Организационно распорядительные функции

Организационно-распорядительные документы систематизированы по следующим функциям:

— Создание организации, предприятия;

— Реорганизация организации, предприятия;

— Ликвидация организации, предприятия;

— Приватизация государственных и муниципальных организаций, предприятий;

— Распорядительная деятельность организации, предприятия;

— Организационно-нормативное регулирование деятельности организации, предприятия;

— Оперативно-информационное регулирование деятельности организации, предприятия;

Виды
Функции
Составление
Правила оформления
По пожарной безопасности
Для защиты персональных данных

Виды

Административная система документирования по видам документов делится на три группы документов.

1. Организационно-распорядительная документация (ОРД) – положения, уставы, инструкции, приказы, решения, протоколы, штатное расписание, регламент и т.п.

2. Справочно-информационная документация (СИД) – письма, телеграммы, телефонограммы, докладные, служебные, пояснительные, объяснительные записки, справки, акты и т.п.

3. Документы по личному составу (ДЛС) – приказы, личные дела, заявления, трудовые книжки, характеристики, анкеты, резюме, договоры и т.п.

Правильное составление информационно справочных документов.

Виды финансовых документов .

Основные виды документов http://delo-up.ru/osn/vidy-dokumentov-v-deloproizvodstve.html#t1.

Функции

Основная функция распорядительных документов — регулятивная; целевое назначение — регулирование деятельности, позволяющее органу управления обеспечивать реализацию поставленных перед ним задач, получать ю аксимальний эффект от деятельности предприятийа.

Решение, зафиксированы в распорядительных документах, направлены на совершенствование организационной структуры, характера, содержания, средств и способов осуществления основной (производственной) деятельности учреждений, обеспечь ния организации финансовыми, трудовыми, материальными, информационными и другими ресурсам.

Распорядительные документы содержат решения, идущие сверху вниз по системе управления: от управляющего органа к управляемому, от вышестоящей организации в подведомственной, от руководителя организации к руководителю тока уктурного подразделения и работников данной организации и т.д. Именно эти документы реализуют управляемость объектов по вертиі.

В юридическом плане значительная часть распорядительных документов относится к нормативно-правовых актов В них содержатся конкретные, юридически властные предписания субъектов исполнительной власти Конкретность таких пре исив проявляется в том, что их адресатом выступают конкретные учреждения, структурные подразделения, должностные лица или работники; они являются юридическими фактами, которые влекут возникновение конкретных административных тивно-правовых относиин.

Составление

Стилю служебных документов должна быть присуща стилистическая строгость, нейтральность изложения. Управленческие документы организации связаны с правовыми нормами, поэтому объективность в стиле изложения характеризуется эмпирическим и предписывающим характером документа. В официально-деловом стиле не должно быть эмоциональности, субъективной оценочности и разговорности. Официально-деловой стиль документов должен отвечать требованиям:

краткость и компактность изложения официального документа;

точность и определенность формулировок;

однозначность и единообразие терминов;

последовательность.

Обязательно в распорядительных документах указание конкретных лиц ответственных за исполнение, а также лица контролирующего ход исполнения. Наличие даты, к которой распоряжение должно быть исполнено.

Правила оформления

Документы состоят из отдельных элементов, которые принято называть реквизитами (от лат. requisitum — требуемое, необходимое). Совокупность реквизитов документа отражает его форму. Следовательно, для того чтобы документ отвечал своему назначению, он должен быть составлен в соответствии с формой, принятой для данной категории документов. От полноты и качества оформления документов зависит их доказательная (юридическая) сила, так как они служат свидетельством, подтверждением конкретных фактов, явлении, событий.

Постановлением Госстандарта РФ от 31 июля 1997 г. № 273 принят и введен в действие с 1 июля 1998 г. ГОСТ Р 6.30-97 «Унифицированная система организационно-распорядительной документации». Постановлением Госстандарта РФ от 21 января 2000 г. №9 в настоящий стандарт внесены изменения вводящиеся в действие с 1 апреля 2000 г. Этот стандарт определяет состав реквизитов организационно-распорядительных документов, правила их оформления и место расположения на документах, требования к изготовлению бланков и к учету бланков с воспроизведением Государственного герба Российской Федерации и гербов субъектов РФ.

В новом государственном стандарте, по сравнению с о стандартом действовавшим до 1997, года определено 29 реквизитов вместо 31. (Расположение их показано на схемах в прил. 1)

Документ имеет юридическую силу при наличии реквизитов, обязательных для данного вида документов. Например, обязательные реквизиты для письма — наименование организации, почтовый адрес, адресат, заголовок к тексту, дата, индекс, текст, подписи, фамилия исполнителя и номер его телефона.

В процессе подготовки и оформления документа состав реквизитов может быть дополнен другими реквизитами, если того требуют назначение документа, его обработка и т.д.

Следует отметить, что часто документы оформляются на бланках трех видов: бланке служебного письма, бланке для конкретного вида документа и общем бланке для всех других документов. Эти бланки имеют установленный комплекс постоянных реквизитов с продольным или угловым расположением. Изготавливаются они в основном на бумаге форматов А4 (210 х 297 мм) и А5 (148 х 210 мм). Допускаются бланки форматов A3 и А6.

Документы, составленные от имени двух или более организаций, оформляются без бланка.

По пожарной безопасности

Перечень документации по пожарной безопасности

Приказы пожарной безопасности

1. Приказ по организации «О назначении лица, ответственного за пожарную безопасность»;

2. Приказ по организации «Об определении мест для курения»;

3. Приказ по организации «О порядке обесточивания электрооборудования в случае пожара и по окончании рабочего дня»;

4. Приказ по организации «О назначении ответственного за электрохозяйство»;

5. Приказ по организации «Об определении порядка и сроков прохождения противопожарного инструктажа и занятий по пожарно-техническому минимуму, а также назначение ответственных за их проведение»;

6. Приказ по организации «О назначении ответственного лица за сохранность и готовность к действию первичных средств пожаротушения и пожарного инвентаря»;

7. Приказ по организации «Об утверждении Инструкции по пожарной безопасности и по действиям персонала организации в случае пожара»;

8. Приказ по организации «Об утверждении добровольной пожарной дружины»;

9. Приказ по организации «Об организации обучения пожарно-техническому минимуму».

Журналы пожарной безопасности

10. Журнал объектовый «Отработка плана эвакуации при пожаре»;

11. Журнал объектовый «Техническое обслуживание огнетушителей»;

12. Журнал объектовый «Проведение испытаний и перезарядки огнетушителей»;

13. Журнал объектовый «Регистрация нарядов-допусков на производство газоопасных работ»;

14. Журнал объектовый «Техническое обслуживание пожарной автоматики»;

15. Журнал объектовый «Учет проверок юридического лица, индивидуального предпринимателя, проводимых органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля».

Инструкции пожарной безопасности

16. Инструкция объектовая «О порядке действия персонала при срабатывании пожарной автоматики»;

17. Инструкция объектовая «О закрытии производственных и вспомогательных помещений после окончания работы»;

18. Инструкция объектовая «По оказанию помощи пострадавшему»;

19. Инструкция объектовая «По электробезопасности»;

20. Инструкция объектовая «По ревизии (очистке) воздуховодов вентиляционных систем»;

21. Инструкция объектовая «О мерах пожарной безопасности на объекте»;

22. Инструкция объектовая «О мерах пожарной безопасности при проведении мероприятий на объектах с массовым пребыванием людей»;

23. Инструкция объектовая «Ответственному за пожарную безопасность»;

24. Инструкция объектовая «По эксплуатации внутреннего противопожарного водопровода»;

25. Инструкция объектовая «По требованиям к выбору и эксплуатации огнетушителей»;

26. Инструкция объектовая «По применению работниками (гражданами) бытовых пиротехнических изделий».

Разное

27. Положение о проведении противопожарных инструктажей;

28. Билеты для проведения зачета по пожарно-техническому минимуму;

29. Комплект лекций для проведения пожарно-технического минимума;

30. Тестовые задания по ПТМ;

31. План противопожарных мероприятий на год;

32. Программа вводного противопожарного инструктажа.

Для защиты персональных данных

Организационные меры защиты персональных данных включают в себя разработку организационно-распорядительных документов, а также реализацию мероприятий по защите персональных данных.

В соответствии с п. 1 ст. 23 Федерального закона от 27.07.2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных» и п. 1 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 16.03.2009 года № 228, уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных, на который возлагается обеспечение контроля и надзора за соответствием обработки персональных данных требованиям настоящего Федерального закона, является федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере связи и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Организационные меры осуществляются на предприятии независимо от того, подавалось уведомление в Роскомнадзор или нет, осуществляется обработка ПДн с использованием средств автоматизации или без их использования.

Перечень мероприятий и необходимых документов может меняться в зависимости от специфики обработки персональных данных, орг.структуры и других особенностей каждого отдельно взятого предприятия.

Организационно-распорядительные функции

Организационно-распорядительные функции связаны с управлением людьми, а административно-хозяйственные — сраспоряжением и управлением имуществом. Поэтому всякий работник государственного органа или органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, служащий Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований, который имеет в своем служебном подчинении других людей, руководит их деятельностью, направляет и организует их работу (службу), является должностным лицом в связи с наличием у него организационно-распорядительных обязанностей. Соответственно лица, распоряжающиеся и управляющие в названных органах, учреждениях и войсках имуществом, материальными ценностями, учитывающие выполненную работу, начисляющие вознаграждение за труд и т. п., — это должностные лица, выполняющие административно-хозяйственные функции.

Заключение договора между работниками и администрацией о полной материальной ответственности за сохранность вверенных ценностей само по себе не может служить основанием для признания работника должностным лицом. Для этого необходимо, чтобы наряду с обязанностями по непосредственному хранению имущества материально ответственное лицо выполняло также функции по распоряжению и управлению. Таким образом, не всякий государственный служащий и служащий органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений является должностным лицом.

Применительно к работникам государственных и муниципальных учреждений важным критерием для отнесения их к категории должностных лиц является обладание правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, т. е. имеющие организационно-распорядительный характер. Следовательно, должностным лицом необходимо признавать субъекта, который имеет право выдавать от имени государственного или муниципального учреждения официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот акт (документ) имеет юридическую силу. Поэтому, в частности, должностным лицом является нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе.

Специалист, работающий в государственном или муниципальном учреждении и выполняющий сугубо профессиональные или технические обязанности, не является должностным лицом. Однако если наряду или в связи с осуществлением этих обязанностей на данного специалиста в установленном порядке возложено исполнение организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он несет ответственность как должностное лицо (например, врач — за злоупотребление полномочиями, связанными с направлением на госпитализацию, выдачей листков нетрудоспособности, оформлением других документов, участием в работе ВТЭК, призывных комиссий; преподаватель — за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии). Таким образом, необходимо отличать должностную деятельность отдельных категорий служащих государственных и муниципальных учреждений, связанную с выполнением имеющихся у них организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, от сугубо профессиональной, производственной деятельности этих же служащих, когда последние не осуществляют указанные функции и, следовательно, не выступают в качестве должностных лиц.

Для признания субъекта ответственным за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления не имеет значения, исполняет он функции представителя власти, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции по назначению или по выборам, постоянно или временно. Возможны и случаи выполнения субъектами разовых, отдельных поручений должностного характера (например, поручения принять участие в проверке, работе той или иной комиссии и т. п.), в процессе и в связи с выполнением которых они рассматриваются как должностные лица, способные нести ответственность за различные преступления.

Лицо, временно исполняющее обязанности по определенной должности или осуществляющее специальные полномочия, может быть признано субъектом преступления против интересов государственной или муниципальной службы лишь при условии, если указанные обязанности или полномочия были возложены на него в установленном законом порядке правомочными на то органами или должностными лицами.

Частное лицо, а также лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации (см. примечание 1 к ст. 201 УК), не может быть субъектом — исполнителем (соисполнителем) преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Однако в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК вполне законным будет привлечение таких лиц к ответственности за соучастие в таких преступлениях в качестве организатора, подстрекателя или пособника или же за участие в совершении некоторых из этих преступлений в составе организованной группы (п. «б» ч. 3 ст. 287, п. «а» ч, 4 ст. 290 УК). ,

Таким образом, преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — это деяния, посягающие на нормальную, регламентированную законом деятельность публичного аппарата управления, совершенные служащими (должностным лицами) этого аппарата с использованием служебных полномочий, а также лицами, осуществляющими функции публичного аппарата управления по специальному поручению (полномочию).

В модельном уголовном кодексе, являющемся рекомендательным законодательным актом для Содружества Независимых Государств, принятом, на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств- участников СНГ 17 февраля 1996 г., эта группа преступлений, названа преступлениями против интересов публичной службы. В нее включены: злоупотребление служебным положением, бездействие по службе, превышение служебных полномочий, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, дача взятки, посредничество во взяточничестве, служебный подлог, служебная халатность. Субъектом преступлений против интересов публичной службы.назван публичный служащий, как-то: 1) депутаты представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также их помощники; 2) служащие органов государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), прокуратуры, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений и организаций; 3) лица, участвующие в отправлении правосудия в качестве народных или присяжных заседателей либо выполняющие функции иных представителей власти по специальному полномочию. Как видно, модельный УК рекомендует признавать субъектами преступлений против интересов публичной службы всех служащих органов и организаций публичного управления, а не только должностных лиц. Такое решение представляется правильным.

Составы преступлений, включенных в гл. 30 УК, — это составы так называемых общих преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Они могут совершаться любыми должностными лицами (служащими), в любом государственном или муниципальном органе либо учреждении и влечь разнообразные последствия. Помимо них в других главах УК есть немало специальных составов преступлений, совершаемых должностным лицами в определенной, указанной в законе сфере деятельности либо конкретно определенными должностными лицами. Это ряд преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19), преступлений в сфере экономической деятельности (ст. 169, 170 и др.), преступлений против правосудия (гл. 31) и др. Согласно закону (ч. 3 ст. 17 УК), если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Помимо признаков, характеризующих объект и субъект преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, можно указать еще на некоторые обстоятельства, общие для большинства преступлений, отнесенных к этой группе.

Ссубъективной стороны,как правило, эти преступления совершаются путем активных действий виновных лиц. Однако в некоторых случаях (ст. 285, 287, 293 УК) закон в качестве формы осуществления общественно опасного посягательства на интересы нормальной деятельности публичного аппарата управления допускает и преступное бездействие, связанное с невыполнением или ненадлежащим выполнением должностным лицом лежащих на нем служебных обязанностей.

Составы преступлений, включенных в гл. 30, конструируются как по типу материальных (ст. 285, 286, п. «в» ч. 2 ст. 287, 288, 293), так и формальных (ст. 287, 289 — 292) составов. Характерным последствием в материальных составах является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а в квалифицированных составах — тяжкие последствия.

В самих статьях Уголовного кодекса не предлагается никаких критериев для определения существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства, а также критериев для отграничения существенного нарушения от тяжких последствий. Таким образом, правоприменителю предоставляется возможность и налагается обязанность самому произвести оценку наступивших последствий и аргументирование отнести их к одной из названных категорий последствий служебного преступления. В качестве некоего ориентира можно воспользоваться толкованием понятий существенного вреда и тяжких последствий должностных преступлений, данным в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности, должностном подлоге» применительно к нормам УК 1960 г. Пленум подчеркнул, что существенный вред охраняемым законом правам и интересам граждан, общественным и государственным интересам может выражаться в причинении не только материального, но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве авторитета органов власти, создании помех и сбоев в их работе, нарушении общественного порядка, сокрытии крупных хищений, тяжких преступлений и т. п. Тяжкие последствия усматривались, когда в результате преступления был причинен такой вред, как крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы государственного (муниципального) органа или учреждения, нанесение материального ущерба в особо крупных размерах, причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку и т. п.

С субъективной стороны,все преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления за одним исключением (халатность), являются умышленными. Помимо формы вины элементами составов некоторых преступлений является мотив их совершения — корыстная или иная личная заинтересованность (ст. 285 и 292 УК). Общим для ряда преступлений, включенных в гл. 30 УК, является то, что в качестве квалифицированного видапредусмотрено совершение их лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ст. 285-287, 290 УК).

Согласно примечанию 2 к ст. 285 УК, ст. 1 Федерального закона от 5 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации» и Указу Президента РФ от 11 января 1995 г. № 32 «О государственных должностях Российской Федерации» лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, считаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. К ним относятся, в частности, Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, депутаты, федеральные министры, Генеральный прокурор РФ, Председатель Счетной палаты, судьи, аудиторы Счетной палаты, Секретарь Совета Безопасности, Председатель Центрального банка РФ и др.

Лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, считаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (президенты республик, губернаторы или другие главы субъектов Федерации, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации, депутаты представительных органов субъектов Федерации, члены правительства и др.).

Лица, выполняющие организационно–распорядительные обязанности

Независимо от форм собственности.

Это лица, которые осуществляют руководство деятельностью учреждений, организаций, предприятий и их подразделений, отдельных подчиненных им лиц. Они организуют работу, несут ответственность за функционирование организации в целом или ее отдельных подразделений и участков.

Это лица, которые имеют хотя бы
ОДНОГО подчиненного им работника!!!

К ДЛ данной категории относятся: лица, которые осуществляютобщее руководство:

Ø наниматель, который осуществляет подбор и расстановку кадров, планирование работы, организациютруда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины;

Ø руководители министерств и ведомств; учреждений, организаций, предприятий, т.е. все первые лица и их заместители;

Ø руководителиструктурных подразделений (начальники управлений, отделов, цехов, заведующие кафедрами, лабораториями,секциями и т.д.) и их заместители;

Ø руководители участков работ (матера, прорабы, бригадиры, звеньевые).

Лица, занимающие должности, связанные с выполнением административно-хозяйственные обязанности

Осуществляют полномочия, связанные с распоряжением материальными ценностями, денежными средствами. Они организуют учет и контроль, порядок хранения, отпуск и реализацию материальных ценностей. Это лица, которые вправе самостоятельно определять юридическую судьбу – движение этой денежной массы, т.е. вправе распоряжаться этим имуществом. К ним относятся:

· начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансов отделов и служб и их заместители;

· главные, старшие бухгалтеры и их заместители;

· ведомственные контролёры и ревизоры;

· заведующие хранилищами и складами.

Наличие подчиненных при осуществлении названных функций необязательно! Например, на небольшом предприятии старший бухгалтер может не иметь в подчинении рядов бухгалтеров, но он является ДЛ, т.к. отвечает за учет и контроль на этом предприятии, принимает решения, связанные с распоряжением материальными ценностями.

В качестве критерия отнесения работника к ДЛ данной категории не может выступать исключительно факт возложения на него полной материальной ответственности, ибо не всякое материально-ответственное лицо является должностным (продавец мороженного, буфетчица). Необходимо чтобы наряду с обязанностью по непосредственному хранению имущества материально-ответственное лицо выполняло также функции по управлению и распределению им (например, организация доставки продуктов).

Лица, уполномоченные в установленном порядке на осуществление или совершение юридически значимых действий

Это ДЛ, которым предоставлено право от имени учреждения, организации или предприятия совершать действия, влекущие правовые последствия, т.е. действия, которые порождают, изменяют или прекращают определенные правоотношения. Речь идет о ЮФ – о действиях. Это могут быть:

1) лица,для которыхвыполнение указанных действий являетсянепосредственной профессиональной обязанностью – государственные нотариусы (нет разделения на частных и государственных, есть нотариальные конторы и адвокатские бюро);

2) это лица, кот выполняют юридически значимые действия наряду с профессиональными обязанностями (например, врач, выписывающийлисток временнойнетрудоспособности пациенту, т.е. своими действиями он порождает определенные правоотношения, связанные с реализацией трудовых и социальных прав больного – это отсутствие работника по уважительной причины). Деятельность медицинских работников, преподавателей учебных заведений, иных специалистов приобретаетхарактер управленческой, должностной, только тогда, когда на них в установленном порядке возлагается выполнение юридически значимых действий, например, деятельностьхирурга в связи с участием в составе призывной комиссии; доцента, при включении его в состав государственной экзаменационнойкомиссии или в составприемной комиссии и т.д.

Полномочия, характеризующие ДЛ могут сочетаться. Например, прокурор области, будучи представителем власти, наделен также организационно-распорядительными обязанностями в отношении всех своих подчиненных (оперативных работников прокуратуры), и одновременно он может выполнять административно-хозяйственные функции по управлениюимуществомпрокуратуры.

При решении вопроса о наличии или отсутствиипризнаков ДЛ следует исходить не из названия должности, а из полномочий, которыми обладает этот работник (старший продавец торгового предприятия – ДЛ только тогда, когда имеет подчиненных, когда возглавляет отдел в торговом объекте, определение «старший» кассир, продавец указываеттолько на уровень квалификации).

Не являются ДЛ работки, который осуществляюттехническое руководство производственным или учебным процессом. Например,

ü стропальщик, который отдает поставщику команды по отгрузке;

ü учитель, который поддерживает дисциплину в классе;

ü преподаватель в аудитории;

ü хирург, который руководит своими ассистентами во время операции (подай скальпель) – он не ДЛ в таком случае;

Да, это управление, но не должностной механизм. Иными словами, нужно смотреть не на должность, а на полномочия!!!

Следует отличать управленческую деятельность работника от профессиональной. Педагоги и медработники.

Например, учителя, преподаватели, доценты, профессора, проводя уроки, семинары, лабораторные, читая лекции, проверяя контрольные, дипломные, магистерские работывыполняют исключительно профессиональные функции, предусмотренные методикой образования, здесь нет ничего должностного.

Преподавательприобретает статус ДЛ будучи назначенным или избранным на должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей – это заведующие кафедрой, заместители декана, декан, проректор, ректор, либо при исполнении обязанностей члена приемной комиссии или членагосударственной экзаменационнойкомиссии, когда помимо оценки знаний абитуриента или выпускника он участвует в приятии юридически значимых решений – о зачислении лица, либо о присвоении ему квалификации специалиста.

Заключение Конституционного Суда Республики Беларусь от 12.11.2001
№ З-129/2001 «О соответствии Конституции положения пункта 3 части четвертой статьи 4 Уголовного кодекса Республики Беларусь и основанной на нем практики применения понятия должностного лица по признаку совершения юридически значимых действий»предрешило ряд этих проблем по разграничению педагогической и должностной компетенции. Согласноп.3 ч. 4 ст. 4 УК понятие ДЛ получило толкование в этом Заключении, а именно: к лицам, уполномоченным совершать юридическизначимые действия, по мнению КС, следует относить не только тех преподавателей, которые выполняют свои обязанности в качестве членов квалификационных или экзаменационных комиссий, но и преподавателей, которые принимают у студентов,учащихся, курсовые экзамены или зачеты.

Должностные лица иностранных государств и
международных организаций

К ДЛ относятся также:

ü ДЛ иностранных государств

ü члены иностранных организаций

ü ДЛ международных организаций

ü члены международных парламентских собраний

ü судьи и ДЛ международных судов.

При определениипризнаков ДЛ закон не оговаривает его минимальныйвозраст, однако это не означает, что несовершеннолетниедолжны признаваться должностными лицами. Возраст уголовной ответственности – 16 лет (ст. 27 УК). Нужно понимать, что функции ДЛ перечислены в ч. 4 ст. 4 УК, иными словами, такие функции могут выполнять лишь лица, обладающие определеннымизнаниями,жизненным опытом, в ряде случаевсоответствующим образованием, поэтому представляется неверным относить несовершеннолетних к числу ДЛ и осуждать их за преступления против интересов службы.

Типичные ошибки при установлении ДЛ в РБ:

1. Отождествление ДЛ с материально-ответственными лицами.

2. Признание медицинских работников должностными лицами, т.е. профессиональную деятельность медицинского работника часто отождествляют с должностной. Здесь надо обращать внимание: профессиональнаядеятельность врача, медсестры – это обследование больного, установление диагноза, проведениеопераций, оформление документов сугубо медицинского характера и даже выдача рецепт, направление на лечение. Должностная миссия медработника – это:

ü либо занятие управленческого поста (главный врач, его заместители, заведующие отделениями – видим организационно-распорядительные функции)

ü либо смотрим по полномочиями (когда врач выполняет юридическизначимые действия, например, выдает документ, влекущий правовые последствия – лист временной нетрудоспособности – здесь он является ДЛ).

3. Отнесение обязанностейпреподавателей, учителей, воспитателей дошкольного учреждения образования при выполнении ими профессиональной деятельности к должностным обязанностям. Должностноетакое лицо будет только в том случае, если оно занимает должность или смотрим по его полномочиям.

4. Отождествлениевспомогательного техническогоперсонала с ДЛ (вахтер – нет).

Также есть 7-ая группа должностных лиц, которая находится за рамками такой классификации – это ДЛ, которые занимают ответственное положение.

ч. 5 ст. 4 УК. Под должностными лицами, занимающими ответственное положение, понимаются:

1) Президент Республики Беларусь, Председатель Палаты представителей и Председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, Премьер-министр Республики Беларусь и их заместители;

2) руководители государственных органов, непосредственно подчиненных или подотчетных Президенту, Парламенту, Правительству Республики Беларусь, и их заместители;

3) руководители местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов и их заместители;

4) судьи;

5) прокуроры областей, города Минска, районов, районов в городах, городов, межрайонные и приравненные к ним транспортные прокуроры и их заместители;

6) начальники следственных подразделений, органов дознания и их заместители, следователи;

7) руководители органов государственного контроля, внутренних дел, государственной безопасности, пограничной службы, финансовых расследований, таможенных, налоговых органов и их заместители;

8) иные должностные лица, должности которых включены в кадровый реестр Главы государства Республики Беларусь и кадровый реестр Совета Министров Республики Беларусь.

Pkjegjnht,ktybtасть или служебными полномочиями (ст. 424 УК)

Непосредственный объект – ОО, кот обеспечив сотвующую интеерсам общ-ва, гос-ва, граждана,законную деятельномсть хозяйств, госудасвено, общественного аппарата управления

15.07.2009 часть 1 ст. 424 исключена.

Основной состав в ч. 2

ОС предусматриваетматериальнуюконструкцию:

1) деяния, совершенные вопреки иснеров службы с ипользованием служебных полномочий, т.е. деят-тб ДЛ связана с осущ-ем П и О, которыми наделено ДЛ, т.е. входящими в его компетенцию, а поледний – дейстувет вопреки, поэтому очень важно устанавливать граница компетенции, кот обонаены служеб должн интрукциями, зак-ов (О гус службе. КССС).

2) последствия: преступление имеет место при наличии одного из 3 последствий, в противном случае – это дисциплинарный проступок

Ø причинение ущерба в круп размере не менее 250 б,в)

Ø причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан — оценочная категория это нарушение конституционных прав, свобод, гарантии

Ø причинение существенного вреда государственным или общественным интересам (злоупотребление властью или служебными полномочиями),

Существенным вредом признаются:

1) нарушение прав, закрепленных в Конституции

2) нарушение иных прав, когда лицо полностью утрачивает возможность осуществить свое право либо когда осуществление этого права значительно затруднено

3) когда причинен любой физический вред гражданину

4) гос, обществен интересам, ин ЮЛ мож выраж в подрыве репут, наршени обще порядка, в дезорганизации.

Т.к. контркуция материальная необходимо установить 3 признак – причинная связь между использованием полномочий вопреки интересам службы и наступ послед. Типичные примеры злоупотребления: грубое нрашение финансовой дисциплины, обман контролирующих орган, протекционизм и т.д.

Субъективная сторона – прямой или косвенный умысел.

ПО части 2 Мотив имеет существенное значение, законодатель связвывает это престпление с двумя специальными мотивами: корыстная (см. ч. 10 ст. 4 УК) или иная личная заинтересованность (очень широкое понятие, она может выражаться в стрем извлеч выгоду неимущественного харатктера — карьеризм, династие, стремление скрыть свою некомпетентность).

Признание неосторожной вины к последствиям стирает грань между составами 424 (только умысел!!!) и 428 УК. Есть 1 неосторожное должностное преступление – это однозначно служебная халатность.

Часть 3 ст. 424 УК указывает на 3 квалифицирующих признака:

Ø совершенные должностным лицом, занимающим ответственное положение,

Ø злоупотребление, допущенное при осуществлении функций по разгосударствлению или приватизации государственного имущества

Ø злоупотребления, повлекшие тяжкие последствия (оценочная категория – особо крупный ущерб – 100 и более базовых величин, прекращение работы предприятия, причинение ТТП или смерти, причинение вреда здоровью).

Необходимо отличать 424 (родовой) от хищение путем злоупотребления 210 (видовой состав). При хищении иму-во всегда обращается в собственность виновного, есть корыстная цель, а по 424 квалифицируется использование чужого имущества без завладения, либо возможно завладение как временное заимствование.

Должностное лицо: организационно-распорядительные функции *

<*> Первая статья цикла опубликована в N 5 за 2010 г.

Бриллиантов Александр Владимирович, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России.

Яни Павел Сергеевич, профессор Академии Генеральной прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор.

Наличие организационно-распорядительных функций у работников юридических лиц, названных в примечании к ст. 285 УК РФ, закон называет критерием для признания лица должностным. Авторы анализируют постановления Пленума Верховного Суда РФ, в которых содержится соответствующее понятие.

Ключевые слова: должностное лицо; организационно-распорядительные функции; постановление Пленума Верховного Суда.

A public officer: organizational and regulatory functions

A.V. Brilliantov, P.S. Yani

Key words: a public officer; organizational and regulatory functions, a ruling of the Plenum of the Supreme Court.

  1. Вопрос о содержании организационно-распорядительных функций как критерия для отнесения лиц, наделенных соответствующими полномочиями <1> в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях и т.д. <2>, к числу лиц должностных осложнен противоречием либо неопределенностью их описания не в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», а в прежних постановлениях Пленума о судебной практике по делам о должностных преступлениях, включая Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

<1> Вслед за высшим судебным органом мы не видим оснований для различения в исследуемом контексте терминов «функции» и «полномочия» (см.: п. 3 Постановления от 10 февраля 2000 г., п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г.).
<2> Названные в примечании к ст. 285 УК органы, учреждения и пр. будем далее именовать государственными органами и учреждениями.

Так, в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге», применявшемся впервые несколько лет действия УК 1996 г., под ними понимались функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников, и этот перечень был закрытым в том смысле, что оговорок типа «в частности», «в том числе» и т.п. он не содержал.

Однако из п. 4 того же Постановления 1990 г. следовало, что если на работника, выполняющего сугубо профессиональные или технические обязанности, наряду с этим в установленном порядке возложено исполнение организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление. В качестве примера, в частности, указывалось, что к ответственности могут быть привлечены: врач — за злоупотребление полномочиями, связанными с выдачей листков нетрудоспособности или с участием в работе ВТЭК, призывных комиссий; преподаватель — за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии. Понятно, что указанные, дополнительно возложенные на лицо обязанности не являлись административно-хозяйственными и, руководствуясь грамматическим толкованием данного термина, их можно было подвести только под определение организационно-распорядительных функций. И хотя на практике так и происходило, подобное понимание организационно-распорядительных полномочий очевидно не соответствовало их общему определению в п. 2 Постановления.

Без каких-либо дискуссий, в том числе и на заседании Пленума Верховного Суда, примеры аналогичного содержания (о враче, преподавателе), включенные в проект Постановления от 10 февраля 2000 г., были изъяты, очевидно, в ходе доработки Постановления редакционной комиссией <3>. Тем не менее общее определение сохранилось: согласно п. 3 этого документа «организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий».

<3> См. об этом: Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: достоинства и недостатки // Уголовное право. 2000. N 4.

Несмотря на оговорку «например», речь здесь идет исключительно о внутрислужебных отношениях, связанных с управлением подчиненными по службе работниками. Тем не менее Верховный Суд после 2000 г. вовсе не прекратил, а по-прежнему поддерживал практику признания врачей и преподавателей — при соответствующих обстоятельствах — должностными лицами <4>.

<4> См., в частности: Определение по делу Шилькова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 8; Определение по делу Салтынского: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 1; Постановления по делу Логинова: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ, п. 3 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 8; Постановления по делу Шиян: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ, п. 4 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 8.

Б. Волженкин теоретически обосновывал подобное понимание организационно-распорядительных полномочий, говоря, что они состоят в наличии у работников государственных и муниципальных учреждений права совершать по службе юридически значимые действия управленческого характера, способные порождать, изменять и прекращать правовые отношения, а это позволяет утверждать, что такие действия имеют организационно-распорядительный характер. Поэтому, резюмировал ученый, должностным лицом следует признавать субъекта, который постоянно, временно или по специальному полномочию имеет право выдавать от имени государственного или муниципального учреждения официальные документы, подтверждающие определенный юридический факт, и тем самым как-то организовывать, направлять поведение других лиц, для которых этот акт (документ) имеет юридическую силу <5>.

<5> Волженкин Б.В. Служебные преступления. СПб., 2005. С. 96 — 97.

С учетом сказанного нельзя утверждать, что в Постановлении от 16 октября 2009 г. при определении организационно-распорядительных функций Пленум продемонстрировал принципиально новое видение содержания этой категории.

В первом абзаце п. 4 этого документа Пленум традиционно отнес к такого рода функциям полномочия должностного лица, связанные с руководством трудовым коллективом, его структурным подразделением, находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

В абзаце же втором Пленум лишь закрепил поддерживаемое многими теоретиками и давно и широко применяющееся на практике положение, состоящее, как указано в данном пункте Постановления, в том, что «к организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии)». Интересно, что примерно такая же формулировка содержалась в проекте Постановления от 10 февраля 2000 г., хотя она и не попала в итоговый текст документа <6> (что, повторим, не помешало высшему судебному органу исповедовать данный подход в своей практике и после 2000 г.).

<6> Волженкин Б. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: достоинства и недостатки.

  1. Выработка понятия полномочий по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих юридические последствия, видимо, наиболее сложный вопрос, который необходимо решить для отнесения лица к числу тех, кто осуществляет организационно-распорядительные функции в государственных органах и учреждениях. На основе определения, предложенного Б. Волженкиным, под такими полномочиями нужно понимать права и обязанности по совершению при возникновении предусмотренных в законе или подзаконном акте обстоятельств действий, способных порождать, изменять и прекращать правовые отношения. А правовыми признаются согласно известному определению отношения, которые выражают особую общественную связь между субъектами, связь через права и обязанности <7>.

<7> Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 85.

Таким образом, организационно-распорядительными — помимо полномочий по управлению подчиненными в самом государственном органе или учреждении — являются полномочия работника государственного органа или учреждения по наделению иных лиц, включая юридические, правами и обязанностями, а равно по изменению объема этих прав и обязанностей или их прекращению.

Наделение правами и обязанностями происходит путем совершения действий в виде издания акта, внесения записи в реестр, выдачи соответствующего документа, удостоверяющего юридический факт, например регистрацию, и т.п. В законодательстве к юридически значимым действиям государственных органов, органов местного самоуправления, иных уполномоченных органов и должностных лиц относят, в частности, выдачу разрешений (лицензий), государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, изобретений и т.д. (см., напр.: ст. ст. 8, 333 НК РФ, ст. 1246 ГК РФ).

Из п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. следует: признание того, что работник государственного органа или учреждения обладает полномочиями по совершению юридически значимых действий, тем самым означает и вывод о наделении этого лица организационно-распорядительными полномочиями. В связи с этим нельзя признать верным то утверждение, что «совершение юридически значимых действий, если это не является формой реализации организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных обязанностей, не составляет признака специального субъекта преступления» <8>. Иными словами, с позиции Пленума полномочия работника государственного органа или учреждения по совершению юридически значимых действий как раз и позволяют признать их организационно-распорядительными, а потому эти полномочия нельзя разделять. Или еще проще: помимо полномочий по принятию юридически значимых решений в круге организационно-распорядительных полномочий соответствующего вида (т.е. полномочий, не связанных с управлением подчиненными) ничего иного нет.

<8> Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С. 33, 38.

  1. А. Грошев, говоря о функциях по лицензированию и регистрации и поддерживая позицию Б. Здравомыслова, пишет: «Служащие государственного органа, непосредственно обеспечивающие выполнение данных функций, хотя и совершают определенные юридически значимые действия (осуществляют регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, выдают лицензии на право осуществления определенной деятельности и т.п.), не все наделены организационно-распорядительными полномочиями». В качестве лица, наделенного такими полномочиями, цитируемый ученый называет регистратора, вносящего в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации права на данное имущество и выдающего на этом основании свидетельство о государственной регистрации права, а в качестве лица, не обладающего данными полномочиями, — служащего, производящего предварительную экспертизу представленных документов, хотя заключение этого работника (назовем его рядовым работником. — А.Б., П.Я.) о соответствии этих документов установленным законом требованиям является основанием для последующей регистрации права на недвижимость <9>. Таким образом, исследователь фактически соглашается с тем, что любой государственный и муниципальный служащий, служащий государственного или муниципального учреждения совершает юридически значимые действия <10>. Мы же постараемся доказать, что это не так.

<9> Грошев А.В. Ответственность за взяточничество. Краснодар, 2008. С. 158.
<10> Это утверждается в обоснование того, что указанные лица не обязательно являются должностными, даже если они наделены правом совершать юридически значимые действия. См.: Шнитенков А. Выполнение преподавателем профессиональных и должностных функций // Уголовное право. 2001. N 4.

Ученый, чью точку зрения мы оспариваем, говоря о регистрации сделок с недвижимым имуществом, привел пример, довольно точно иллюстрирующий обсуждаемую проблему. Но с его выводом мы согласиться не можем, поскольку:

а) если роль рядового работника состоит только в юридическом анализе представленных «соискателем» регистрации или разрешения документов с целью установления их, документов, соответствия требованиям закона, но заключение этого работника, пусть оно и предусмотрено ведомственными документами, носит рекомендательный, а не обязательный характер — само по себе оно не предоставляет права на регистрацию либо на получение разрешения, равно как не налагает обязанность на регистратора автоматически, так сказать, внести соответствующую запись и выдать о том свидетельство, — то полномочия рядового работника нельзя расценить как организационно-распорядительные — юридического значения они не имеют;

б) если при тех же обстоятельствах заключение рядового работника возлагает на регистратора обязанность внести в реестр соответствующую запись и выдать «соискателю» свидетельство об этом, то такое заключение является решением, имеющим юридическое значение и влекущим юридические последствия, а, стало быть, указанный сотрудник как лицо, осуществляющее в государственном органе организационно-распорядительные функции, признается лицом должностным.

Хотя второй вариант на практике встречается нечасто, его иллюстрирует Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда, не согласившейся с доводами осужденного о выполнении им лишь технических обязанностей и оставившей без изменения обвинительный приговор в части получения им взятки. «По характеру возложенных на Р. должностных обязанностей и полномочий как на главного специалиста администрации области, члена и ответственного секретаря рабочей группы при администрации области, -указывается в этом документе Верховного Суда, — он являлся должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные функции. Принимаемые Р. решения по подготовке и формированию списков на получение ГЖС, заполнение и выдача ГЖС (государственного жилищного сертификата) влекли для граждан правовые последствия, связанные с реализацией их права на получение ГЖС — свидетельства о выделении безвозмездной субсидии на приобретение жилого помещения» <11>.

<11> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. N 10-О02-5 // СПС «КонсультантПлюс».

В абз. 2 п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. приведены примеры действий, совершаемых в рамках полномочий по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия, — это действия врачей и преподавателей, наделенных помимо профессиональных обязанностей еще и указанными должностными полномочиями. В опубликованной практике Верховного Суда вопрос о содержании полномочий этих лиц, позволяющих признать их лицами должностными, решается так: «Несдача студентом зачета или экзамена влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из вуза. Выполнение студентами учебных планов учитывалось официальными документами — экзаменационными ведомостями, листами и зачетными книжками, на основании которых принимались решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге — о допуске к дипломной работе», «несдача лабораторных работ, курсовых проектов, зачетов и экзаменов влекла для студентов правовые последствия — неназначение стипендии, пересдачу экзаменов, отчисление из университета, а удовлетворительная оценка также могла повлиять на назначение стипендии или получение диплома с отличием»; «от заключения осужденной, как врача-специалиста, наступали правовые последствия, пригодность или непригодность призывника к службе в армии» <12>. Таким образом, правовые последствия, в том числе возможные и достаточно отдаленные от совершенных действий, служат в соответствии с существующей судебной практикой основанием для отнесения субъекта к категории должностных лиц.

<12> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 8; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15 марта 2006 г. N 622п05; Определение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. N 46-О02-102 // СПС «КонсультантПлюс».

  1. Вместе с тем полномочия лица по принятию решений, имеющих юридическое значение, влекущих определенные юридические последствия, нельзя понимать чрезмерно широко, на что указано, в частности, в Определении Верховного Суда РФ, не признавшего заведующую общежитиями должностным лицом по следующим основаниям <13>.

<13> Это решение ценно для нас тем, что в нем выражена позиция Верховного Суда относительно содержания юридически значимых решений и т.п., но в принципе оно неточно, поскольку достаточно было указания на то, что работник МУП по определению не является должностным лицом.

По трудовому договору, заключенному с ней директором муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства, Д. была принята на работу заведующей общежитиями. Этим трудовым договором и должностной инструкцией заведующего общежитием, утвержденной директором названного предприятия, установлено, что заведующий общежитием относится к категории технических исполнителей на определенном участке работы и подчиняется директору предприятия и начальнику ЖЭУ.

Органами следствия, указывает Судебная коллегия, Д. была признана должностным лицом в связи с тем, что заведующий общежитиями в силу должностной инструкции «контролирует работу обслуживающего персонала общежития, осуществляет вселение прибывших в общежитие, следит за своевременностью и правильностью регистрации вселившихся и выписки выбывших из общежития граждан». Однако органы следствия не установили и не указали в обвинении Д., что эти ее функции влекли за собой какие-либо правовые последствия для граждан. Не добыто таких данных и в ходе судебного следствия. По существу в обвинении Д. изложены технические функции, которые она осуществляла, а не функции должностного лица <14>.

<14> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 22 декабря 2008 г. N 87-о08-17 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 10.

  1. Организационно-распорядительные функции (не связанные с управлением коллективом), которые лицо выполняет в государственном органе исполнительной власти, довольно трудно — если вообще возможно — отграничить от полномочий по осуществлению функций органов исполнительной власти, т.е. функций представителя власти: реализация в конкретном случае и властных, и организационно-распорядительных полномочий по определению влечет юридические последствия. Например, когда речь идет о разрешении какой-либо деятельности (выдаче лицензии) либо регистрации.

Некоторые ученые хотя и определяют такую деятельность как функцию по контролю и надзору федеральных органов исполнительной власти, заключают, однако, что деятельность эта не связана с осуществлением властных полномочий <15>. Эта позиция нам представляется противоречивой, поскольку представители власти осуществляют согласно п. 4 Постановления от 16 октября 2009 г. разные функции органов власти, а значит, разрешительные полномочия органов исполнительной власти — полномочия властные.

<15> Грошев А.В. Указ. соч. С. 157.

Не вдаваясь глубже в теоретическую дискуссию по этому поводу, укажем лишь, что высший судебный орган, насколько можно судить по публикуемым им решениям, не настаивает на обязательном разграничении функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий в указанных случаях. Так, Президиум Верховного Суда РФ согласился с приговором в отношении Е., осужденным по ч. 3 ст. 290 УК за то, что, являясь должностным лицом, постоянно выполнявшим функции представителя власти и организационно-распорядительные функции в органе местного самоуправления, занимая должность главы администрации г. Октябрьска Самарской области, получил взятку от предпринимателей за выполнение в их пользу действий, входящих в его служебные полномочия, а именно: беспрепятственную государственную регистрацию созданного ими общества с ограниченной ответственностью «Ламинат», предоставление земельного участка под строительство завода и выдачу разрешения на его строительство <16>.

<16> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июня 2002 г. N 386п02пр.

Итак, несмотря на то что строгое толкование текста примечания к ст. 285 УК о должностных лицах как лицах, выполняющих организационно-распорядительные функции в государственных и муниципальных органах, позволяет распространить эти функции лишь на внутрислужебные отношения, судебная практика, включая акты высшего судебного органа, относит к таким функциям и полномочия работников государственных и муниципальных органов по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия. Юридический характер таких решений означает, что они порождают, изменяют либо прекращают правовые отношения, т.е. наделяют иных лиц, включая юридические, правами и обязанностями, изменяют объем этих прав и обязанностей или прекращают их.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *