно говорить и при нарушении судом предков закона во времени или в пространстве.

В силу общих принципов действия законов во времени новый закон либо полностью прекращает действие прежнего закона, либо замещает его в определенной части, ограничивая сферу применения прежнего закона. В обоих случаях, однако, возникает вопрос об определении во времени точной границы таких перемен. Типичными ошибками, допускаемыми в этой связи, является недопустимое придание обратной силы нормам нового закона.

Введение в действие одних законов влечет за собой, как правило, прямую отмену законодателем ранее принятых нормативных актов либо путем приведения перечня отменяемых нормативных актов, либо путем закрепления бланкетной нормы, запрещающей применение ранее принятых нормативных актов по предмету регулирования вновь принятого закона. Однако в отдельных случаях прежние нормативные акты продолжают действовать еще некоторое время после введения в действие нового закона либо продолжают применяться в части, ему не противоречащей. Кроме того, иногда старые нормативные акты, противоречащие новому закону, но не отмененные законодателем, не только формально сохраняют свою силу, но, даже будучи отмененными, подлежат обязательному применению к отношениям, возникшим до принятия нового закона. В результате провоцируются довольно запутанные ситуации (особенно в области законодательства о пенсионном и ином социальном обеспечении), требующие разъяснения Верховного Суда РФ.

Неправильное истолкование закона допускается судами в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но содержание и смысл его понимаются неверно, вследствие чего в решении суд делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон. Подобное нарушение может быть допущено при превышении пределов допустимого (расширительном или ограничительном) толкования судом норм материального права.

Неправильным толкованием закона является и ошибочный вывод о наличии условий для его применения. Так, суд не вправе удовлетворять иск о возмещении морального вреда, причиненного гражданину нарушением его пенсионных прав. Нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, а потому суд, исходя из положений п. 2 ст. 1099 ГК РФ, обязан отказывать гражданину в удовлетворении его требования о компенсации морального вреда, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения пенсионных органов к такой ответственности, не имеется.

Вариантом неправильного толкования является применение способа защиты (меры принуждения), не предусмотренного либо прямо запрещенного применяемым законом. Так, извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 Гражданского кодекса РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Отдельного упоминания заслуживают акты толкования конституционного смысла того или иного закона Конституционным Судом РФ, применение которых обязательно для всех судов общей юрисдикции. Эти акты в отдельных случаях ограничивают возможность применения действующего закона в соответствии с буквальным его смыслом, являясь по существу в этой части новыми нормативными актами.

Особые требования предъявляются и к толкованию международных договоров. Такое толкование должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. При толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования. Российская Федерация, в частности, является участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов с момента вступления их в силу для Российской Федерации. Отсюда применение судами РФ положений данной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда.

В случае возникновения затруднений при толковании общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации судам рекомендовано использовать акты и решения международных организаций, в том числе органов ООН и ее специализированных учреждений, а также обращаться в Правовой департамент Министерства иностранных дел РФ и в Министерство юстиции РФ.

Нарушение норм материального права является существенным и, как правило, всегда влечет отмену или изменение решения.

Незаконным также является решение, вынесенное с нарушением норм процессуального права. Нарушение норм процессуального права (несоблюдение процессуальной формы) ставит под сомнение правосудность вынесенного решения. Неправосудность решения равнозначна несостоявшемуся процессу и должна влечь за собой повторное рассмотрение того же дела, как правило, уже иным составом суда. Однако не всякое нарушение процессуальных норм должно влечь за собой такой вывод. Все процессуальные нарушения можно разбить на две группы. В первую группу входят такие нарушения, которые во всех случаях приводят к отмене решения. Их принято называть безусловными основаниями к отмене решения суда. Решение подлежит отмене в следующих случаях:

  1. дело рассмотрено судом в незаконном составе;
  2. дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц. участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания;
  3. при рассмотрении дела были нарушены правила о языке, на котором ведется судебное производство;
  4. суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;
  5. решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые указаны в решении суда;
  6. решение суда принято не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;
  7. в деле отсутствует протокол судебного заседания;
  8. при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей.

Ко второй группе нарушений норм процессуального права можно отнести такие, которые не всегда влекут отмену судебного решения. Их именуют условными основаниями к отмене решения. Несмотря на то большое значение, которое имеют правила судопроизводства для выполнения задач, стоящих перед правосудием, не всякое процессуальное нарушение влечет отмену судебного решения, а только то, которое привело или могло привести к вынесению неправильного решения (ч. 1 ст. 364 ГПК).

Любое процессуальное нарушение в зависимости от конкретной ситуации может повлиять на правильность вынесенного решения. Несоблюдение сроков рассмотрения гражданских дел (ст. 154 ГПК) может, например, привести к тому, что кто-либо из участников процесса не сможет лично участвовать в деле и дать свои объяснения; за это время могут возникнуть сложности использования имеющихся по делу доказательств и т.п.

Вопрос о том, привело ли или могло ли привести процессуальное нарушение к неправильному разрешению дела, а следовательно. к отмене решения, в каждом конкретном случае решается судебной коллегией при рассмотрении кассационной жалобы. В законе говорится, что не может быть отменено правильное по существу решение суда по одним лишь формальным соображениям (ч. 2 ст. 362 ГПК). Незначительные процессуальные нарушения, если они не оказали и не могли оказать влияние на конечные выводы суда, не могут служить основанием к отмене решения. На такие нарушения кассационная инстанция, не отменяя решения, должна отреагировать в кассационном определении.

Так. нарушения процессуальных правил о сроках подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, об обеспечении иска, порядка выступления лиц, участвующих в деле, в прениях могут и не привести к отмене решения, если они не повлияли на окончательный вывод суда о правах и обязанностях сторон, заявителей. Не является основанием к отмене судебного решение такое нарушение процессуального закона, которое не повлекло и не могло повлечь вынесение незаконного и необоснованного решения. Например, суд первой инстанции необоснованно освобождает стороны от уплаты в бюджет государственной пошлины. Основанием для отмены решения такое нарушение служить не может.

Необходимо учитывать также то обстоятельство, что наличие в деле безусловного процессуального основания не освобождает вышестоящий суд от всесторонней проверки правильности решения. И в данном случае суд второй инстанции должен проверить дело в ревизионном порядке и. не ограничиваясь указанием на одно безусловное основание, отметить в определении все допущенные по делу нарушения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *