Обычаем делового оборота признается

Обычай делового оборота: применение, условия, возможности

Российское законодательство неоднократно дает отсылки к обычаям делового оборота. Однако на сегодняшний день остаются неясными вопросы, что являет собой обычай делового оборота, в каком объеме и в каких случаях тот или иной обычай должен применяться, чтобы быть признанным таковым.

Специфика обычаев делового оборота обусловлена тем, что появиться они могли только в обществе, в котором существуют товарно-денежные отношения, но нормы права не охватили все возможные варианты. Многие обычаи, даже не имея отношения к деловому обороту, после прохождения законодательного процесса в разных государствах становились правовыми нормами.

Существует целый ряд причин, по которым ряд обычаев остался таковым, не перейдя в правовое поле законодательства. Одна из важнейших — узкая сфера применения и крайне специфический смысл. Также распространенной причиной является длительное принятие нормативного акта по уже сложившемуся взаимоотношению сторон сделки. Кроме всего прочего, многие из обычаев, которые сложились в сфере экономической деятельности, не имеет смысла включать в правовое поле, поскольку касаются они собственно поведения хозяйствующих субъектов по отношению к партнеру (контрагенту), причем обычай этот относится больше к межличностной сфере («прилично — неприлично», «порядочно — непорядочно»).

Пример 1. В ФАС России поступило заявление от ОАО «Мегафон». Заявители утверждали, что ОАО «ВымпелКом» (оператор «Билайн»), используя данные из клиентской базы компании «Мегафон», обращалось к абонентам оператора, предлагая перейти на обслуживание сети «Билайн». В ходе заседания экспертного совета было установлено, что на телефонные номера абонентов «Мегафон» стали поступать звонки от «Билайн». Представители компании предлагали клиентам «Мегафона» протестировать sim-карту, чтобы в дальнейшем, при желании, перейти на обслуживание этой сотовой компании. Экспертный совет ФАС России признал действия оператора связи, связанные с осуществлением звонков клиентам конкурента, нарушающими обычаи делового оборота и нормы добропорядочности.

Условия применения

Обычай делового оборота… Применять его или нет? С одной стороны, не секрет, что все условия и тонкости совершаемой сделки нет никакой возможности прописать в договоре. С другой стороны, возможно, спора между сторонами и не возникнет, а вот лишние вопросы и недоверие к партнеру могут появиться.

Поэтому важнее другое — понять, какой обычай делового оборота применять или не применять при разрешении спора. Ведь когда возникнет спор, одна из сторон в обоснование своего не урегулированного ни законом, ни договором действия (бездействия) будет ссылаться на некий «обычай делового оборота», сообразуясь с которым она и поступила.

Пример 8. Налоговый орган предъявил претензии к ООО «Магнум» в связи с размещением рекламы — на фасаде здания была размещена табличка (уличная вывеска) с указанием наименования организации и места ее расположения. Компания обратилась за защитой своих прав в арбитражный суд, ссылаясь на то, что размещение уличной вывески с наименованием юридического лица как указателя его местонахождения является общераспространенной практикой и соответствует сложившимся на территории России обычаям делового оборота. При этом компания пояснила, что по смыслу ст. 3 Закона «О рекламе» под таковой понимаются сведения, распространяемые исключительно для формирования и поддержания интереса к организации, ее товарам, идеям, начинаниям. Судом принято решение о том, что указание юридическим лицом своего наименования на вывеске по месту нахождения (независимо от манеры ее исполнения) преследует иные цели и не может рассматриваться как реклама.

Здесь же хочется упомянуть, что, как правило, в договорах отсутствуют ссылки на обычаи делового оборота. В случае неурегулированности тех или иных условий стороны обычно в заключительной части договора делают оговорку: «Отношения, не урегулированные настоящим договором, регулируются действующим законодательством Российской Федерации». Именно поэтому вопрос о применении обычая делового оборота становится актуальным при разрешении конфликтных ситуаций, сложившихся в процессе исполнения договора.

Чаще всего обычаи делового оборота применяются судами, как правило, арбитражными либо федеральными. Такой же точки зрения придерживается и судебный орган, который законодательно наделен правом изучать и обобщать судебно-арбитражную практику и давать разъяснения арбитражным судам по применению законодательства, регулирующего предпринимательскую и иную экономическую деятельность, — Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ. Более того, в п. 4 Постановления «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ» Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ указывают, что при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, судом может быть применен обычай делового оборота, под которым следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п. При этом обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.).

В случае же предъявления одной из сторон другой стороне претензий и требования применить обычаи делового оборота способ доказывания наличия такого обычая делового оборота будет лежать на стороне, заявляющей о претензии.

Подводя итог условиям применения обычая делового оборота, необходимо принимать во внимание следующее:

  1. Обычай делового оборота не может быть предусмотрен законодательством или договором (ведь, будучи включенным в договор, он становится его условием).
  2. Смысл обычая делового оборота должен быть определен, однозначен для суда (а в идеале — и для обеих сторон). При этом определенность и однозначность означают сложившуюся сущность и смысл правила, которые в свою очередь являются результатом широкого применения.
  3. Обычай делового оборота должен применяться только в области предпринимательской деятельности. Ссылки на некое правило, действующее, скажем, в административных или семейных отношениях, применительно к предпринимательской деятельности будут неправомерны.
  4. Применяться может как обычай делового оборота, зафиксированный в каком-либо документе, так и нигде не зафиксированный.

Мы подошли к ключевому вопросу, который возникает в практике, — каким образом широкое применение того или иного правила (обычая делового оборота) будет доказываться сторонами?

Данный вопрос решается легко тогда, когда у арбитражного суда еще в начале рассмотрения спора есть определенная убежденность относительно правил, по которым стороны должны были действовать, исполняя то или иное обязательство, пользуясь правами и т.п., то есть когда суд изначально убежден, что то или иное правило является в данной области предпринимательской деятельности именно обычаем делового оборота, а не частным случаем.

В этом случае сложности возникают для стороны, не согласной с решением суда, основанным на таком убеждении. И возникают они на стадии обжалования этого решения, ведь ей предстоит доказать, что правило, положенное судом в основу своего решения в качестве обычая делового оборота, таковым не является. Однако все-таки более распространены случаи, когда заинтересованной стороне предстоит убедить суд в существовании и повсеместном применении того или иного обычая.

Условия применения обычаев делового оборота

Здесь наиболее актуален вопрос не о том, применять ли обычай делового оборота при осуществлении нормального предпринимательского процесса, при отсутствии разногласий и споров между контрагентами. Важнее понять, какой обычай делового оборота применять или не применять при разрешении спора, когда при обосновании своего не урегулированного ни законом, ни договором действия (бездействия) сторона ссылается на некий «обычай делового оборота», сообразуясь с которым она и поступила.

Объясняется это тем, что при заключении договора стороны стараются предусмотреть условия, которые, как стороны предполагают, должны или могут наступить. Даже если стороны и имеют в виду некий обычай, они наверняка сформулируют его как условие договора. В заключительной части договора, говоря об условиях, в данном договоре не прописанных, делают оговорку «отношения, не урегулированные настоящим договором, регулируются действующим гражданским законодательством РФ». Ссылки в договоре на «обычаи делового оборота», очевидно, крайне редки и автору неизвестны.

Поэтому вопрос о применении обычая делового оборота становится актуальным при разрешении конфликтных ситуаций, сложившихся в процессе исполнения договора.

Безусловно, сообразуясь с нормами законодательства, стороны могут апеллировать к нарушенному обычаю уже при урегулировании спорных отношений путём переговоров (например, в претензионной переписке). Однако чаще всего правоприменительным органом (а, как доказывалось выше, обычай делового оборота, несмотря на свою специфику, относится к источникам права) будет скорее всего арбитражный или федеральный суд.

Такой же точки зрения придерживается и судебный орган, который наделён законодателем правом изучать и обобщать судебно-арбитражную практику и давать разъяснения арбитражным судам по применению законодательства, регулирующего предпринимательскую и иную экономическую деятельность — Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ).

Так, в п. 4 Постановления «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации» ВАС РФ и Верховный Суд РФ указывают, что при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, судом может быть применён обычай делового оборота, под которым следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, то есть достаточно определённое в своём содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например, традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п. При этом обычай делового оборота может быть применён независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства и т.п.).

Таким образом, в качестве условий применения обычая делового оборота можно выделить следующее:

правило поведения должно быть не предусмотрено законодательством или договором (в противном случае, несмотря на то, что по существу правило является именно обычаем (традицией), будучи включённым в договор, оно становится его условием);

смысл правила должен быть определён, однозначен для суда (в идеале — также и для обеих сторон); при этом определённость и однозначность означают сложившуюся сущность и смысл правила, которые, в свою очередь, являются результатом широкого применения;

правило поведения должно применяться в какой-либо области предпринимательской деятельности (то есть ссылки на некое правило, действующее, скажем, в административных или семейных отношениях, применительно к предпринимательской деятельности будет неправомерно);

применяться может как правило поведения, зафиксированное в каком-либо документе, так и нигде не зафиксированное.

Возникает вопрос, пожалуй, один из самых сложных как в теории применения обычаев делового оборота, так и в практике — каким образом широкое применение того или иного правила будет сторонами доказываться?

Этот вопрос решается достаточно легко, когда у суда ещё в начале рассмотрения дела есть определённая убеждённость относительно правил, по которым стороны должны были действовать, исполняя то или иное обязательство, пользуясь правами и т.п., то есть когда суд изначально убеждён, что то или иное правило является в данной области предпринимательской деятельности именно обычаем делового оборота, а не частным случаем.

Здесь сложность для стороны, несогласной с решением суда, основанном на таком убеждении, возникает на стадии обжалования этого решения — ей предстоит доказать, что правило, положенное судом в основу своего решения в качестве обычая делового оборота, таковым не является, что едва ли не сложнее, нежели доказывание соответствия правила сложившейся практике.

Гораздо более распространены случаи, когда заинтересованной стороне предстоит убедить суд в существовании и повсеместном применении того или иного обычая.

Облегчает задачу стороны в данном случае именно «фиксирование» обычая в каком-либо документе. Приведённая выше выдержка из Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ в качестве примера приводит публикацию в печати, изложение во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства и т.п. Неслучайно признаком, объединяющим эти примеры, является доступность зафиксированного правила поведения в качестве обычая делового оборота для неограниченного круга лиц. Однако на наш взгляд необходимо отступить от такого понимания «фиксирования» обычая. Вполне допустима трактовка условия «зафиксировано в каком-либо документе» как обозначение (в том числе и косвенное) правила поведения в переписке сторон, соглашениях и протоколах о намерениях, факсимильных, пейджинговых и электронных сообщениях и т.п., то есть сообщениях, хоть и выраженных на материальном носителе (письменных), но недоступных неограниченному кругу лиц.

Существенные трудности вызывает ситуация, когда сторона ссылается на некий обычай делового оборота, ни в каком документе не зафиксированный, при этом вторая сторона возражает против его применения, а суд не убеждён в широком применении этого правила поведения.

Какими процессуальными возможностями может воспользоваться заинтересованная сторона?

Сложность здесь заключается, во-первых, в том, что круг способов доказывания, которыми стороны могут пользоваться (видов доказательств) ограничен (глава 6 АПК РФ). Во-вторых, вообще неясно, можно ли использовать даже эти доказательства, поскольку ст. 52 АПК РФ, говоря о доказательствах, определяет их как полученные в соответствии с АПК РФ и другими федеральными законами сведения, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В этом определении ключевыми словами, имеющими значение для рассматриваемой проблемы, являются слова «сведения» и «обстоятельства». В АПК РСФСР 1992 г., предшествовавшем действующему АПК РФ, вместо слова «сведения» была употреблена формулировка «любые фактические данные», которая оказалась неудобной, поскольку многие юристы толковали её по-разному. Это говорит о том, что в определении доказательств законодатели, заменив расплывчатую формулировку на простое и понятное слово «сведения», однозначно понимают под таковыми именно информацию о фактах.

С одной стороны это было бы удобным при доказывании стороной «обычного» характера того или иного правила поведения (например, суду можно было бы предоставить сведения о многочисленных фактах применения этого правила поведения другими хозяйствующими субъектами, что убедило бы суд в том, что сторона основывает свои требования именно на обычае делового оборота).

Однако здесь противоречие вызывает понятие «обстоятельства», поскольку суд с помощью сведений устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела (т. н. предмет доказывания).

Сущность той части рассмотрения дела в судебном заседании, которая носит название судебного следствия, состоит в установлении имевших место быть фактов в регрессном аспекте, то есть уже свершившихся в прошлом, в то время как перед доказывающей обычай делового оборота стороне стоит противоположная задача — доказать, что обычай делового оборота существует, вторая сторона должна была им руководствоваться (но не руководствовалась), то есть не совершила в прошлом никаких активных действий.

Это означает, что решение вопроса — является ли то или иное правило поведения обычаем делового оборота — остаётся за рамками предмета доказывания, поскольку относится в большей степени к источнику права.

Более того, при вынесении судебного решения именно суд определяет, на каких правовых и иных нормах он основывает своё решение.

То есть, с одной стороны, суд не убеждён в существовании конкретного обычая делового оборота, с другой стороны, заинтересованное лицо, участвующее в деле, не имеет процессуальной возможности доказать это суду.

Как разрешить такое противоречие?

Ст. 53 АПК РФ прямо указывает, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которое оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В данном случае расширенное толкование термина «обстоятельства» как любой информации, имеющей отношение к делу и способствующей его правильному разрешению, позволяет отнести существование обычая делового оборота в какой-либо области предпринимательской деятельности именно к обстоятельствам.

Кроме того, на наш взгляд, поскольку, во-первых, данная ситуация нуждается в регулировании, но не урегулирована процессуальными нормами, во-вторых, имеются нормы права, регулирующие сходные отношения, возможно применение аналогии закона. Это означает, что заинтересованная сторона, ссылаясь на существование обычая делового оборота, вправе использовать для этого все предоставленные арбитражным процессуальным законодательством способы доказывания, а именно — свидетельскими показаниями, объяснениями лиц, участвующих в деле, заключением экспертизы, вещественными доказательствами, письменными доказательствами.

Рассуждая таким образом, мы выходим из противоречия — какого рода «зафиксированность» обычая делового оборота в каком-либо документе имеется в виду в вышеуказанном Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ, так как ст. 60 АПК РФ под письменными доказательствами понимает содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи либо иным способом, позволяющим установить подлинность документа.

В связи с переходом к рыночной экономике и развитием предпринимательства особое значение и актуальность имеет разграничение понятий «обычай делового оборота», «обычай» и «дело вое обыкновение» в современной цивилистике.

С точки зрения Н.Д. Егорова, под деловыми обыкновения ми понимаются установившиеся в гражданском обороте правила поведения. Сами по себе деловые обыкновения не являются ис точником гражданского права. Однако в тех случаях, когда госу дарство правовым актом санкционирует деловое обыкновение, последнее приобретает юридическую силу правовой нормы и вхо дит в систему гражданского законодательства. В настоящее время из всех деловых обыкновений законодатель особо выделяет обы чаи делового оборота, которые применяются исключительно в сфере предпринимательской деятельности.

Е.А. Суханов выделяет обычаи имущественного оборота, обыкновения, «заведенный порядок» и обычаи делового оборота. Он говорит о том, что российское гражданское право придает значение источника права обычаям, сложившимся в сфере обязательственных отношений. При исполнении договорных и иных обязательств их стороны обязаны руководствоваться «обычно предъявляемыми требованиями» при отсутствии специальных требований законодательства или условий обязательства (ст. 309 ГК). Такого рода «обычные требования» по существу и представляют собой обычаи имущественного оборота. Закон иногда придает юридическое значение и иным обычаям, например в сфере вещ ных отношений (ст. 221 ГК). В основе обыкновений также могут лежать общепризнанные обычаи. От обыкновений отличается «за веденный порядок». Такой порядок (сложившаяся практика вза имоотношений) совсем не обязательно составляет какой-либо обычай или обыкновение имущественного оборота.

Иная точка зрения у О.Н. Садикова. Он признает, что источником гражданского права является обычай, под которым понимаются правила, сложившиеся в результате их длительного практического применения (ввиду практической целесообразности) и получившие признание государства. Чаще всего речь идет об обычаях в сфере предпринимательской деятельности, так как в ст. 5 ГК не говорится о возможности обращения к обычаям, существующим в иных, некоммерческих, сферах, что надо считать пробелом Общей части ГК. Но в ряде последующих статей ГК содержатся отсылки к обычаям национальным (ст. 19) и местным (ст. 221). Поэтому надлежит считать, что ГК допускает применение обычая в некоммерческих сферах, и юрисдикционные органы при обосновании выносимых ими решений на такие обычаи вправе ссылаться. Во многих статьях ГК говорится и об «обычно предъявляемых требованиях», которыми надлежит руководствоваться. Понятия «обычай делового оборота» и «обычно предъявляемые требования» не являются тождественными. На основании обычных требований могут складываться обычаи, однако такая трансформация должна быть признана практикой их применения и получить свое подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 ГК.

В.П. Мозолин говорит не об обычаях вообще, а только об обычаях делового оборота как источниках гражданского права. В систему источников гражданского права вводятся обычаи делового оборота, применяемые в области предпринимательской деятельности.

М.И. Брагинский также ограничивает сферу применения обычаев делового оборота исключительно предпринимательскими отношениями, но при этом отождествляет обычаи и обычно предъявляемые требования. По его мнению, в иерархию правовых источников входят только обычаи делового оборота, хотя ранее он включал в нее и общегражданские обычаи.

Напротив, А.Б. Борисов с сожалением констатирует, что ст. 5 ГК РФ не придает статуса источника права обычаям в других, некоммерческих, сферах, помимо указанной области пред приниматеьской деятельности.

С.А. Зинченко и С.Н. Мрыхин обращают внимание на то, что в Российской Федерации в сфере экономической жизни регуляторами признаются правовые обычаи, именуемые по общему положению обычаями делового оборота. Здесь отсутствует обычное право. Санкционированный обычай делового оборота является нормой права.

У И.Г. Вахнина своя точка зрения относительно этого вопроса. Нельзя не учитывать роли типовых договоров поставки то варов, распространенных в советский период, а также некоторых положений Особых условий поставки различных видов то варов. Они продолжают использоваться как примерные формуляры для разработки договоров поставки и в настоящее время, хотя уже не имеют обязательной юридической силы. Поскольку значительное число лиц ориентируется на старые редакции текстов договоров, постольку в силу влияния традиции возможно возникновение из текстов договоров обычаев делового оборота. Существенное значение для формирования обычаев делового обо рота имеет возникновение и распространение различных объединений по профессиональному признаку. Стихийность формирования обычаев делового оборота создает особую форму ненормативного правового источника регулирования.

Авторитетные ученые-цивилисты, чьи точки зрения по дан ному вопросу мы уже ранее рассматривали, заявляют о том, что наличие и содержание обычаев делового оборота, применяемых к конкретным правонарушениям, в том числе обычаев, выраженных в устной форме, относятся к сфере доказательственного права. При этом сторона вправе доказывать существование обычая и, напротив, его отсутствие, используя любые допускаемые правом доказательства. Однако некоторые ученые и юристы-практики ставят под сомнение правомочность такого подхода. По мнению О. Мекка и Н. Штыковой, подобная позиция относительно порядка применения судами обычаев делового оборота противоречит общей теории права, которая признает такие обычаи, как и все иные обычаи, своеобразными нормами, которые не могут подлежать доказыванию в суде, как и нормы законов.

По справедливому замечанию Н. Кочетыговой, в Российской Федерации практически не регулируются права коренных мало численных народов в области уголовного и гражданского процесса. В специальных законах есть положения, предусматривающие возможность применения традиций и обычаев этих народов, но нет механизма их применения. Процессуальное законодательство не учитывает особенностей данных этнических групп, не содержит прямых норм, гарантирующих их права с процессуальной точки зрения. В новом АПК РФ, принятом в 2002 г., упоминаются толь ко обычаи делового оборота. В ст. 13 АПК РФ указано, что арбит ражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота. При этом одной из задач судопроизводства в арбитражных судах является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (ст. 2). В новом ГПК РФ, также принятом в 2002 г., говорится, что суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами (ст. 11).

В то же время наблюдаются попытки со стороны государства взять под свой контроль формирование обычаев и этики делового оборота, причем не только в предпринимательской среде, но и в других профессиональных сообществах, деятельность которых в силу закона не может быть предпринимательской.

В заключении можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день в цивилистике не сложилось однозначного мнения относительно данного вопроса, что может негативно сказаться на гражданско-правовом регулировании предпринимательских отношений.

Обычаи делового оборота как специфичная часть предпринимательского законодательства. Признаки обычая делового оборота

Обычаи делового оборота — сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Обычаи делового оборота применяются в случаях, прямо указанных в законодательстве. Отсылки к обычаям делового оборота содержатся в ряде статей ГК РФ (ст. 309, 311, 314, 315, 474 ГК РФ и др.).

Правовой обычай создается в результате сложения двух элементов: внутреннего — то есть соблюдение сложившегося правила участниками гражданского оборота, и внешнего — то есть в результате придания обязательной силы путем прямого указания об этом в правовых нормах. Следовательно, для того, чтобы стать источником права, обычай должен быть санкционирован государством.

Обычай делового оборота следует отличать от обыкновения. Обычай существует независимо от сторон, заключающих договор, и применяется в качестве общего правила (если стороны не договорились об ином или иное не установлено в законе); в то время как деловые обыкновения применяются, если в договоре стороны прямо договорились об этом либо если договор позволяет предположить намерение сторон руководствоваться тем или иным обыкновением. Деловое обыкновение представляет собой подразумеваемое условие договора. Если такового условия в договоре нет, обыкновение не учитывается как обязательное правило.

Обычаи делового оборота как источник предпринимательского права

Термин «обычай» имеет несколько значений. В качестве собирательного понятия он охватывает как собственно обычай, так и традиции и обыкновения (в том числе заведенный порядок). Гражданский кодекс использует в основном термин «обычай делового оборота».

Наряду с термином «обычай делового оборота» гражданское законодательство (ст. 309, 438, 474, 478, 992 ГК) использует универсальное (родовое) понятие — «обычно предъявляемые требования». Термины «обыкновение», «заведенный порядок» не применяются.

Обычай в широком значении можно подразделить на правовой и неправовой. Правовой обычай — это источник права, т. е. неоднократно и достаточно широко применяемое правило поведения, отражающее правовое содержание общественных отношений, которому придана форма позитивного права. Эти свойства правового обычая отличают его от традиций, обыкновений и заведенного порядка. Разновидностью правового обычая являются обычаи делового оборота (ОДО). В силу ст. 5 ГК обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Кроме того, в российском законодательстве использует также «торговый обычай». В п. 3 ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»1 говорится о принятии третейским судом решения с учетом торговых обычаев, применяемых к данной сделке. Таким образом, термин «торговый обычай» уже по своему объему, чем понятие «обычаи делового оборота».

Теперь рассмотрим признаки обычая делового оборота. ОДО характеризуются следующими признаками. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в сфере предпринимательской деятельности правило поведения. Внедрение обычаев в поведение людей — длительный процесс, в ходе которого известные правила перерастают в привычку. В этом смысле обычай имеет «консервативный» характер.

Обычай рассчитан на широкое и массовое исполнение. В отличие от индивидуальных велений он есть правило поведения общего действия, хотя по содержанию — это детализированные нормы. Только такие нормы могут войти в результате многократного повторения в привычку*.

ОДО выступают в виде отдельных изолированных друг от друга правил поведения. Они не образуют единой и целостной системы. В ряде случаев обычаи фиксируются в определенном документе3. Однако в силу ст. 5 ГК РФ обычай существует независимо от того, зафиксировано ли оно (правило) в каком-либо документе. Не случайно в литературе указывается на «неписанный» характер обычного права4. Это позволяет отличать его от источников права «писанного», будь то закон или прецедент.

В Российской Федерации были опубликованы сборники обычаев в области внешней торговли (например, торговые и порто-вые обычаи). Тем не менее унификация деловых обычаев еще не получила должного развития. Причины здесь разные. Одна из них — проблема объективного и непредвзятого описания обычая, а не просто собирание свода обычаев.

В Гражданском кодексе РФ правила об ОДО содержатся в ст. 5, 6, 309, 311, 312, 314, 316, 406, 427, 431, 438, 451, 452, 474, 478, 508, 516, 513, 848, 862, 863, 867, 874, 891, 985, 992, 998. В частности, в Кодексе называются в качестве ОДО примерные условия договора в случаях, когда в договоре нет отсылки к этим условиям. В соответствии со ст. 427 ГК примерные условия должны отвечать требованиям ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК. Примерные условия могут быть изложены в форме примерного договора или иного документа. Однако сам по себе факт публикации текста примерного договора в печати (такие публикации в Российской Федерации распространены) не дает основание считать такой опубликованный примерный договор обычаем. Как справедливо указывал Л. А. Лунц, «… не следует смешивать формуляры или типовые контракты с обычаями»‘. Примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев делового оборота лишь тогда, когда они отвечают признакам, названным в ст. 5 ГК. Поэтому ссылка в суде при рассмотрении спора в качестве аргумента в пользу наличия обычного правила на то или иное положение, принятое в каком-либо типовом контракте, не является неоспоримым доказательством существования правового обычая и должна оцениваться судом с учетом всей совокупности обстоятельств.

Соотношение ОДО с положениями законодательства или договора определено п. 2 ст. 5 ГК. ОДО, противоречащие обязательным требованиям (правилам), содержащимся в законодательстве либо договоре, не применяются. Российская официальная доктрина не допускает применение обычаев, противоречащих императивным предписаниям законодательства. Мы считаем, что такое соотношение между ОДО и императивными нормами, а также между ОДО и договором оправдано.

ОДО исполняются в силу привычки. Однако, будучи источником предпринимательского права, обычай должен быть санкционирован государством. Существуют разные способы государственного санкционирования обычая. К ним относятся: законодательное; правоприменительное; ведомственное; договорное; «молчаливое» санкционирование посредством соблюдения обычая в деятельности государственных органов и учреждений; признание государствами международного обычая; государственное санкционирование обычаев, систематизированных и призванных негосударственными ор-ганизациями1. В то же время модель государственного санкционирования не лишена отдельных недостатков. Так, модель законодательного санкционирования может привести к поглощению обычая законом, когда законодатель, переписав обычай в закон, тем самым стирает между ними имеющиеся различия2.

На наш взгляд, указанный недостаток нельзя понимать односторонне.

Во-первых, надо проводить разграничение между ссылками в законе на использование в той или иной ситуации обычного правила и нормами закона (или иного правового акта), в которых помещены правовые обычаи. Сама по себе ссылка в законе не влияет на содержание обычая, а главное, не лишает его статуса обычая. Другое дело, когда обычное правило «перекачивало» в закон. В этом случае обычай, действительно, перестает быть «неписанным» правилом. Однако вряд ли здесь можно говорить о недостатках законодательного санкционирования обычая.

Данный процесс является закономерным; он свидетельствует о взаимодействии различных видов источников права в процессе правового регулирования общественных отношений. Именно таким образом судебные прецеденты в англо-американском праве переходят в ранг закона (статута). В свое время многие торговые обычаи Англии превратились в писаные правила статутного права. И это понятно и логично.

Во-вторых, мы ничего плохого не усматриваем в ситуациях, когда обычаи систематизируются в виде сборников. Письменная форма сборника качественно не влияет на содержание обычаев; последние не утрачивают статуса правовых обычаев и не превращаются в норму закона.

Итак, ОДО относятся к правовым обычаям, что отличает их от традиций, обрядов и заведенного порядка. В судебной практике не всегда проводится четкое разграничение между указанными понятиями. Так, в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 в качестве примера обычая названы «традиции исполнения тех или иных обязательств». Однако сами по себе традиции исполнения, на наш взгляд, — еще не обычай; они становятся обычаем только при наличии всех названных в ст. 5 ГК признаков обычая.

В юридической литературе и на практике спорным является вопрос о соотношении обычаев и обыкновений. Нередко эти понятия отождествляются, хотя предпринимались попытки дать определение обыкновения и раскрыть его специфику. Например, как считает В. В. Попов, в основе понятия обычая лежит интерпретация нормы как прескриптивного (предписывающего) высказывания. В то же время понятие обыкновения основано на интерпретации понятия нормы как дескриптивного (описывающего) высказывания1. Иначе говоря, в основе указанного различия лежит выделение двух функций языка — описания и оценки.

Развернутая характеристика торгового обыкновения дана И. С. Зыкиным, по мнению которого обыкновение есть правило, сложившееся в сфере внешней торговли (в нашем случае — в сфере предпринимательской деятельности) на основе постоянного и единообразного повторения данных фактических отношений. Обыкновение считается входящим в состав волеизъявления по сделке в случае его соответствия намерению сторон2. Обыкновения не являются источником права. Они применяются только тогда, когда эти правила известны сторонам и нашли отражение в договоре в виде прямой отсылки или подразумеваемого условия.

Мы солидарны с теми учеными, которые не ставят знак равенства между обычаями и обыкновениями. Приведем примеры обыкновений.

Во внешней торговле применяются Международные правила по толкованию торговых терминов «Инкотермс» (в настоящее время действует редакция 2000 г.). Инкотермс представляет собой свод правил, носящих факультативный, необязательный характер. Они применяются, если на них (правила) сделана прямая ссылка в контракте, а в нем не предусмотрено иное, чем в тексте Инкотермс.

В литературе и на практике имеется неоднозначная трактовка Инкотермс. То торговые термины называются деловыми обыкновениями, то их относят к обычаям делового оборота. Так, в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. № 10 (п. 1 1) прямо говорится, что арбитражный суд при решении спора применяет обычаи в сфере международной торговли, используя формулировки Инкотермс, если стороны договорились об этом при заключении внешнеэкономического контракта4. Как видно из материалов дела, стороны при заключении сделки договорились, что поставка продукции будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка).Однако здесь речь идет не об обычае делового оборота, а о деловом обыкновении. В частности, такой же позиции придерживается Н. Вилкова. В свою очередь, И. С. Зыкин воздерживается от квалификации Инкотермс в качестве торгового обычая либо обыкновения, отмечая, что базисы поставки «могут скорее служить одним из доказательств наличия обычных правил»2. Действительно, резонно возникает вопрос: каких правил? Думается, что Инкотермс по общему правилу являются деловым обыкновением. Но в ряде государств торговые правила выполняют роль обычая делового оборота. Например, в силу законодательства Австрии, Франции, Германии условия Инкотермс применяются тогда, когда это специально не оговорено в контракте.

Примером деловых обыкновений могут служить многочисленные проформы договоров, разработанные Европейской экономической комиссией (ЕЭК) ООН. Наиболее известны: проформы № 188 и 574 «Общие условия экспортных поставок машинного оборудования», № 188а и 574а «Общие условия экспортных поставок и монтажа машинного оборудования», № 188d и 574d «Общие условия монтажа машинного оборудования за границей», № 730 «Общие условия купли-продажи для импорта и экспорта потребительских товаров длительного пользования и других металлоизделий серийного производства»3.

При заключении внешнеэкономических контрактов с предприятиями (фирмами, компаниями) стран — бывших членов СЭВ часто используются Общие условия поставки товаров (ОУП СЭВ). Сейчас ОУП СЭВ и другие связанные с ними акты носят необязательный (рекомендательный) характер. В процессе их применения наблюдается тенденция по превращению некоторых содержащихся в ОУП правил в деловые обыкновения либо деловые обычаи. Таким образом, в современном экономическом обороте провести границу между обычаем и обыкновением — вопрос непростой, особенно если учесть, что в реальной действительности обыкновения зачастую перерастают в обычаи.

Обычай делового оборота

Смотреть что такое «Обычай делового оборота» в других словарях:

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — Не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения. Обычай делового оборота может быть… … Словарь бизнес-терминов

  • Обычай делового оборота — сложившееся и широко применяемое в области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком либо документе. Обычаи делового оборота, противоречащие… … Энциклопедический словарь-справочник руководителя предприятия

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком либо документе (ст. 5 ГК РФ). О.д.о., противоречащие… … Юридический словарь

  • Обычай делового оборота — (англ. custom of business turnover) в гражданском праве РФ сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в… … Энциклопедия права

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — в соответствии со ст. 5 ГК РФ сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в к. л. документе. О.д.о.,… … Юридическая энциклопедия

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — не предусмотренное законодательством или договором, но сложившаяся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило повеления, например, традиции исполнения тех… … Большой бухгалтерский словарь

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — не предусмотренное законодательством или договором, но сложившаяся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например, традиции исполнения тех… … Большой экономический словарь

  • ОБЫЧАЙ ДЕЛОВОГО ОБОРОТА — в соответствии со ст. 5 ПС РФ сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо оттого, зафиксировано ли оно в к. л. документе. Обычаи… … Энциклопедический словарь экономики и права

  • Обычай делового оборота — 1. Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком либо документе … Официальная терминология

  • обычай делового оборота — сложившееся и широко применяемое в какой либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком либо документе (ст. 5 ГК РФ). О.д.о., противоречащие… … Большой юридический словарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *