Назначение наказания пленум

В конце прошлого года Пленумом Верховного Суда РФ принято два Постановления, посвященных проблемам назначения и исполнения уголовного наказания, – от 22 декабря 2015 г. N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” и от 22 декабря 2015 г. N 59 “О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам”.

Содержащиеся в них разъяснения весьма востребованы правоприменителями вследствие внесения в последние годы многочисленных изменений в статьи Общей части УК РФ, касающихся отдельных видов наказания, а также порядка их назначения.

Ранее эти вопросы были рассредоточены в нескольких постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 11 января 2007 г. N 2 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания”, Постановлении от 29 октября 2009 г. N 20 “О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания”, а также в постановлениях, посвященных вопросам применения судами особого порядка судебного разбирательства, в том числе при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и др. Это создавало некоторые сложности для правоприменителей. Поэтому при подготовке проекта было принято решение объединить все разъяснения в одном постановлении, структурировав его по видам наказания и специальным правилам их назначения. Исключение составило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел”, в которое были внесены изменения, касающиеся порядка назначения наказания при наличии нескольких оснований, предусмотренных ст. ст. 62, 64, 66, 68 и 69 УК.

В результате новое Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58 “О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” стало одним из самых масштабных за последние годы, в нем нашли отражение одни из наиболее сложных вопросов, с которыми как суды, так и государственные обвинители ежедневно сталкиваются в своей практической деятельности.

В Постановлении Пленум Верховного Суда РФ вернулся к разъяснениям относительно того, что следует понимать под характером и степенью общественной опасности преступления, подлежащими учету при назначении наказания (п. 1). В их основу были положены рекомендации, которые были даны еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 40 “О практике назначения судами уголовного наказания”. Однако они были переосмыслены, существенно дополнены.

В ходе работы над проектом серьезные дискуссии вызвали разъяснения, касающиеся назначения штрафа при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК. В результате в п. 3 даны рекомендации, каким образом в этом случае следует исчислять штраф, назначенный исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

В некоторых пунктах обращено внимание на то, что при назначении наказания с применением как ст. 64, так и ст. 72 УК суды не вправе выйти за минимальные пределы, установленные в статьях Общей части УК РФ в отношении конкретных видов наказания (п. п. 4, 40).

Применительно к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью Пленум Верховного Суда РФ уточнил, что в случаях, когда статья Особенной части УК предусматривает обязательное назначение такого дополнительного наказания, оно назначается и при отсутствии связи преступления с определенной должностью или деятельностью лица. Речь прежде всего идет о возможности назначения лишения права заниматься деятельностью, связанной с работой с детьми, осужденным по ч. 5 ст. 131 УК.

Рассматривая особенности назначения исправительных работ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 с учетом мнений судов субъектов Федерации, Генеральной прокуратуры РФ, а также ученых несколько скорректировал позицию, ранее сформированную и отраженную в п. 22 ответов на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации” и от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”, утвержденных Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., относительного того, требуется ли указывать в приговоре место отбывания осужденным этого вида наказания, отметив, что оно должно определяться уголовно-исполнительной инспекцией при исполнении приговора в зависимости от наличия или отсутствия у лица основного места работы.

Внесенные в 2011 г. в ст. 56 УК изменения о том, что лишение свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК, а также положения ст. 53 УК, устанавливающие запрет на назначение ограничения свободы военнослужащим, иностранным гражданам, лицам без гражданства, а также лицам, не имеющим места постоянного проживания на территории РФ, привели к возникновению на практике немалых сложностей при осуждении указанных лиц по статьям, в санкциях которых предусмотрено только лишение свободы и ограничение свободы.

В п. 26 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в этом случае может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей, без ссылки на ст. 64 УК.

Подробные рекомендации даны относительно учета обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Среди обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК, особое внимание уделено явке с повинной, активному способствованию раскрытию и расследованию преступления (п. п. 29, 30).

Пленумом Верховного Суда РФ даны также разъяснения по применению введенных в действие в конце 2013 года положений ч. 1.1 ст. 63 УК о возможности признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (п. 31).

В ходе обсуждения проекта постановления были дискуссии относительно того, что следует понимать под наиболее строгим видом наказания в ст. ст. 62, 64, 65, 66 и 68 УК. В результате было принято решение, что таковым должен быть признан указанный в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим исходя из положений ст. 44 УК (п. 33). При этом не имеет значения, может ли этот вид наказания быть назначен лицу с учетом положений Общей части УК (например, ч. 1 ст. 56 УК).

Предметом обсуждения также был вопрос об алгоритме учета всех без исключения положений уголовного закона, позволяющих снизить наказание. Прежде всего это касается ст. ст. 62, 64 и 65 УК. Участники рабочей группы предлагали пересмотреть используемый в настоящее время подход. Во-первых, нередко по делу в основе применения ч. ч. 1, 4 и 5 ст. 62 и ст. 64 УК лежат одни и те же обстоятельства – признание вины, раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Во-вторых, зачастую последовательное применение предусмотренных в законе преференций приводит к необходимости назначать столь незначительные сроки лишения свободы за особо тяжкие преступления, которые абсолютно несоизмеримы с характером и степенью общественной опасности таких преступлений, что фактически нивелирует основные цели наказания. В связи с этим предлагалось в рассматриваемой ситуации назначать наказание только с учетом максимально привилегированного правила.

Этот подход был воспринят только применительно к ст. 65 УК, что нашло отражение в п. 42 Постановления. Так, с учетом особенностей признания подсудимого заслуживающим снисхождения наличие вердикта присяжных заседателей о снисхождении, а также смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных пп. “и” и (или) “к” ч. 1 ст. 61 УК, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, не влекут за собой последовательного применения положений ч. 1 ст. 62 и ч. 1 ст. 65 УК. Применению подлежит только ч. 1 ст. 65 УК.

В остальных случаях наказание должно назначаться путем последовательного применения положения ч. 5 ст. 62, а затем ч. 1 этой же статьи. При наличии оснований, предусмотренных как ч. 1 ст. 62 УК, так и ст. 66 УК, вначале применяются положения ст. 66 УК, затем – ч. 5 ст. 62 УК, после этого – ч. 1 ст. 62 УК (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 “О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел” в редакции Постановления от 22 декабря 2015 г. N 59).

Много внимания в Постановлении уделено вопросам назначения наказания при рецидиве преступлений, поскольку они вызывают немало сложностей на практике.

В частности, в п. 48 обращено внимание на то, что исходя из положений ч. ч. 2 и 3 ст. 68 УК наказание при рецидиве преступлений не может быть ниже низшего предела санкции соответствующей статьи, даже если одна третья часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, составляет менее минимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за конкретное преступление.

В том случае, когда одна третья часть превышает минимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд, при наличии смягчающих обстоятельств, может назначить наказание на срок менее одной третьей части, но не ниже низшего предела санкции статьи.

Несмотря на то что при применении ч. 4 ст. 62, а тем более ч. 4 ст. 65 УК практически всегда будут иметь место смягчающие обстоятельства, например в виде признания вины или активного способствования раскрытию преступления, которые в соответствии с ч. 3 ст. 68 УК позволят назначить наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, Пленум Верховного Суда РФ в п. 49 все же дал разъяснения о том, что в случае рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 или 40.1 УПК РФ, при любом виде рецидива предусмотренная ч. 2 ст. 68 УК одна треть должна исчисляться:

  • за оконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление санкцией соответствующей статьи;
  • за неоконченное преступление – от максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, который может быть назначен с учетом положений ст. 66 УК.

Серьезные дискуссии при обсуждении проекта документа вызвали разъяснения, касающиеся исчисления срока ограничения свободы, назначаемого в качестве дополнительного наказания к условному лишению свободы. В ч. 2 ст. 49 УИК РФ указано лишь, с какого момента следует исчислять срок ограничения свободы при назначении его вместе с лишением свободы, отбываемым реально.

В первоначальном тексте проекта в качестве варианта предлагалось рекомендовать вначале исполнять приговор в части условного осуждения, а потом ограничения свободы.

Порядок отбывания лишения свободы условно и ограничения свободы практически совпадает. Особенно когда в рамках ст. 73 УК и по ст. 53 УК судом определяются одинаковые ограничения. Если исполнять эти наказания одновременно, отбывание ограничения свободы будет фактически нейтрализовано.

Однако использование предлагаемого подхода, во-первых, повлекло бы ограничение права осужденного к лишению свободы с применением ст. 73 УК на досрочную отмену условного осуждения и снятие судимости, если он своим поведением доказал исправление, возместил причиненный преступлением вред. Во-вторых, в ходе “параллельного” исполнения этих видов наказания могут возникнуть сложности применения к осужденным последствий уклонения от их отбывания. Может сложиться ситуация, когда за уклонение от исполнения одних и тех же возложенных на осужденного обязанностей будет принято решение об отмене условного осуждения в порядке, предусмотренном ст. 74 УК, и о возбуждении уголовного дела по ст. 314 УК в связи с уклонением от отбывания ограничения свободы.

При таких обстоятельствах было принято решение не давать каких-либо разъяснений, а проработать вопрос о подготовке законопроекта о внесении соответствующих изменений в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Следует отметить, что в Постановлении дано много подробных, глубоко проработанных разъяснений, касающихся также иных, весьма значимых вопросов назначения и исполнения наказания, которые, совершенно очевидно, будут способствовать назначению справедливого наказания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *