Пример абсолютных правоотношений

Абсолютные и относительные правоотношения

Классификация гражданских правоотношений.

Злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использова­нием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения.

Конкретные формы злоупотребления правом разнообразны, но их можно разделить на два вида:

а) злоупотребление правом, совершенное в форме действия, осуществленного исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана);

б) злоупотребление правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее вред другому лицу.

Определение шиканы, данное в п. 1 ст. 10 ГК РФ, позволяет говорить о том, что злоупотребление правом в форме шиканы — это правона­рушение, совершенное субъектом с прямым умыслом причинить вред другому лицу.

Это наглядно видно из следующего примера.

Гражданскому праву Российской Федерации известен институт банковской гарантии. В соответствии со ст. 368 ГК РФ в силу банковс­кой гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая ор­ганизация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) пись­менное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефици­ару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательст­ва денежную сумму по представлению бенефициаром письменно­го требования об ее уплате. Опираясь на данное положение, бене­фициар обратился с иском к организации-гаранту. В гарантии преду­сматривалась обязанность гаранта выплатить 29 миллионов руб­лей при предъявлении бенефициаром требования с приложением письменного подтверждения отсутствия у принципала денежных средств для оплаты товаров в размере, определенном договором купли-продажи.

В срок, установленный в гарантии, бенефициар предъявил га­ранту требование о платеже с приложением заверенной принципа­лом справки, подтверждающей отсутствие средств на счете прин­ципала на день, когда оплата товара должна быть произведена. Гарант отказался от выплаты суммы по гарантии, указав, что, по имеющимся у него данным, оплата товаров бенефициару была про­изведена третьей организацией по просьбе принципала и, следо­вательно, обеспечиваемое обязательство исполнено.

Бенефициар повторно потребовал оплаты от гаранта и после отказа от платежа обратился с иском в арбитражный суд. Свои тре­бования бенефициар основывал на положениях п. 2 ст. 376 ГК РФ, со­гласно которому если гаранту до удовлетворения требования бе­нефициара стало известно, что основное обязательство, обеспе­ченное банковской гарантией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, прекратилось по иным основаниям либо не­действительно, то гарант должен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу. Полученное гарантом после такого уве­домления повторное требование бенефициара подлежит удовлет­ворению гарантом.

Рассматривая спор, арбитражный суд установил, что бенефици­ар, являясь кредитором в основном обязательстве, уже получил оплату за поставленный товар. Это обстоятельство подтвержда­лось представленными гарантом доказательствами. Факт оплаты товара за счет средств банковского кредита не отрицал и должник по основному договору (принципал).

С учетом изложенных условий арбитражный суд расценил дей­ствия бенефициара как злоупотребление правом и на основании п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ в иске ему отказал.

Особенность злоупотребления правом, совершенным без наме­рения причинить вред, но объективно причинившим вред другому липу, отличается от шиканы тем, что оно совершается лицом не по прямому умыслу. Субъективная сторона подобных злоупотреблений правом может выражаться в форме косвенного умысла или неосто­рожности. В качестве примера можно привести следующее дело.

Известный российский писатель проживал в г. Москве и был человеком весьма высоко материально обеспеченным. В Архангельске проживал его отец, имевший дом на праве собственнос­ти. Совместно с отцом в этом доме проживали младший брат пи­сателя — инвалид с детства, жена брата и двое их малолетних детей. При жизни отца писатель его не навещал, никакой матери­альной помощи не оказывал. Отец находился на иждивении млад­шего сына — инвалида, занимавшегося жестяным промыслом. После смерти отца (мать скончалась раньше) открылось наследство — дом. Писатель поставил вопрос о разделе наследства. Брат-инвалид на раздел не согласился, ссылаясь на то, что раздел дома в натуре невозможен, а предоставить денежную компенсацию бра­ту он не может, так как если дом продать и деньги, вырученные от этого, поделить, то на причитающиеся ему деньги он не сможет приобрести для семьи даже самое дешевое жилье. Писатель об­ратился с иском в суд. Требование писателя о разделе наслед­ственного имущества формально опирается на его субъективное право наследовать имущество, оставшееся после смерти отца. Вместе с тем реализация этого права при изложенных обстоятельствах нанесет существенный вред его брату. Следовательно, будет правомерной постановка вопроса о злоупотреблении пра­вом на получение части наследства. Однако подобный вывод мо­жет быть сделан только на основе всестороннего анализа мате­риалов дела.

Составы злоупотребления правом, совершенные без намерения причинить вред, но объективно причиняющие вред, могут описываться в законе, тогда как состав шиканы не может быть конкретно описан в законе. Так, в законодательстве определяются конкретные составы злоупотребления хозяйствующим субъектов доминирующим положением на рынке.

Под доминирующим положением понимается исключительно положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного то вара (работ, услуг), дающее ему возможность оказывать решающее влияние на процесс конкуренции, затруднять доступ на рынок товара (работ, услуг) другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать их в хозяйственной и предпринимательской деятельности. Классическими представителями субъектов, доминирующих на рынке, являются российские акционерные общества — РАО “Газпром”, РАО “ЕЭС” иим подобные. К злоупотреблениям хозяйствующим субъектом, доминирующим положением на рынке относятся действия, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов, в том числе та кие действия, как:

• изъятие товаров из обращения, целью или результатом которого является создание или поддержание дефицита на рынке;

• навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;

• включение в договор дискриминирующих условий, которые ставят контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами, и т. д.

Однако описание в законе составов злоупотребления правом, совершенных без намерения причинить вред, но объективно при­чиняющих вред другому лицу, является скорее исключением, чем правилом. В абсолютном большинстве случаев вопрос о квалифи­кации конкретного действия в качестве злоупотребления правом, совершенным без намерения причинить вред, но объективно при­чиняющим вред, приходится решать на основе анализа объектив­ных и субъективных факторов, имевших место при осуществле­нии права.

За совершение действий, являющихся злоупотреблением пра­вом, могут быть установлены конкретные санкции, как это, напри­мер, сделано в антимонопольном законодательстве за случаи зло­употребления доминирующим положением на рынке. При отсутствии конкретных санкций за тот или иной вид злоупотреб­ления правом применяетсяотносительно определенная санкция в виде отказа в защите гражданских прав, предусмотренная п. 2 ст. 10 ГК РФ. Она имеет конкретные формы проявления:

•отказ в конкретном способе защиты;

•лишение правомочий на результат, достигнутый путем недозволен­ного осуществления права;

•лишение субъективного права в целом;

•возложение обязанностей по возмещению убытков и т. д.

Бесспорно, что во всех случаях применения относительно определенной санкции, предусмотренной в п. 2 ст. 10 ГК РФ, будет иметь место высокая степень судебного усмотрения. Вместе с тем следует иметь в виду, что место для судебного усмотрения остает­ся всегда, как бы ни была велика степень формальной определен­ности нормы права, ибо без этого невозможно проведение в жизнь принципов индивидуализации ответственности и справедливости.

Классификация гражданских правоотношений преследует не только теоретические, но и практические цели, заключающиеся в правильном уяснении прав и обязанностей сторон.

По характеру взаимосвязи управомоченного и обязанного субъ­ектов различаются абсолютные и относительные правоотношения; по объекту разделяются правоотношения имущественного и неимущественного характера; по способу удовлетворения интересов управомоченного лица разграничиваются вещные и обязатель­ственные правоотношения. Можно также выделить правоотноше­ния, элементом содержания которых являются корпоративные и преимущественные права.

Абсолютные правоотношения — это такие правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанностей субъектов. Например, правоотношения, имею­щие место между собственником и всеми третьими лицами; между обладателем исключительных прав на произведения науки, литературы и искусства и иные результаты интеллектуальной деятель­ности и всеми третьими лицами.

Относительными называются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу (лицам) противостоит строго определенное обязанное лицо (лица). Круг относительных граж­данских правоотношений весьма широк. Он включает обязатель­ственные правоотношения; правоотношения, возникающие в ре­зультате передачи в пользование произведений, изобретений; правоотношения по реализации мер гражданско-правовой защи­ты и т. п. В силу того, что в таких правоотношениях стороны — как управомоченная, так и правообязанная — строго определены, их права и обязанности так же строго соотносимы, в силу чего и име­нуются относительными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *