Ответственность экспедитора за утрату груза

Не в пользу перевозчиков

При внимательном изучении новых комментариев ВС можно сделать вывод об общем усилении ответственности перевозчиков и экспедиторов за доставку и сохранность грузов, а также за своевременность исполнения заказов.

Одной из самых принципиальных для перевозчиков стала позиция ВС, занятая им в вопросе степени ответственности перевозчиков перед своими контрагентами в случаях задержки доставки грузов. По мнению ВС, перевозчик обязан возместить косвенные убытки клиента, вызванные просрочкой доставки груза. Здесь суд занимает сторону грузовладельцев и грузоотправителей.

Судьи напомнили, что перевозчик возмещает убытки, причиненные своему контрагенту ненадлежащим исполнением обязательства в виде просрочки доставки груза (ст. 15, 393 ГК РФ). Например, в случае просрочки доставки груза грузоотправитель, как сторона договора перевозки, вправе требовать с перевозчика возмещения убытков, «в размер которых в том числе могут быть включены суммы уплаченной грузоотправителем, являющимся продавцом по договору купли-продажи, договорной неустойки за просрочку доставки товара покупателю», — отмечается в постановлении.

Кроме того, отмечает ВС, согласно ч. 11 ст. 34 Устава автомобильного транспорта перевозчик уплачивает грузополучателю штраф за просрочку доставки груза в размере 9% провозной платы «за каждые сутки просрочки, если иное не установлено договором перевозки груза». Общая сумма штрафа за просрочку доставки груза не может превышать размер провозной платы. «Данная неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, возместил ли перевозчик убытки, причиненные просрочкой доставки груза, контрагенту по договору перевозки», — подчеркивается в постановлении.

Прочие разъяснения

Из других моментов, усложняющих положение перевозчиков и экспедиторов, можно выделить еще несколько.

Так, судьи напомнили про обязанности экспедиторов при приеме груза проверять информацию об условиях перевозки груза и иную информацию, необходимую для исполнения своих обязанностей (п. 4 ст. 4 Закона о транспортной экспедиции). «Если экспедитор принимает груз от клиента без оговорок в транспортном документе о ненадлежащей упаковке, на экспедиторе лежит риск утраты, недостачи, повреждении (порчи) груза, возникших ввиду этого обстоятельства», — заключил Верховный Суд.

Помимо этого, ВС подтвердил, что перевозчик обязан возместить реальный ущерб, причиненный случайной утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, в том числе возникших вследствие случайного возгорания транспортного средства, ДТП, противоправных действий третьих лиц — например, в случае кражи груза.

Одновременно ВС постановил, что отсутствие, неправильность или утрата транспортной накладной сами по себе не являются основанием для признания договора перевозки груза незаключенным или недействительным. «В этом случае наличие между сторонами договорных отношений может подтверждаться иными доказательствами», — говорится в разъяснении.

Мнение экспертов

Опрошенные редакцией портала «Грузовики и дороги» эксперты также сошлись во мнении, что, в целом, вышедшее постановление ВС в большей степени направлено на защиту интересов грузовладельцев. Особенно ярко это прослеживается по разъяснению в п. 24 (об обязанности перевозчика возместить убытки, вызванные просрочкой доставки груза).

Президент ГК «Итеко» Евгений Бабаев считает, что интересы транспортных операторов теперь становятся более ущемленными. Он и прежде обращал внимание коллег по отрасли на очевидное нарушение баланса интересов сторон в случаях, когда крупные торговые сети, используя свое доминирующее положение, включают в договоры с поставщиками крупные неустойки за задержку поставок, а те, в свою очередь, перевыставляют их затем на перевозчиков.

«То есть мы имеем ту картину, когда, по сути, речь идет о механизме искусственного обогащения за счет перевозчика. И надо признать, что с точки зрения формального соблюдения буквы закона практика описанного механизма продумана весьма неплохо! Но все же налицо нарушение баланса интересов сторон, участников рынка», — заявлял ранее топ-менеджер «Итеко» и член Межотраслевого экспертного совета.

Глава правового управления «Итеко Россия» Марина Галявина также отмечает, что за последнее время в стране распространилась практика, которая, по сути, представляет собой схему «законного неосновательного обогащения» за счет перевозчиков. «Подобное положение дел неизбежно приведет к банкротству средних и мелких перевозчиков, обогащая и без того небедных сетевых ритейлеров», — подчеркнула она в комментарии порталу «Грузовики и дороги».

С представителями «Итеко» солидарен юрист Владислав Артамонов. По его словам, до выхода нынешнего постановления ВС за просрочку доставки груза предусматривался только штраф (согласно ч. 11 ст. 34 Устава автомобильного транспорта). «При этом штраф за просрочку воспринимался как исключительная неустойка. Данное утверждение основывается на исторически сложившихся обычаях делового оборота в отрасли автомобильной перевозки груза. И до настоящего времени дополнительное взыскание убытков за просрочку доставки груза согласно нормам «Устава об автоперевозках…» считалось незаконным», — говорит он.

Однако теперь ВС постановил, что «… перевозчик возмещает убытки, причиненные своему контрагенту ненадлежащим исполнением обязательства в виде просрочки доставки груза» (п. 15, ст. 393 ГК РФ). Данная неустойка носит штрафной характер и взыскивается независимо от того, возместил ли перевозчик убытки, причиненные просрочкой доставки груза, контрагенту по договору перевозки.

Ситуация осложняется тем, что постановления пленумов ВС РФ фактически имеют обратную силу, указывает Владислав Артамонов. Учитывая сокращенный срок исковой давности, становится легитимным взыскание в судебном порядке и/или добровольное погашение перевозчиками убытков за просрочку доставки груза не только на будущее время, но и за прошедший год.

«Причем убытки могут взыскиваться в неограниченном размере. Учитывая примеры, на понесенные убытки накладываются проценты за пользование чужими денежными средствами. Итого, за незначительное опоздание, порой по причинам, независящим от перевозчика, можно лишиться не только бизнеса, но и квартиры, дачи и всего остального, нажитого непосильным трудом дальнобойщика», — недоумевает юрист.

В свою очередь юрист компании «ГрузКонсалт» Антон Смородников также полагает, что постановление ВС ухудшает позиции перевозчиков. По его словам, до принятия нынешнего решения транспортные операторы раньше часто могли отбиться от этих требований, ссылаясь на ч. 1 ст. 400 ГК РФ и определение Конституционного Суда РФ от 2-го февраля 2006-го года №17. В соответствии с ними транспортная деятельность была приравнена к высокорискованным видам деятельности, вследствие чего уплате подлежала только штрафная неустойка за несвоевременную доставку груза.

«Теперь споры о взыскании убытков будут чаще заканчиваться победой взыскателей, а не перевозчиков. Самое интересное, что даже включение в договор перевозки условия о том, что перевозчик не возмещает убытки, вызванные просрочкой доставки груза, может быть признано судом ничтожным, так как ст. 37 Устава автомобильного транспорта предусмотрено, что такого рода соглашения являются недействительными», — указывает он.

По мнению заместителя генерального директора «Совтрансавто» Андрея Брашкина, новые разъяснения, в целом, не соответствуют ожиданиям перевозчиков и экспедиторов. «Стало хуже. Их ожидание оправдает только внесение изменения в действующее законодательство о транспортно-экспедиторской деятельности», — подчеркнул он в комментарии редакции портала «Грузовики и дороги».

Кроме того, отмечает он, часть разъяснений не только не вносит ясность в правовое регулирование отрасли грузовых автоперевозок, а напротив, добавляет неопределенности.

В целом, по словам Андрея Брашкина, напрашивается вывод, что акты, регулирующие транспортно-экспедиторскую деятельность, были недоработаны и не увязаны с законодательством, действующим на момент их принятия.

«Это приводит к коллизиям в трактовках судов, выражающимся в частой отмене решений одних инстанций другими. Самое главное — то, что невнятное регулирование вызывает неопределенность и несет реальные риски для экспедиторов», — заключает он.

Между тем, по мнению вице-президента Росийского автотранспортного союза и члена Межотраслевого экпертного совета Валерия Алексеева, тот некоторый перекос в «балансе сил», который неизбежно вносят в работу рынка грузовых перевозок последние решения ВС, можно исправить путем внесения соответствующих изменений в Устав автомобильного транспорта.

«Эти изменения необходимо инициировать от Минтранса. И здесь Межотраслевой экспертный совет может сыграть свою роль. Это необходимо поправить», — подчеркнул он.

Грузовики и дороги

Какая ответственность за сохранность груза у перевозчика и экспедитора?

Считается, что сохранность груза на время доставки — это успешное сотрудничество грузоотправителей, грузополучателей и перевозчиков. Частичное повреждение груза или его потеря несет за собой материальную, административную и уголовную ответственность. Такая ответственность регламентируется статьями 796 и 803 Гражданского Кодекса РФ, а также пунктом 5 статьи 34 Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта от 08.11.2007 N 259-ФЗ. При полной или частичной утрате груза при перевозке потребуется юридическая помощь, чтобы предъявить претензию и подать исковое заявление в судебные инстанции.

В таких случаях, согласно арбитражным правилам, предусмотрено два варианта развития событий. Первый вариант — досудебное урегулирование конфликта при мирном соглашении сторон и с возмещением ущерба. Второй вариант — судебные разбирательства, которые несут временные и финансовые затраты.

Сначала предъявляется обоснованная претензия экспедитору по утрате груза или перевозчику. Если стороны не пришли к соглашению или предлагаемое возмещение не удовлетворяет владельца потерянного груза, то тогда в гражданский суд подается исковое заявление. К данному заявлению прилагаются все необходимые документы, а также квитанция об уплате государственной пошлины. Размер пошлины вычисляется в процентах от суммы иска. Копии всех бумаг направляются ответчику заказным письмом с уведомлением о вручении. Срок исковой давности в этом случае оставляет 1 календарный год, считая с момента фиксации факта утраты груза.

Согласно статье 796 ГК РФ, ответственность перевозчика за сохранность груза наступает после принятия груза к перевозке с подписанием соответствующего документа. В этом случае возможны следующие варианты возмещения в разных комбинациях. Первая — возврат всей суммы, уплаченной за перевозку, указанную в договоре доставки. Вторая — возмещение полной стоимости груза в случае его утери или утраты. Третья — возмещение части стоимости перевозимых ценностей при частичном повреждении груза, за исключением случаев, когда испорченный товар не подлежит восстановлению.

Перевозчик может быть освобожден от обязательств по компенсации материального ущерба, если он сможет доказать, что частичная или полная утеря груза произошла из-за непреодолимых обстоятельств (форс-мажора). Чтобы не было разногласия во время разбирательств подобных конфликтов, нужно в контракте чётко прописать общую ценность перевозимого груза. Если отсутствует стоимость груза в официальных документах, то суд может исходить из среднерыночной цены, которая в данный момент актуальна для данной группы товаров.

Ответственность перевозчика за сохранность груза прекращается сразу же после подписания акта приёмки с отметкой в путевом листе о месте прибытия в пункт назначения. Экспедитор несёт ответственность в рамках статьи 803 ГК РФ, и согласно этой статье данное ответственное лицо может привлекаться за нарушение обязательств по контракту экспедиции даже при отсутствии вины. В некоторых случаях имеет место так называемая солидарная или субсидиарная ответственность экспедитора и перевозчика.

Экспедитор должен будет полностью или частично возместить убытки, если не докажет, что потеря груза произошла вследствие непреодолимых событий. Часто усложняются разбирательства из-за трудности определения степени вины экспедитора и перевозчика. Поэтому грузоотправителям стоит заключать два договора или указывать отдельно презумпцию ответственности каждого из участников доставки.

Если утерян груз в результате ДТП и вина водителя установлена, то перевозчику придётся отвечать за утрату груза в полном объеме. В случае если авария произошла не по вине перевозчика, то он все равно будет главным действующем лицом в исковом заявлении. После возмещения материального ущерба перевозчик может предъявить материальные претензии к самому виновнику аварии. Если груз был похищен, то перевозчику придётся ответить перед владельцем согласно описанным требованиям Гражданского Кодекса и Устава автомобильного транспорта. В таких обстоятельствах следует сразу же обратиться с заявлением в правоохранительные органы. Если похитители будут найдены, то перевозчик вправе предъявить к подсудимым свои материальные претензии.

Стоит отметить следующие правовые нюансы. Груз не считается утерянным и ответственность не наступает, если перевозчик или экспедитор умышленно задерживает доставленные ценности в качестве залога для окончательного расчета. В данном случае стоит оперативно уведомить все заинтересованные лица о своих действиях. Груз считается утраченным, если он не был передан в течение 30 дней с момента запланированного получения, который указан в письменном договоре. Экспедитор несёт ответственность за груз, поэтому любые нарушения договора вне зависимости от обстоятельств, кроме форс-мажора, автоматически приводят к материальной ответственности данного лица.

В случае утраты груза, ответственность экспедитора будет в большей степени, чем ответственность перевозчика. Экспедитор компенсирует ущерб в размере заявленной в договоре ценности груза. Если в контракте стоимость перевозимых ценностей завышена, то стоит от перевозки груза отказаться. При частичной или полной утрате груза грузополучатель вправе требовать компенсацию об упущенной прибыли. Если утрата груза несет характер умышленного хищения, то в этом случае наступает уголовная ответственность.

К вопросу об ответственности экспедитора

Вопросы ответственности экспедитора регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также Главой 3 Федерального закона от 30.06.2003 N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее – ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»).

В соответствии со статьей 803 ГК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются по правилам главы 25 ГК РФ.

Особый интерес вызывает вопрос об установлении условий ответственности экспедитора за несохранность груз. На ответственность экспедитора за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза распространяются общие положения об основаниях и условиях ответственности. Традиционно вина считается необходимым условием привлечения лица к юридической ответственности, наряду с противоправностью поведения причинителя вреда, наступлением вреда, причинной связью между противоправным поведением и наступившим вредом. Обратимся к рассмотрению вопроса о том, является ли вина условием для наступления ответственности экспедитора за несохранность груза.

Согласно статье 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор несет ответственность перед клиентом за утрату, недостачу или повреждение груза в виде возмещения реального ущерба после принятия его экспедитором и до выдачи груза грузополучателю, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Высший Арбитражный суд РФ в решении по конкретному делу указал следующее: экспедитор является профессиональным участником отношений по оказанию экспедиционных услуг; являясь субъектом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, он несет гражданско-правовую ответственность независимо от наличия или отсутствия вины, и может быть освобожден от ответственности лишь при наличии обстоятельств непреодолимой силы. К подобным обстоятельствам относятся лишь те, которые обладают в совокупности признаками чрезвычайности и объективной непредотвратимости. Пункт 1 статьи 796 ГК РФ (как и пункт 1 статьи 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности») предусматривает объективные критерии, принимаемые судом во внимание при исследовании вопроса об освобождении перевозчика от ответственности: данные обстоятельства экспедитор не мог предотвратить и их устранение от экспедитора не зависело.

Таким образом, поскольку деятельность экспедитора является предпринимательской, он несет ответственность за утрату, недостачу, повреждение, порчу груза независимо от своей вины, на началах риска, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств в соответствии с пунктом 3 статьи 401 ГК РФ.

В юридической литературе высказываются также суждения об освобождении экспедитора от ответственности «при отсутствии его вины или если вред явился результатом действия непреодолимой силы». По мнению Я.Е. Парций, п. 3 ст. 401 ГК РФ в указанном случае не подлежит применению, поскольку законом установлена ответственность экспедитора при доказанности его вины. О.Н. Садиков полагает, что в ситуации, когда экспедитор отвечает по правилам, установленным для перевозчика (абз. 2 ст.803 ГК РФ), «экспедитор, как и перевозчик, будет отвечать за вину», «в транспортных уставах и кодексах вина перевозчика характеризуется не в общей форме, как это сделано в ст. 401 ГК, а в виде примерного перечня обстоятельств, наличие которых освобождает перевозчика от ответственности..». Необходимо согласиться с Витрянским В.В., который утверждает, что указанные обстоятельства, поименованные в транспортных уставах и кодексах, лишь дополняют основания освобождения, установленные п. 3 ст. 401 ГК РФ, и потому никак не могут свидетельствовать о том, что такая ответственность строится на принципе вины.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что вина не является необходимым условием для наступления ответственности экспедитора за несохранность груза в виде возмещения реального ущерба, поскольку в этом случае экспедитор отвечает независимо от своей вины. Вопрос о бремени доказывания указанных обстоятельств разрешается законодателем и судебной практикой следующим образом. Именно экспедитор должен доказать, что им были приняты исчерпывающие меры по обеспечению сохранности груза, а утрата произошла вследствие непредотвратимых обстоятельств.

Еще одним условием наступления ответственности экспедитора за несохранность груза является наступление вреда. В случае утраты, недостачи, повреждения (порчи) груза клиент вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Размер вреда определяется по правилам ст. 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» в виде возмещение реального ущерба и упущенной выгоды за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза.

Исключением из указанного правила является то обстоятельство, что если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, ответственность экспедитора, заключившего договор перевозки, перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик (статья 803 ГК РФ, пункт 2 статьи 6 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»). В этом случае ответственность экспедитора будет ограничиваться рамками возмещения реального ущерба.

Применение указанных норм зависит от структуры договорных связей между экспедитором, клиентом и перевозчиком.

Так, в случае, когда экспедитор заключает с перевозчиком договор перевозки от своего имени, ответственность экспедитора будет определяться по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. Привлечение в этом случае экспедитором к исполнению обязательства третьего лица не влечет за собой замену стороны в обязательстве, соответственно экспедитор отвечает за действия такого лица как за свои собственные.

В случае же, если договор перевозки заключается между экспедитором и перевозчиком от имени клиента по доверенности, выданной клиентом, то ответственным перед клиентом за несохранность груза в процессе перевозки будет являться перевозчик. В то же время экспедитор отвечает за убытки клиента, когда несохранность груза связана с действиями или бездействием самого экспедитора.

Экспедиторские компании, пытаясь избежать ответственности перед клиентом в случае привлечения к исполнению обязательства перевозчика по договору, заключенному от имени экспедитора, включают в договор транспортной экспедиции следующие положения: экспедитор несет ответственность за сохранность материальных ценностей (грузов), переданных ему клиентом, до момента передачи вышеуказанных ценностей ответственному перевозчику; в случае причинения вреда грузу в процессе перевозки, перед клиентом отвечает соответствующий перевозчик.

Однако в соответствии со статьей 11 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» соглашение об устранении имущественной ответственности экспедитора или уменьшении ее размеров, установленных настоящим Федеральным законом, ничтожно. Возложение исполнения обязательства на третье лицо, согласно статье 805 ГК РФ, не освобождает экспедитора от ответственности перед клиентом за исполнение договора.

Следовательно, в ситуации, когда договор перевозки заключается от имени экспедитора, ответственным перед клиентом лицом остается экспедитор. При этом последний имеет право регрессного требования к перевозчику, допустившему нарушение условий перевозки, повлекшее несохранность груза.

Более подробно вопрос об ответственности экспедитора и перевозчика перед клиентом при различной структуре договорных связей раскрывается в Главе 10 Генеральных условий экспедиторов РФ Ассоциации экспедиторов РФ (далее – Генеральные условия).

С одной стороны, согласно указанным правилам, в случае, когда экспедитор действует в качестве «агента заказчика», то есть заключил договор перевозки от имени клиента, экспедитор не несет ответственности за действия и упущения перевозчика, если экспедитор проявил должное старание и ответственность при подборе такой третьей стороны, при выдаче ей поручения и при контроле за выполнением его поручения.

Таким образом, даже при такой структуре взаимоотношений, когда экспедитор находится «за рамками отношений по перевозке», он в силу прямого указания Генеральный условий, остается ответственным перед клиентом. К сожалению, на законодательном уровне данный вопрос должным образом не урегулирован, в связи с чем на практике не всегда учитывается это обстоятельство.

С другой стороны, в силу пункта 10.2.1 Генеральных условий, если экспедитор выступает в роли перевозчика («фактического» или «договорного»), то экспедитор несет ответственность перед клиентом не только в тех случаях, когда он фактически осуществляет перевозку собственными транспортными средствами («фактический перевозчик»), но и тогда, когда экспедитор выписывает свой собственный перевозочный документ или когда экспедитор иным образом выразил намерение взять на себя ответственность перевозчика («договорный перевозчик»). Однако экспедитор не считается ответственным в качестве перевозчика, если клиент получил перевозочный документ, выписанный другим, нежели экспедитор, лицом, и если в течение разумного времени клиент не доказал, что экспедитор тем не менее несет ответственность в качестве перевозчика.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что Генеральными условиями установлен дополнительный критерий, позволяющий определить, является ли экспедитор лицом, ответственным перед клиентом за несохранность груза в случае привлечения перевозчика к исполнению обязательства. Таким критерием является перевозочный документ, подписанный экспедитором или иным лицом — перевозчиком.

Однако несохранность груза может наступить не только в процессе перевозки груза, но и при перевалке, хранении груза, то есть при оказании экспедитором иных услуг. Генеральные условиях регулируют этот вопрос следующим образом. В соответствии с п. 10.2. Генеральных условий в отношении других услуг, не относящихся к перевозке грузов, таких как хранение, складирование, обработка, упаковка, рассылка грузов, экспедитор несет ответственность в случаях, если эти услуги исполнялись им самим с использованием собственных средств или собственных служащих, или если экспедитор выразил четкое и прямое намерение взять на себя обязательство нести ответственность.

Таким образом, Генеральные условия экспедиторов предусматривают более детальную регламентацию вопроса о соотношении ответственности экспедитора, перевозчика и иных лиц, привлекаемых к исполнению экспедиционного обязательства. При этом в большинстве случаев экспедитор остается ответственным перед клиентом, поскольку он должен проявлять «старание при выборе перевозчика», иных лиц, осуществлять надлежащий контроль за их деятельностью.

Экспедиторские компании при заключении договора транспортной экспедиции зачастую стремятся ограничить размер ответственности перед клиентом за несохранность груза либо вовсе исключить ее. Как правило, такие компании неохотно соглашаются на изменение положений договора транспортной экспедиции об ответственности экспедитора.

В частности, экспедиторы стремятся включить в договор транспортной экспедиции значительный перечень обстоятельств, исключающих ответственность экспедитора.

Так, одним из обстоятельств, которое экспедиторские компании указывают в договоре в качестве оснований освобождения от ответственности, является хищение груза третьими лицами.

Федеральный Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 21 января 2010 г. по делу №А32-6014/2009 пояснил, что хищение не может расцениваться как обстоятельство, избежать которого экспедитор не мог, соответственно, экспедитор не освобождается от ответственности за утрату груза в результате хищения. Суд отметил, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Именно экспедитор должен представить доказательства того, что им были приняты исчерпывающие меры по обеспечению сохранности груза, а его утрата произошла вследствие непредотвратимых обстоятельств, которые он не мог предвидеть. То есть профессиональный экспедитор не может не предполагать, что при транспортировке груза возможно его хищение и для его предотвращения требуется принятие дополнительных мер для обеспечения сохранности перевозки (в том числе страхование груза).

Решением Федерального Арбитражного суда Дальневосточного округа по другому делу экспедитор был привлечен к ответственности за утрату груза, поскольку он в установленном законом порядке не доказал, что при заключении договора на оказание услуг по перевозке грузов с Индивидуальным предпринимателем Г. были предприняты все необходимые действия по исключению возможности допуска к перевозке груза недобросовестных водителей.

Представляется, что хищение само по себе не может расцениваться как обстоятельство, исключающее ответственность экспедитора перед клиентом, избежать которого экспедитор не может и последствия которого не могут быть им предотвращены. Экспедитор должен обеспечивать сохранность груза с той степенью заботливости и осмотрительности, которая требуется для надлежащего исполнения обязательств.

Таким образом, хищение может исключить ответственность экспедитора только при условии, если последний предпринял все меры по предотвращению вреда и отсутствуют обстоятельства, устранение которых зависит от экспедитора.

Уменьшение размера ответственности экспедитора при несохранности груза устанавливается в договоре также путем ограничения размера ответственности экспедитора расчетными единицами за килограмм испорченного груза при перевозках внутри Российской Федерации. Однако в судебной практике такое ограничение признается неправомерным и возмещение ущерба осуществляется исходя из действительной стоимости груза, поскольку подобное ограничение размера ответственности экспедитора установлено для перевозок грузов в международном сообщении, в связи с чем к внутрироссийской перевозке неприменимо.

При определении размера ответственности экспедитора перед клиентом возникает еще одна проблема: в случае утраты, недостачи, повреждения, порчи груза экспедиторы зачастую отказываются возвращать клиенту уплаченное ранее вознаграждение. Такое поведение экспедиторов обуславливается диспозитивной нормой права о возможности включения данного условия о возврате вознаграждения в договор транспортной экспедиции. Естественно, что экспедиторы не указывают подобный пункт в договоре даже по просьбе клиента.

Пункт 3 статьи 7 Федерального закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» предусматривает следующее: в договоре транспортной экспедиции может быть установлено, что наряду с возмещением реального ущерба, вызванного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, экспедитор возвращает клиенту ранее уплаченное вознаграждение, если оно не входит в стоимость груза, в размере, пропорциональном стоимости утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза. Указанное подтверждает и судебная практика. Так, суды отказывают в удовлетворении требования о взыскании уплаченного вознаграждения, если эта обязанность не была предусмотрена договором.

Данное положение законодательства представляется несправедливым, поскольку уплаченное вознаграждение, в частности, за утраченный или недостающий груз, также является убытком клиента наряду с реальным ущербом в размере действительной стоимости утраченного или недостающего груза и упущенной выгодой. Целесообразным было бы включение в ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» императивной нормы о необходимости возврата вознаграждения экспедитора либо провозной платы в размере, пропорциональном стоимости утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза, как это предусмотрено транспортными уставами и кодексами.

Еще одним положением, которое экспедиторы включают в договор транспортной экспедиции с целью уменьшения размера ответственности перед клиентом, является исключение упущенной выгоды из убытков, подлежащих возмещению при ненадлежащем исполнении экспедитором своих обязательств по договору, либо ограничение размера упущенной выгоды, например, размером вознаграждения за перевозку груза, либо отказ в удовлетворении требований клиентов со ссылкой на абзац 2 статьи 803 ГК РФ.

Согласно пункту 4 статьи 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» наряду с возмещением реального ущерба экспедитор обязан возместить клиенту упущенную выгоду в связи с утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, произошедшими по вине экспедитора.

В соответствии со статьей 803 ГК РФ если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

В силу положений ГК РФ, транспортных уставов и кодексов ответственность перевозчика в виде возмещения упущенной выгоды не предусмотрена. Таким образом, суды делают следующий вывод: если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, то упущенная выгода возмещению не подлежит.

Указание в договоре транспортной экспедиции на исключение упущенной выгоды из убытков, подлежащих возмещению при несохранности груза, либо ограничение размера упущенной выгоды размером вознаграждения за перевозку груза противоречит статьям 7, 11 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности», статье 15 ГК РФ.

Примечательно, что Генеральные условия экспедиторов не предусматривают возмещение упущенной выгоды при несохранности груза.

Наиболее острой проблемой при привлечении экспедиторов к ответственности является невозможность подтвердить размер действительной стоимости груза, принятого экспедитором к отправке. Связано это, в частности, с тем, что в экспедиторских документах зачастую не отражаются характеристики груза, принятого к перевозке на условиях, при которых проверка внутритарного содержимого экспедитором не производится. Отсутствие конкретной информации о грузе (либо виде груза), переданного для перевозки, свидетельствует о невозможности установить, какой груз передан экспедитору и какова его стоимость либо цена на аналогичный товар в соответствии с требованиями пункта 6 статьи 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности». Описание груза иногда сводится к минимуму: оборудование, оргтехника и т.п. В подобных случаях суды отказывают в удовлетворении требований клиента о возмещении реального ущерба в размере действительной стоимости груза.

Так, экспедитором принят груз по количественным характеристикам без внутритарной сверки и вскрытия упаковок заявленной стоимостью 00 руб. 00 коп. под наименованием «Сувениры». Ссылки на передачу с грузом товарных накладных не содержится, в связи с чем судом сделан вывод о недоказанности состояния груза в момент отправки, соотносимости отправленного груза с указанным истцом изделием, его стоимости. Применить положения п. 4 ст. 7 ФЗ N 87-ФЗ от 30.06.2003 г. в части определения действительной стоимости поврежденного груза не представляется возможным, поскольку ввиду отсутствия внутритарной проверки груза истец не доказал факт вложения конкретного имущества (по артикулу, марке, стоимости). При таких обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении иска о взыскании ущерба в заявленной сумме.

Свести к минимуму подобные риски, можно, если клиент правильно заполнит поручение экспедитору, с указанием подробных сведений о грузе (грузоместе), его стоимости, и со ссылкой на товарную накладную, по которой сформировано грузоместо.

Таким образом, зачастую действия клиента приводят к уменьшению размера ответственности экспедитора перед клиентом за несохранность груза либо к невозможности привлечения экспедитора к ответственности. Требуется более подробное изучение оснований, условий наступления и размера ответственности экспедитора, предусмотренных договором транспортной экспедиции, для недопущения включения в договор положений, нарушающих права клиента и принцип полного возмещения убытков.

Валентина Михайловна Рец, ассистент кафедры гражданского права Юридического института Сибирского федерального университета

В то же время ответственность экспедитора за несохранность груза в виде упущенной выгоды наступает лишь при наличии вины в силу прямого указания закона (п.4 ст. 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности»), поэтому данный вопрос не вызывает споров в литературе и не является предметом настоящего исследования.

Определение ВАС РФ от 26.03.2012 N ВАС-2668/12 по делу N А56-23766/2010 // СПС «Консультант плюс». Аналогичная практика подтверждается решениями и других судов: Постановление ФАС Московского округа от 04.04.2007 N КГ-А41/2196-07 по делу N А41-К1-14986/06 // СПС «Консультант плюс»; Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 22.02.2012 по делу N А29-4431/2011 // СПС «Консультант плюс»; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.09.2011 по делу N А45-18341/2010 // СПС «Консультант плюс».

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. М.: Статут, 2003. Кн. 4. С. 733; Кирилловых А.А. Транспортно-экспедиционная деятельность: нормативное регулирование и гражданско-правовая конструкция // Транспортное право. 2010. N 3. С.7; Жидкова М.В. Ответственность сторон по договору транспортной экспедиции. Юрист. 2009. N 4. С. 15.

В указанных суждениях происходит смешение понятий о вине и о бремени доказывания вины или обстоятельств, ее исключающих. Парций Я.Е. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О транспортно-экспедиционной деятельности» // СПС КонсультантПлюс. 2009.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Г.Е. Авилов, М.И. Брагинский, В.В. Глянцев и др.; под ред. О.Н. Садикова. 5-е изд., испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006. 987 с.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. Соч. С. 472;

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 мая 2010 г. по делу N А56-24121/2009 // СПС «Консультант плюс»; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.05.2012 по делу N А58-2708/2011// СПС «Консультант плюс».

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ.соч. С. 734.; Жидкова М.В. Указ.соч. С. 21.

Гражданское право: Учебник / В.Ю. Борисов, Е.С. Гетман, О.В. Гутников и др.; под ред. О.Н. Садикова. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2007. Т. 2. С. 267.

Указанные условия не являются нормативным актом и могут применяться лишь на добровольной основе. Генеральные условия экспедиторов РФ Ассоциации экспедиторов РФ // Материалы взяты с сайта: www.eurologistics.ru.

Примечательно, что в судебное практике нечасто встречается подобное обоснование ответственности экспедитора перед клиентом, когда экспедитор выступает «агентом заказчика». Так, в одном из решений ФАС Дальневосточного округа привлек экспедитора к ответственности за хищение груза во время перевозки, поскольку экспедитором не были предприняты все необходимые действия по исключению возможности допуска к перевозке груза недобросовестных водителей: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2009 N Ф03-2904/2009 по делу N А51-10112/2008// СПС «Консультант плюс».

Иванова А.И. Подводные камни договора транспортной экспедиции // Административное право. 2011. N 1. С. С. 47.

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.01.2010 по делу N А32-6014/2009 // СПС «Консультант плюс».

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 02.07.2009 N Ф03-2904/2009 по делу N А51-10112/2008// СПС «Консультант плюс».

Определение ВАС РФ от 27.06.2008 N 14569/07 по делу N А21-3280/2006 // СПС «Консультант плюс».

Постановление Девятого Арбитражного апелляционного суда от 11.09.12 г. № 09АП-21644/2012-ГК по делу № А40-2462/12-102-24 // СПС «Консультант плюс».

Необходимо отметить, что в литературе указанная проблема практически не рассматривается. Иванова А.И. Указ. соч. С.14.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2008 по делу N А75-941/2008 // СПС «Консультант плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2011 по делу N А56-35396/2011 // СПС «Консультант плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.09.2011 по делу N А56-67177/2010 // СПС «Консультант плюс».

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2009 N 09АП-4701/2009-ГК по делу N А40-85169/08-61-741// СПС «Консультант плюс».

Так, статья 10.4 Генеральных условий экспедиторов РФ устанавливает, что экспедитор не несет ответственности за прямые или косвенные убытки, понесенные в результате потери прибыли, рынка. Генеральные условия экспедиторов РФ Ассоциации экспедиторов РФ // Материалы взяты с сайта: www.eurologistics.ru.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2012 по делу N А56-27385/2011 // СПС «Консультант плюс».

Иванова А.И. Указ.Соч. С.16.

Ответственность по договору транспортной экспедиции — нормативное регулирование

Основной источник нормативного регулирования договорного права — ГК РФ. Договору транспортной экспедиции посвящена гл. 41, конкретно вопросу ответственности экспедитора — ст. 803. Однако данная норма не содержит положений, устанавливающих виды и пределы ответственности. Законодатель ограничился отсылкой к стандартным правилам, регулирующим договорную ответственность, изложенным в гл. 25 ГК.

Договор транспортной экспедиции — самостоятельный вид гражданско-правового соглашения об оказании услуг, но он имеет свои особенности, которые дополнительно рассмотрены в законе «О транспортно-экспедиционной деятельности» от 30.06.2003 № 87-ФЗ. Этот же закон предусмотрел принятие правил транспортно-экспедиционной деятельности (далее — Правила), которые впоследствии были утверждены постановлением Правительства РФ от 08.09.2006 № 554. В соответствии с общими принципами соотношения общих и частных норм права статьи ГК РФ применяются к вопросам ответственности по договору транспортной экспедиции, не урегулированным нормами закона № 87-ФЗ или Правилами.

Общие правила определения размера ответственности экспедитора

По общему правилу ответственность по договору транспортной экспедиции определяется исходя из норм гл. 25 ГК РФ, за исключением случаев, отдельно рассмотренных законом № 87-ФЗ (например, в отношении договоров международной экспедиции). Размер компенсации при этом напрямую зависит от того, была ли объявлена ценность груза и какой ущерб был ему причинен.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 7 закона № 87-ФЗ:

  1. Если утрачен полностью или частично груз с предварительно объявленной ценностью, ущерб компенсируется полностью в размере объявленной стоимости или ее части пропорциональной утраченной. При повреждении такого груза компенсация определяется исходя из снижения его стоимости, если его можно восстановить и реализовать в дальнейшем. Если восстановление невозможно, компенсируется объявленная стоимость.
  2. Если утрачен полностью или частично груз, переданный без предварительного объявления ценности, ущерб компенсируется полностью в размере документально подтвержденной стоимости или ее части пропорциональной утраченной. При повреждении такого груза компенсация определяется также исходя из документальной стоимости. Такая стоимость определяется исходя из цены на аналогичный товар в месте выдачи груза на момент принятия судом соответствующего решения либо момент добровольного исполнения требования

Груз считается утраченным, если в течение 30 суток со дня, обозначенного в договоре в качестве дня доставки, он не был выдан получателю. Если такой срок оговорен не был, то груз должен быть выдан в разумные сроки. Если груз не был получен из-за неуплаты, но экспедитор проинформировал клиента о доставке, груз утраченным не считается.

Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ.
Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

Компенсация фактически понесенного ущерба не отменяет возможности клиента потребовать возмещения упущенной выгоды по правилам, установленным ГК РФ. При этом, если речь идет о международной экспедиции, следует учитывать ограничения, установленные для компенсации при нарушении обязательств по договорам о международных экспедиторских услугах, предусмотренные законом № 87-ФЗ.

Ответственность экспедитора при осуществлении международной экспедиторской деятельности

Ответственность за нарушения обязательств договоров международной экспедиторской деятельности достаточно подробно рассмотрена в пп. 3 и 4 ст. 6 закона № 87-ФЗ. В соответствии с ними размер ответственности экспедитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение рассматриваемого договора не может превышать 666,67 расчетных единиц за единицу отгрузки, если речь идет о нарушениях, связанных с международной перевозкой груза с использованием экспедиторской документации. Для расчета компенсации при нарушении международных договоров рассматриваемого типа применяется единица специального права заимствования (СПР). Это понятие введено Международным валютным фондом. На сегодняшний день существует только 4 валюты, в которых такие единицы могут быть выражены (в них же производятся резервные платежи стран в системе МВФ):

  • американский доллар;
  • английский фунт стерлингов;
  • евро;
  • японская иена.

Для определения размера компенсации в России ее размер из единицы СПР переводится в рубли, при этом используется курс, установленный Центральный банком РФ на день принятия соответствующего судебного решения либо иную согласованную сторонами дату. В частности, согласно п. 2 ст. 7 рассматриваемого закона, ответственность экспедитора при международной экспедиции ограничена 2 единицами СПР, если большее не компенсируется лицами, за которых он ответственен.

Что следует указать в договоре для упрощения определения размера ответственности экспедитора?

В случае нарушения экспедитором условий договора клиент, как правило, стремится максимально быстро привлечь его к ответственности и получить положенную компенсацию. Однако в процессе установления размера возмещения могут возникнуть сложности, становящиеся предметом затяжных гражданских споров. Во избежание подобных проблем стоит соблюдать некоторые рекомендации, связанные с особенностями такого рода договоров:

  1. Некоторые виды деятельности, включая экспедиторскую и транспортную, требуют лицензии (например, перевозка опасных грузов). Необходимо убедиться в ее наличии у партнера.
  2. Перечень услуг, которые должен оказать экспедитор, имеет смысл детализировать по пунктам. Закон ограничивается довольно расплывчатой формулировкой о «других обязанностях, связанных с перевозкой», в интересах же сторон быть максимально конкретными как в указании размеров и графика выплаты вознаграждений, так и в перечне оказываемых услуг.
  3. Следует предоставлять экспедитору максимум необходимой достоверной информации и документации, которая может потребоваться для исполнения условий соглашения. В противном случае он может заявить, что нарушение условий договора вызвано его недостаточной информированностью.
  4. Необходимо четко прописывать в договоре характеристики и стоимость груза, т. к. это заметно облегчит определение размера компенсации. В случае если такая цена не была установлена, для расчета компенсации будет приниматься та, которую удастся подтвердить документально.
  5. Маршруты передвижения груза и крайнюю дату доставки груза в пункт назначения также стоит прописывать максимально точно. Это упростит определение крайнего срока выдачи груза, ограничив его 30 днями с момента доставки, что, в свою очередь, позволит установить момент нарушения обязательств. В противном случае придется ограничиться расплывчатой формулировкой закона о разумных сроках.

***

В заключение остается сделать вывод о том, что ответственность по договору транспортной экспедиции в значительной степени зависит от того, насколько внимательно стороны отнеслись к составлению договора, описанию обязательств экспедитора и стоимости груза.

Ответственность экспедитора за утрату груза

Да вправе.

За утрату или недостачу груза экспедитор несет ответственность в размере объявленной ценности (ст. 7 Закона о ТЭД). Если она отсутствует, экспедитор должен компенсировать размер действительной (документально подтвержденной) стоимости недостающей части груза.

Объявленная стоимость (ценность) груза указывается не в заявке (поручении), а разделе 5 транспортной накладной.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация. Какие документы нужно получить от перевозчика и экспедитора после заключения договора

1. Поручение экспедитору.

Этот документ определяет перечень и условия оказания экспедитором клиенту транспортно-экспедиционных услуг в рамках договора. Поручение должно содержать достоверные и полные данные о характере груза, его маркировке, весе, объеме, а также о количестве грузовых мест.

Клиент сам заполняет бланк «Поручение экспедитору», подписывает его и выдает экспедитору. Однако документ будет подлежать исполнению лишь с момента, когда клиент получит письменное подтверждение его согласования экспедитором (п. 8 и 10 Правил ТЭД).

Совет

Чтобы получить подтверждение согласования поручения, нужно воспользоваться одним из следующих вариантов:

 потребовать от экспедитора письменное подтверждение, которое бы содержало реквизиты поручения и то, что экспедитор его принял к исполнению;

 согласовать дополненную форму поручения в виде приложения к договору транспортной экспедиции. При этом в новой форме нужно предусмотреть специальное место, где экспедитор должен будет поставить свою подпись. Это связано с тем, что в установленной форме поручения экспедитору не предусмотрено подписи экспедитора.

После получения согласованного бланка поручения экспедитору клиенту следует проверить, чтобы в нем не было подчисток и помарок и не заверенных надлежащим образом исправлений.

На практике поручение экспедитору стороны договора транспортной экспедиции называют по-разному:

 «накладная отправителя» (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 3 марта 2010 г. № 08АП-8793/2009 по делу № А75-7262/2009);

 «накладная на транспортно-экспедиторские услуги» (постановление ФАС Уральского округа от 17 августа 2011 г. № Ф09-5013/11 по делу № А76-18145/10);

 «заявка на доставку груза» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июля 2011 г. по делу № А56-32438/2010);

 «заявка клиента» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2011 г. № 09АП-21536/2011-ГК по делу № А40-127098/10-32-1097).*

Суды, несмотря на различные наименования, признают эти документы поручениями экспедитору. Главное, чтобы они определяли перечень и условия оказания транспортно-экспедиторских услуг.

Обоснование

Наличие различных наименований поручения экспедитору связано с тем, что до утверждения Порядка оформления и форм экспедиторских документов (приказом Минтранса России от 11 февраля 2008 г. № 23) стороны договора самостоятельно разрабатывали документ для согласования условий экспедиции. Поэтому сегодня экспедитор и клиент продолжают его использовать.

Совет

Чтобы избежать риска переквалификации договора транспортной экспедиции в посреднический (агентский), нужно применять именно установленные формы экспедиторских документов. Кроме того, это нужно и для ведения бухучета – согласно статье 9 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» они являются надлежащими формами первичных учетных документов.

Если документ не содержит достоверных и полных данные о характере груза, его объеме, а также о количестве грузовых мест, то суд не примет его в качестве доказательства оказания услуг транспортной экспедиции.

Пример из практики: суд не принял заявку в качестве доказательства перевозки груза, так как та не содержала сведений о наименовании груза и его стоимости, номера и даты ее составления, и отказал клиенту в удовлетворении иска

Между индивидуальным предпринимателем П. (клиент) и ООО «С.» (экспедитор) был заключен договор о предоставлении транспортно-экспедиционных услуг.

Позднее клиент обратился к экспедитору с заявкой на перевозку груза. ООО «С.» приняло груз, но не доставило его.

Так как ООО «С.» оставило претензию без ответа, то П. обратился в арбитражный суд с иском о взыскании убытков.

Суд указал: «По существу стороны определили, что поручение экспедитору именуется ими… заявкой, которая должна содержать достоверные и полные данные о характере груза, его объеме, а также о количестве грузовых мест (соответствие п. 8 Правил транспортной экспедиции о требованиях к содержанию поручения экспедитору)». Но так как заявка не содержала сведений о наименовании груза и его стоимости, номера и даты ее составления, то суд не принял ее в качестве доказательства перевозки груза.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 августа 2011 г. по делу № А45-18538/2010).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *