Принцип осуществления правосудия только судом статья

Носенко Л.И.

Оренбургский государственный университет E-mail — lidiano@list.ru

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИНЦИПА «ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРАВОСУДИЯ ТОЛЬКО СУДОМ»

В статье рассматриваются актуальные вопросы, связанные с применением на практике принципа «осуществление правосудия только судом».

Ключевые слова: принципы, суд, правосудие, судебная система.

В ГПК РФ 2002 года провозглашен организационно-функциональный принцип «осуществление правосудия только судом». Данный принцип имеет конституционное закрепление в ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации, в которой записано: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Содержание принципа легко раскрывается на примере уголовного судопроизводства. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (п. 1 ст. 49 Конституции РФ). Сложнее данный принцип раскрывается в области гражданского судопроизводства .

В чем же сложность реализации данного принципа в гражданском процессе?

В современном толковании организационно-функциональных принципов принципу «осуществление правосудия только судом» уделяется недостаточное внимание в теоретических исследованиях. Действительно, в Конституции Российской Федерации имеется указание на реализацию данного принципа. Верно и то, что его преимущественное значение проще рассмотреть в уголовном процессе.

Для того чтобы подробнее исследовать сущность принципа, обратимся к истории развития Конституции в России. Как обозначалось ранее, системно принципы судопроизводства выстроились примерно в 1922 году.

С принятием в 1936 году Конституции СССР все суды были объединены в единую систему и были обозначены важные принципы судоустройства и судопроизводства.

Существенные изменения в судопроизводстве, в его принципах произошли в результате принятия Концепции судебной реформы России, которая была разработана незадолго до принятия Конституции Российской Федерации

. Демократизация и гуманизация явились основными ее направлениями.

После принятия Конституции РФ особое внимание стало уделяться нормам международного права.

В 1996 году Россия вступила в Совет Европы и приняла на себя обязательства по приведению всего законодательства и практики его применения в соответствие с европейскими стандартами. В результате этого шага была ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней . Данные изменения нашли отражение и в российском законодательстве. Было провозглашено право на справедливое судебное разбирательство, сделан акцент на главенствующей роли суда и преимущественном значении конституционных норм возможности их применения при устранении пробелов в праве. Некоторые конституционные нормы могут служить правилами конкретного поведения. А что, если норма Конституции несовершенна?

В процессе осуществления правосудия реализуется функция судебной власти. Судебная власть принадлежит только судам . Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной. Как известно, в правовом государстве главная роль в разрешении правовых проблем принадлежит суду. В силу своего высокого предназначения суд является носителем особой власти. Будучи субъектом общественных отношений он характеризуется наличием властной компетенции и правоспособностью государственного юридического лица . Основной функцией деятельности суда выступает его способность к рассмотрению и разрешению гражданских, арбитражных, уголовных, административных дел. Наряду с законодательной и исполнительной ветвями государственной власти судебная власть настолько самостоятельна, что судьи независимы и подчиняются только закону.

Судебная власть авторитетна. При осуществлении правосудия судьи обладают распорядительными полномочиями. Действуя от имени государства и представляя его лицо, суд обладает возможностью подчинять своей воле и принуждать к совершению определенных действий. Вступившие в законную силу судебные решения, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других юридических и физических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на территории Российской Федерации .

Суд выступает носителем властных полномочий, переданных ему государством как органу, отправляющему правосудие от его имени. Властными полномочиями каждый орган государства обладает в силу своей компетенции, в которой эти полномочия проявляются не только как права, но и как обязанности . Это очевидно, поскольку суды не оторваны друг от друга, а находятся во взаимодействии, связи и взаимной системной подчиненности. Тогда к правам суда, как органа наделенного властными полномочиями следует отнести распорядительно-властные функции. Обязанности выражаются в ответственности перед государством, вышестоящими судами, перед обществом, наконец. Одной из главных правообязанношей1 суда является отправление правосудия. Правосудие есть обязанность суда перед государством и лицами, участвующими в деле, осуществлять разбирательство и разрешение судебных дел, обязанность, судить о праве, применять нормы права, а при наличии оснований — и государственное принуждение .

Реализация судебной власти при осуществлении правосудия только судом обеспечивается до сих пор специализированными государственными органами и учреждениями — органами внутренних дел, учреждениями уголовноисполнительной системы, судебными приставами. Неисполнение судебного решения влечет за собой для нарушителей различные виды ответственности: дисциплинарную, административную, уголовную. Ровесница государству, судебная власть всегда сопутствовала и будет сопутствовать развитию общества.

Как обозначено в Конституции РФ, правосудие осуществляется от имени государства и

только судом — особым органом государственной власти, в состав которого входят лица, назначаемые в определенном порядке и наделенные полномочиям отправлять правосудие в форме рассмотрения и разрешения дел, постанавливая законные и обоснованные решения. Исполняют свои полномочия суды на платной профессиональной основе. Рассмотрение дел осуществляется в рамках судопроизводства по конкретному делу. Из чего следует, что термин «судопроизводство» относится только к делам, рассматриваемым судами, входящими в судебную систему Российской Федерации.

Следовательно, применение термина «судопроизводство» недопустимо при рассмотрении и разрешении гражданских дел, например, третейскими судами, даже потому, что они не входят в состав судебной системы и не обладают властными полномочиями, хотя и рассматривают и разрешают гражданские споры. Вполне допустимо участие в деле квалифицированных специалистов-судей, но не обладающих государственными полномочиями, не имеющих статуса судьи, хотя и именуемых судьями. Третейские судьи, как и судьи судов, входящих в судебную систему, судят о праве, что означает «вершат правосудие». Правосудие, как предполагается из содержания ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, осуществляется только судом, входящим в судебную систему2. Так ли это? Исходя из теоретического понятия, данного в одном из учебников, «правосудием является рассмотрение и разрешение судами в установленном законом процессуальном порядке конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных и справедливых судебных постановлений» . Возможно ли предположить, что третейский суд тоже вершит правосудие? Такой вывод возможет потому, что, во-первых, третейский суд наделен полномочием на рассмотрение и разрешение по существу некоторых категорий гражданских дел, отнесенных законом к его полномочиям в рамках предметной компетенции (ст. 1) . Стороны, руководствуясь принципом диспозитивности в рамках альтернативной подведомственности, могут прибегнуть к компетенции третейского суда. Законодательно это разрешено (более того, приветствуется, поскольку альтернативные формы защиты гражданских прав позволяют разгрузить судебную систему).

1 Курсив мой. (Поскольку в этом происходит совпадение прав и обязанностей).

2 Курсив мой.

Во-вторых, третейский суд законодательно в России именуется судом, хотя и не входит в судебную систему. Арбитражем внутри страны его именовать не принято, из-за того, что на территории нашей страны арбитражные суды отправляют правосудие от имени государства и действует процессуальный закон, регламентирующий их деятельность, — Арбитражный процессуальный кодекс РФ.

В-третьих, что касается законности и обоснованности судебных решений, то данное требование предъявляется не только к постановлениям государственных судов. Это требование является обязательным и для судебных актов, сопровождающих рассмотрение и разрешение дела по существу посредством третейского разбирательства (ст, 31-36) . Данное обстоятельство никак не отличает государственное судопроизводство от рассмотрения и разрешения по существу гражданских дел третейскими судами.

Что же касается «справедливых» судебных постановлений, вопрос требует глубокого содержательного осмысления. Смеем заметить, что среди принципов гражданского процесса нет принципа «справедливое правосудие». Остался лишь принцип объективной истины, применяемый в усеченном варианте3. В таких условиях непросто говорить об обязательной справедливости судебного решения. Вполне может оказаться, что при рассмотрении конкретного дела судом не установлены фактические обстоятельства ввиду отсутствия достаточной доказательственной базы. Стороны не инициируют их формирование и собирание, а суд безынициативен в доказывании.

«Справедливость» судебного решения -это правильно, обязательно, но не всегда возможно в современном гражданском процессе.

Поэтому в настоящее время часто отменяются решения российских судов Европейским судом по правам человека по жалобам на нарушение ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. Совет Европы рассматривает гарантии личной свободы и право на справедливое судебное разбирательство как самые главные. Поскольку в современном российском правоприменении принято руководствоваться лишь нормой права, забывая про фактическую справедливость, на практике встречаются решения, обоснованные с точки зрения права, но абсурдные по су-

ществу спора, что не всегда находит понимание и одобрение в Совете Европы.

Функция правосудия — это вынесение справедливых судебных решений, которые бы конфликтные ситуации превращали в бесконфликтные. Соответственно, эта функция определяет обязательность существования процедуры исправления судебных ошибок и последствий деликтов — нарушений прав и свобод человека, гарантируемых международными договорами, участницей которых является Российская Федерация. Из этой функции следует, что данная процедура должна быть в минимальной зависимости от дискреции суда РСФСР.

Положителен был опыт советской судебной системы, тогда как по ГПК 1964 года суд должен был приложить усилия к формированию сторонами доказательственной базы, реализовывая свою инициативность, мог проверить допустимость доказательств, устранив по возможности нарушения закона, нести бремя по их собиранию, ввиду чего справедливость могла восторжествовать чаще. Значит ли это, исходя из реалий действующего законодательства, что следует отказаться от справедливости судебного решения? Думается «справедливость» — это то, к чему необходимо максимально стремиться, как теоретически, так и практически. Проблема в том, что в соответствии с действующим законодательством в настоящее время дни к данному термину следует относиться осторожнее, поскольку, не очень четко определено в законе место справедливости. Да и такого принципа в законодательстве вовсе нет. В соответствии с чем предлагаем обозначенное в учебнике понятие правосудия изложить в следующей редакции: «правосудием является рассмотрение и разрешение судами в установленном законом процессуальном порядке конкретных судебных дел с вынесением по ним законных, обоснованных судебных постановлений».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Анализируя далее понятие «правосудие» и возможность подведения под его применение деятельности третейских судов, находим разницу, которая выражается в словосочетании «в установленном законом процессуальном порядке», что весьма положительно отличает деятельность государственных судов4, на наш взгляд. Действительно, рассмотрение и разрешение гражданских дел третейскими судами не регламентировано строгой процессуальной

3 исходя из принципа состязательности, обязанности по доказыванию обстоятельств на которые стороны ссылаются, а так же учитывая отсутствие инициативности суда в формировании доказательственной базы, затруднительно установить фактическую истину. Нами предлагается вести речь о юридической истине, устанавливаемой объективно при рассмотрении каждого конкретного дела, исходя из фактических доказательств, предоставленных сторонами спора.

формой, как диктует ГПК РФ и АПК РФ. Процедура рассмотрения третейского спора не может противоречить общим правилам ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», регламентам, положениям, действующим в конкретном постоянно действующем третейском суде, а главное, праву сторон на согласование некоторых вопросов процедуры рассмотрения дела (ст. 19, 20, 21) .

Более того, согласно практике применения третейского законодательства не рекомендуется непосредственное применение норм Гражданского процессуального и Арбитражного процессуального кодексов при рассмотрении гражданских дел третейским судом.

Однако граждане, изучающие Конституцию Российской Федерации на досуге, не имея достаточной юридической подготовки для содержа-

тельного анализа ее теоретических положений, не всегда смогут грамотно отличить компетенцию юрисдикционных органов друг от друга, следовательно, не смогут сделать правильный выбор компетентного органа с целью защиты своего нарушенного права. Для возможного устранения негативных последствий, а также с целью усиления защиты прав и законных интересов предлагаем дополнить ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, изложив ее в следующей редакции: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, действующими от имени государства и входящими в судебную систему».

Таким образом, станет возможным исключение смешения внесудебных форм защиты нарушенного права с осуществлением государственных полномочий одним из важнейших участников гражданского судопроизводства — судом.

Список использованной литературы:

1. Гражданский процесс / под ред. М.К. Треушникова. — М., Городец, 2003.

2. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 декабря 1991 г. Конституция судебной реформы Российской Федерации. Верховный совет РСФСР. — М., 1999.

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней. 30 марта 1998 г. №54-ФЗ.

4. ФЗ О статусе судей. ст. 1. Москва, Проспект. 2007.

5. Мицкевич А.В. Субъекты советского права. — М., 1950.

6. ФЗ «О судебной системе Российской Федерации» Ч. 1 ст. 6.

7. Семенов В.М. Понятие и система принципов советского гражданского процессуального права: Сборник ученых трудов. Выпуск 2. — Свердловск, 1964.

8. Гражданское процессуальное право: Учебник / под ред. М.С. Шакарян. — М.: Проспект, 2004.

9. ФЗ «О третейских судах в РФ». — М., Городец.

10. Султанов А., О пересмотре судебных актов судов общей юрисдикции в качестве принятия индивидуальных мер, необходимых для исполнения Россией постановлений Европейского суда по правам человека // Арбитражный и гражданский процесс. — №7. — 2009.

Носенко Лидия Ивановна, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Оренбургского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент 460048, г. Оренбург, пр-т Победы, 141, тел. 89510341074, е-таіі — lidiano@list.ru

Nosenko L.I.

SOME QUESTIONS OF APPLICATION PRINCIPLE «ADMINISTRATION OF JUSTICE ONLY BY THE COURT»

The article deals actual questions related with application principle «administration of justice only by the court».

Key words: principles, court, justice, court system.

1.Civil procedure / ed. by M.K. Treushnikov. M., Gorodets, 2003.?

3. Convention for the Protection of Human Rights and basic freedoms and its Protocols. March 30th, 1998 №54-FL.

4. Federal Law «About on the Status of Judges”. Art. 1. Moscow., Prospekt. 2007.

5. Mickevich A. Subjects of Soviet law. M., 1950.? ?

6. Federal Law «About on the court system of RF” p. 1 art. 6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Semenov V.M. The concept and principles of the Soviet system of civil procedure: Collected scientific works. Issue 2.

Sverdlovsk, 1964.? ?

8. Civil Procedural Law: Textbook / ed. by M.S. Shakaryan. M.: Prospekt, 2004.?

КОНСТИТУЦИОННОЕ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

УДК 342.722 КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА УЧАСТИЕ

В ОТПРАВЛЕНИИ ПРАВОСУДИЯ The Citizens Constitutional Right to Participate in the Administration of Justice

А. Г. Быкова — доцент кафедры конституционного и международного права Омской юридической академии, доктор исторических наук, доцент;

М. Шелудяк — магистрант Омской юридической академии

M. Sheludyak — student of Omsk Law Academy

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы прав граждан на участие в отправлении правосудия. Раскрываются задачи реализации прав деятельности граждан и организаций в осуществлении правосудия.

Ключевые слова: право граждан на участие в отправлении правосудия.

The citizen’s rights to participate in the administration of justice.

В последние годы в юридической литературе активизировалась дискуссия о реализации конституционного права граждан на участие в отправлении правосудия1. Основным предметом исследований выступает уголовно-процес- * 12

суальная сторона данного вопроса. Менее изучен конституционно-правовой аспект в реализации права граждан на отправление правосудия в качестве присяжных и арбитражных заседателей.

Конституционное и международное право

Конституция Российской Федерации в ч. 5 ст. 32 закрепляет основное право граждан участвовать в отправлении правосудия. При этом они могут быть как активными, так и пассивными участниками судопроизводства. Поэтому данное право необходимо толковать в системной связи с конституционными положениями, согласно которым правосудие в России осуществляется только судом, а судьями могут быть отвечающие установленным профессиональным требованиям российские граждане (ч. 1 ст. 118, ст. 119).

Согласно ч. 3 ст. 1 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»2 (далее — Закон о статусе судей) судьями являются лица, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе. В соответствии с ч. 1 ст. 1 Закона о статусе судей судебная власть в Российской Федерации принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа.

Участие представителей народа в отправлении правосудия — это форма реализации суверенитета народа в осуществлении важнейшего вида государственной деятельности. Поэтому привлечение граждан к отправлению правосудия всегда рассматривалось как качество, присущее демократическому государству. Вместе с тем конституционные понятия осуществления судебной власти, правосудия и участия граждан как представителей народа в отправлении правосудия имеют разное значение. Последнее понятие даже применительно к гражданам, наделенным соответствующими полномочиями наравне с профессиональными судьями (арбитражные заседатели), не означает их судебно-властного профессионализма. Даже входя в состав суда определенной инстанции и как судьи участвуя в коллегиальном разрешении конкретного дела (определенной подведомственности), в том числе при принятии судебного акта, они действуют не на профессиональной основе3.

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»4 участие присяжных, народных и арбитражных заседателей в осуществлении правосудия является гражданским долгом. Кроме того, участие заседателей можно рассматривать как гарантию конституционного права на судебную защиту, а также одну из форм общественного контроля за деятельностью судебной власти.

В соответствии с ч. 4 ст. 123 Конституции Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей. Иные формы участия граждан в отправлении правосудия, требования, которым эти граждане должны соответствовать, и особый правовой статус заседателей устанавливаются федеральным законодательством на основании принципов, закрепленных в ст. 32 Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

В современной России основные формы реализации гражданами права на участие в отправлении правосудия определены нормами институтов присяжных и арбитражных заседателей. В Федеральном конституционном законе от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»5, Федеральном законе от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»6, Федеральном законе от 30 мая 2001 г. № 70-ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации»7 установлены специальные требования к таким заседателям.

По статье 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (далее -ФЗ «О присяжных заседателях») присяжными заседателями могут быть граждане, включенные в списки кандидатов в присяжные заседатели и призванные в установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации

2 URL: http://www.rg.ru/1992/07/29/status-sudey-dok.html

4 Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5 См.: Рос. газ. 1999. 29 июня.

6 См.: Парламент. газ. 2004. 25 авг.

7 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. № 23, ст. 2288.

Вестник Омской юридической академии. 2013. № 2 (21)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

порядке к участию в рассмотрении судом уголовного дела. Соответственно, речь идет о том, что право граждан на участие в осуществлении правосудия в качестве присяжных заседателей может быть реализовано не иначе как посредством включения гражданина в списки кандидатов в присяжные заседатели и последующем привлечении гражданина посредством выборки из данного списка к участию в рассмотрении судом уголовного дела8.

Отбор судом кандидатов в присяжные заседатели и привлечение их к участию в рассмотрении уголовного дела производятся в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. Согласно определению, данному в п. 30 ст. 5 УПК РФ, присяжный заседатель — это лицо, привлеченное в установленном данным Кодексом порядке для участия в судебном разбирательстве и вынесения вердикта.

ФЗ «О присяжных заседателях» также определяет категории лиц, которые не могут быть ни присяжными заседателями, ни кандидатами в присяжные заседатели: это лица, не достигшие к моменту составления списков кандидатов в присяжные заседатели возраста 25 лет (данное правило подразумевает необходимость наличия у присяжного заседателя определенного жизненного опыта, уровня знаний и зрелости, правового сознания9); состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств; наличие непогашенной или неснятой судимости; признание судом недееспособными или ограниченными судом в дееспособности. Кроме того, к участию в рассмотрении судом конкретного уголовного дела в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в качестве присяжных заседателей не допускаются также лица, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений; не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство; имеющие физические или психические недостатки, препятствующие полноценному участию в рассмотрении судом уголовного дела.

Данный закон определяет перечень случаев, в которых граждане, включенные в общий или

запасной список кандидатов в присяжные заседатели, подлежат исключению из указанных списков высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ (ст. 7). Граждане исключаются в случаях подачи гражданином письменного заявления о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению им обязанностей присяжного заседателя, если он является лицом, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство; не способным исполнять обязанности присяжного заседателя по состоянию здоровья, подтвержденному медицинскими документами; достигшим возраста 65 лет; замещающим государственные должности или выборные должности в органах местного самоуправления; военнослужащим; гражданином, уволенным с военной службы по контракту из органов федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны или органов внешней разведки, — в течение пяти лет со дня увольнения; судьей, прокурором, следователем, дознавателем, адвокатом, нотариусом, должностным лицом службы судебных приставов или частным детективом — в период осуществления профессиональной деятельности и в течение пяти лет со дня ее прекращения; имеющим специальное звание сотрудником органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов или органов и учреждений уголовноисполнительной системы; священнослужителем.

Статья 2 Федерального закона «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации» устанавливает два вида требований, предъявляемых к арбитражному заседателю: те, которыми гражданин должен обладать, а также ряд юридических фактов, наличие которых в биографии гражданина делает невозможным привлечение его к отправлению правосудия в качестве арбитражного заседателя. Арбитражными заседателями могут быть граждане, достигшие 25 лет, но не старше 70 лет, с безупречной репутацией, имеющие высшее профессиональное образование и стаж работы в сфере экономической, финансовой, юридической, управленческой или предприни-

8 См.: Ушаков А. А. Комментарий к Федеральному закону от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (постах). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

мательской деятельности не менее пяти лет. Арбитражными заседателями не могут быть лица, имеющие не снятую или не погашенную в установленном законом порядке судимость; совершившие поступок, умаляющий авторитет судебной власти; признанные недееспособными или ограниченно дееспособными вступившим в законную силу решением суда; замещающие государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной гражданской службы Российской Федерации, а также лица, замещающие муниципальные должности и должности муниципальной службы; судьи, прокуроры, военнослужащие, следователи, адвокаты, нотариусы, лица, принадлежащие к руководящему и оперативному составу органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации, органов, исполняющих наказания, а также лица, осуществляющие частную детективную деятельность на основе специального разрешения (ли-

Конституциионное и международное право

цензии); лица, состоящие на учете в наркологических или психоневрологических диспансерах.

Таким образом, государство предъявляет разные требования к получению статуса присяжного или арбитражного заседателя.

Арбитражный заседатель осуществляет свои полномочия в течение двух лет. Полномочия арбитражного заседателя прекращаются в последний день месяца, в котором истекает срок его полномочий. По истечении срока полномочий арбитражный заседатель может быть неоднократно включен в списки арбитражных заседателей. Только в одном случае арбитражный заседатель имеет право продолжить осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения дела по существу: в случае если рассмотрение дела, начатого с участием арбитражного заседателя, к моменту истечения срока его полномочий не окончено.

Анализ современного законодательства в части конституционного права граждан на участие в отправлении правосудия позволяет сформулировать предложение по совершенствованию Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации». По нашему мнению, конституционное право на участие в отправлении правосудия должно быть не обязанностью (долгом), а правом.

Минюстом подготовлен проект изменений в закон, определяющий порядок доступа к информации о работе судов, и в закон «О персональных данных». Инициатива направлена на изменение практики размещения судебных актов в интернете, и в случае ее принятия обязанности судов по удалению персональных данных из публикуемых решений возрастут, а количество публикуемых актов должно увеличиться.

Публикация судебных актов — одна из центральных мер по расширению открытости правосудия и к тому же одно из предвыборных обязательств действующего президента. В феврале прошлого года в предвыборной статье «Демократия и качество государства» Путин подчеркивал положительный опыт арбитражной системы в создании единой открытой и доступной базы всех судебных решений и ставил задачу создания такой же базы в системе общей юрисдикции.

Между тем, хотя с лета 2010 г. в России приговоры, решения по гражданским делам и другие акты судов общей юрисдикции, вынесенные на открытом заседании, по закону должны публиковаться в интернете, на практике они публикуются в таком виде, что, по сути, их публикация утрачивает смысл.

Институт проблем правоприменения с 2010 г., с момента вступления в силу закона о публикации судебных актов, вел мониторинг его применения. Выводы таковы: система судов общей юрисдикции не исполняет тех требований к публикации сведений, которые предъявляют общество и закон. Отсутствуют карточки дел, не создана полноценная поисковая система; от трети до половины судебных актов опубликованы так, что из них невозможно ничего понять о деле. Под лозунгом защиты персональных данных из публикуемых решений удаляются сведения, значимые для понимания существа дела: о возрасте обвиняемого, образовании, судимостях, наличии несовершеннолетних детей, городе проживания, названия юридических лиц, даже торговые марки. Часто становится невозможно разобраться, который из участников дела стоит за буквами, которыми случайным образом заменены фамилии фигурантов.

Причина в том, что с 2010 г. система общей юрисдикции оказалась один на один с проблемой, не имеющей простого решения. На суды было одновременно возложено две новые обязанности: публиковать решения и удалять персональные данные из судебных актов. Это огромные затраты времени и сил, которые в сочетании с дефицитом и низкой оплатой технического персонала привели к негативным результатам. Бессистемные изменения законодательства только запутали ситуацию. Сегодня никто не может точно ответить на вопрос, есть ли в судебных актах персональные данные, а если и есть, то как требование к их защите сочетается с публичностью судебного разбирательства, когда каждый может присутствовать в суде. Разводят руками и разработчики законопроекта. Из текста пояснительной записки к законопроекту Минюста следует, что они видят всю глубину проблемы, но предложения, увы, идут по пути детализации инструкций и увеличения объема работы. Понятно, что результатом будет нарастание неопределенности.

Арбитражная система в силу своей специфики и готовности принимать смелые решения смогла обойти этот вопрос и отстояла свой выбор: публикацию полных текстов без каких-либо изъятий. Сейчас публике предоставлен доступ к полным текстам судебных актов арбитражных судов с удобным поиском. Дословно в пояснительной записке к законопроекту, подготовленному сейчас Минюстом, написано: «<…> арбитражной системе предоставляется право по их усмотрению размещать судебные акты в полном объеме». Но надо подчеркнуть, что выбор арбитражной системы не содержит в себе окончательного ответа на вопрос о том, как быть с персональными данными в судебных актах.

Суды общей юрисдикции с проблемой не справились. Причины этого разные. Так, до 2012 г. финансирование информатизации в системе общей юрисдикции в расчете на одного судью в 9 раз отставало от арбитража. Кроме того, есть ограничения, связанные с масштабом системы судов общей юрисдикции (по численности судей она больше арбитражной более чем в 10 раз) и шероховатостями ее внутреннего устройства. Однако это не главное. Центральной причиной является то, что при принятии решения об обязательной публикации судебных актов никто не продумал, каким образом это будет сочетаться с режимом охраны персональных данных. Необходимо об этом подумать хотя бы теперь.

Во-первых, нужно позволить судьям принимать решение о типе судебного разбирательства (открытое или закрытое). Если дело рассмотрено на открытом судебном разбирательстве, оно должно публиковаться полностью. В том случае, когда дело рассмотрено на закрытом заседании, оно не публикуется. Результаты мониторинга свидетельствуют, что у судов нет возможности качественно обработать имеющиеся акты, а расширение этой работы приведет только к очередному витку непонимания между судами и обществом.

Во-вторых, надо пересмотреть правила оформления текстов судебных актов, в первую очередь по уголовным делам. Необходимость указания данных, которые не относятся к делу, но по каким-то причинам нужны для идентификации личности (номер паспорта, свидетельство о рождении, точный адрес места жительства) можно изложить в отдельном документе (постановлении), который не публикуется. Тем самым будет совершен переход к ситуации, когда в судебных актах, вынесенных на открытом заседании, не будет персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *