Орган по разрешению споров ВТО

§ 5. Особенности разрешения внешнеэкономических споров

Подведомственность и подсудность споров. В соответствии со ст. 22 АПК РФ экономические споры, т.е. споры, возникающие из гражданских, административных и иных правоотношений в ходе осуществления предпринимательской деятельности, включая дела с участием иностранных коммерческих организаций и предприятий с иностранными инвестициями, подведомственны арбитражным судам с тем, что иск предъявляется в арбитражный суд по месту нахождения ответчика, а иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения, предъявляется по месту нахождения обособленного подразделения (ст. 25 АПК).
Последнее правило подвергается известной корректировке применительно к спорам с участием иностранных лиц: они могут рассматриваться российскими арбитражными судами, если филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации (п. 2 (1) ст. 212 АПК), при этом не имеет значения, связан ли иск с деятельностью филиала (представительства) или нет.
По мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, факта наличия представительства иностранного предприятия в России достаточно для того, чтобы спор подлежал рассмотрению в арбитражном суде субъекта Российской Федерации, на территории которого находится это представительство.
Ст.212 АПК предусматривает также ряд случаев, когда арбитражный суд вправе рассматривать дела по искам к иностранным коммерческим организациям и при отсутствии их структурных подразделений в России. Речь, в частности, идет о ситуации, когда ответчик имеет имущество на территории Российской Федерации, либо если иск вытекает из договора, который должен был быть или был исполнен на российской территории, или если по делу о возмещении вреда деликт имел место в России и т.д. (см. п.2).
Арбитражный суд соответствующего субъекта Российской Федерации рассматривает коммерческие споры с «иностранным элементом» независимо от гражданско- или административно-правовой природы спорного отношения.
Вместе с тем определенная категория споров административно-правового характера подлежит рассмотрению в Высшем Арбитражном
Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 411
Суде Российской Федерации. Это так называемые инвестиционные споры, упомянутые в ч. 1 ст. 9 Закона об иностранных инвестициях.
Закон приводит лишь один вид таких споров: по вопросам размера, условий или порядка выплаты компенсации иностранным инвесторам. Примерный перечень инвестиционных споров содержится в ч. 4 п.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. № 12/12 «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам».
К этим спорам (помимо приведенного выше примера) относятся, в частности, споры «о возмещении убытков, причиненных иностранным инвесторам в результате выполнения противоречащих законодательству указаний государственных органов либо должностных лиц, вследствие ненадлежащего осуществления такими органами или их должностными лицами предусмотренных законодательством обязанностей по отношению к иностранному инвестору либо к предприятию с иностранными инвестициями, а также жалобы на решения органов государственного управления об изъятии иностранных инвестиций».
Если административно-правовые коммерческие споры могут разрешаться только арбитражными судами, то спор гражданско-правового характера, подведомственный арбитражному суду, может быть до принятия им решения передан по соглашению сторон на рассмотрение третейского суда (ст. 23 АПК).
Обычно соглашение о третейском разбирательстве возможных споров достигается на стадии заключения внешнеторгового контракта и составляет одно из его условий. На практике, впрочем, встречаются ситуации, когда при наличии в контракте третейской оговорки истец тем не менее направляет исковые материалы в арбитражный суд. В таких случаях возможность для последнего разрешить дело по существу зависит от поведения ответчика.
Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 412
Если он представляет в арбитражный суд отзыв на исковое заявление, такое поведение сторон указывает на то, что они своими конклюдентными действиями расторгли соглашение о передаче спора в третейский суд, в связи с чем спор подлежит рассмотрению арбитражным судом.
Если же ответчик возражает против рассмотрения дела арбитражным судом и заявляет ходатайство о передаче спора в третейский суд, третейская оговорка остается в силе (ибо возможность ее одностороннего расторжения законом не предусмотрена), и тогда арбитражный суд обязан оставить иск без рассмотрения (ст.

87 (2) АПК).
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации особо подчеркивает, что такого рода возражение (и ходатайство) ответчика должно быть представлено не позднее его первого заявления по существу спора. Когда, например, упомянутое возражение было впервые высказано иностранным ответчиком в апелляционной жалобе на решение арбитражного суда первой инстанции, Президиум ВАС отметил, что арбитражный суд, рассматривая спор по существу, действовал в пределах своей компетенции.
Определенную специфику в делах с участием иностранных лиц приобретает вопрос о порядке уплаты государственной пошлины и арбитражного сбора.
Дело в том, что в соответствии с письмом ЦБ РФ от 2 февраля 1994 г. № 108 в иностранной валюте может уплачиваться лишь арбитражный сбор в пользу Международного коммерческого арбитражного суда и Морской Арбитражной Комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Арбитражные сборы в пользу других третейских судов в настоящее время могут уплачиваться только в рублях. Закон о государственной пошлине также не предусматривает возможности ее уплаты в иностранной валюте.
В связи с изложенным Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обращает внимание на то, что «иностранные лица, не имеющие рублевых счетов и представительств на территории Российской Федерации, уплачивают государственную пошлину с помощью надлежаще уполномоченных представителей-резидентов, имеющих рублевые и валютные счета».
Применимое материальное право. При его установлении необходимо руководствоваться соответствующими нормами Основ гражданского
Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 413
законодательства Союза ССР и республик 1991 г. Так, применительно к правам и обязанностям по внешнеэкономическим сделкам действует принцип свободы воли сторон (lexvoluntatis), в силу которого стороны могут подчинить возникшее между ними правоотношение законодательству любого государства по своему выбору.
Если они не воспользовались этой возможностью, применимое право определяется согласно ст. 166 Основ, ориентирующейся в принципе на законодательство государства, где расположена наиболее активная сторона – продавец в договоре купли-продажи, перевозчик в договоре перевозки, страховщик в договоре страхования и т.д. (п. 1).
Вместе с тем в ряде случаев применимое право определяется в императивном порядке. Например, «к договору о создании совместного предприятия с участием иностранных юридических лиц и граждан применяется право страны, где учреждено совместное предприятие» (п. 3 ст. 166).
Здесь отсутствует оговорка о возможности для сторон избрать какое-либо иное законодательство. Аналогичным образом обстоит дело применительно к договорам, заключенным на аукционе, в результате конкурса или на бирже. К этим договорам «применяется право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа» (п. 4 ст. 166).
Поэтому, если, например, в договоре о создании совместного предприятия его участники предусмотрят регулирование их отношений законодательством не того государства, где предприятие создается, а какого-либо другого, такая оговорка будет ничтожной.

Если спор, возникший из договора о создании совместного предприятия, передается на рассмотрение третейского суда, находящегося в другой стране, этот третейский суд должен разрешить спор из такого договора, руководствуясь материальным правом государства, где совместное предприятие было учреждено.
Вестник ВАС РФ. 1997. № 3. С.12.
Данное постановление относит рассмотрение инвестиционных споров к компетенции Верховного Суда Российской Федерации. Следует, однако, учитывать, что оно было принято в период действия АПК РФ 1992 г., согласно которому арбитражные суды могли рассматривать споры с «иностранным элементом» лишь если это было предусмотрено межгосударственным соглашением или соглашением сторон (ст. 20), а по общему правилу такие споры были подведомственны судам общей юрисдикции.
Сейчас положение существенно изменилось, поскольку норма п. 6 ст. 22 АПК РФ 1995 г. о рассмотрении этих споров арбитражными судами носит императивный характер.
Вот почему есть основания полагать, что инвестиционные споры должны в нас-тоящее время рассматриваться Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.
Вестник ВАС РФ. 1997. № 3. С.89.
Вестник ВАС РФ. 1997. № 3. С.99.

порядок разрешения споров во внешней торговле

В рамках ВТО торговые споры ведутся только правительствами государств в случае возникновения торгового спора по любому из многосторонних торговых соглашений, входящих в сферу действия Договоренности по правилам и процедурам разрешения споров (далее ДРС). Таким образом, сфера урегулирования торговых споров включает в себя споры, возникающие не только по обязательствам ГАТТ, но и предусмотренные ТРИПС и ГАТС. Однако все эти соглашения содержат некоторые специфические правила, которые превалируют над правилами и процедурами ДРС.

Компании в таких спорах не участвуют, они могут либо полностью доверить защиту своих интересов правительствам, либо принимать участие в качестве третьей стороны.

В рамках ВТО существуют два основных способа урегулирования споров:

— поиск взаимоприемлемого решения в рамках двусторонних консультаций,и

— обращение в Орган по урегулированию споров (далее ОРС).

На практике ОРС – это Генеральный Совет ВТО, который собирается специально для рассмотрения вопросов, связанных с урегулированием споров. Обычно он собирается один раз в месяц и обладает полномочиями учреждать третейскую группу, принимать доклады третейских групп и Апелляционного органа и осуществлять надзор за применением вынесенных решений и рекомендаций, а также разрешать приостановку уступок по Соглашению об учреждении ВТО.

Процедура урегулирования спора в случае обращения в ОРС состоит из трех основных этапов:

— консультации между сторонами;

— разбирательство в рамках ОРС;

— выполнение сторонами спора решения ОРС.

этапы урегулирования торговых споров:

1. Проведение консультаций.

Процедура урегулирования спора начинается с консультаций. Стороны должны приступить к консультациям в 30-дневный срок с даты получения запроса на проведение консультаций. Их общая продолжительность не должна превышать 60 дней.

2. Учреждение третейской группы.

В случае если в течение консультаций сторонам не удалось прийти к согласованному решению, то они запрашивают об учреждении третейской группы. Третейская группа создается на заседании ОРС, следующим за тем, в ходе которого была подана такая просьба. В состав группы входят высококвалифицированные правительственные или неправительственные эксперты. Как правило, состоят они из 3 членов, если только в течение 10 дней с даты ее учреждения стороны спора не достигнут соглашения о формировании третейской группы из 5 человек.

Функция такой группы состоит в оказании помощи ОРС в выполнении его обязанностей на основе Договоренности по правила и процедурам разрешения споров.

3. Рассмотрение дела на стадиях производства.

На первом слушании третейской группы стороны и иные третьи лица, заинтересованные в споре излагают свою позицию по предмету спора. На втором слушании предоставляются письменные доказательства и устные контраргументы по позициям противоположных сторон по предмету спора. В случае если какие–то факты, предоставляемые сторонами, требуют привлечения эксперта, третейская группа может провести консультации с экспертами или назначить экспертную группу для подготовки рекомендательного заключения по предмету спора.

4. Предварительный доклад третейской группы.

После прений сторон третейская группа готовит и направляет спорящим сторонам предварительный доклад, состоящий исключительно из описательных разделов и не содержащий выводов и заключений. В течение двух недель у них есть возможность прокомментировать и ознакомиться с первичным проектом решения. Если никаких замечаний и предложений не поступает, то этот доклад рассматривается как окончательный и распространяется среди членов ВТО.

5. Предварительное решение для сторон.

Предварительное решение содержит выводы и заключения третейской группы по существу предмета спора, которое тоже в свою очередь направляется сторонам, предоставляя им возможность потребовать пересмотра предварительного решения в течение одной недели.

6. Окончательное решение ОРС.

Окончательный доклад третейской группы также направляется сторонам и распространяется среди прочих членов ВТО. В течение 60 дней с даты распространения окончательного доклада третейской группы среди членов ВТО он принимается на очередном заседании ОРС на основе негативного консунсуса.

7 Апелляция.

В рамках ОРС учрежден постоянно действующий Апелляционный орган. Он состоит из семи лиц, из которых по одному делу свои функции выполняют только трое.

На апелляцию доклада третейской группы могут подать только стороны спора. Разбирательство в Апелляционном органе является конфиденциальным. Доклады составляются на основе предоставленной сторонами спора информации.

Апелляция может быть назначена только для разрешения вопросов толкования норм соглашений ВТО и не может использоваться для пересмотра дел по существу или для оценки новых фактов.

8. Сроки для принятия решений.

Если иное не оговорено сторонами спора, то период между датой учреждения третейской группы ОРС и датой рассмотрения ОРС доклада третейской группы, как правило, не может превышать 9 месяцев, если на доклад третейской группы не подана апелляция или 12 месяцев, если такая апелляция подана.

9. Контроль за выполнением рекомендаций и решений.

В течение 30 дней с даты принятия доклада третейской группы или Апелляционного органа, заинтересованный член информирует ОРС о своих намерениях в отношении выполнения рекомендаций и решений ОРС в течении разумного периода времени. Разумный период времени не должен превышать 15 месяцев с даты принятия доклада третейской группы или решения Апелляционного органа. Однако в зависимости от конкретных обстоятельств продолжительность этого периода может варьироваться.

Если рекомендации и решения не выполняются в течение разумного периода времени, то сторона, чьи права в рамках членства в ВТО были нарушены, имеет право на компенсацию и временное приостановление уступок.

Если стороны не могут придти к соглашению о том, что является разумным сроком, то вопрос может быть решен путем обязывающего арбитража.

Во-вторых, позиция Комиссии ООН по международному праву, общее право преобладает над специальным, если это может быть выявлено из намерений сторон. Как уже было сказано, на основании Договора о функционировании ТС в случае противоречия преобладают нормы ВТО. В связи с этим возникает вопрос: является ли это демонстрацией намерения? Если да, то аргументация Суда напрямую противоречит содержанию Договора о функционировании ТС.

Не смотря на то, что Суд ЕАЭС предпринял попытку внести ясность в понимание взаимоотношений ЕАЭС и ВТО, его решение по делу «Новокрамоторского механического завода» вызывает больше вопросов, чем придает ясности. Ситуация может осложниться тем, что нынешний Суд ЕАЭС вправе отойти от такой позиции Суда ЕврАзЭС и дать свое толкование данного вопроса. Не смотря на формулировку проблемы прецедента в Договоре о Прекращении деятельности ЕврАзЭС: «…для обеспечения единства и стабильности правового регулирования в ЕАЭС… решения Суда ЕврАзЭС продолжают действовать в прежнем статусе». Однако на практике Суд ЕАЭС дал понять, что готов не только брать во внимание некоторые позиции Суда ЕврАзЭС , но и пересматривать их.15

В-третьих, важной проблемой для ВТО и ЕАЭС является соотношение их юрисдикций.

Суд ЕАЭС является региональным международным судебным учреждением (далее- Суд), а Орган по разрешению споров ВТО (далее-ОРС) функционирует на универсальном уровне, таким образом, необходимо выяснить, могут ли одни и те же споры попасть на рассмотрение как Суда ЕАЭС, так и ОРС ВТО.

Субъектами обращения в ОРС являются государства-участники ВТО, а субъектами обращения в Суд ЕАЭС- участники ЕАЭС и юридические лица. В таком случае интересна возможность применения принципа res judicata, если проигравшая сторона по делу, рассмотренному в Суде ЕАЭС, обратится в ОРС ВТО.

Нельзя забывать, что оба учреждения рассматривают споры, возникшие по вопросам реализации нормативных актов ЕАЭС и ВТО, а учитывая тот факт, что право ВТО имплементировано в право ЕАЭС, один и тот же спор может возникнуть как из Договора о ЕАЭС, так и из соглашений ВТО. Налицо риск конкуренции юрисдикций.

Известный правовед- международник Кожеуров Я.С. указывает на реально существующую проблему, связанную с юрисдикцией двух механизмов правосудия: «Вопрос возможности передачи государствами-членами ЕАЭС споров между собой по вопросам, затрагивающим в том числе обязательства по праву ЕАЭС, в иные международные судебные учреждения остается открытым.». 16

Вопрос также остается открытым ввиду отсутствия в отношении Суда ЕАЭС положения о его «исключительности» , как, например, установлено в отношении Суда ЕС ст. 344 Договора о Функционировании Европейского Союза.17 Договор о Евразийском экономическом Союзе 2014 г. также не содержит четких положений, позволяющих государствам-участникам ЕАЭС право выбрать процедуру разрешения споров за рамками ЕАЭС.

Существует мнение, что одним из вариантов решения данной проблемы с целью исключить конфликт юрисдикций в дальнейшем является включение в текст регионального торгового соглашения оговорку об исключении подсудности (“forum exclusion clause”), которая бы не позволяла рассмотрение аналогичных вопросов иным судебным учреждением. 18 Данная идея кажется несостоятельной, во-первых, так как не уточнено, что именно подразумевается под «аналогичным вопросом»- иск или спор. Во-вторых, идея явно следует принципу res judicata, но при этом умаляет право сторон обращаться за разрешением спора в обе организации, членами которых они являются. В-третьих, возникает риск необходимости признания какого-либо судебного механизма (ОРС ВТО либо Суда ЕАЭС) вышестоящим над другим, а это не противоречит самой природе данных механизмов.

Действительно, если следовать логике п. 1 ст. 1 Договора о функционировании ТС, который устанавливает, что интегрированные соглашения ВТО становятся частью правовой системы ЕАЭС, и п. 1 ст. 2, который обязывает стороны привести правовую систему в соответствие с Соглашением ВТО, то едва ли можно говорить о том, что система разрешения споров в рамках ЕАЭС превалирует над ОРС ВТО.

Кожеуров Я. С. Также отмечает, что конкуренция юрисдикций возникнуть может, но это зависит от самих сторон спора: «Если государство-ответчик не будет возражать против задействования этой процедуры и не заявит в органах ЕАЭС, в том числе в Суде, о нарушении истцом своих интеграционных обязательств по приверженности единому порядку разрешения спора, то Суд лишится возможности даже высказаться по этому поводу . Если же государство-ответчик воспротивится передаче дела в ОРС ВТО и оспорит действия государства-истца в Суде ЕАЭС, то последний столкнется с нелегкой задачей».19

Таким образом, можно заключить, что обращение членов ЕАЭС в иные международные учреждения правосудия, в частности в ОРС ВТО, не исключается. Ситуация осложняется и тем, что по мнению многих специалистов, для большего числа государств ОРС ВТО является самым предпочтительным механизмом разрешения споров в силу его авторитета и целостной практики толкования и применения положений норм ВТО. 20

Практика Суда ЕАЭС на сегодняшний день слишком скудна, чтобы делать уверенные выводы относительно его эффективности, поэтому доверие государств-членов ЕАЭС во многом будет зависеть от самого Суда ЕАЭС: зарекомендует ли он себя как беспристрастный орган правосудия покажет лишь его дальнейшая практика.

На сегодняшний день на рассмотрении Органа по разрешению споров ВТО находятся несколько дел, связанных с Российской Федерацией и ЕАЭС. В заключение данном работы необходимо кратко обратиться к самым актуальным из них.

В 2016 году после вынесения ОРС ВТО решения по делу DS485 Russia- Tariff Treatment of CertainAgricultural and Manufacturing Products появилась реальная угроза юрисдикции Суда ЕАЭС. 21Дело заключается в том, что ЕС обжаловала решения, предпринятые Евразийской Экономической Комиссией, а именно завышение таможенных пошлин на ряд товаров (бумага, пальмовое масло, холодильники), что нарушает ст. ll :1(b) ГАТТ-1994. Однако по той причине, что жалобу в ВТО против ЕАЭС подать нельзя (не является членом ВТО), ЕС направил ее против России. Европейский Союз исходил из содержания Доклада Рабочей группы, являющийся приложением к Протоколу о вступлении РФ в ВТО. Необязательные пункты Протокола устанавливают, что меры, принимаемые в ТС (ЕАЭС), будут приведены в соответствие с обязательствами РФ в рамках ВТО. Не смотря на то, что даже третейской группой было выражено недоумение таким подходом, 22 со стороны РФ не было дано никаких комментариев. В том случае, если Апелляционный Орган поддержит данный подход со стороны ЕС, это создаст потенциальный риск обжалования любого решения органов ЕАЭС любым государством-нечленом ЕАЭС (соответственно, напрямую направленное против государства-члена ЕАЭС), а Российской Федерации придется нести ответственность за решения Комиссии каждый раз в случае спора.

Проблему ответственности Российской Федерации за решения ЕЭК поднимает Кадышева О.В.: «Россия не имеет возможности в одностороннем порядке отменить решение ЕЭК, более того, решение является для России обязательным в силу соответствующих международно-правовых обязательств». 23

Следует согласиться с вышесказанным утверждением, так как, действительно, Российская Федерация принимает участие в голосовании за принятие оспариваемых мер, однако отмена данных мер не может быть осуществлена без участия иных государств-членов ЕАЭС.

Таким образом, не смотря на то, что членство Российской Федерации одновременно в ЕАЭС и в ВТО налагает на нее дополнительное бремя ответственности, однако только время покажет, насколько это бремя будет ей по силам.

Еще одним делом против ЕАЭС, ожидающим своего рассмотрения, стала жалоба Украины в ВТО о систематическом нарушении ЕАЭС норм ВТО при проведении антидемпинговых расследований, что привело к ограничению доступа украинской продукции на рынки государств ЕАЭС.

На заседании Комитета ВТО по антидемпинговой практике 25-28 апреля 2016 года украинская делегация выступила с требованием отмены со стороны ЕАЭС антидемпинговых мер в отношении прутков и стальных труб (29 марта Коллегия ЕАЭС приняла решение ввести антидемпинговую пошлину сроком на 5 лет, в том числе с оккупированных территорий Донбасса), а также прекратить расследование в отношении ферросиликомарганца. Установлено, что антидемпинговые расследования были проведены с нарушением ст. 2 (определение демпинга), ст. 3 (определение ущерба) и ст. 5 (процедура возбуждения и проведения расследования) Соглашения ВТО о применении ст. VI ГАТТ 1994 и ГАТТ.

Со стороны представителей ЕАЭС не было дано ответа на поставленный вопрос, однако они обязались предоставить разъяснения в письменном виде. Данное дело является одним из самых актуальных для ЕАЭС, поэтому на данный момент предугадать позицию ВТО по решению этого вопроса не представляется возможным.

В заключение данной работы важно отметить, что одновременное членство как в ВТО, так и в ЕАЭС, определенно вызывает немало серьезных противоречий. Такие основные проблемы, как соответствие ЕАЭС ВТО, соотношение обязательств и соотношение юрисдикций на практике вызывают не только немало вопросов со стороны академических кругов, но и тормозят развитие самой евразийской интеграции. Характеристика ВТО и ЕАЭС показывает, что два этих объединения являются не тождественными, а лишь схожими по отношению друг к другу. Однако во многом сглаживание взаимоотношений между универсальным и региональным уровнем интеграции зависит от самого ВТО в силу его устоявшегося авторитета. Ему важно не выстраивать взаимоотношения на вертикальном уровне, а сотрудничать с ЕАЭС на горизонтальном, задействовать свои интеллектуальные ресурсы в лице арбитров и членов третейских групп для беспристрастного разрешения вышеизложенных проблем. Лишь тесное взаимодействие и сотрудничество Всемирной Торговой Организации и Евразийского Экономического Союза позволят укрепить систему и единство международного права.

Примечания:

1 Договор о Евразийском Экономическом Союзе (29.05.2014) URL: www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (дата обращения-11.04.2017)

2 Договор о функционировании Таможенного Союза в рамках многосторонней торговой системы (19.05.2011) URL:www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_116602/(дата обращения-11.04.2017)

3 Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ 1994) URL: http://www.hse.ru/data/2011/11/15/1272897051/ГАТТ-47%2(дата обращения-8.04.2017)

4 А. С. Исполинов «ВТО и региональные торговые соглашения или что нам делать с ВТО и ЕАЭС»URL:http://zakon.ru/blog/2015/11/02/vto_i_regionalnye_torgovye_soglasheniya_ili_chto_nam_delat_s_vto_i_eaes (дата обращения-12.04.2017)

5 Turkey- Restrictions on Imports of Textile and Clothing Products (DS34), 1999

6 Turkey- Restrictions on Imports of Textile and Clothing Products (DS34), 1999, para.65

7 А. С. Исполинов «ВТО и региональные торговые соглашения или что нам делать с ВТО и ЕАЭС»URL:http://zakon.ru/blog/2015/11/02/vto_i_regionalnye_torgovye_soglasheniya_ili_chto_nam_delat_s_vto_i_eaes (дата обращения-12.04.2017)

8 Nikolas Lavranos. The Brazilian Tyres Case: Trade Supersedes Health. Trade, Law and Development. Vol 1. # 2(2009) p. 11

9 ВТО и Региональные интеграционные объединения: Соотношение «Правовых Сил» в урегулировании торговых споров: А.С.Смбатян //Российский внешнеэкономический Вестник, 2011, №8, C.18

10 Толстых В.Л. Недавние решения суда ЕврАзЭС: попытка доктринального анализа // Евразийский юрид. журн. 2013. N 8, C. 163

11 К вопросу о создании Евразийского Союза: интеграция и наднационализм: Нешатаева Т.Н. // Закон, 2014, № 6, C. 76

12 Решение Коллегии Суда ЕврАзЭС от 24.06.2013 по делу по заявлению ПАО «Новокрамоторский машиностроительный завод» URL:www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148151/ (дата обращения-7.04.2017)

13 Кожеуров Я.С. «Институты международного правосудия и право Евразийского экономического союза: «Cмотр правовых сил»// Российский юридический журнал. 2016. №4. С.101

14 Исполинов А.С. (автор параграфа): Институты международного правосудия.// Международные отношения. Москва. С. 286 — 287

15 Постановление Суда ЕАЭС от 12.12.2016 (ТП «Руста-Брокер»). URL: http://courteurasian.org/page-24161 (дата обращения-20.04.2017)

16 Кожеуров Я.С. «Институты международного правосудия и право Евразийского экономического союза: «Cмотр правовых сил»// Российский юридический журнал. 2016. №4. С.99

17 Договор о функционировании Европейского Союза 25.03.1957 URL: http://eulaw.ru/treaties/tfeu (дата обращения-18.04.2017)

19 Кожеуров Я.С. «Институты международного правосудия и право Евразийского экономического союза: «Cмотр правовых сил»// Российский юридический журнал. 2016. №4. С.100

20 Исполинов А. С. «Однажды 20 лет спустя// Планы реформы ОРС ВТО», URL:http://zakon/ru/Blogs/odnazhdy_20_let_spustya__plany_reformy_ors_vto/17428 (дата обращения-12.04.2017)

21 Russia- Tariff Treatment of Certain Agricultural and Manufacturing Products (DS485) 2016

Урегулирование споров в рамках ВТО

Создание процедуры и механизма разрешения спорных и конфликтных ситуаций, возникающих в торговых отношениях – одна из важнейших функций ВТО. Речь идет о разрешении споров на уровне правительств договаривающихся сторон.

В ходе Уругвайского раунда многосторонних торговых переговоров была достигнута Договоренность о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров (далее – ДПРС). Она создала объединенную систему разрешения споров для многосторонних соглашений, входящих в ВТО. Организационной основой этой системы стал Орган по разрешению споров (далее – ОРС).

Функцию ОРС выполняет Генеральный совет ВТО, специально собираясь как Орган по разрешению споров. Он рассматривает спорные вопросы, возникающие по любому из соглашений, входящих в систему ВТО. ОРС имеет право создавать специальные группы экспертов (panels) для рассмотрения споров и подготовки рекомендаций, принимать доклады специальных групп, осуществлять наблюдение за выполнением их рекомендаций, разрешать приостановление уступок и других обязательств в отношении тех стран, которые нарушают условия соглашений, входящих в систему ВТО.

Статья 3 ДПРС подчеркивает, что система урегулирования споров ВТО является центральным элементом, обеспечивающим безопасность многосторонней торговой системы, а быстрое разрешение споров является необходимым для эффективного функционирования ВТО.

ДПРС обобщила практику урегулирования споров, сложившуюся в рамках ГАТТ, уточнила многие ее процедурные стороны и ввела ряд новых моментов.

Система урегулирования споров ВТО носит интегрированный характер. ДПРС распространяет свое действие на ГАТТ, многосторонние соглашения по торговле товарами, перечисленные в приложении 1А к Соглашению об учреждении ВТО, на ГАТС, ТРИПС, соглашения с ограниченным кругом участников.

Вместе с тем сложный характер ряда соглашений потребовал выработки специальных дополнительных положений. Поэтому Соглашение по применению санитарных и фитосанитарных мер, Соглашение по текстилю и одежде, Соглашение по применению ст. VI ГАТТ 1994, Соглашение по субсидиям и компенсационным мерам, ГАТС и соглашения с ограниченным кругом участников содержат положения о дополнительных правилах и процедурах разрешения споров, которые включены в Дополнение 2 к ДПРС («Специальные или дополнительные правила и процедуры, содержащиеся в охваченных соглашениях»). В соответствии с п. 2 ст. 1 ДПРС в случае различия между правилами и процедурами, изложенными в ДПРС, и специальными дополнительными правилами и процедурами, указанными в Дополнении 2, применяются последние.

Система разрешения споров в ВТО действует следующим образом.

Первый этап урегулирования споров – это консультации между спорящими сторонами (правительствами), начатые по инициативе той стороны, которая полагает, что мера, принятая другой стороной, затрагивает ее права по любому из соглашений ВТО.

Если по истечении 60 дней спор не урегулирован, направляющая жалобу сторона может просить о создании специальной группы экспертов. Процедура создания группы предусматривает, что она не будет создана только в том случае, если ОРС консенсусом примет такое решение. В этом новая практика существенно отличается от прошлой процедурной стороны урегулирования споров в рамках 1

ГАТТ 1947. Членами группы могут быть в личном качестве лица, имеющие высокую квалификацию в вопросах, ставших предметом спора (ученые, преподаватели, лица, имеющие опыт торгово-политической работы и т.д.). Обычно группа состоит из трех экспертов.

Функции групп заключаются в объективном изучении и оценке предмета спора, выяснении применимости к предмету спора положений правового документа ВТО, в рамках которого возник спор. Спорящие стороны направляют членам группы в письменной форме представления, в которых излагаются фактические обстоятельства дела и аргументы.

Группа должна завершить свою работу в течение 6 месяцев и представить выводы и рекомендации в виде доклада Органу по разрешению споров. В течение 60 дней доклад группы должен быть принят ОРС. Пункт 4 ст. 16 предусматривает принятие доклада группы, если только ОРС путем консенсуса не примет решение отклонить доклад или одна из сторон не известит о своем намерении передать дело Апелляционному органу ВТО.

Процедура урегулирования споров в рамках ВТО предусматривает возможность пересмотра решения или рекомендации путем обращения в Апелляционный орган ВТО. Этот орган создается ОРС в составе семи членов. Апелляция может быть подана одной из сторон спора.

Статья 21 ДПРС устанавливает порядок выполнения рекомендаций группы экспертов спорящими или спорящей стороной. При этом установлен и порядок контроля (наблюдения) за тем, как будет выполняться решение группы экспертов.

Если страна – член ВТО не выполнит рекомендацию, то против нее могут быть применены различные меры, в частности, приостановление действия уступок или иных обязательств, либо она должна будет компенсировать причиненный ущерб другой стороне.

Таким образом, действующая единая для всех соглашений ВТО система разрешения споров включает следующие ключевые моменты:

■ проведение двусторонних консультаций с целью найти решение спорной проблемы;

■ учреждение группы экспертов по требованию любой спорящей стороны и рассмотрение существа спора;

■ принятие доклада группы (если только доклад не будет отвергнут путем консенсуса);

■ передача вопроса ОРС;

■ передача вопроса Апелляционному органу по представлению спорящей стороны для рассмотрения апелляций по решениям группы экспертов;

■ контроль со стороны ОРС за исполнением рекомендаций. Причем конфликтующая сторона, претензии которой признаны справедливыми, может автоматически приостановить действие уступок, если другая сторона не выполнит рекомендацию в течение установленного для этого срока.

Как видно из сказанного, система разрешения споров получила большую жесткость в направлении реализации принимаемых рекомендаций, чем та, что существовала в рамках ГАТТ. Вместе с тем она сохранила ряд балансирующих элементов, нацеленных на то, чтобы избежать тупиковых ситуаций. В связи с этим целесообразно подчеркнуть, что главный принцип разрешения споров (перешедший из практики ГАТТ) заключается в том, что диспут переносится в ОРС правительством спорящей стороны только после того, как усилия найти решение в двусторонних консультациях потерпели неудачу.

Одновременно с этой же целью (избежать тупиковых ситуаций) новый механизм разрешения споров содержит так называемый Апелляционный орган (отсутствовавший в ГАТТ). Этот орган состоит из семи человек, имеющих репутацию авторитетных специалистов в вопросах международной торговли. Они представляют правительства и действуют в личном качестве. Их задача – дать правовую интерпретацию рекомендации группы экспертов, ее правомерности с точки зрения прецедентов и правил ВТО. Свое решение они передают ОРС.

Рекомендации группы экспертов могут быть осуществлены следующими тремя путями:

  • 1) сторона, признанная нарушившей правила ВТО, соглашается с рекомендациями и делает необходимые шаги для ликвидации нарушения;
  • 2) если первое решение не исполняется, сторона, признанная правой в споре, может потребовать компенсации. Нарушившая сторона, в свою очередь, сама может предложить компенсацию;
  • 3) и, наконец, сторона, признанная пострадавшей, может потребовать, чтобы ОРС уполномочил ее предпринять ответные шаги путем приостановки уступок или иных обязательств, т.е. предоставил право увеличить ставку тарифа на товар или товары, ввозимые из страны, нарушившей обязательства (если речь идет о торговле товарами), или принять адекватные меры в торговле услугами (если речь идет о них) либо в отношении обязательств по Соглашению по связанным с торговлей инвестиционным мерам.

Однако любая из двух последних мер рассматривается как временная, поскольку спорный вопрос считается окончательно решенным только после того, как отклонение от правил или их нарушение ликвидировано. Поэтому ОРС осуществляет постоянное наблюдение за каждым случаем, попавшим в сферу его компетенции.

Механизм разрешения споров и конфликтных ситуаций работает в рамках ВТО на межправительственном уровне. Однако правительства могут действовать в рамках ВТО только тогда, когда соответствующая информация поступает от национальных экспортеров и импортеров в правительственные органы. Более того, правительство может поднять спорный вопрос только в том случае, если оно само получило от национальной отрасли производства заявление о нарушении прав и обязательств и соответствующую информацию. Это, в свою очередь, требует создания необходимых национальных механизмов передачи подобной информации, правил и процедур, определяющих, как этот непростой механизм будет работать на национальном уровне. Такая практическая задача стоит сейчас перед многими странами, как ставшими членами ВТО, так и находящимися в процессе присоединения.

  • Процедура работы группы (panel) подробно регламентирована в ст. 6–17 ДПРС.

Торговые споры в ВТО

Среди аргументов «за присоединение к ВТО» часто упоминается то, что участвуя в ВТО, Россия получит доступ к механизмам разрешения споров и, благодаря этому урегулирует часть имеющихся конфликтов, улучшив условия доступа своих товаров на внешние рынки. Что же это такое – процедура разрешения споров в ВТО?

В рамках ВТО торговые споры ведутся только правительствами государств в случае возникновения торгового спора по любому из многосторонних торговых соглашений, входящих в сферу действия Договоренности по правилам и процедурам разрешения споров (далее ДРС). Таким образом, сфера урегулирования торговых споров включает в себя споры, возникающие не только по обязательствам ГАТТ, но и предусмотренные ТРИПС и ГАТС. Однако все эти соглашения содержат некоторые специфические правила, которые превалируют над правилами и процедурами ДРС.
Компании в таких спорах не участвуют, они могут либо полностью доверить защиту своих интересов правительствам, либо принимать участие в качестве третьей стороны.
В рамках ВТО существуют два основных способа урегулирования споров:

  • поиск взаимоприемлемого решения в рамках двусторонних консультаций
  • обращение в Орган по урегулированию споров (далее ОРС).

На практике ОРС – это Генеральный Совет ВТО, который собирается специально для рассмотрения вопросов, связанных с урегулированием споров. Обычно он собирается один раз в месяц и обладает полномочиями учреждать третейскую группу, принимать доклады третейских групп и Апелляционного органа и осуществлять надзор за применением вынесенных решений и рекомендаций, а также разрешать приостановку уступок по Соглашению об учреждении ВТО.

Процедура урегулирования спора в случае обращения в ОРС состоит из трех основных этапов:

  • консультации между сторонами;
  • разбирательство в рамках ОРС;
  • выполнение сторонами спора решения ОРС.

Теперь более подробно остановимся на этапах урегулирования торговых споров.

1. Проведение консультаций.
Процедура урегулирования спора начинается с консультаций. Стороны должны приступить к консультациям в 30-дневный срок с даты получения запроса на проведение консультаций. Их общая продолжительность не должна превышать 60 дней.

2. Учреждение третейской группы.
В случае если в течение консультаций сторонам не удалось прийти к согласованному решению, то они запрашивают об учреждении третейской группы. Третейская группа создается на заседании ОРС, следующим за тем, в ходе которого была подана такая просьба. В состав группы входят высококвалифицированные правительственные или неправительственные эксперты. Как правило, состоят они из 3 членов, если только в течение 10 дней с даты ее учреждения стороны спора не достигнут соглашения о формировании третейской группы из 5 человек.
Функция такой группы состоит в оказании помощи ОРС в выполнении его обязанностей на основе Договоренности по правила и процедурам разрешения споров.

3. Рассмотрение дела на стадиях производства.
На первом слушании третейской группы стороны и иные третьи лица, заинтересованные в споре излагают свою позицию по предмету спора. На втором слушании предоставляются письменные доказательства и устные контраргументы по позициям противоположных сторон по предмету спора. В случае если какие–то факты, предоставляемые сторонами, требуют привлечения эксперта, третейская группа может провести консультации с экспертами или назначить экспертную группу для подготовки рекомендательного заключения по предмету спора.

4. Предварительный доклад третейской группы.
После прений сторон третейская группа готовит и направляет спорящим сторонам предварительный доклад, состоящий исключительно из описательных разделов и не содержащий выводов и заключений. В течение двух недель у них есть возможность прокомментировать и ознакомиться с первичным проектом решения. Если никаких замечаний и предложений не поступает, то этот доклад рассматривается как окончательный и распространяется среди членов ВТО.

5. Предварительное решение для сторон.
Предварительное решение содержит выводы и заключения третейской группы по существу предмета спора, которое тоже в свою очередь направляется сторонам, предоставляя им возможность потребовать пересмотра предварительного решения в течение одной недели.

6. Окончательное решение ОРС.
Окончательный доклад третейской группы также направляется сторонам и распространяется среди прочих членов ВТО. В течение 60 дней с даты распространения окончательного доклада третейской группы среди членов ВТО он принимается на очередном заседании ОРС на основе негативного консунсуса.

7. Апелляция.
В рамках ОРС учрежден постоянно действующий Апелляционный орган. Он состоит из семи лиц, из которых по одному делу свои функции выполняют только трое.
На апелляцию доклада третейской группы могут подать только стороны спора. Разбирательство в Апелляционном органе является конфиденциальным. Доклады составляются на основе предоставленной сторонами спора информации.
Апелляция может быть назначена только для разрешения вопросов толкования норм соглашений ВТО и не может использоваться для пересмотра дел по существу или для оценки новых фактов.

8. Сроки для принятия решений.
Если иное не оговорено сторонами спора, то период между датой учреждения третейской группы ОРС и датой рассмотрения ОРС доклада третейской группы, как правило, не может превышать 9 месяцев, если на доклад третейской группы не подана апелляция или 12 месяцев, если такая апелляция подана.

9. Контроль за выполнением рекомендаций и решений.
В течение 30 дней с даты принятия доклада третейской группы или Апелляционного органа, заинтересованный член информирует ОРС о своих намерениях в отношении выполнения рекомендаций и решений ОРС в течении разумного периода времени. Разумный период времени не должен превышать 15 месяцев с даты принятия доклада третейской группы или решения Апелляционного органа. Однако в зависимости от конкретных обстоятельств продолжительность этого периода может варьироваться.
Если рекомендации и решения не выполняются в течение разумного периода времени, то сторона, чьи права в рамках членства в ВТО были нарушены, имеет право на компенсацию и временное приостановление уступок.
Если стороны не могут придти к соглашению о том, что является разумным сроком, то вопрос может быть решен путем обязывающего арбитража.

С даты образования ВТО (1995 г.) и по 2006 г. было рассмотрено 356 торговых споров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *