Принцип res judicata

Понятие и содержание категории «res judicata» в российском и зарубежном гражданском процессе (Терехов В.В.)

В отечественной юриспруденции в последнее время наблюдается активное и последовательное использование зарубежных правовых категорий. Не остается в стороне и наука гражданского процесса, которая, в частности, взяла на вооружение такой термин, как res judicata. Интерес представляет не просто эта категория как продукт зарубежной правовой мысли, степень глубины которой можно оценить с высоты национальных правосознания и правопонимания, но и ее соотношение с другими, уже известными отечественному праву конструкциями, например законной силой и правовой определенностью. Полагаем, что раскрытие содержания категории не только имеет доктринальное значение, но и позволит добиться должного функционирования res judicata на практике, положительно повлияет на его эффективность в регулировании общественных отношений.
В российской науке понимание упомянутой категории единообразием не отличается. Ряд авторов фактически ставят знак равенства между res judicata и законной силой <1>, подчеркивая, что за рубежом первая категория используется вместо второй как синоним. Другие исходят из того, что res judicata <2> выступает либо составной частью законной силы <3>, либо смежным и частично пересекающимся с ней явлением <4>, либо принципиально иным институтом <5>. Многие авторы черпают представление о названном правовом феномене из практики Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), который в ряде постановлений соотносит его с понятием правовой определенности. Любопытно, что, несмотря на многократное к ней обращение, категория «res judicata» еще ни разу не была подвергнута системному и детальному анализу в отечественной науке.
———————————
<1> Володарский Д.Б. Субъективное право и законная сила судебного решения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013. С. 14 — 15.
<2> Борисов М.С. Теоретические и практические проблемы законной силы судебного решения: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2010. С. 121 — 122.
<3> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. М., 2008. С. 444 — 445.
<4> Цепкова Т.М., Борисов М.С. Соотношение законной силы судебного решения и принципа res judicata в свете постановлений Европейского суда по правам человека // Рос. юстиция. 2010. N 8. С. 54.
<5> Рехтина И.В. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2006. С. 20.
Само понятие имеет латинское происхождение и дословно означает «решенное дело». Однако активно развивали и применяли данную категорию прежде всего страны англо-американской системы права. Представляется, что к их опыту и необходимо обратиться для раскрытия содержания этой правовой конструкции.
В Оксфордском правовом словаре термин интерпретируется следующим образом: «Принцип, согласно которому при окончательном разрешении вопроса судом компетентной юрисдикции он не может быть повторно открыт для рассмотрения или оспорен первоначальными сторонами или их правопреемниками» <1>.
———————————
<1> Oxford Dictionary of Law / Ed. by E. Martin. Oxford, 1997. P. 403.
Наиболее детальное исследование res judicata провел Дж. Спенсер Боуэр, который полагал, что эта категория применима к окончательному решению суда, имеющего необходимую компетенцию по рассмотрению предмета спора и в отношении сторон. Существование res judicata обосновывается двумя теориями: публично-правовой и частноправовой. Согласно первой общественный интерес заключается в завершении споров и окончательности и определенности судебных решений, невозобновлении судебных разбирательств. Вторая гласит, что одно лицо должно быть защищено от бесконечных требований со стороны другого лица <1>.
———————————
<1> Spencer Bower G. The Doctrine of Res Judicata. L., 1924. P. 3 — 4.
Н. Эндрюс толкует res judicata как доктрину, препятствующую возникновению повторного судебного разбирательства по одному и тому же требованию или вопросу между теми же сторонами. При этом важны наличие окончательного решения, принятие его компетентным судом и его обязательность для сторон (binding force) <1>.
———————————
<1> Эндрюс Н. Система гражданского процесса Англии. М., 2012. С. 224.
Американские авторы считают res judicata «особым правовым барьером», который создает судебное решение для последующего пересмотра вопросов, затронутых спором. Подтверждается американской доктриной и то обстоятельство, что о res judicata можно говорить только при окончательности вынесенного решения <1>.
———————————
<1> Fleet J. Res Judicata: a Treatise on the Law of Former Adjudication. Indianapolis; Kansas City, 1895. P. 2.
Стоит отметить, что выделяемые авторами «элементы» (окончательность, обязательность, наличие необходимой компетенции у суда) в сущности являются условиями действия res judicata. Подлинные «элементы» рассматриваемой категории также выделяются в доктрине; к ним относят возражения двух типов: в отношении основания иска (cause of action estoppel, claim preclusion) и по разрешенному вопросу (issue estoppel, issue preclusion). Из них первое применяется, когда в последующем разбирательстве совпадают стороны, предмет и основание иска и, по сути, касается невозможности повторного поднятия тождественного иска между теми же сторонами или их правопреемниками. Второе же распространяется на вопросы, которые входили в основание прежнего иска и действует при поднятии одной из сторон вопроса, уже отраженного в окончательном решении суда, несмотря на то что новый иск имеет другие предмет и основание. Любая из сторон может заявить об issue preclusion, указав, что вопрос уже был рассмотрен и разрешен в более раннем деле, в связи с чем недопустимо поднимать его вновь <1>.
———————————
<1> Vestal A. Procedural Aspects of res judicata / Preclusion // Toledo Law Review. 1969. Vol. 1. P. 16.
Как видим, по содержанию res judicata не совпадает с известной отечественной науке категорией законной силы, которая в самой широкой трактовке подразумевает обязательность, неопровержимость, исключительность, преюдициальность и исполнимость решения суда. Для существования res judicata необходимы окончательность и обязательность решения суда, а эти качества составляют, на наш взгляд, саму сущность законной силы. Будучи зависимой от последней, res judicata никак не может с ней отождествляться.
Сложность заключается и в том, что определить соотношение res judicata и законной силы, опираясь только на источники стран общего права, не представляется возможным. Категория законной силы англо-американскому праву неизвестна <1>, и сопоставлять res judicata мы можем лишь с конструкцией российского права.
———————————
<1> Кудрявцева Е.В. Гражданское судопроизводство Англии. М., 2008. С. 175 — 176.
Впрочем, российские исследователи рассуждают о res judicata, исходя не из зарубежной доктрины, а из практики ЕСПЧ, которая для нашей страны в силу ее участия в Совете Европы и Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязательна. Именно ЕСПЧ связал res judicata с принципами верховенства права и правовой определенности. Наиболее всеобъемлющим является, на его взгляд, первый из них, закрепленный в Конвенции в качестве всеобщего наследия договаривающихся государств. Из него вытекает принцип правовой определенности, требующий, чтобы после окончательного разрешения судами спорных вопросов их выводы не ставились под сомнение <1>.
———————————
<1> Постановление ЕСПЧ от 28 октября 1999 г. N 28342/95 по делу «Брумареску против Румынии» // Reports of Judgments and Decisions. 1999-VII.
По мнению Суда, правовая определенность предполагает уважение res judicata (принципа окончательности судебных решений), который означает, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и обязательного решения с той лишь целью, чтобы получить возможность нового разбирательства и вынесения нового решения. Пересмотр нельзя считать замаскированным апелляционным обжалованием, а наличие двух противоречащих взглядов по вопросу не является основанием для пересмотра <1>.
———————————
<1> Постановление ЕСПЧ от 24 июля 2003 г. N 52854/99 по делу «Рябых против России» // Ibid. 2003-IX.
Толкование ЕСПЧ позволяет отождествить res judicata с таким известным отечественному праву свойством судебного решения, как неопровержимость, т.е. невозможность обжалования в ординарном порядке (она действительно появляется вместе с законной силой). Однако нарушение, по мнению Суда (дело «Рябых против России»), состояло не в существовании стадии постапелляционного обжалования (само по себе оно не противоречит ст. 6 Конвенции <1>), а в том, что обжалование было направлено не на исправление судебных ошибок и злоупотреблений, а на новое рассмотрение фактов и правоотношений, по которым уже состоялось вступившее в силу решение. Скорее всего Суд здесь имел в виду и такое свойство окончательного судебного решения, как исключительность. В данном случае исключительность понималась широко, поскольку Суд стремился пресечь любые попытки пересмотра, в том числе «завуалированного»: недопустимо не только возбуждение тождественного иска, но и попытка нового рассмотрения дела под видом обжалования в ревизионную инстанцию.
———————————
<1> См., например: «Ковалева и другие против России»: решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости жалобы от 25 июня 2009 г. по жалобе N 6025/09; «ООО «Линк Ойл СПб» против России»: решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости жалобы от 25 июня 2009 г. по жалобе N 42600/05.
ЕСПЧ называет res judicata «принципом окончательности», но он же рассматривает ее как следствие «необратимости» решения <1>. Это подтверждает, что сама по себе эта категория должна не отождествляться с окончательностью или необратимостью, а проистекать из нее и выражаться в таких свойствах, как исключительность, неопровержимость и преюдициальность. От англо-американской трактовки позиция ЕСПЧ отличается тем, что адресуется прежде всего государству и его органам, которые должны предпринять необходимые меры для обеспечения стабильности и окончательности решений, тогда как res judicata в доктрине общего права — это прежде всего запрет на пересмотр, адресованный сторонам спора.
———————————
<1> Постановление ЕСПЧ по делу «Брумареску против Румынии».
Следует отметить, что в отечественной процессуальной науке и в судебной практике толкований res judicata не меньше, чем за рубежом, причем для них характерно крайнее разнообразие.
Т.В. Сахнова рассматривает res judicata как одно из начал, образующих законную силу, означающее, что дело разрешено по существу и не может быть пересмотрено. Другим началом будет государственная воля, которая обусловливает обязательность решения <1>. При этом res judicata является частноправовой категорией и характерна не только для решений суда, но и, например, для актов третейских судов и арбитражей. В то же время она не присуща судебным приказам и определениям, утверждающим мировые соглашения, поскольку последние не связаны с «рассмотрением дела по существу» <2>. На наш взгляд, такая трактовка чересчур буквальна. Несмотря на то что термин действительно переводится с латыни как «решенное дело», в современный период его понимание существенно изменилось, что мы продемонстрировали на примерах из зарубежных трудов.
———————————
<1> Сахнова Т.В. Указ. соч. С. 444 — 446.
<2> Там же. С. 444 — 445.
А.И. Бычков не использует понятие «законная сила», но характеризует res judicata с помощью тех же свойств, что обычно приписываются законной силе: неопровержимость, окончательность и исполнимость <1>. Однако далее автор говорит о res judicata только как о неопровержимости, приводя выдержки из практики ЕСПЧ, Конституционного и Верховного Судов РФ, а в конце статьи снова приходит к выводу о том, что res judicata составляют наряду с невозможностью пересмотра и окончательность, и исполнимость. Такое толкование, на наш взгляд, не совсем оправдано, поскольку судам, в том числе российским, не свойственно последние два свойства включать в состав res judicata. Более того, примеров подобной трактовки автор не приводит, как и мнений других авторов, научно обосновавших именно такой состав категории.
———————————
<1> Бычков А.И. Принцип «res judicata» в практике Европейского суда по правам человека и российских национальных судов // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 7. С. 43.
Вызывает вопросы и то, что автор называет res judicata «принципом», под которым понимается «свойство» <1>. В науке принцип — это руководящая и основополагающая идея чего-либо, свойство же представляет собой одну из характеристик или сторон предмета <2>. Сложно смоделировать ситуацию, при которой такая руководящая идея одновременно была бы и внутренней стороной чего-либо, что ведет нас к необходимости все же четко определиться с тем, чем именно мы считаем res judicata.
———————————
<1> Там же.
<2> Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1981. С. 294, 324.
По мнению М.С. Борисова, соотношение законной силы и res judicata проявляется в том, что первая делает возможной вторую. Законную силу он именует институтом отечественного процессуального права, а res judicata — принципом. Автор справедливо отмечает, что данные категории являются разноплановыми, они частично совпадают, но отвечают на разные вопросы. Однако далее М.С. Борисов включает в число последствий res judicata исключительность, неопровержимость и исполнимость, которые связаны с тем, что решение стало окончательным и определенным <1>. Таким образом, исследователь видит сущность res judicata в этой «окончательности и определенности», а традиционные свойства законной силы называет ее последствиями.
———————————
<1> Борисов М.С. Указ. соч. С. 121 — 122.
С.К. Загайнова полагает, что res judicata и законная сила являются синонимичными понятиями и выражают окончательность судебного акта <1>. По нашему мнению, нет нужды отождествлять окончательность (будь то принцип или свойство) с res judicata. Если первый термин указывает на то, что нельзя делать (нарушать целостность и стабильность решения), то второй объясняет, как этого достигнуть (путем запрета возбуждать новые иски, пересматривать решения и давать иную трактовку преюдициальным фактам в последующих делах).
———————————
<1> Загайнова С.К. Судебные акты в гражданском и арбитражном процессе: теоретические и прикладные проблемы: Дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 372 — 373.
В соответствии с позицией В.П. Скобелева законная сила выступает как единство двух элементов (исключительности и преюдициальности), которые обязывают заинтересованных в исходе дела лиц <1>. Данная точка зрения критиковалась М.С. Борисовым, заявившим, что в таком случае назначение законной силы «деградирует до предотвращения повторного возникновения тождественного спора» <2>. Однако вполне возможно, что выводы В.П. Скобелева обусловлены именно исследованием зарубежного законодательства и правовой теории, в частности зарубежной концепции res judicata. Его определение, в принципе, безупречно для раскрытия сущности данного понятия, но недостаточно для охвата всей законной силы. Ошибка автора в том, что он трактовку более узкого понятия «res judicata» распространяет на более общее понятие «законная сила», по сути исключая из его состава другие не менее важные компоненты.
———————————
<1> Скобелев В.П. Законная сила постановлений суда первой инстанции в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Минск, 2005. С. 10.
<2> Борисов М.С. Указ. соч. С. 61.
В целом во всех случаях обращения к res judicata идет речь о попытке пересмотреть («перерешить») дело. При этом назначение res judicata — оберегать стабильность и неприкосновенность решения. В частности, М.А. Филатова отмечает, что ЕСПЧ связывает действие res judicata с «поддержанием существующих или установленных преимуществ и благ» <1>.
———————————
<1> Филатова М.А. Правовая позиция высшего судебного органа как основание для пересмотра судебного акта // Вестн. ВАС РФ. 2010. N 3. С. 78.
Что же касается законной силы, то в российской доктрине нет единого, общепризнанного ее толкования. В большинстве случаев она понимается как набор свойств судебного решения (обязательность, исключительность, преюдициальность, неопровержимость и исполнимость). При этом разные авторы выделяют различное количество свойств, в результате чего нельзя сказать, что такая трактовка полностью корректна. Мы считаем, что законную силу следует понимать как состояние окончательности и определенности (то, что в английской литературе называется «final and conclusive»), вследствие чего у решения и появляются упомянутые свойства.
На наш взгляд, российский «аналог» res judicata содержится в ч. 2 ст. 209 ГПК РФ: «После вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения». Эти два запрета можно обозначить терминами «исключительность» и «преюдициальность», при этом исключительность понимается как запрет возбуждения новых тождественных исков, а преюдициальность — как запрет оспаривания установленных фактов и правоотношений.
Можно признать, что эти средства служат, чтобы уберечь законную силу решения (его окончательность и определенность) от посягательств на нее. Таким образом, в отечественной доктрине res judicata должна пониматься так же, как и в зарубежной: как инструмент гарантирования стабильности вынесенных решений. Законная сила является предпосылкой для res judicata, последняя же служит ее поддержанию.
Что же касается попыток российских специалистов отождествить res judicata с принципом правовой определенности <1>, то они основаны главным образом на Постановлениях ЕСПЧ по упомянутым делам Брумареску и Рябых. Едва ли можно согласиться с тем, что эти понятия идентичны. Безусловно, res judicata тесно связана с принципом правовой определенности, представляя собой одно из его проявлений <2>. Однако принцип права — это некая закрепленная в тех или иных его источниках или в устойчивой юридической практике общепризнанная основополагающая идея, которая адекватно отражает уровень познания общесоциальных и специфических закономерностей права, служит созданию внутренне согласованной и эффективной системы правовых норм <3>. Сложно рассматривать res judicata в таком контексте, ее значение все же более конкретно. Правильнее было бы характеризовать ее как инструмент достижения такой цели, декларируемой принципом правовой определенности, как стабильность вынесенных решений. Работая как защитный механизм законной силы, она способствует и реализации данного принципа, который распространяется на материальное и процессуальное право, требуя ясности и четкости законодательных положений, их публичного провозглашения, ограничения их ретроспективного действия и т.д. <4>.
———————————
<1> Менщикова Д.С. Нарушение принципа правовой определенности (res judicata) в практике Европейского суда по правам человека и российских судов — актуальная проблема на пути к надлежащему отправлению правосудия // Актуальные вопросы публичного права. Вып. 7 / Отв. ред. М.В. Гончаров. Екатеринбург, 2008. С. 179.
<2> Groussot X., Minssen T. Res Judicata in the Court of Justice Case-law: Balancing Legal Certainty with Legality? // European Constitutional Law Review. 2007. Vol. 3. P. 387.
<3> Иванов Р.Л. О понятии принципа права // Вестн. Омского ун-та. 1996. N 2. С. 118.
<4> Maxeiner J. Legal Certainty: a European Alternative to American Legal Indeterminacy? // Tulane Journal of International and Comparative Law. 2007. Vol. 15. P. 549.
Res judicata можно считать и следствием принципа справедливости: если спор о праве будет разрешен судом, стороны и общество должны осознавать окончательность решения, а для неопределенности, которую вносят в правоотношение любые споры, существуют строгие временные рамки <1>.
———————————
<1> Zuckerman A. Civil Procedure. L., 2003. P. 690.
Итак, можно сделать следующий вывод о соотношении законной силы, правовой определенности и res judicata. Законная сила представляет собой институт процессуального права, придающий содержащемуся в решении суда предписанию окончательность и определенность и способствующий их сохранению в пространственном и временном поле. Законная сила взаимодействует косвенно с принципом правовой определенности. Последняя шире по содержанию, она содержит в себе компоненты, не относящиеся к законной силе. Но и законная сила включает в свой состав элементы, отсутствующие у правовой определенности (из правовых последствий законной силы только res judicata в строгом смысле направлена на поддержание стабильности и определенности). Res judicata же не является ни принципом, ни свойством. Ее можно понимать как некий инструмент, гарантирующий неприкосновенность вынесенного решения. Это продукт англо-американского права, а в российской доктрине есть ее аналоги — свойства преюдициальности, исключительности и неопровержимости, с которыми res judicata в целом совпадает по назначению.
Список литературы
«Ковалева и другие против России»: решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости жалобы от 25 июня 2009 г. по жалобе N 6025/09 // СПС «КонсультантПлюс».
«ООО «Линк Ойл СПб» против России»: решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости жалобы от 25 июня 2009 г. по жалобе N 42600/05 // СПС «КонсультантПлюс».
Fleet J. Res Judicata: a Treatise on the Law of Former Adjudication. Indianapolis; Kansas City, 1895.
Groussot X., Minssen T. Res Judicata in the Court of Justice Case-law: Balancing Legal Certainty with Legality? // European Constitutional Law Review. 2007. Vol. 3.
Maxeiner J. Legal Certainty: a European Alternative to American Legal Indeterminacy? // Tulane Journal of International and Comparative Law. 2007. Vol. 15.
Oxford Dictionary of Law / ed. by E. Martin. Oxford, 1997.
Spencer Bower G. The Doctrine of Res Judicata. L., 1924.
Vestal A. Procedural Aspects of res judicata / Preclusion // Toledo Law Review. 1969. Vol. 1.
Zuckerman A. Civil Procedure. L., 2003.
Борисов М.С. Теоретические и практические проблемы законной силы судебного решения: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2010.
Бычков А.И. Принцип «res judicata» в практике Европейского суда по правам человека и российских национальных судов // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 7.
Володарский Д.Б. Субъективное право и законная сила судебного решения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013.
Загайнова С.К. Судебные акты в гражданском и арбитражном процессе: теоретические и прикладные проблемы: Дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2008.
Иванов Р.Л. О понятии принципа права // Вестн. Омского ун-та. 1996. N 2.
Кудрявцева Е.В. Гражданское судопроизводство Англии. М., 2008.
Менщикова Д.С. Нарушение принципа правовой определенности (res judicata) в практике Европейского суда по правам человека и российских судов — актуальная проблема на пути к надлежащему отправлению правосудия // Актуальные вопросы публичного права. Вып. 7 / Отв. ред. М.В. Гончаров. Екатеринбург, 2008.
Постановление ЕСПЧ от 28 октября 1999 г. N 28342/95 по делу «Брумареску против Румынии» // Reports of Judgments and Decisions. 1999-VII.
Постановление ЕСПЧ от 24 июля 2003 г. N 52854/99 по делу «Рябых против России» // Reports of Judgments and Decisions. 2003-IX.
Рехтина И.В. Пересмотр судебных постановлений в порядке надзора в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2006.
Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. М., 2008.
Скобелев В.П. Законная сила постановлений суда первой инстанции в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Минск, 2005.
Филатова М.А. Правовая позиция высшего судебного органа как основание для пересмотра судебного акта // Вестн. ВАС РФ. 2010. N 3.
Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1981.
Цепкова Т.М., Борисов М.С. Соотношение законной силы судебного решения и принципа res judicata в свете постановлений Европейского суда по правам человека // Рос. юстиция. 2010. N 8.
Эндрюс Н. Система гражданского процесса Англии. М., 2012.

Res judicata

Рес юдиката (лат. res judicata — разрешенное дело) — в римском праве положение, в соответствии с которым окончательное решение полномочного суда, которое вступило в силу, является обязательным для сторон спора и не может быть пересмотрено.

Angelo Gambiglioni, De re iudicata, 1579

В современном международном праве это положение закреплено в Статуте Международного суда ООН:

Статья 59

Решение Суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу.
Статья 60

Решение окончательно и не подлежит обжалованию. В случае спора о смысле или объеме решения толкование его принадлежит Суду по требованию любой стороны.

Рес юдиката применяется также и в таких специфических учреждениях как Европейский суд по правам человека. В соответствии с пунктами 1-2 статьи 44 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 года решение большой палаты Суда, а в некоторых случаях — любой из его палат является окончательным. Однако, в данном случае решение является обязательным для исполнение лишь в отношении государств.

Принцип рес юдиката присущ также и арбитражным решениям. Так, статья 81 Конвенции о мирном решение международных столкновений (Гаагская конвенция 1907 года) содержит такое положение:

третейское определение решает спор окончательно и безапелляционно

Модель правил арбитражной процедуры, которая была принята Комиссией международного права ООН, также содержит положение о рес юдиката. В частности статья 34 содержит формулировку, что «арбитражное решение является окончательным решением спора».

> Библиография

Вишневский Г.А. Действие принципа res judicata как необходимое условие обеспечения справедливости//Современное право,№ 11-2013. С.76-84

> Примечания

  1. Статут Международного суда ООН. Дата обращения 29 августа 2009. Архивировано 7 апреля 2012 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *