Последствия неиспользования товарного знака

При осуществлении сотрудничества между компанией, являющейся правообладателем товарного знака, и компанией, осуществляющей производство товаров, маркированных данным товарным знаком, в случаях, когда производитель не предполагает дальнейшее введение товара в гражданский оборот, а напротив, произведенный товар в полном объеме возвращается Правообладателю для дальнейшей реализации, нередко возникает вопрос о необходимости заключения лицензионного договора. В большинстве случаев такой договор заключается, однако бывает, когда Правообладатель, уклоняется от заключения лицензионного договора, мотивируя свой отказ законодательной возможностью использования товарного знака «под контролем правообладателя».

Указанная возможность, предусмотренная п. 2. ст. 1486 ГК РФ, дает право иной компании использовать товарный знак по воле Правообладателя без заключения лицензионного договора.

Разъяснения по использованию товарного знака под контролем правообладателя содержатся в Справке, утвержденной постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 07 августа 2015 № СП-23/21: «По общему правилу, воля правообладателя на использование товарного знака третьим лицом может быть выражена в договоре с этим третьим лицом; такими договорами могут быть: договор коммерческой концессии (глава 54 Кодекса), договор простого товарищества (глава 55 Кодекса), договор подряда (глава 37 Кодекса), договор возмездного оказания услуг (глава 38 Кодекса), предварительный договор (статья 429 Кодекса), в том числе лицензионный, и др.»

Однако данный вопрос имеет различного рода аспекты при формировании корректной правовой схемы сотрудничества сторон.

Согласно сложившейся практике, Правообладатели товарных знаков зачастую не имеют возможности производить продукцию самостоятельно, и обращаются к изготовителям, которые производят товар, и наносят на него соответствующий товарный знак. В такой ситуации перед Правообладателем встает вопрос о юридически верном оформлении отношений с изготовителем, чтобы исключить неправомерное использование товарного знака и избежать возможных споров с налоговыми органами. Также, возможны опасения по поводу дополнительной ответственности перед потребителями, если права на товарный знак будут оформлены неверно.

Закон предусматривает различные варианты и способы использования товарного знака, главное, чтобы оно осуществлялось с разрешения Правообладателя.

Использование товарного знака представляет собой осуществление исключительного права на товарный знак лицом, владеющим таким правом на каком-либо основании. Правообладатель может реализовать свое исключительное право, например, путем размещения товарного знака на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые производятся, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот (п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Распоряжение исключительным правом на товарный знак происходит путем заключения соответствующих соглашений. Законом предусмотрено два способа распоряжения исключительным правом на товарный знак — путем заключения договора об отчуждении такого права или путем заключения лицензионного соглашения (ст. 1488, 1489 ГК РФ). Гражданский кодекс не запрещает использовать и другие формы соглашений об использовании товарного знака. Однако, по сути эти соглашения также будут лицензионными.

Помимо указанных двух вариантов, ГК РФ предусматривает еще один, способ использования товарного знака — под контролем Правообладателя. Появление в законе формулировки «использование товарного знака под контролем правообладателя» было вызвано сложившейся практикой, однако данное понятие в абсолютном большинстве случаев применяется для доказывании использования товарного знака при угрозе прекращения правовой охраны.

Если же предполагается использование товарного знака в смысле осуществления исключительного права, то законно это можно делать только на основании письменного договора, предоставление права использования по которому, подлежит государственной регистрации. Отсутствие регистрации предоставления права по лицензионному договору имеет, в основном, гражданско-правовые и налоговые последствия. Налоговые последствия, в основном, связаны с необходимостью включения платежей по такому договору в расходы при исчислении налога на прибыль.

Необходимость лицензионного договора зависит от модели отношений Правообладателя и компании – изготовителя, однако изготовителю необходимо обоснование возникновения права нанесения на продукцию товарного знака. И, несмотря на то, что изготовитель не предполагает дальнейшее введение продукции в гражданский оборот, обоснование права использования товарного знака необходимо. Это необходимо для подтверждения своей добросовестности в случае проверок со стороны контролирующих органов и претензий со стороны Правообладателя и потребителей.

Как указывалось выше, договор, по которому осуществляется взаимодействие сторон, может быть договором поставки, подряда и т.д., однако, если согласно его положениям, Правообладатель предоставляет право использования товарным знаком, то в этой части он будет являться лицензионным договором и предоставление права по нему необходимо регистрировать.

Помимо прочего, необходимо отметить, что важным элементом договора, являющегося лицензионным, является наличие положений, посвященных контролю Правообладателя качества выпускаемой Производителем продукции.

Контроль качества – важное и необходимое условие лицензионного договора: Лицензиат обязан обеспечить соответствующее качество производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак Правообладателя. Требования к качеству товаров устанавливает Правообладатель, он же вправе контролировать соблюдение этого условия. При этом, по требованиям к Лицензиату как изготовителю оба несут солидарную ответственность (п. 2 ст. 1489 ГК РФ).

Резюмируя вышесказанное, подтверждаем, что лицензионные договоры — не единственный вид договоров, на основе которых товарные знаки могут использоваться с разрешения их владельца. Это могут быть договора комиссии, поставки, подряда, а также договора смешанного вида.
Однако, использование других, нежели, лицензионные, договоров, не избавляет от необходимости их государственной регистрации Роспатентом.

П.1ст.1490 ГК РФ, регулирует форму договоров о распоряжении исключительным правом на товарный знак. Согласно этой норме: «…лицензионный договор, а также другие договоры, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак, должны быть заключены в письменной форме.»

Согласно п. 2. ст. 1232 ГК РФ «В случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с настоящим Кодексом государственной регистрации, отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно и переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора, также подлежат государственной регистрации, порядок и условия которой устанавливаются Правительством Российской Федерации.»

Таким образом, предоставление права использования по любому виду договоров из представленных выше, которые содержат в себе элементы лицензионного договора, предполагают государственную регистрацию.

Основываясь на вышеизложенных доводах, в целях предания определенности договорной схеме сотрудничества и минимизации возможных рисков при ее осуществлении для Правообладателя и Производителя, можно рекомендовать осуществление деятельности в рамках лицензионного договора, предоставляющего право использования товарного знака, с осуществлением дальнейшей регистрации предоставления права по договору в Федеральном институте промышленной собственности.

1. Какое использование товарного знака признается использованием товарного знака другим лицом под контролем правообладателя для целей статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс)?

Согласно пункту 2 статьи 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) (заключено в г. Марракеше 15.04.1994, вступило в силу для Российской Федерации 22.08.2012 (далее — Соглашение ТРИПС)) использование товарного знака другим лицом под контролем владельца знака признается для целей сохранения в силе регистрации использованием товарного знака.

Как отмечено в пункте 1 статьи 1 Соглашения ТРИПС, члены Всемирной торговой организации могут, но не обязаны, предоставлять в своих национальных законах более широкую охрану, чем требуется по названному Соглашению при условии, что такая охрана не противоречит положениям этого Соглашения.

Соответственно, более широкий объем охраны предусмотрен пунктом 2 статьи 1486 Кодекса, согласно которому использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя.

Таким образом, ГК РФ разделяет случаи использования товарного знака самим правообладателем (в том числе ставшим таковым на основании договора об отчуждении исключительного права), лицензиатом по лицензионному договору, другим лицом под контролем правообладателя. По смыслу пункта 2 статьи 1486 ГК РФ использование товарного знака лицом под контролем правообладателя — это использование такого знака при отсутствии заключенного между правообладателем и лицом, фактически использующим товарный знак, лицензионного договора.

При этом под использованием товарного знака под контролем правообладателя понимается использование товарного знака по воле правообладателя.

По общему правилу, воля правообладателя на использование товарного знака третьим лицом может быть выражена в договоре с этим третьим лицом; такими договорами могут быть: договор коммерческой концессии (глава 54 Кодекса), договор простого товарищества (глава 55 Кодекса), договор подряда (глава 37 Кодекса), договор возмездного оказания услуг (глава 38 Кодекса), предварительный договор (статья 429 Кодекса), в том числе лицензионный, и др.

Вместе с тем воля правообладателя может быть установлена и при отсутствии прямого указания в договоре с третьим лицом о согласии на использование товарного знака, в том числе в случаях, указанных в ответе на вопрос 2 настоящей Справки.

Для целей пункта 2 статьи 1486 ГК РФ одной воли правообладателя на использование товарного знака третьим лицом недостаточно. Должно быть доказано фактическое использование товарного знака третьим лицом в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

2. Какие случаи могут быть признаны использованием товарного знака другим лицом под контролем правообладателя, в том числе использованием, не оформленным договором?

В судебной практике президиума Суда по интеллектуальным правам выявлены следующие подходы.

1. При установлении факта использования товарного знака другим лицом под контролем правообладателя суд оценивает все представленные доказательства в их совокупности и по результатам оценки определяет, осуществлялось ли использование товарного знака по воле правообладателя, независимо от наличия или отсутствия пороков выражения этой воли (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 01.04.2014 № С01-148/2014 по делу № СИП-110/2013).

При этом использование товарного знака другим лицом осуществляется по воле правообладателя в том числе в случае признания несостоявшимся предоставления права использования товарного знака из-за отсутствия государственной регистрации такого предоставления, а также в случае признания недействительным или незаключенным договора, содержащего условие о предоставлении права использования товарного знака.

2. По договору подряда или возмездного оказания услуг (главы 37, 38 ГК РФ), предметом которого является изготовление товара с нанесением на него товарного знака заказчика и (или) распространение такого товара (оказание услуг с использованием знака обслуживания), использование товарного знака другим лицом осуществляется по поручению правообладателя и в его интересах, то есть по его воле, что соответствует пункту 2 статьи 1486 ГК РФ (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.10.2014 № С01-855/2014 по делу № СИП-198/2014).

3. Наличие между правообладателем и другим лицом, использующим товарный знак, корпоративных отношений, в том числе внутри холдинга или иной группы лиц (статья 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»), предполагает использование товарного знака другим лицом под контролем правообладателя как на основании преобладающего участия в другом лице, так и при наличии организационно-правового взаимодействия, основанного на положениях учредительных документов или условиях договора (например, исполнение другим лицом, использующим товарный знак, функций единоличного исполнительного органа правообладателя или исполнение правообладателем функций единоличного исполнительного органа другого лица, использующего товарный знак), предоставляющих возможность предполагать наличие воли правообладателя на использование товарного знака другим лицом. При наличии таких отношений, как правило, не требуется специальных правовых актов внутри холдинга или группы лиц (специальное решение какого-либо органа, например общего собрания, совета директоров, исполнительного органа и т.д.), оформляющих согласие правообладателя на использование товарного знака другим лицом (постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.04.2014 № С01-184/2014 по делу № СИП-247/2013, от 20.05.2014 № С01-185/2014 по делу № СИП-56/2013, от 10.11.2014 № С01-943/2014 по делу № СИП-305/2014).

4. В случае импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации воля правообладателя на использование товарного знака конкретным лицом может следовать, в частности, из документов, подтверждающих обращение правообладателя в таможенный орган для внесения товарного знака в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности с определением уполномоченных импортеров, в число которых входит конкретное лицо, фактически использующее товарный знак на территории Российской Федерации (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2014 № С01-330/2014 по делу № СИП-193/2013).

5. Администрирование доменного имени не правообладателем спорного товарного знака, а другим лицом, а также использование другим лицом товарного знака правообладателя в сети Интернет для распространения товара могут быть признаны использованием товарного знака под контролем правообладателя для целей статьи 1486 ГК РФ при наличии согласия последнего, которое может подтверждаться в том числе наличием корпоративных отношений (пункт 2 ответа на вопрос 2 настоящей Справки) (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 22.01.2014 № С01-383/2013 по делу № СИП-4/2013).

6. Для целей статьи 1486 ГК РФ признается использование другим лицом товарного знака под контролем правообладателя по договору простого товарищества (статья 1041 ГК РФ), если исключительное право на товарный знак является вкладом правообладателя в общее имущество товарищей (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2014 № С01-596/2014 по делу № СИП-19/2014).

Статья 1486. Гражданского кодекса Российской Федерации

  • Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвёртая)
    • Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее — предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 01.07.2017 N 147-ФЗ)

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Комментарий к статье.

1. Обладание исключительным правом на товарный знак не только наделяет правообладателя определенными правомочиями (см. комментарий к ст. 1484), но и налагает на него обязанности, в частности обязанность использовать принадлежащий ему товарный знак, хотя закон прямо не указывает на это. Таким образом, ГК провозглашается принцип обязательного использования зарегистрированного товарного знака как условия сохранения права на него. Требование об обязательном использовании товарного знака является вполне обоснованным и призвано обеспечивать и интенсивное, и неформальное функционирование товарных знаков в гражданском обороте. Данное установление ГК способствует также «очищению» реестра от «мертвых» знаков, которые не используются правообладателями для маркировки производимых товаров, и снятия препятствий для производителей, готовых производить и реализовывать товары под сходными товарными знаками.

Данная норма может в ряде случаев способствовать борьбе с «пиратами» — лицами, регистрирующими на свое имя товарные знаки и тем самым перекрывающими возможность выхода на рынок реальным (фактическим) производителям товаров, в том числе зарубежным.

2. Прекращение правовой охраны товарного знака по основанию, указанному в п. 1 комментируемой статьи, производится на основании решения специализированного арбитражного суда — Суда по интеллектуальным правам, принимаемого по результатам рассмотрения заявления заинтересованного лица.

3. В ранее действовавшем Законе о товарных знаках в качестве субъекта отношений, связанных с досрочным прекращением регистрации, называлось «любое лицо»; в ГК речь идет о «заинтересованном лице». То есть можно сделать вывод, что от лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, требуются доказательства его заинтересованности.

Необходимо также обратить внимание на то, что комментируемая статья предусматривает возможность прекращения правовой охраны товарного знака в отношении как всех товаров, для которых он зарегистрирован, так и их части. Иными словами, если товарный знак реально, а не номинально используется правообладателем в отношении части товаров, для которых он зарегистрирован, и правообладатель может доказать такое использование, регистрация товарного знака будет прекращена только в отношении тех товаров, для маркировки которых использование не осуществляется. Комментируемое положение дает, таким образом, возможность лицу, подающему заявление в суд, ограничить свои требования о прекращении правовой охраны товарного знака только теми товарами, которые его интересуют.

Следует иметь в виду, что заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака может быть подано в суд не ранее чем через три года после регистрации товарного знака в Государственном реестре. То есть законодатель, следуя положениям ст. 5C (1) Парижской конвенции, предоставляет владельцу товарного знака так называемый льготный срок для налаживания производства, проведения рекламных кампаний, маркировки товара и т.д.

4. Предусматривая возможность досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием, ГК в п. 2 ст. 1486 раскрывает те действия, которые признаются использованием товарного знака. Это, в частности, его размещение на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые тем или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг, на деловой документации и т.д., при этом использованием товарного знака не признаются указанные в п. 2 действия, которые не связаны непосредственно с введением товаров в гражданский оборот.

5. Следуя положениям ст. 5C (2) Парижской конвенции, ГК признает использованием товарного знака его использование в несколько измененном виде, т.е. с изменением отдельных элементов, но не меняющих его существа и не ограничивающих его правовую охрану. Такими изменениями, в частности, могут признаваться изменения прописных букв на строчные в словесном товарном знаке либо зеркальное отображение изобразительного товарного знака. Положения рассматриваемой статьи корреспондируют с нормами, нашедшими отражение в ст. 1505 (см. комментарий к ней).

6. При рассмотрении вопросов использования товарных знаков необходимо обратить внимание на субъектов такого использования.

В ранее действовавшем Законе о товарных знаках фигурировали только два субъекта обозначенных выше правоотношений — сам правообладатель и лицо, которому такое право предоставлено в рамках лицензионного договора. Лицо, использующее товарный знак под контролем правообладателя, впервые появляется в ГК.

7. Использование товарного знака другим лицом под контролем правообладателя может быть признано при отсутствии лицензионного договора или иного договора, если имеется фактически исполненное соглашение между правообладателем и другим лицом, подтвержденное согласованными действиями, направленными, например, на поддержание качества товара, производимого другим лицом. К настоящему времени судебная практика сформировала определенные подходы к квалификации использования товарного знака другим лицом под контролем правообладателя. Так, например, отсутствие государственной регистрации предоставления права использования товарного знака по лицензионному договору при наличии в нем условия о контроле качества со стороны правообладателя не рассматривается как негативное обстоятельство для квалификации использования товарного знака как его использования другим лицом под контролем правообладателя. Использование товарного знака под контролем правообладателя может подтверждаться наличием корпоративных отношений внутри группы лиц, в рамках которых правообладатель имеет возможность обеспечивать потребителям качество товара, производимого другим лицом, входящим в группу лиц. При импорте товара контроль за использованием товарного знака может следовать из совокупности обстоятельств, подтверждающих реальное использование товарного знака другим лицом (ввоз и введение в гражданский оборот этого товара). Использование доменного имени другим лицом (не правообладателем спорного товарного знака) может квалифицироваться в качестве использования товарного знака под контролем правообладателя при наличии между правообладателем и другим лицом фактического соглашения об использовании товарного знака в доменном имени, например, следующего из корпоративных отношений. Под собственно контролем правообладателя могут пониматься, например, действия по поддержанию качества товара в интересах потребителя, например предоставление другому лицу стандартов производства товаров, предоставление моделей и образцов, проведение проверок, разработка требований к использованию товарного знака (цвет, размер, место расположения на товаре) и т.д. При этом качество выпускаемых другим лицом товаров должно соответствовать уровню качества товаров правообладателя или разработанным им стандартам. В рамках дистрибьюторских договоров под контролем может пониматься контроль за объемами поставляемого товара, маркированного товарным знаком, сроками поставки, стоимостью реализуемого товара.

8. Пункт 3 статьи устанавливает, что бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе; при этом ему предоставляется возможность ссылаться на независящие от него обстоятельства как на причины, приведшие к неиспользованию товарного знака. Такими обстоятельствами могут признаваться ограничения по импорту какой-либо продукции, срыв поставок сырья, изменение условий реализации продукции и т.д.

В последнем пункте комментируемой статьи указывается, что с прекращением правовой охраны товарного знака, ставшим следствием применения процедуры ее досрочного прекращения, правообладатель утрачивает право на товарный знак, т.е. он больше не может использовать товарный знак, распоряжаться товарным знаком и запрещать его использование третьим лицам (см. комментарий к ст. 1484).

Поделиться с друзьями

1. Комментируемая статья предусматривает, что правовая охрана товарного знака может быть прекращена в случае его неиспользования.

Общая норма, на которой базируется данная статья, может быть сформулирована следующим образом:

«Владелец товарного знака обязан использовать товарный знак. Если товарный знак не используется в течение трех лет, то его правовая охрана досрочно прекращается в случае поступления соответствующего заявления (ходатайства) заинтересованного лица».

К сожалению, эта норма прямо в ГК РФ не сформулирована, хотя ст. 1486 ГК РФ именно из нее и исходит. Впрочем, п. 1 комментируемой статьи вообще изложен весьма неудачно.

2. В соответствии со смыслом нормы, закрепленной в этом пункте, заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием подается в палату по патентным спорам заинтересованным лицом.

О палате по патентным спорам см. п. 3 ст. 1248 ГК РФ и п. 3 комментария к ст. 1248 ГК РФ.

Понятие «заинтересованного лица» не поясняется. Следует считать, что в данном случае им может быть юридическое лицо или гражданин-предприниматель, права или интересы которого затрагивает оспариваемый товарный знак.

3. В заявлении должно содержаться ходатайство о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с тем, что товарный знак не используется.

4. На основе такого заявления правовая охрана товарного знака должна быть прекращена, если будет установлено, что товарный знак не использовался в течение трех лет после его государственной регистрации или после окончания его использования. Любое использование товарного знака прерывает этот срок.

Под «государственной регистрацией» имеется в виду регистрация товарного знака как национальным регистрирующим органом России, так и международным регистрирующим органом (на основе международных договоров России).

5. Имеется, однако, еще одно дополнительное условие для того, чтобы на основе поступившего заявления правовая охрана товарного знака была досрочно прекращена: заявление должно поступить в палату по патентным спорам по истечении указанного трехлетнего периода неиспользования, причем на дату, предшествующую поступлению заявления, товарный знак продолжает не использоваться.

См. также п. 16 комментария к данной статье.

6. Пункт 2 комментируемой статьи определяет понятие «использования» товарного знака, которое подлежит применению при рассмотрении поступившего заявления, т.е. «использованию» в смысле ст. 1486 ГК РФ.

Это «использование» по своему объему не совпадает с тем использованием товарного знака, которое составляет содержание исключительного права на использование. Кроме того, это «использование» должно осуществляться определенным лицом.

Любое иное использование не считается «использованием» в смысле ст. 1486 ГК РФ и ведет к прекращению правовой охраны товарного знака.

7. При определении объема (содержания) «использования», имеющего значение в соответствии со ст. 1486 ГК РФ, комментируемая статья отсылает к п. 2 ст. 1484 ГК РФ: по общему правилу лишь то использование, которое указано в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, считается использованием товарного знака по ст. 1486 ГК РФ, исключающим досрочное прекращение его правовой охраны.

Следует обратить внимание на то, что учитываются узкие и конкретные понятия использования, содержащиеся в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, а не широкие и абстрактные понятия использования, содержащиеся в п. 1 ст. 1484 (а равно и в ст. 1229) ГК РФ. Нельзя не отметить, что такое решение (а оно является правильным) свидетельствует о несостоятельности концепции «безбрежного» исключительного права, что не может не учитывать практика (см. также п. 4 комментария к ст. 1229 ГК РФ).

8. Таким образом, поскольку в соответствии с абз. 1 п. 3 комментируемой статьи установлено, что бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе, правообладатель должен доказать, что использованный товарный знак был способом, который указан хотя бы в одном подпункте п. 2 ст. 1484 ГК РФ.

9. Кроме того, правообладатель должен дополнительно доказать, что осуществлявшееся использование товарного знака было «непосредственно связано с введением товара в гражданский оборот».

Действия, указанные в подп. 2 — 5 п. 2 ст. 1484 ГК РФ, следует считать всегда «непосредственно связанными с введением товара в гражданский оборот»: эти действия всегда становятся известны третьим лицам (покупателям, потребителям), они свидетельствуют о намерении пустить товары, маркированные товарным знаком, в гражданский оборот, даже если фактически товары еще не находятся в гражданском обороте.

Отметим, что для признания товарного знака использованным закон не требует фактического нахождения товаров в гражданском обороте.

Однако некоторые действия, указанные в подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ, а именно — производство товаров с товарным знаком, их хранение и транспортировка (перевозка), не должны считаться «непосредственно связанными с введением товаров в гражданский оборот», поскольку они не становятся известны третьим лицам.

10. Последняя часть фразы, содержащейся в п. 2 комментируемой статьи, связана с началом этой фразы. Соответствующая норма читается следующим образом:

«Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается… также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющих на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку».

Анализ этой нормы приводит к выводу, что речь здесь идет об использовании обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком.

Никакого иного смысла эта норма не имеет.

Вместе с тем нельзя не отметить нечеткость этой нормы: в частности, невозможно понять, как и почему изменение отдельных элементов товарного знака может ограничить предоставленную ему охрану.

+Читать далее…

В целом рассматриваемая норма, в соответствии с которой использование обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, признается использование товарного знака, соответствует общей концепции исключительного права на товарный знак: последнее дает исключительное право правообладателю использовать такое сходное обозначение, а также право запрещать другим лицам такое использование (см. п. 3 ст. 1484 ГК РФ).

11. В пункте 2 решен также вопрос о том, кто именно, какой субъект должен использовать товарный знак для того, чтобы такое использование было учтено и чтобы правовая охрана товарного знака не была прекращена в связи с его неиспользованием.

Комментируемая норма называет трех таких субъектов: 1) правообладатель; 2) лицензиат; 3) другое лицо, осуществляющее использование товарного знака под контролем правообладателя.

Использование товарного знака другими лицами (например, правонарушителем) не должно учитываться.

12. Правообладателем должно считаться лицо, которое является или являлось владельцем товарного знака хотя бы часть того трехлетнего периода, в течение которого должно иметь место использование товарного знака.

Лицензиатом считается лицо, которое имеет договор с правообладателем, зарегистрированный надлежащим образом. Только с момента такой регистрации использование товарного знака лицензиатом имеет правовое значение.

Однако если использование осуществлялось будущим лицензиатом в тот период времени, когда Роспатент должен был зарегистрировать лицензионный договор, но не сделал этого, то такое использование должно считаться использованием, осуществляемым лицензиатом.

Под «другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя» следует понимать лицо, которое использует товар, маркированный товарным знаком, после того, как исключительное право на товарный знак считается исчерпанным (ст. 1487 ГК РФ).

Но под это понятие «других лиц», подпадают и некоторые иные лица.

В споре, касающемся комбинированного товарного знака со словесным элементом «JB», зарегистрированного для ликеров, владелец товарного знака (фирма Чехии) изготовлял продукцию (ликер «Бехеровка»), маркированную товарным знаком, на территории Чехии и продавал ее на территории Чехии покупателям, в частности оптовому покупателю.

Оптовый покупатель ввозил эту готовую продукцию на территорию России и продавал в России (перепродавал), не видоизменяя упаковку и маркировку ликера. Никаких правонарушений при этом оптовый покупатель не совершал.

Президиум ВАС РФ отклонил заявление о досрочном прекращении правовой охраны этого товарного знака на территории России в связи с неиспользованием товарного знака, указав, что в данном случае фирма Чехии «сама использовала на территории России свой товарный знак» (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 2004 г. N 1164/04 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 8. С. 62).

Следует полагать, что в данном случае использование товарного знака осуществляло «другое лицо», находящееся «под контролем правообладателя».

13. Норма, содержащаяся в абз. 1 п. 3 комментируемой статьи, возлагает бремя доказывания фактов использования товарного знака на правообладателя.

Следует считать, что он имеет право требовать от своего правопредшественника и лицензиата сообщить ему такие факты.

Податель заявления не обязан представлять доказательств того, что товарный знак не использовался.

14. В соответствии с нормой, содержащейся в абз. 2 п. 3, палата по патентным спорам при рассмотрении заявления о досрочном прекращении товарного знака вследствие его неиспользования может принять во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по не зависящим от него обстоятельствам.

Данная норма предусматривает право палаты по патентным спорам оценить такие доказательства и либо согласиться с правообладателем, либо отвергнуть его доводы.

Неиспользование товарного знака вследствие того, что налоговая инспекция арестовала все счета организации, что впоследствии было признано незаконным, является извинительным доводом для неиспользования. Напротив, если правообладатель выдал исключительную лицензию лицензиату, который взял на себя обязательство использовать товарный знак, но не использовал его, то такое неиспользование не должно считаться извинительным доводом для неиспользования.

15. В пункте 4 комментируемой статьи устанавливается, что прекращение правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования означает прекращение действия исключительного права на товарный знак.

Это прекращение действует с даты подачи соответствующего заявления (а не с даты регистрации!).

16. Из пункта 1 комментируемой статьи вытекает, что правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно также и в отношении лишь части товаров, а именно в отношении той части товаров, для которых товарный знак не использовался. В этих случаях правовая охрана товарного знака сохраняет свою силу в отношении тех товаров, для которых товарный знак использовался.

Таким образом, возможно частичное прекращение правовой охраны товарного знака; в этих случаях правовая охрана будет продолжать действовать в более узких рамках.

Последствия неиспользования товарного знака

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

В соответствии со ст. 1477 Гражданского кодекса РФ товарный знак – это обозначение, которое служит для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Какой порядок, сроки регистрации и какой орган регистрирует, и почему следует регистрировать товарный знак – можно найти в статье Что такое товарный знак.

Очень важно правильно выбрать классы МКТУ (т.е. на какие виды деятельности), которые будут указаны в заявке на регистрацию товарного знака. Естественно, будущий правообладатель хочет указать как можно больше смежных классов. Однако тут стоит учитывать следующее – если вы не будете использовать ваш товарный знак по каким-то классам товаров, в отношении которого предоставлена защита, то правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно.

Для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака требуется подать соответствующее заявление в Суд по интеллектуальным правам (ч. 4 ст. 34 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Такие дела рассматриваются по правилам искового производства, срок рассмотрения – не более трех месяцев.

В ст. 1486 Гражданского кодекса РФ сформулированы условия для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака:
1) Неиспользование товарного знака должно быть непрерывным в течение любых 3 лет после его государственной регистрации, и на момент подачи соответствующего заявления товарный знак по-прежнему не используется.
Использованием товарного знака считается использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 Гражданского кодекса РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя (ч.2 ст. 1486 Гражданского кодекса РФ),
2) Заявление должно быть подано заинтересованным лицом.

Не всякое лицо будет считаться заинтересованным. Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 01.03.2011 №14503/10, заинтересованным лицом в прекращении правовой охраны товарного знака является лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются соответствующим правом на товарный знак. К заинтересованным лицам могут быть отнесены производители однородных товаров, в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, имеющие реальное намерение использовать обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию, в частности, лицо, подающее заявку на регистрацию тождественного или сходного обозначения.
О том, какие товары являются однородными, указано в Постановлении Пленума ВАС РФ 24.12.2012 №10268/02 и от 18.07.2006 №2979/06. При установлении однородности товаров суды должны принимать во внимание следующие обстоятельства:

род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажу через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Однородность признается по факту, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения. Однородные товары — товары, не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции.

Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак. Поэтому если вы указываете очень много классов МКТУ при регистрации товарного знака, нужно либо использовать все указанные классы МКТУ, либо принимать риск, что однажды вам могут досрочно прекратить правовую охрану в отношении каких-либо классов МКТУ в связи с их неиспользованием.

Регистрируя товарный знак в Российской Федерации, правообладатель принимает на себя обязательства этот товарный знак использовать. Это, безусловно, условные обязательства, каких-либо документов при этом не составляется (например, в США такое обязательство подписывается на бумаге).
Однако, пренебрегая использованием, правообладатель несет риск досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в отношении всех или части товаров и/или услуг, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован.
Исковое заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования подается заинтересованным лицом в Суд по интеллектуальным права.
Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается Судом по интеллектуальным правам в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров и/или услуг, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет.
Решение Суда по интеллектуальным правам вступает в силу незамедлительно. Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.
Немаловажно, что до подачи искового заявления истцу надлежит соблюсти обязательный досудебный порядок путем направления предложения правообладателю, как это регламентировано пунктом 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Заинтересованное лицо, которое полагает, что товарный знак не используется в отношении всех или части товаров и/или услуг, для индивидуализации которых он зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех или части товаров и/или услуг.
Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.
Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.
У правообладателя есть два месяца, чтобы предпринять те действия, которые указаны в предложении, и если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.
На подачу искового заявления у заинтересованного лица будет только тридцать дней, этот срок ограничен Гражданским кодексом Российской Федерации. Если в течение тридцати дней заинтересованное лицо не подаст исковое заявление в Суд по интеллектуальным правам, то оно вынуждено будет пройти вся процедуру заново.
По делу о досрочном прекращении правовой охраны в суде и истцу, и ответчику надлежит представить доказательства.
Истец должен обосновать и доказать свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. Судебная практика основывается на «широком» подходе к установлению заинтересованности лица в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, предполагающем, что заинтересованными могут быть признаны не только производители товаров, но и иные лица, участвующие в гражданском обороте продукции, стремящиеся к использованию в гражданском обороте обозначений, тождественных или сходных с не использующимся правообладателем товарным знаком.
Ответчик – правообладатель товарного знака должен представить доказательства использования.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1486 ГК РФ «Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.
При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.»
В соответствии с пунктом 2 статьи 1486 ГК РФ «Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.»
Законодательство допускает, что товарный знак может использоваться различными лицами, при этом четко определен субъектный состав
Правообладатель товарного знака.
Лицо, которому предоставлено право использования на основании лицензионного договора.
Лицо, осуществляющее использование товарного знака под контролем правообладателя.
По первому лицу – правообладателю, в принципе редко когда возникают вопросы. Основное, на что можно обратить внимание, это ситуация, при которой за предшествующий подаче иску трехлетний период у товарного знака сменилось несколько правообладателей.
Как известно, течение трехлетнего срока не прерывается из-за отчуждения исключительного права новому владельцу. (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.04.2018 по делу № СИП-311/2017) В этой связи, доказательства использования допускается представлять от каждого (одного или нескольких) правообладателей. Главное, чтобы документы подтверждали использование именно в тот период, когда то или иное лицо было правообладателем. При этом нет необходимости в обязательном порядке представлять доказательства от всех правообладателей, достаточно если товарный знак использовался в трехлетний период только одним правообладателем и представлять доказательства от него.
Второй субъект – лицензиат. Гражданский кодекс Российской Федерации допускает надлежащее использование товарного знака как по лицензионному договору (статья 1235 ГК РФ), так и по договору коммерческой концессии (статья 1027 ГК РФ). В этой связи под использованием товарного знака признается использование его не только стороной лицензионного договора (лицензиатом), но и стороной договора коммерческой концессии (пользователем).
При этом необходимо учитывать, что при заключении договора лицензиат берет на себя обязательства обеспечить соответствие качества производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак, требованиям к качеству, устанавливаемым лицензиаром. Лицензиар вправе осуществлять контроль за соблюдением этого условия. По требованиям, предъявляемым к лицензиату как изготовителю товаров, лицензиат и лицензиар несут солидарную ответственность.
Третий субъект – это лицо, осуществляющее использование товарного знака под контролем правообладателя.
На уровне законодательства определенных требований нет. В настоящее время формируется судебная практика и становится более понятно, как в суде доказать, что лицо, использующее товарный знак, и от имени которого представляются доказательства, является лицом, действующим под контролем правообладателя в контексте пункта 2 статьи 1486 ГК РФ. Судебная практика формируется следующим образом и уже сформулированы основные положения для данной категории споров.
Признание факта использования товарного знака под контролем правообладателя применительно к положениям пункта 2 статьи 1486 ГК РФ не ставится в зависимость от наличия государственной регистрации предоставления права на использование товарного знака или соответствующего договора.
При этом использование товарного знака другим лицом осуществляется по воле правообладателя, в частности, в случае признания несостоявшимся предоставления права использования товарного знака из-за отсутствия государственной регистрации такого предоставления, а также в случае признания недействительным или незаключенным договора, содержащего условие о предоставлении права использования товарного знака. (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 05.06.2017 по делу № СИП-728/2016)
(Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 12.02.2018 по делу № СИП-379/2017)
При установлении факта использования товарного знака другим лицом под контролем правообладателя суд оценивает все представленные доказательства в совокупности и по результатам оценки определяет, осуществлялось ли использование товарного знака по воле правообладателя, независимо от наличия или отсутствия пороков выражения этой воли. (Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 05.06.2017 по делу № СИП-728/2016)
Контроль со стороны правообладателя может иметь разное содержание в зависимости от способов использования товарного знака. При этом при производстве товара он может выражаться, в частности, в контроле качества товара, объемов производства и реализации и прочее.
Аналогичная позиция содержится в Постановлениях Президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2014 по делу № СИП-193/2013 (Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.07.2014 № ВАС-9035/14 отказано в передаче дела № СИП-193/2013 в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора данного Постановления), от 26.12.2014 по делу № СИП-140/2014 (Определением Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2015 № 300-ЭС15-1462 отказано в передаче дела № СИП-140/2014 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления) и от 08.06.2016 по делу № СИП-182/2015.
(Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 24.04.2017 по делу № СИП-638/2016)
Контроль со стороны правообладателя может быть различным для случая, когда товарный знак используется иным лицом при производстве товара (контроль качества товара, объем производства и реализации и проч.), и для случая импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации. В последнем случае необходимость в дополнительном контроле качества и объемов производства товара отсутствует.
Аналогичная позиция высказывалась в Постановлениях Президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2014 по делу № СИП-193/2013, от 26.12.2014 по делу № СИП-140/2014, от 23.04.2015 по делу № СИП-192/2014 и от 08.06.2016 по делу № СИП-182/2015.
(Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 05.09.2016 по делу № СИП-475/2015)
Наличие между правообладателем и другим лицом, использующим товарный знак, корпоративных отношений, в том числе внутри холдинга или иной группы лиц, предоставляет возможность предполагать наличие воли правообладателя на использование товарного знака другим лицом. При наличии таких отношений, как правило, не требуется специальных правовых актов внутри холдинга или группы лиц (специальное решение какого-либо органа, например общего собрания, совета директоров, исполнительного органа и т.д.), оформляющих согласие правообладателя на использование товарного знака другим лицом.
(Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 20.04.2017 по делу № СИП-662/2016)
Использованием товарного знака по смыслу статьи 1486 ГК РФ не может быть признано перемещение товаров, маркированных спорным товарным знаком, осуществляемое между аффилированными лицами.
(Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 03.04.2017 по делу № СИП-502/2016)
Или может быть признано использованием.
«На основании установленной судом аффилированности указанных лиц, а также вышеупомянутого дистрибьюторского договора суд пришел к выводу о том, что утверждение ответчика, согласно которому реализация внутридермальных имплантатов под спорным обозначением на территории Российской Федерации осуществляется обществом «Алерган СНГ САРЛ» под контролем правообладателя носит непротиворечивый характер.»
(Решение Суда по интеллектуальным правам по 17.10.2018 по делу № СИП-637/2018 оспаривается в кассационной инстанции).
Наиболее распространено использование товарного знака под контролем правообладателя между афиллированными лицами, входящими в холдинг или иную группу лиц. Также зачастую между не связанными между собой корпоративными узами участниками рынка заключатся различные соглашения.
Однако, несмотря на то, как обосновываются и чем доказывается наличие взаимосвязи и/или гражданско-правовых отношений между правообладателем товарного знака и лицом, использующим этот товарный знак, немаловажное значение для принятия судом этого довода является доказать наличие контроля со стороны правообладателя.
В случае, если использование осуществляет лицензиат на основании зарегистрированного лицензионного договора, то доказывать наличие контроля со стороны правообладателя необходимости нет.

Использование товарного знака под контролем правообладателя

Ниже представлены выводы Суда по интеллектуальным правам, изложенные в справке по использованию товарного знака под контролем правообладателя (пункт 2 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации). Указанная справка по использованию товарного знака под контролем правообладателя утверждена Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 07.08.2015 г. № СП-23/21.

В данной справке содержатся ответы на несколько вопросов по использованию товарного знака под контролем правообладателя.

Вопрос № 1. Какое использование товарного знака признается использованием товарного знака другим лицом под контролем правообладателя для целей статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ, Кодекс)?

Ответ № 1. Согласно пункту 2 статьи 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС/TRIPS) (заключено в г. Марракеше 15.04.1994, вступило в силу для Российской Федерации 22.08.2012 (далее – Соглашение ТРИПС)) использование товарного знака другим лицом под контролем владельца знака признается для целей сохранения в силе регистрации использованием товарного знака.

Как отмечено в пункте 1 статьи 1 Соглашения ТРИПС, члены Всемирной торговой организации могут, но не обязаны, предоставлять в своих национальных законах более широкую охрану, чем требуется по названному Соглашению при условии, что такая охрана не противоречит положениям этого Соглашения.

Соответственно, более широкий объем охраны предусмотрен пунктом 2 статьи 1486 Кодекса, согласно которому использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя.

Таким образом, ГК РФ разделяет случаи использования товарного знака самим правообладателем (в том числе ставшим таковым на основании договора об отчуждении исключительного права), лицензиатом по лицензионному договору, другим лицом под контролем правообладателя. По смыслу пункта 2 статьи 1486 ГК РФ использование товарного знака лицом под контролем правообладателя — это использование такого знака при отсутствии заключенного между правообладателем и лицом, фактически использующим товарный знак, лицензионного договора.

При этом под использованием товарного знака под контролем правообладателя понимается использование товарного знака по воле правообладателя.

По общему правилу, воля правообладателя на использование товарного знака третьим лицом может быть выражена в договоре с этим третьим лицом; такими договорами могут быть: договор коммерческой концессии (глава 54 Кодекса), договор простого товарищества (глава 55 Кодекса), договор подряда (глава 37 Кодекса), договор возмездного оказания услуг (глава 38 Кодекса), предварительный договор (статья 429 Кодекса), в том числе лицензионный, и др.

Вместе с тем воля правообладателя может быть установлена и при отсутствии прямого указания в договоре с третьим лицом о согласии на использование товарного знака, в том числе в случаях, указанных в ответе на вопрос 2 настоящей Справки.

Для целей пункта 2 статьи 1486 ГК РФ одной воли правообладателя на использование товарного знака третьим лицом недостаточно. Должно быть доказано фактическое использование товарного знака третьим лицом в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Вопрос № 2. Какие случаи могут быть признаны использованием товарного знака другим лицом под контролем правообладателя, в том числе использованием, не оформленным договором?

Ответ № 2. В судебной практике президиума Суда по интеллектуальным правам выявлены следующие подходы.

1. При установлении факта использования товарного знака другим лицом под контролем правообладателя суд оценивает все представленные доказательства в их совокупности и по результатам оценки определяет, осуществлялось ли использование товарного знака по воле правообладателя, независимо от наличия или отсутствия пороков выражения этой воли (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 01.04.2014 № С01-148/2014 по делу № СИП-110/2013).

При этом использование товарного знака другим лицом осуществляется по воле правообладателя в том числе в случае признания несостоявшимся предоставления права использования товарного знака из-за отсутствия государственной регистрации такого предоставления, а также в случае признания недействительным или незаключенным договора, содержащего условие о предоставлении права использования товарного знака.

2. По договору подряда или возмездного оказания услуг (главы 37, 38 ГК РФ), предметом которого является изготовление товара с нанесением на него товарного знака заказчика и (или) распространение такого товара (оказание услуг с использованием знака обслуживания), использование товарного знака другим лицом осуществляется по поручению правообладателя и в его интересах, то есть по его воле, что соответствует пункту 2 статьи 1486 ГК РФ (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.10.2014 № С01-855/2014 по делу № СИП-198/2014).

3. Наличие между правообладателем и другим лицом, использующим товарный знак, корпоративных отношений, в том числе внутри холдинга или иной группы лиц (статья 9 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»), предполагает использование товарного знака другим лицом под контролем правообладателя как на основании преобладающего участия в другом лице, так и при наличии организационно-правового взаимодействия, основанного на положениях учредительных документов или условиях договора (например, исполнение другим лицом, использующим товарный знак, функций единоличного исполнительного органа правообладателя или исполнение правообладателем функций единоличного исполнительного органа другого лица, использующего товарный знак), предоставляющих возможность предполагать наличие воли правообладателя на использование товарного знака другим лицом. При наличии таких отношений, как правило, не требуется специальных правовых актов внутри холдинга или группы лиц (специальное решение какого-либо органа, например общего собрания, совета директоров, исполнительного органа и т.д.), оформляющих согласие правообладателя на использование товарного знака другим лицом (постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 02.04.2014 № С01-184/2014 по делу № СИП-247/2013, от 20.05.2014 № С01-185/2014 по делу № СИП-56/2013, от 10.11.2014 № С01-943/2014 по делу № СИП-305/2014).

4. В случае импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации воля правообладателя на использование товарного знака конкретным лицом может следовать, в частности, из документов, подтверждающих обращение правообладателя в таможенный орган для внесения товарного знака в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности с определением уполномоченных импортеров, в число которых входит конкретное лицо, фактически использующее товарный знак на территории Российской Федерации (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2014 № С01-330/2014 по делу № СИП-193/2013).

5. Администрирование доменного имени не правообладателем спорного товарного знака, а другим лицом, а также использование другим лицом товарного знака правообладателя в сети Интернет для распространения товара могут быть признаны использованием товарного знака под контролем правообладателя для целей статьи 1486 ГК РФ при наличии согласия последнего, которое может подтверждаться в том числе наличием корпоративных отношений (пункт 2 ответа на вопрос 2 настоящей Справки) (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 22.01.2014 № С01-383/2013 по делу № СИП-4/2013).

6. Для целей статьи 1486 ГК РФ признается использование другим лицом товарного знака под контролем правообладателя по договору простого товарищества (статья 1041 ГК РФ), если исключительное право на товарный знак является вкладом правообладателя в общее имущество товарищей (постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2014 № С01-596/2014 по делу № СИП-19/2014).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *