Публичные интересы

Публичный интерес в гражданском процессе России. Статьи по предмету Гражданский процесс

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ПУБЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ
    Д.И. СМОЛЬНИКОВ
    Смольников Д.И., магистрант факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».
    Изучение публичного интереса в гражданском процессе России целесообразно начинать с исследования научных воззрений о правовой категории «интерес» в теории права. Момент интереса является весьма существенным для субъективного права <1>. «Право воздействует на жизненные (экономические) отношения не непосредственно, а прежде всего через интересы… Интересы же, в свою очередь, способны выполнять такого рода посредствующую роль, потому что они органически связаны с субъективным правом» <2>.
    ———————————
    <1> Алексеев С.С. Собрание сочинений: В 10 т. (+ справоч. том): Курс лекций. М.: Статут, 2010. Т. 3: Проблемы теории права. С. 299.
    <2> Там же. С. 300.
    Интерес может быть рассмотрен как категория, не тождественная праву, а именно как цель реализации права <3>. В таком случае интерес, закрепленный в тексте закона, утрачивает свою самостоятельность, сливаясь с законом. Подобные рассуждения приводят к постановке логичного вопроса: зачем употреблять синонимичные понятия «право» и «законный интерес» как предмет судебной защиты? Озвученный вопрос разрешается, если происходит разграничение данных понятий. Строго говоря, интерес — явление социальное и в содержание права не входит. Поэтому для права вообще и процессуального в частности следует говорить о законных интересах, т.е. социальных потребностях, взятых законом под свою охрану путем предоставления их носителям не субъективных материальных прав, а права прибегнуть к защите этими или иными лицами <4>.
    ———————————
    <3> Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 2005. С. 43.
    <4> Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 38.
    Думается, что суд как особый юрисдикционный орган является арбитром интересов, а не только принадлежащих прав. Гибкий термин «интерес» используется оттого, что четкие дефиниции текста закона не всегда соответствуют проявлению права во внешней жизни.
    Лицо может быть прямо не наделено субъективным материальным правом, однако его действия, направленные на реализацию интереса, все же будут подлежать защите юрисдикционными органами. В данном случае имеет место охраняемый законом интерес. Поэтому правильнее говорить об интересе как самостоятельной категории, которая может быть защищена правом. Наглядной иллюстрацией защиты не озвученного в законе, но подлежащего охране и защите интереса является применение судами «аналогии и принципов права в конкретном деле» <5>.
    ———————————
    <5> Там же. С. 22.
    В парадигме правового государства целесообразнее употреблять термин «охраняемый правом интерес», т.к. право по своему содержанию гораздо богаче закона и выступает по отношению к последнему в качестве первоосновы и образца. Не стоит забывать, что закон при любой государственно-правовой организации становится средством выражения интереса отдельной части общества, в отличие от права, являющегося мерилом справедливости, и только право — это процесс сближения противоборствующих интересов <6>. В противном случае можно получить законный, но противоправный интерес.
    ———————————
    <6> Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М.: NOTA BENE, 2000. С. 35.
    Таким образом, в теории права уместно говорить об автономности категории «интерес» как социальной потребности, защищенной правом (правовой (законный) интерес). Лишь при наличии удовлетворения некоего интереса, т.е. достижения блага, субъективное право реализуется добросовестно.
    В зависимости от носителя интереса можно выделить интересы частные и публичные. Такое деление не совпадает с делением права на частное и публичное, т.к. «публичный интерес может быть отражен и закреплен в отраслях публичного и частного права» <7>, и выделяется исключительно по субъекту-носителю.
    ———————————
    <7> Маслаков А.В. Надзор как процессуальная форма защиты публичного интереса: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2009. С. 26.
    Что же представляет собой публичный интерес? Публичный (или общественный) интерес в концентрированной форме выражает общие ценности, стремления, которые обеспечиваются правом и признаются государством, причем удовлетворение такого интереса служит условием и гарантией существования и развития общества <8>. Предметом публичного интереса (аналогично с интересом вообще) является конкретное благо или потребность.
    ———————————
    <8> Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 55.
    На основе приведенных выше рассуждений можно прийти к выводу, что публичный интерес также не поглощается правом, причем он не всегда должен и может пониматься через противопоставление «публичный — частный». Думается, что право не подавляет частный интерес, а соотносит его с общественным (публичным) интересом <9>. «Удовлетворение частного интереса в конечном счете всегда соответствует публичным интересам» <10>. Это объясняется, во-первых, тем, что публичный интерес проявляется в возможности реализации своих прав и правовых (законных) интересов каждым. Во-вторых, реализация публичного интереса (через деятельность всех органов власти) направлена на формирование необходимых условий для реализации частного интереса любым носителем права.
    ———————————
    <9> Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 2005. С. 130.
    <10> Маслаков А.В. Указ. соч. С. 27.
    Однако озвученные рассуждения не отрицают возможности и объективной необходимости разграничения частного и публичного интересов. Такое разграничение может быть проведено и по их неизбежному противоречию (в подобном случае необходим баланс частных и публичных интересов), и по механизму защиты (особый субъект защиты публичного интереса — конкретный носитель частного интереса).
    В литературе можно встретить упоминание о государственных, общественных и публичных интересах, отчего неизбежен вопрос об их соотношении. Например, О.Ю. Кравченко объединяет государственные и общественные интересы в общий публичный интерес <11>. А.В. Маслаков отмечает, что и на законодательном уровне публичный интерес выделен в самостоятельную категорию, но государственный интерес уже общественного, причем данные интересы не являются противоположными <12>.
    ———————————
    <11> Кравченко О.Ю. Публичный и частный интерес в праве: политико-правовые исследования: Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 76, 143.
    <12> Маслаков А.В. Указ. соч. С. 33.
    Е.В. Храмова считает, что публичный интерес — это собирательная парадигма, которая включает в себя такие разновидности, как государственный и общественный интересы <13>. При этом последний представляет собой интерес социальных групп и интерес неопределенного круга лиц. Сразу стоит оговориться, что интересы социальных групп не могут быть названы общественными, т.к. непонятно, насколько многочисленны такие группы, каков их состав.
    ———————————
    <13> Храмова Е.В. Защита публично-правового интереса в арбитражном процессе: вопросы теории и практики: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 58.
    Однако подобное деление интереса на виды для российской действительности все же не характерно, причем даже на терминологическом уровне, что объясняется особыми историческими и политическими условиями стран Восточной Европы и России <14>. Публичный интерес в странах постсоветского пространства существовал и был известен советской теории права, однако ввиду его наполнения органами власти, а не обществом он сливался с интересом органов власти.
    ———————————
    <14> Рекош Э. Кто определяет общественные интересы? // PILI Papers. 2005. N 1. С. 12.
    Чтобы прийти к некоему консенсусу по данной проблеме, отправными следует признать два понятия: правовое государство, с одной стороны, и публичный интерес как «родовое понятие по отношению к видовым нормативным понятиям» <15> — с другой. В правовом государстве противоположных общественным интересам государственных интересов быть не может. Такое положение вытекает из системного понимания Конституции РФ (например, ст. ст. 2 и 18). В противном случае получатся отчуждение государства от общества, появление ведомственного, номенклатурного интереса, который будет выдаваться за общеполезный. Однако правовое государство не может стать выражением интересов узкой группы лиц. Следовательно, выделение государственного интереса как противоположного общественным в рамках правового государства невозможно, а если и осуществляется, то только как проблема государственного управления.
    ———————————
    <15> Тихомиров Ю.А. Публично-правовой интерес: динамика сфер и методов // Журнал российского права. 2001. N 5. С. 5.
    Понимание публичного интереса как родового понятия предоставляет возможность выделить государственный интерес и интерес общественный, но не как противоположные категории, а как имеющие общую сферу <16>. Государственный тогда становится интересом публичным, когда он, во-первых, соответствует праву и, во-вторых, отражает интерес общественный. В свою очередь, общественный интерес становится общественным только тогда, когда не противоречит праву и обеспечивается им.
    ———————————
    <16> Чугурова Т.В. Процессуальные формы защиты публичных интересов в российском праве: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 45.
    Объективная автономность интереса и права легко обнаруживается в рамках российского гражданского процессуального права, где действует непосредственно в механизме реализации норм права (например, ст. 2 ГПК РФ, определяющая задачи гражданского судопроизводства). Юридический интерес выступает и как необходимая предпосылка для реализации субъективного права — права на судебную защиту <17>, и как охраняемое благо.
    ———————————
    <17> Дегтярев С.Л. Некоторые элементы механизма реализации судебной власти в гражданском судопроизводстве // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 35.
    Сложнее выявить проявление в гражданском процессуальном праве публичного интереса. В самом широком смысле публичный интерес заключается в эффективной реализации права на судебную защиту. По мысли С.Л. Дегтярева, публичный интерес проявляется в большей или меньшей степени при разрешении органами судебной власти любого дела <18>. Данный тезис вытекает из рассмотренной ранее зависимости реализации публичного интереса как предпосылки <19> для реализации интереса каждого субъекта — носителя права. Следовательно, реализация права на судебную защиту — это проявление публичного интереса. Озвученные рассуждения подтверждаются зарубежным опытом защиты права общественных интересов в США, под которым изначально понимали право на реальное процессуальное равенство сторон в процессе и эффективную судебную защиту экономически и социально слабой стороны <20>.
    ———————————
    <18> Там же. С. 36.
    <19> Бакаева О.Ю., Погодина Н.А. О соотношении частных и публичных интересов // Журнал российского права. 2011. N 4. С. 46.
    <20> Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1997. С. 161.
    Эффективной судебной защите (следовательно, удовлетворению публичного интереса вообще) способствует и введение проверочных производств, которые способствуют уменьшению или исключению судебной ошибки. Нарушения закона сами по себе преграждают защиту публичного интереса. Однако конкретным основанием для проверки судебных актов нарушение публичных интересов быть не может.
    В российском гражданском процессе, напротив, охраняемый законом публичный интерес является таким основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке (ст. ст. 387, 391.9 ГПК РФ). Тогда что в данном случае понимается под публичным интересом? Законодательство и практика Конституционного Суда (Постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 N 2-П <21>) этого не прояснили. Каким образом именно нарушение публичного интереса является основанием для пересмотра судебного акта, затрагивающего права конкретных участников дела? Весьма затруднительно установление факта нарушения публичных интересов конкретным судебным актом и тем более затруднительно подтвердить данный факт какими-либо доказательствами.
    ———————————
    <21> Постановление Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 N 2-П «По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. N 1.
    В литературе по данному вопросу была представлена следующая точка зрения: «Обеспечение единства применения и толкования норм права при разрешении аналогичных дел является аспектом соблюдения публичного интереса, заключающегося в единообразном применении принципов правосудия, правил судопроизводства и материального права» <22>. Однако термин «единство судебной практики» не может быть воспринят однозначно. Требуется ли такое единство с позиций независимой судебной власти? Думается, что нет. Единство практики может преследовать совсем разные цели — от восполнения пробелов до уменьшения количества отмененных актов и разрешения споров по некой заранее установленной схеме. Поэтому само по себе единство практики не является ценным для публичных интересов.
    ———————————
    <22> Алексеевская Е.И. Реализация публичных интересов на стадии производства в суде надзорной инстанции в гражданском процессе // Журнал российского права. 2010. N 3. С. 81.
    Не может являться основанием для отмены либо изменения судебного акта нарушение публичных интересов также ввиду того, что в конкретном деле защите подлежит личный охраняемый правом (законом) интерес. Как раз через защиту личного интереса и достигается защита публичного. В противном случае пришлось бы соотносить личный интерес с интересом публичным, что заставило бы вернуться к модели возможного выхода суда по своей инициативе за пределы заявленных требований <23> (отчасти подобным данной модели является ставший уже архаичным институт пересмотра судебных решений на основе представления Председателя ВС РФ и его заместителей).
    ———————————
    <23> Гукасян Р.Е. Указ. соч. С. 116.
    В обобщенном виде под публичными интересами в гражданском процессе понимают интерес правосудия, т.е. торжество режима законности и укрепление правопорядка <24>. Однако публичный интерес следует раскрывать не в контексте режима законности, а верховенства права, о чем также упоминалось ранее. При этом содержательная часть публичного интереса должна определяться судебной властью (а не должностным лицом, например, прокурором, как это предлагается <25>), т.к. данное определение находится в области дискреционных полномочий суда <26>. Но только суд может окончательно соотнести интерес с правом.
    ———————————
    <24> Нохрин Д.Г. Государственное принуждение в гражданском судопроизводстве: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 97, 199.
    <25> Томилов А.Ю. Публичный интерес в гражданских делах // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. N 36. С. 60.
    <26> Рекош Э. Указ. соч. С. 6.
    Следовательно, обеспечение и эффективная реализация права на судебную защиту и верховенство права рассматриваются как абстрактные или обобщенные проявления публичного интереса в гражданском процессе России. Для раскрытия непосредственной защиты публичного интереса в гражданском процессе необходимо прибегнуть к предложенной Ю.А. Тихомировым дефиниции «публично-правовые споры». Под указанными спорами ученый понимал установленную законом процедуру рассмотрения уполномоченными органами притязаний публичного (общественного) характера <27>.
    ———————————
    <27> См. подробнее: Тихомиров Ю.А. Публично-правовые споры // Право и экономика. 1998. N 6. С. 8 — 13.
    Такие притязания в настоящий момент проявляются в процедуре рассмотрения споров, возникающих из публичных правоотношений, где предметом защиты будут как раз публичные интересы. В исковом производстве публичный интерес защищается путем подачи исковых заявлений в защиту экологических прав или трудовых прав в случае коллективного трудового спора (например, признание забастовки незаконной <28>), т.е. происходит перерастание частного интереса в публичный.
    ———————————
    <28> Туманова Л.В. Защита публично-правовых интересов в гражданском судопроизводстве: Дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2002. С. 7.
    Причем иск с целью защиты экологических прав — это разновидность исковой формы защиты неопределенного круга лиц. «Неопределенный круг — это такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов… решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела» <29>. Такая защита является проявлением публичного интереса в гражданском процессе, т.к. в ходе судебного разбирательства затронут или может быть затронут законный интерес всех и каждого.
    ———————————
    <29> Салахутдинова Г.И. «Публичный интерес», «интересы неопределенного круга лиц» и «государственные интересы» как основание для обращения прокурора в суд // Законность. 2010. N 12. С. 33.
    Случаи вступления органов государственной власти, органов местного самоуправления и прокурора в гражданский процесс также являются примерами защиты наряду с интересами частными публичных интересов. Участие данных субъектов в гражданском процессе объясняется не чем иным как должностной обязанностью, они становятся «проводниками публичных интересов» <30>. Однако здесь необходимо оговориться.
    ———————————
    <30> См. подробнее: Тарабрин Д. Баланс частноправовых и публично-правовых начал в гражданском и арбитражном процессах // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 11. С. 7.
    С одной стороны, когда прокурор и органы власти выступают в защиту недееспособных лиц (в силу возврата или болезненного состояния), что обычно именуют защитой безгласного интереса, то налицо защита публичного интереса. Публичный интерес в данном случае слагается из осознанной необходимости правовой защиты заведомо слабой стороны и заинтересованности в этом общества. Защита интересов Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований также является проявлением именно публичного интереса, даже когда данные субъекты вступают в частноправовые отношения, т.к. они в любом случае являются выразителями интересов всего народа <31>.
    ———————————
    <31> Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 N 20-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации» и статьи 116 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2007 год» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // Российская газета. 2011. 12 авг. N 177; Шугрина Е.С. Судебная защита местного самоуправления // СПС «КонсультантПлюс».
    В тех случаях, когда прокурор вступает в защиту социальных прав, то здесь о публичном интересе можно говорить условно. Скорее такая форма участия прокурора является отражением неразвитости института оказания бесплатной юридической защиты населению. Поэтому «по общему правилу частные интересы должны отстаиваться в гражданском процессе их носителями традиционными способами: самостоятельно либо через институт представительства, а институт защиты «чужих» интересов должен применяться в исключительных случаях» <32>.
    ———————————
    <32> Караева Т.Ю. Участие в гражданском процессе лиц, выступающих в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 8.
    Таким образом, публичный интерес — это обеспеченная и соответствующая праву осознанная потребность социальной общности, обусловленная конкретным положением общества. Данный интерес как правовая категория является родовым понятием к общественным и государственным интересам, причем их соотношение происходит через категорию права. Публичный интерес — это всегда правовой интерес. Содержание публичного интереса определяется судебной властью и входит в область его дискреционных полномочий. Публичный интерес в гражданском процессе проявляется абстрактно (обеспечение эффективной судебной защиты, верховенство права), а также через разрешение публично-правовых споров.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданский процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Интерес публично-правовых образований в гражданском праве *

<*> Krylova E.B. Interest of public-law formations in the civil law.

Крылова Е.Б., аспирантка кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета.

В статье рассматривается актуальная проблема взаимодействия публичных и частных интересов в процессе участия публично-правовых образований в гражданском обороте. В качестве результата исследования автор формулирует собственный подход к определению сущности и структуры интересов публично-правовых образований в гражданском праве.

Ключевые слова: интерес, публичный интерес, частный интерес, публично-правовые образования, гражданское право.

Key words: interest, public interest, private interest, public-law formations, civil law.

Публично-правовые образования <1> являются прежде всего институтами публичного права, субъектами властвования и, как политические организации, обладают рядом признаков, определяющих особенности и сущность их участия в гражданских правоотношениях. Такие существенные особенности рассматриваемых субъектов, как возникновение и прекращение на основе публичных актов, преследование публичных интересов в своей деятельности и обладание публичной властью, порождают напряженную научную полемику относительно правовой природы участия публично-правовых образований в гражданском обороте. Плюрализм в научных кругах, увы, не способствует выработке емких универсальных дефиниций, что, в свою очередь, создает проблему для правоприменителей. Особую актуальность вопросы участия публично-правовых образований в регулируемых гражданским правом отношениях приобретают в связи с тем, что их разрешение является своего рода способом разрешения задачи общего характера — разграничения отраслей публичного и частного права.

<1> Под публично-правовыми образованиями нами понимаются Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Наиболее существенной особенностью публично-правовых образований, определяющей вектор их участия в гражданских правоотношениях, является то обстоятельство, что исследуемые субъекты созданы для достижения публичных интересов того или иного уровня (общегосударственных, региональных либо местных) и преследуют их в своей деятельности, что коренным образом отличает их от иных участников гражданского оборота — физических и юридических лиц, в той или иной форме преследующих частные интересы. Вся деятельность публично-правовых образований подчинена публично-правовому интересу, так как оно изначально синтезируется для осуществления публичных задач. Исследование интереса публично-правовых образований в гражданском праве является весьма актуальным как в теоретическом, так и в практическом плане, так как согласно современным научным воззрениям «особенность публичных образований как субъектов гражданского права обусловлена, во-первых, специфичным способом организации их существования (коллективные субъекты) и, во-вторых, функциональной направленностью их деятельности (участие в гражданском обороте постольку, поскольку это необходимо для реализации задач публичной власти)» <2>. Кроме того, дальнейшее развитие механизма правового регулирования участия публично-правовых образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, должно быть выстроено с учетом необходимости поддержания справедливого баланса публичных и частных интересов в правовой системе современной России как основы сохранения достигнутого уровня развития правовой системы и ее модернизации.

<2> Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. Москва: Велби, 2008. С. 348.

Основной вопрос рассматриваемой области правоотношений составляет проблема соотношения публичных интересов изучаемых субъектов при их участии в гражданских правоотношениях на равных началах с иными субъектами гражданского оборота. Не вдаваясь в освещение всех теорий, объясняющих сущность понятия интереса в праве, отметим наиболее существенные моменты научных подходов к данному вопросу. Ю.А. Тихомиров, глубоко исследовавший категорию «публичный интерес», определил его как «признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит гарантией ее существования и развития» <3>. В самом общем виде, по мнению Ю.А. Тихомирова <4>, соблюдение общественных интересов призвано обеспечить: незыблемость основ конституционного строя; охрану общественных границ, оборону страны, общественную безопасность; устойчивость организации власти и ее институтов; гарантированную возможность действий общественных институтов; легальное разграничение компетенции органов — по всем уровням; политическую самодеятельность и активность граждан. Представляется интересной позиция А.В. Костина, который указывает, что «под публичным интересом следует понимать принявшую форму сознательного побуждения и проявляющуюся в жизни в виде желаний, намерений и стремлений общую и ничью в отдельности потребность всего народа государства» <5>, при этом автор считает, что «только государство в своей деятельности руководствуется публичным интересом» <6>.

<3> Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 55.
<4> См.: Там же. С. 65.
<5> Костин А.В. Интерес публично-территориальных образований в гражданском праве (окончание) // Законодательство. М., 2002. N 4. С. 15.
<6> Там же. С. 16.

Профессором В.П. Грибановым достаточно подробно была исследована категория интереса в гражданском праве, ученый пришел к выводу, что «интерес представляет собой известное единство объективного и субъективного» <7>. Автор отметил, что «условия общественной жизни с необходимостью порождают определенные, соответствующие этим условиям потребности. Эти потребности, проходя через сознание людей, принимают ту или иную форму сознательных побуждений, определяющих целенаправленность и волевой характер их деятельности» <8>. «Проявление воли, в свою очередь, предполагает наличие интереса. Поэтому интерес, — заключил Грибанов, — является также и предпосылкой осуществления субъективных гражданских прав» <9>. С.В. Михайлов, рассматривая интерес как общенаучную категорию, пишет: «…по-видимому, интерес все же можно отнести к объективным категориям. Это подчеркивает важность двух моментов: 1) интересы существуют на основе объективных потребностей субъекта, т.е. потребность является сущностью интереса; 2) интересы обусловлены общественными отношениями, которые сами по себе тоже являются объективным явлением, что подтверждается существованием интересов вне их осознания» <10>. Относительно природы интереса Михайлов заключает, что «интерес в юриспруденции можно понимать как потребность субъекта, носящую общественный характер и проявляющуюся в деятельности по установлению, изменению, прекращению, защите субъективных прав и обязанностей в правовом отношении с использованием юридических средств для достижения поставленных целей» <11>. В итоге С.В. Михайлов приходит к выводу, что «интерес входит в сущность субъективного права» <12>.

<7> Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. N 1. С. 52.
<8> Там же. С. 52 — 53.
<9> Там же. С. 54.
<10> Михайлов С.В. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке гражданского права // Государство и право. 1999. N 7. С. 88.
<11> Там же.
<12> Там же. С. 90.

Рассматривая категорию «интерес» через призму действующего законодательства, отметим, что пункт 2 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации <13> (далее — ГК РФ) гласит, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права «своей волей и в своем интересе». Данное положение по правилу ст. 124 ГК РФ распространяется также и на публично-правовые образования. Воля публично-правового образования носит публичный характер и порождает соответственно публичный интерес, который представляет собой пропущенный и олицетворенный через публичный аппарат интерес общественный. Поскольку публичные политические организации — это общее благо. Публичный интерес является побудительной силой и осознанной целью формирования воли публично-правового образования. Цель и интерес — это взаимосвязанные моменты волевых действий, диалектическое единство цели и интереса состоит в том, что интерес в нем составляет внутреннее содержание цели <14>.

<13> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<14> См.: Рамзаев П.В. О соотношении категорий «цель», «интерес», «право» // Акт. вопросы советской юридической науки. Саратов, 1978. Ч. 2. С. 4.

Резюмируя вышеизложенное, мы признаем обоснованной трактовку интереса как результата сочетания объективных и субъективных моментов и приходим к выводу, что интерес нужно рассматривать как результат осознания потребности, поскольку возникновение и реализация интересов, в основе которых лежат объективные потребности, невозможны без осознания последних. Поэтому не только осуществление, но и формирование интереса требует единства объективного и субъективного. Данный вывод в целом применим и к интересам публично-правового образования, однако интересы последних обладают существенной спецификой, требующей раскрытия.

Специфика состоит в том, что, попадая в область гражданского права, интересы публично-правового образования становятся в разноречивое положение. Вступая в гражданско-правовые отношения ради удовлетворения публичного интереса, публично-правовые образования прибегают к нормам непосредственно частного права для вхождения в эти отношения наряду с другими участвующими в них лицами и для защиты публичного интереса в случае его нарушения, тем самым проявляя двойственное положение публично-правового образования. Следует разделить мнение Д.Н. Горшунова, правда, несколько видоизменив его, и разрешить эту теоретическую контроверзу путем признания двойственности, а именно двухуровневой структуры интереса публично-правового образования в гражданских правоотношениях. Горшунов пишет: «Первоначальный интерес государства или другого публичного субъекта, выступающего в гражданско-правовых отношениях в качестве казны или в лице унитарных предприятий, носит частный характер и тождествен интересу частных (непубличных) субъектов гражданских правоотношений» <15>, «в свою очередь, после удовлетворения первоначального интереса возникают отношения, безусловно носящие публично-правовой характер и направленные на удовлетворение общих интересов. Отношения… (последующий интерес) носят публично-правовой характер и реализуются при помощи публично-правовых средств и методов» <16>. А.А. Клячин также признает две разновидности государственного интереса в частном праве: 1) государственный интерес Российской Федерации, субъектов и муниципальных образований как обладателей определенных имущественных прав (своего рода частный интерес); 2) государственный интерес как интерес публичный, т.е. интерес субъекта, обладающего властью по отношению к другим участникам гражданских правоотношений <17>.

<15> Горшунов Д.Н. Интерес в частном праве: Вопросы теории: Монография / Под общ. ред. Ю.С. Решетова. Казань, 2005. С. 101.
<16> Там же.
<17> См.: Клячин А.А. Государственный и общественный интерес в частном праве // Проблемы развития российского законодательства: Сб. статей. Пермь, 2002. С. 168 — 169.

На наш взгляд, Горшунов при безусловной ценности его концепции не совсем верно отобразил в своих представлениях причинно-следственную связь между отдельными составляющими участия публично-правовых образований в общественной жизни и гражданских правоотношений в частности. Первоначальным интересом, по нашему убеждению, является именно интерес публичный, который носит объективный характер, так как исходит из объективно существующих потребностей, от которых зависит существование и развитие общества. Именно ими определяется и в то же время должна ограничиваться сфера вмешательства в частные дела публично-правовых образований, при этом публичный интерес находится за рамками сферы гражданско-правовых отношений, его бытие протекает в другой правовой плоскости. Последующий — частный интерес публично-правовых образований исходит, вырастает из публичного как из базиса, основы, далее отделяясь от нее и обретая самостоятельное значение и существование в конкретном гражданском правоотношении. Данное обстоятельство подтверждается также каузальностью большинства гражданско-правовых сделок. Тем самым публичный интерес приобретает субъективный, частный характер, принадлежа публично-правовому образованию через конкретное лицо — орган, юридическое или физическое лицо, вступающее от имени публично-правового образования во вполне определенное частноправовое отношение. Частный интерес публично-правового образования имеет место в случае, когда существуют субъективные гражданские права конкретных лиц — публично-правовых образований, в качестве участников конкретного гражданского правоотношения. Будучи реализован, частный интерес возвращается, вливается в публичный как в исходную детерминанту своего бытия и, таким образом, завершает свой правовой круг.

Интересен также механизм нормативного закрепления интересов публично-правовых образований. Отметим, что согласно справедливому высказыванию О.Ю. Кравченко «законодательство… фиксирует публичные интересы и средства их обеспечения через компетенцию государственных органов всех уровней, призванных отстаивать их в пределах своих полномочий» <18>. Кроме того, «публичные интересы, — пишет А.В. Кряжков, — всегда выражаются в правовых нормах» <19>. Представляется бесспорным, что главенствующую роль в определении публичных интересов играют Конституция России, законодательство о бюджете, кроме того, определение государством публичных интересов и средств их обеспечения происходит через компетенцию государственных органов, призванных отстаивать их в рамках полномочий.

<18> Кравченко О.Ю. Публичный интерес и государственно-правовые основы его реализации // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Тольятти, 2004. Вып. 45. С. 52.
<19> Кряжков А.В. Публичный интерес: понятие, виды и защита // Государство и право. 1999. N 10. С. 92.

На основании проведенного в настоящей статье исследования следует сделать вывод, что интерес публично-правовых образований в гражданском праве обладает двухуровневой структурой. Первоначальным интересом является публичный интерес, носящий объективный характер. Последующим интересом является частный интерес, носящий, в свою очередь, субъективный характер. При этом механизм реализации и обеспечения публичных интересов при реализации гражданской правосубъектности публично-правовых образований главным образом состоит в закреплении фиксированной компетенции за государственными и муниципальными органами.

1. Установлено общее правило, согласно которому сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. Под законами и иными правовыми актами подразумеваются федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные акты иных федеральных органов государственной власти. Исходя из буквального понимания статьи речь идет о нарушениях любых норм права, как частного, так и публичного, а не только гражданско-правовых императивных норм.

При этом могут наступить и иные последствия:

— сделка может являться ничтожной (п. 2 комментируемой статьи);

— сделка может быть прекращена иным, отличным от двусторонней реституции и более сложным способом (если это установлено в ГК РФ или ином законе). К примеру, последствием совершения сделки по распоряжению недвижимым имуществом подопечного без предварительного согласия органов опеки и попечительства являются расторжение договора, возврат имущества и возмещение убытков.

2. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, если сделка не только неправомерна, но и посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, она является ничтожной (общее правило), если из закона не следует, что такая сделка оспорима. Второе исключение сформулировано так: в отношении данной сделки в соответствии с законом должны применяться иные последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Буквальное толкование этой нормы позволяет считать подобного рода сделки действительными.

Понятие «публичные интересы» охватывает интересы РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, интересы неопределенного круга лиц. Нарушение прав и охраняемых законом интересов третьих лиц в широком смысле — это любое ограничение предусмотренного законом субъективного права или юридической возможности, которая могла бы быть реализована третьим лицом на основании нормы закона. В узком смысле нарушение прав и интересов третьих лиц предполагает совершение сделки, нарушающей конкретную норму права, а также интересы лица, которые непосредственно затронуты сделкой.

3. Применимое законодательство:

— ФЗ от 24.04.2008 N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

4. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9;

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2014 по делу N А56-44559/2013;

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.01.2014 N 15АП-19012/2013 по делу N А53-31245/2012;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2014 по делу N А05-9580/2013.

Публичный интерес в гражданских делах Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 36 (174). Право. Вып. 22. С. 57-60.

А. Ю. Томилов

публичный интерес в гражданских делах

Рассматривается институт гражданского процессуального права — публичный интерес; анализируется механизм учета данной категории при рассмотрении гражданских дел.

Ключевые слова: публичный интерес, гражданский процесс, частное право, публичное право.

Вопрос о соотношении частного и публичного в праве давно и оправданно вызывает интерес как ученых, так и общества в целом. Это вопрос о соотношении интересов индивида и общества, приоритетности частного и публичного интересов.

В определенные периоды развития общества происходит переоценка соотношения этих понятий, и общественные отношения, которые ранее регулировались «частным» правом и к устоям общества не относились, переходят в сферу «публичного» права и уже имеют отношение к устоям общества1. Соотношение частного и публичного в праве — это вопрос о свободе и ответственности индивида в частно-правовых отношениях с учетом внешних воздействий публичной власти, уполномоченной обеспечивать стабильность и упорядоченность гражданско-правовых отношений в обществе. Г. А. Гаджиев отметил, что «публично-правовое регулирование призвано нивелировать крайности частноправового регулирования, подразумевая под ними лежащий в основе частного права эгоистический интерес»2. В этой связи правомерен вопрос о соотношении публичных и частных начал в современном гражданском судопроизводстве. Актуальность этой проблемы обусловлена и тем, что в ГПК РФ с момента принятия Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 4 декабря 2007 г. № ЗЗО-ФЗ введено понятие «публичный интерес». Указанное изменение коснулось ст. 387 ГПК РФ, в соответствии с которой основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора стали существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Легализация понятия «публичный интерес» в гражданском процессе имеет достаточно длительную историю. Ученые неоднократно выска-

зывали мнение о том, что применяемая в законодательстве правовая конструкция — «государственные и общественные интересы» — является неточной. Так, Т. И. Отческая считает, что употребление понятия «публичные интересы» является более оправданным3, поскольку у государства нет собственного интереса, он характеризуется принадлежностью к каким-либо социальным субъектам (личность, группа лиц, общество). В деятельности государства и его органов находят свое выражение те или иные интересы, которые становятся «государственными», лишь отражаясь в ней. И правильнее было бы рассматривать государственные интересы как преломленные в функционировании государства интересы отдельных социальных субъектов. Точно так же интерес юридического лица на самом деле является интересом группы лиц (акционеров в акционерном обществе), а не непосредственно этого юридического лица4.

Понятие «публичные интересы» введено в Гражданский процессуальный кодекс РФ, и суды обязаны руководствоваться указанной нормой. Но как выявить и учесть публичный интерес по конкретному гражданскому делу? Правовая конструкция ст. 387 ГПК РФ определяет публичные интересы как охраняемые законом, соответственно публичным будет считаться интерес, нашедший свое отражение в действующем законодательстве. В то же время суд должен установить, имелись ли в принятом судебном решении существенные нарушения норм материального или процессуального права. Каким образом суд может выполнить предписание закона в рамках действующих процессуальных норм? Для ответа на этот вопрос требуется уточнить некоторые правовые категории, используемые в праве.

Под «защитой» в праве традиционно понимается совокупность процессуальных действий, направленных на обеспечение прав и законных интересов, которые осуществляются через соответствующие институты власти, а охрана, как правовая категория, представляет собой «совокупность элементов, находящихся в отношениях

и связях между собой и образующих определенную целостность, единство»5. В нашем случае такой совокупностью выступает система норм, обеспечивающих соблюдение прав и интересов отдельных лиц.

Используя указанные нами правовые понятия, можно определить, что формула: «защита охраняемых законом публичных интересов», содержащаяся в ст. 387 ГПК РФ, — раскрывается как совершение судом процессуальных действий, направленных на восстановление нарушенных прав, свобод и законных интересов лиц, упомянутых в нормах права, а также подразумеваемых в соответствии с общим смыслом законодательства. Суд надзорной инстанции рассматривает дело и осуществляет его оценку, но возникает закономерный вопрос: кто раскроет перед судом наличие или отсутствие публичного интереса в данном деле? В существующей правовой конструкции судебного разбирательства в суде надзорной инстанции это могут сделать только участвующие в деле стороны или сам суд. Но правомерным ли будет заявление о наличии публичного интереса в деле заинтересованных в нем лиц или самого суда?

А. Гарапон в своих работах обращает внимание на опасность излишнего сосредоточения полномочий в руках суда. В частности, он указывает на то, что наличие у суда возможности самостоятельно определять, что является для общества более ценным и значимым, может привести к негативным последствиям, когда «при наличии нескольких возможных решений выбор судьи определяется желанием ускорить социальные изменения или, наоборот, затормозить их»6. На наш взгляд, суд не должен самостоятельно выделять наличие публичного интереса в рассматриваемом деле. Это должно быть прерогативой специального органа, которым традиционно выступает прокуратура. Так, при подготовке изменений к Судебным уставам Российской империи в 1911 г. по вопросу отмены заключения прокурора по гражданским делам было отмечено, что необходимость привлечения прокурора в гражданский процесс «обуславливается сущностью состязательного процесса, на основании коего судьи не должны действовать по непосредственному своему усмотрению, но обнаруживать свою деятельность только по требованию сторон и притом в пределах этих требований»7. Это весьма ценное указание не потеряло свой актуальности за прошедшие сто лет.

Зададимся вопросом: возможно ли в современном гражданском процессе придать процедуре участия прокурора в суде надзорной инстанции новое звучание, отвечающее требованиям общества? Для ответа на этот вопрос следует проанализировать правовые конструкции процессуального права и место в нем прокурора. В соответствии со ст. 386 ГПК РФ участие прокурора при рассмотрении гражданских дел в суде надзорной инстанции ограничено рамками дел, определенными в ст. 45 ГПК РФ. На это ориентирует и существующая судебная практика. Так, в утвержденных 24 марта 2004 г. Президиумом Верховного Суда РФ ответах коллегии по гражданским делам указано, что исходя из положений ч. 1 и 3 ст. 376 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления могут быть обжалованы в порядке надзора лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями, а должностными лицами органов прокуратуры (ч. 4 ст. 377 ГПК РФ) принесено представление, если в рассмотрении дела участвовал прокурор.

Вместе с тем суд надзорной инстанции рассматривает гражданские дела, в которых обязательное участие прокурора не предусмотрено, но по ним возможно принятие решения, которое может исходить из необходимости защиты именно публичных интересов. При пересмотре дела в соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению и самостоятельно может решать вопрос о наличии или отсутствии публичного интереса исходя из мнений лиц, участвующих в деле. В этом имеется определенная опасность, на которую указывал А. Гарапон, она заключается в том, что «злоупотребление удаленностью от верховной власти, исключение всякого посредничества со стороны политических институтов — эти два признака характеризуют определенную симметрию отклонений от правосудия»8. В такой ситуации возникает опасность того, что суд, став самодостаточным институтом, потеряет связь с обществом и может выступить как дезинтегрирующий фактор в общественных отношениях. Общество должно выработать механизм, исключающий злоупотребления правом со стороны кого-либо, необходим сбалансированный учет интересов как общества, так и индивида, который исключает возможность деформации внутри системы. Это касается и вопроса оценки

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

частных и публичных интересов при рассмотрении гражданских дел в суде.

Вопрос о соотношении частного и публичного в российском обществе всегда был актуален, что связано с особенностями формирования и функционирования нашего государства, его общественных основ и правовых институтов. С. С. Алексеев, анализируя особенности развития юридической системы России, обратил внимание на сохранение в ней канонов византийского права с его соотношением публичного и частного права при доминировании первого, но при этом отмечал, что центр тяжести того, что «характеризует специфику права, своеобразие его сугубо юридического содержания (а отсюда — и его особенностей в тех или иных странах, оснований подразделения национальных юридических систем по семьям), находится в области частного права»9.

В современном обществе существует проблема защищенности лиц от неправомерных действий индивида и организаций, это связано также с тем, что правоприменительная практика иногда резко отличается от тех идей, которые закладывались в законы при их принятии. На наш взгляд, в российском гражданском процессуальном праве сформировался процессуальный институт, который призван способствовать учету как частных, так и публичных начал при отправлении правосудия — институт защиты чужих прав и интересов. Одним из проявлений этого института является защита чужих прав и интересов с участием в судебном разбирательстве прокурора. Д. Я. Малешин относит участие прокурора в гражданском процессе к самобытной черте российского гражданского судопроизводства, но при этом отмечает, что «значительные полномочия прокурора в советском гражданском процессе были предметом дискуссии и критики»10.

По вопросу участия прокурора в отправлении гражданского правосудия имеются различные точки зрения, которые базируются на правовых положениях о различии частного и публичного, что влияет на принципы организации правосудия и особенно ярко проявляется в различии уголовного и гражданского процессов по данному вопросу. Весьма интересную мысль в связи с этим высказал В. В. Скитович11, который обратил внимание на допустимость и возможность участия народного представительства при отправлении правосудия как элементах публично-

сти в судопроизводстве. Участие представителей народа в судебном разбирательстве предоставляет возможность обществу высказывать свое мнение о праве. На сегодняшний день народные заседатели из гражданского процесса исключены, но заинтересованность общества в оказании влияния на суд посредством доведения до него мнения общества сохраняется, и одной из форм реализации данной общественной потребности является участие в гражданском судопроизводстве прокурора.

Следует отметить, что процессуалисты, анализируя категорию «защита чужого права и интереса в суде», в первую очередь обращают внимание на наличие «интереса» лица как основание для защиты права12, а определяя понятие «интерес», раскрывают законодательные положения, регламентирующие процедуру участия тех или иных лиц в суде по защите чужого интереса. В связи с этим в юридической литературе выделяют различные точки зрения на этот вопрос. Так, интерес выделяют как объективное состояние, не зависящее от субъекта, или интерес как некое объективное отношение лица к процессу и как его субъективную направленность, мотив, заставляющие лицо обращаться в суд в целях защиты своих прав, а также интересов других лиц13.

Современные тенденции развития законодательства направлены на признание и укрепление частно-правовых начал в российской правовой системе, что объективно ведет к необходимости ориентации правоприменительной практики на обеспечение интересов субъектов правоотношений, в том числе и путем учета не только прав, но и законных интересов лиц, обратившихся в суд за их защитой.

Большинство современных авторов, рассматривающих категорию «интерес» в ее проекции на гражданские процессуальные отношения, говорят о защите частно-правовых интересов участников судебного процесса. На наш взгляд, публичный интерес по сути своей является корреспондирующим проявлением социальных, патронатных функций государства по отношению к субъективным правам лиц в гражданско-правовой сфере. Государство через свои органы, а также через иных лиц, которые могут выступать в защиту, в том числе и отдельных персонифицированных интересов, осуществляет выполнение принятых на себя социальных функции по защите прав лиц, закрепленных в за-

коне. Интересы общества оформляются в виде норм права, но вместе с тем не всякий интерес может быть оформлен таким образом. В этой связи правомерно воспользоваться замечанием Е. Г. Комиссаровой относительно общих начал и принципов права, которые, по ее мнению, даже оформленные в виде законодательных актов не приобретают самостоятельного регулятивного значения, поскольку сами нуждаются в дополнительной интерпретации со стороны правоприменителя14.

Выявление публичного интереса в спорных гражданских правоотношениях, рассматриваемых в суде, представляет собой ответственную и сложную деятельность, которая может быть возложена обществом на орган, обладающий соответствующими возможностями. И среди таких органов, безусловно, выделяется прокуратура. Если будет реализована возможность обязательного участия прокурора при рассмотрении дела в суде надзорной инстанции по всем категориям дел, это даст дополнительные гарантии по учету интересов всех лиц, участвующих в деле, а также позволит выявить наличие публичного интереса по конкретному гражданскому делу, что вместе с указаниями этих лиц на допущенные нарушения норм материального или процессуального права будет способствовать эффективному восстановлению нарушенных прав, свобод и законных интересов лиц.

В настоящее время вопрос об участии прокурора в гражданском судопроизводстве является дискуссионным. Мы считаем, что для его решения необходимо учитывать существующую российскую правовую традицию, зарубежную практику, а также различные мнения, имеющиеся в обществе по данному вопросу. На наш взгляд, следует вернуться к осуществлению прокурором надзорной функции по гражданским де-

лам, изменив организационно-функциональный подход, который должен включать в себя реализацию указанной функции путем возможности участия прокурора при рассмотрении дела в судах надзорной инстанции исходя из необходимости учета публичных интересов.

Примечания

1 См.: Хабриева, Т. Я. Теория современной конституции / Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин. М., 2005. С. 185.

2 Гаджиев, Г. А. Конституционные принципы рыночной экономики (развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации). М., 2002. С. 51.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 См.: Отческая, Т. И. Защита интересов государства в арбитражном суде // Право и экономика. 2003. № 2.

4 См., напр.: Кряжков, А. В. Роль прокурора в защите публичных интересов в арбитражном суде : дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 31. Михайлов, С. В. Интерес как общенаучная категория и ее отражение в науке гражданского права // Государство и право. 1999. № 7; Якушев, В. С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 69.

5 Философский словарь. М., 1980. С. 329.

6 Гарапон, А. Хранитель обещаний: суд и демократия // Право и политика. 2003. № 6. С. 146.

7 Громов, И. А. Участие прокурорского надзора в гражданском процессе. СПб., 1915. С. 11.

8 Гарапон, А. Указ. соч. С. 147.

9Алексеев, С. С. Избранное. М., 2003. С. 104.

10Малешин, Д. Я. Российский тип гражданского судопроизводства // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 2007. № 5. С. 9.

11 См.: Скитович, В. В. Концепция судебного права: опыт критического переосмысления // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / под ред. Л. Ф. Лесницкой, М. А. Рожковой, М., 2008. С. 12.

12 См.: Нефедьев, Е. А. Избранные труды. Краснодар, 2005. С. 75.

13 См.: Бахарева, О. А. Участие органов местного самоуправления в гражданском судопроизводстве : учеб. пособие. Саратов, 2004. С. 17.

14 См.: Комиссарова, Е. Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002 . С. 12.

>Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Понятие «публичный интерес»

30.06.2017

В законодательстве Российской Федерации отсутствует легальное понятие «публичный интерес». Вместе с тем в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части Гражданского кодекса Российской Федерации» по поводу содержания публичного интереса касательно сделок указано, что применительно к статьям 166 и 168 ГК РФ под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды.

Верховный суд Российской Федерации разъяснил, что под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процессе в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого их них при разрешении дела.

Кроме того, к нарушению публичного интереса Пленум ВС РФ от 23.06.2015 № 25 также отнес и совершение сделки вопреки явно выраженному запрету, установленному законом (п.76).

Положением п.9 ч.1 ст.31 ФЗ от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» установлено требование к участникам закупки об отсутствии между участником закупки и государственным или муниципальным заказчиком либо бюджетным учреждением, осуществляющим закупки, конфликта интересов.

Результаты анализа практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с конфликтом интересов между участником закупки и заказчиком, обобщены в Обзоре судебной практики Президиума Верховного Суда РФ от 28.09.2016. В частности Верховный суд указал, что государственный (муниципальный) контракт, заключенный победителем торгов и заказчиком при наличии между ними конфликта интересов, является ничтожным в силу п.2 ст.168 ГК РФ.

В соответствии с вышеизложенным «публичный интерес» — это часть системы действующего права, нормы которого направлены на защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц, публично-правовых, муниципальных образований, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, связаны с полномочиями и организационно-властной деятельностью государства, с выполнением общественных целей и задач.

Задачей участия прокурора в арбитражном процессе является защита прав и охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц (граждан), общества и государства, что в совокупности и составляет «публичный интерес». Таким образом, участие прокурора в арбитражном процессе осуществляется в защиту исключительно публичных интересов.

Формами участия прокуроров в арбитражном процессе являются обращение прокурора в арбитражный суд с иском (заявлением) и вступление в дело в предусмотренных законом случаях в целях обеспечения законности.

В условиях состоявшегося объединения высших судебных инстанций реализация возложенных на прокуратуру задач по защите публичных интересов усложняется отсутствием единых подходов судебной практики.

Правовая основа участия прокуроров в арбитражном процессе содержится в ГК РФ, АПК РФ; Федеральном законе «О прокуратуре Рос­сийской Федерации», приказе Генерального прокурора Российской от 25.05.2012 №223 «Об обеспечении участия прокуроров в арбитражном процессе», информационных письмах Генеральной прокуратуры Российской Федерации, также в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.03.2012 № 15 «О некоторых вопросах участия прокуроров в арбитражном процессе».

Защита прокурором в арбитражном процессе публичных интересов может осуществляться только в тех процессуальных формах, которые предусмотрены АПК РФ. В п. 3 ст.35 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202 — 1 «О прокуратуре Российской Федерации» указаны субъекты (общество и государство), в защиту которых прокурор вправе обратиться в арбитражный суд.

С учетом требований п.4 ст.27 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202 — 1 «О прокуратуре Российской Федерации» основанием для обращения прокурора в арбитражный суд в защиту публичных интересов является наличие у него достаточных данных, свидетельствующих о нарушениях закона, которые имеют особое общественное значение. Именно выявленные нарушения закона в ходе осуществления прокурорского надзора составляют предмет и основания иска в защиту публичных интересов.

Обращение прокурора с исковым заявлением в арбитражный суд реализуется как средство прокурорского реагирования при следующих основаниях:

-устранить иным внесудебным способом нарушение закона не представля­ется возможным;

-юридические лица и индивидуальные предприниматели, причинившие ущерб государственным и общественным интере­сами, отказываются от полного и добровольного его возмещения;

-пресечение правонарушения и предотвращение большого экономического ущерба государственным и общественным инте­ресам требуют принятия арбитражным судом по заявлению про­курора мер по обеспечению иска;

-если иные меры реагирование прокурора не привели к своевременному надлежащему устра­нению нарушений законов;

-обращение прокурора будет наиболее эффективным с точки зрения оперативности.

Процессуальные основания обращения прокурора в арбитражный суд отражены в ч.1 ст.52 — категории исков и заявлений в арбитражный суд, ч.2 ст.192 — заявление в суд по интеллектуальным правам о признании нормативного правового акта недействительным, ч.2 ст.198 АПК РФ — заявление прокурора о признании незаконными решений, действия, бездействия, а также ненормативных правовых актов органов и должностных лиц наделенных публичными полномочиями, ст.207 АПК РФ заявление об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Возврат к списку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *