Сделка неуполномоченным лицом

Содержание

Риски без юриста. Договор подписан неуполномоченным лицом

12.09.2018 Судебный юрист, Кашина Р. С.

Подпись в договоре — это важно!

Подписание договора лицом, не имеющим на это соответствующих полномочий в необходимом объеме, может привести к различным негативным последствиям от возникновения правовой неопределенности судьбы сделки, до признания ее недействительной. Поэтому, прежде чем подписать договор с контрагентом, убедитесь в том, что другая сторона имеет необходимые полномочия на совершение конкретной сделки.

Услуги Адвокатского бюро URVISTA

Уже в ходе переговорных процессов необходимо учитывать и проверять следующие моменты:

  1. является ли лицо, с которым обсуждается заключение сделки представителем контрагента в настоящий момент (в этих целях следует проверить срок действия доверенности представителя или запросить информацию из ЕГРЮЛ, если Вы ведете переговоры с гендиректором);
  2. входит ли в полномочия представителя совершение сделок от имени компании, в том числе сделок соответствующего формата;
  3. не относится ли обсуждаемая сделка к разряду сделок, в силу закона или делового оборота требующих корпоративного одобрения.

Позиция законодателя по проблеме полномочий определена предельно четко: при отсутствии необходимых полномочий, равно как и при их превышении, договор признается заключенным между лицами, которыми он был подписан. Это значит, что сделка будет признана не между компанией А и компанией В, а между компанией А и лицом, которое подписало соответствующий договор, якобы представляя интересы компании В, со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Поэтому в целях минимизации рисков, любое сомнение относительно полномочий представителя контрагента должно быть развеяно до заключения договора.

Что делать, если договор уже подписан?

Если договор уже был подписан и выяснилось, что представитель контрагента не обладал на это соответствующими полномочиями, необходимо оперативно связаться с контрагентом и выяснить его позицию по данной сделке. Не исключено, что сделка может быть одобрена полномочным представителем контрагента и негативных правовых последствий по ней не наступит.

Законодатель также предоставляет право отказаться от данной сделки и потребовать от неуполномоченного лица, с которым ранее был подписан договор, возмещения убытков. Однако для этого необходимо соблюдение следующих условий в их совокупности:

  1. на момент подписания договора не было и не могло быть известно, что контрагента представляет лицо, не обладающее достаточным объемом полномочий (необходимо подтвердить добросовестность намерений при заключении сделки);
  2. сделка не была одобрена контрагентом (контрагент был настроен против заключения данной сделки или еще не успел ее одобрить)
  3. уведомление об отказе должно быть своевременно направлено в адрес контрагента или его представителя (уведомление пишется в свободной форме, однако следует указать в нем причину отказа).

Не проверил полномочия — сам виноват

Как показывает судебная практика, суды считают предварительную проверку контрагента, в том числе проверку полномочий его представителя или гендиректора проявлением должной осмотрительности. Если компания не проводит проверку контрагентов, по мнению судов, это чисто ее проблемы и правовые риски. Поэтому в случаях, когда проверка контрагента не проводилась, компания не вправе даже отказаться от совершения сделки и считается связанной договорными правоотношениями с неуполномоченным представителем.

Почему трудно признать договор незаключенным?

Для того, чтобы признать договор, подписанный неуполномоченным лицом необходимо доказать:

  1. что представитель контрагента реально не обладает соответствующими полномочиями или вышел за их пределы;
  2. что сделка впоследствии не получила одобрения контрагента.

При рассмотрении подобных дел, суды часто признают представителя контрагента полномочным, аргументируя это тем, что полномочия при совершении конкретной сделки автоматически следовали исходя из обстановки. В этом случае, вопрос о последующем одобрении или неодобрении сделки даже не не выносится на обсуждение.

Как простое упущение может вылиться в серьезные проблемы?

Торговая компания заключила договор об оптовой поставке своей продукции с гендиректором продуктового магазина. При этом предварительная проверка контрагента не проводилась. Когда товар был доставлен, выяснилось, что гендиректор, с которым торговая компания заключила договор уволен полгода назад, что подтверждается внесением соответстветствующих изменений в ЕГРЮЛ, а продуктовый магазин отрицает данный заказ и отказывается принимать товар. При обращении в суд, отсутствие предварительной проверки контрагента было признано не должной осмотрительностью и вменено в вину торговой компании. В результате торговая компания понесла значительные убытки.

Подписание договора неуполномоченным лицом

Нет, просто отписаться нельзя. Заказчику нужно обращаться в суд для признания сделки недействительной.

Общее правило для таких ситуаций следующее: организация-контрагент постфактум может одобрить такую сделку, и тогда все проблемы исчезают (п. 2 ст. 183 ГК РФ, определение ВАС РФ от 15.10.2012 г. № ВАС-12931/12). При разрешении споров, связанных с применением п. 2 ст. 183 ГК РФ, следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования и т.д.).

Остались вопросы по доказательствам в суде? Ответ найдется в Системе Юрист

При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым – юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.

Действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей, или основывались на доверенности, или полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 г. № 57).

А вот если не одобрит, то считается, что такая сделка заключена не с ней, а с тем лицом, которое непосредственно подписало договор («неуправомоченное лицо»).

С 1 сентября такое основание для отказа появилось и напрямую прописано в законе. А именно в п.п. 1 и 3 ст. 183 ГК РФ. Они устанавливают следующие правила.

Во-первых, как только организация или предприниматель узнали о том, что сделка со стороны контрагента подписана неуправомоченным лицом, они сразу могут отказаться исполнять сделку (даже не дожидаясь, одобрит ее компания-контрагент или нет).

Во-вторых, в такой ситуации все же можно обратиться к организации-контрагенту с запросом об одобрении сделки и подождать ответа. Если контрагент ответит отказом или вовсе не ответит в разумный срок (очевидно, более четкие критерии того, какой срок считать разумным, выработает уже судебная практика), можно выбрать один из двух вариантов:

  • потребовать от неуправомоченного лица совершить сделку
  • или же отказаться от исполнения и потребовать возместить убытки.

Правда, есть дополнительное ограничение. Сторона может отказаться от исполнения (как сразу, так и после отказа в одобрении сделки), только если не знала и не должна была знать об отсутствии или о превышении полномочий.

В Решение суда будет зависеть от таких факторов, как:

1) история коммерческих отношений между данными контрагентами;

2) характер сделки;

3) должность лица, подписавшего договор.

Например, сторона может сослаться на то, что не знала об отсутствии полномочий у представителя контрагента, если с его стороны договор подписал кто-то из руководства или хотя бы менеджеров среднего звена (заместитель генерального директора, коммерческий директор, руководитель отдела), причем этот сотрудник и раньше подписывал аналогичные договоры, которые контрагент исполнял.

А вот если представителем организации выступил рядовой сотрудник, которому обычно не доверяют заключать такие сделки, будет считаться, что в этом случае контрагент должен был знать об отсутствии у него полномочий на подписание договора. А значит, отказаться от исполнения сделки не удастся.

Кроме того, запросить одобрение сделки или заявить о своем отказе от нее желательно сразу после того, как стало известно о нарушении. Чем дольше сторона промедлит с отказом, тем больше риск: суд может решить, что уже эта сторона в свою очередь поступила недобросовестно (сначала фактически согласилась на замену контрагента, а потом передумала), и признает незаконным отказ от сделки.

Договор возмездного оказания услуг, подписанный неуполномоченным лицом и скрепленный подлинной печатью общества, является оспоримой сделкой. Оттиск печати будет свидетельствовать о наличии у данного лица в момент совершения спорных юридических действий полномочий при наличии совокупности следующих обстоятельств: данное лицо является работником организации и его полномочия возникли исходя из обстановки.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация: Как добиться признания договора незаключенным

«Договор подписан неуполномоченным лицом

От имени организации договор подписывает ее должностное лицо. Может оказаться, что при подписании договора это лицо вышло за рамки своих полномочий. Или же что договор от имени организации подписало лицо, которое вообще не имеет к ней никакого отношения.

Если на основании такого договора к организации предъявляют требования в суде, то задача юриста довольно проста. Требуется только доказать отсутствие полномочий у лица, подписавшего договор. Если истец не сможет доказать, что впоследствии организация одобрила сделку, которую от его имени заключило неуполномоченное лицо, то суд должен отказать в иске (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – информационное письмо № 57),постановление ФАС Московского округа от 22 сентября 2010 г. № КГ-А40/10675-10 по делу № А40-103723/09-125-594).

Если же сама организация хочет оспорить такой договор, подписанный от ее имени неуполномоченным лицом, то возникает вопрос, какое требование предъявить: о признании договора недействительным или незаключенным.

Есть примеры решений, когда суды удовлетворяли исковые требования о признании такого договора незаключенным (постановления ФАС Уральского округа от 4 мая 2011 г. № Ф03-1221/2011 по делу № А73-48н(92/2005), ФАС Московского округа от 21 июня 2011 г. № КГ-А40/4735-11-П по делу № А40-56820/09-134-338).

Тем не менее практика показывает, что в суде лучше заявить требования, связанные с недействительностью договора, а не с его незаключенностью.

Дело в том, что ВАС РФ разъяснил: в случаях превышения полномочий органом юридического лица суд должен руководствоваться положениями статей 168 и 174 Гражданского кодекса РФ (п. 2 информационного письма № 57). Иногда на эту позицию суды ссылаются не только в случае превышения полномочий, но и в случаях, когда договор подписан неустановленным лицом или подпись фальсифицирована.

Пример из практики: суды отказали в удовлетворении иска о признании договора незаключенным, так как этот способ защиты не применяется в случае подписания договора неуполномоченным лицом

Индивидуальный предприниматель обратилась в суд с иском о признании незаключенным договора на пользование электрической энергией. Доводы истца сводились к тому, что подпись была фальсифицирована.

Суды отказали в иске: «Подписание договора от имени одной из его сторон неуполномоченным лицом может свидетельствовать о недействительности сделки, а не о незаключенности договора.*

Данная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 24.07.2007 г. № 3259/07 и учитывается судом, исходя из принципа единообразия правоприменительной практики, сформулированного в статье 304 АПК РФ» (постановление ФАС Поволжского округа от 13 апреля 2010 г. по делу № А55-457/2008).

Предприниматель подала надзорную жалобу, но коллегия судей ВАС РФ отказала в передаче дела в Президиум ВАС РФ: «Ссылка заявителя на справку экспертно-криминалистического центра главного управления внутренних дел Самарской области от 10.01.2008, согласно которой подпись от имени Исаевой А.В. в договоре от 04.08.2005 № 2082 выполнена Пронягиной Н.Л., не принимается.

В случае подписания договора от имени одной из его сторон неуполномоченным лицом применению подлежит статья 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая влечет за собой иные последствия, чем признание договора незаключенным*».

Уже в надзорной жалобе предприниматель сослалась еще и на то, что сделка, подписанная неуполномоченным лицом, не соответствует закону и является ничтожной. Но суд этот довод не принял, так как его можно было заявить только путем изменения предмета иска, а этого сделано не было (определение ВАС РФ от 24 августа 2010 г. № ВАС-16350/08).

Пример из практики: суд отказался признать незаключенным договор купли-продажи недвижимости, подписанный неуполномоченным лицом. По мнению суда, такая сделка является оспоримой, поэтому суд по своей инициативе не может признать ее недействительной

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, которым договор был признан незаключенным. Суд кассационной инстанции указал: «…подписание спорного договора купли-продажи недвижимого имущества неуполномоченным лицом влечет его недействительность.

У суда отсутствовали правовые основания для признания спорного договора незаключенным.

Таким образом, решение суда о признании спорного договора купли-продажи незаключенным нельзя считать основанным на правильном применении норм материального права. В связи с чем решение суда подлежит отмене.

Данная сделка является оспоримой, поэтому по инициативе суда такая сделка не может быть признана недействительной без предъявления соответствующего иска, согласно разъяснениям Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок».

Из материалов дела видно, что ОАО «М.» с требованием о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества не обращалось.

При таких обстоятельствах в удовлетворении иска ОАО «М.» о признании договора купли-продажи недвижимого имущества незаключенным следовало отказать.

ОАО «М.» не лишено возможности, избрав иной способ защиты нарушенного права, обратиться в арбитражный суд» (постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 марта 2008 г. № Ф04-1403/2008(1495-А46-9) по делу № А46-1644/2007).

Таким образом, судебная практика неоднородна. Требование признать договор незаключенным может привести к тому, что организация только зря потеряет время, после чего ей заново придется обращаться с другим иском.*

Наконец, возникает вопрос о том, как защитить свои интересы другой стороне такого договора. Иначе говоря, что нужно сделать, если выясняется, что со стороны контрагента договор подписало лицо, которое не имело на это полномочий. Подробнее об этом см. Отказ от сделки, заключенной неуправомоченным лицом.

Может ли налоговая инспекция обратиться в суд с иском о признании договора незаключенным на том основании, что он подписан неуполномоченным лицом

Нет, не может.

Закон устанавливает закрытый перечень исков, которые могут предъявлять налоговые органы.

Так, налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски:

  • о взыскании недоимки, пеней и штрафов за налоговые правонарушения в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ;
  • о возмещении ущерба, причиненного государству и (или) муниципальному образованию вследствие неправомерных действий банка по списанию денежных средств со счета налогоплательщика после получения решения налогового органа о приостановлении операций, в результате которых стало невозможным взыскание налоговым органом недоимки, задолженности по пеням, штрафам с налогоплательщика в порядке, предусмотренном Налоговым кодексом РФ;
  • о досрочном расторжении договора об инвестиционном налоговом кредите;
  • в иных случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ.

Такие правила содержатся в подпункте 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ.

Кроме того, налоговые органы вправе предъявлять в суд и арбитражный суд иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам (абз. 3 п. 11 ст. 7 Закона от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации»).

Следовательно, у налоговых органов отсутствует право предъявлять в арбитражный суд требования о признании договоров незаключенными, что является самостоятельным основанием удовлетворения иска.

Пример из практики: суд отказал в иске о признании договора незаключенным, так как у налоговой инспекции нет права подавать такой иск. Кроме того, подписание договора от имени директора поставщика неустановленным лицом может свидетельствовать о недействительности сделки, но не о незаключенности договора

Между сторонами подписан договор поставки, в соответствии с которым поставщик обязуется передавать в собственность, а покупатель принимать и оплачивать партии товара. Материалами дела подтверждается, что договор поставки фактически исполнен сторонами.*

Считая, что договор поставки является незаключенным, налоговый орган обратился в суд с иском.

В обоснование исковых требований налоговый орган указывает на то, что в ходе выездной налоговой проверки покупатель в обоснование расходов представил договор поставки, подписанный от имени поставщика директором Р.

В процессе контрольных мероприятий Р. была допрошена в качестве свидетеля. Она сообщила, что не является ни учредителем, ни директором данного общества; паспорт у нее был украден. Таким образом, договор был подписан неуполномоченным лицом.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что право на обращение с иском о признании незаключенным договора поставки у налогового органа отсутствует, при этом заявленные требования являются необоснованными по существу. Подписание договора поставки от имени директора поставщика неустановленным лицом, притом что участниками сделки достигнуто соглашение по всем ее существенным условиям, может свидетельствовать о недействительности сделки, но не о незаключенности договора (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 ноября 2010 г. по делу № А02-472/2010).

Пример из практики: суд отказался признать договор незаключенным, поскольку он подписан тем лицом, которое было указано в качестве директора поставщика в ЕГРЮЛ. Кроме того, стороны исполнили сделку и не ставили под сомнение факт ее заключения*

Между ответчиками заключен договор поставки от 14 марта 2008 года, подписанный от имени ОАО «Л.» заместителем генерального директора по производству и материальным ресурсам Т., от имени ООО «Т.» – генеральным директором В.

В ходе выездной налоговой проверки ОАО «Л.» инспекция получила ответ из Комитета по делам записи актов гражданского состояния Санкт-Петербурга, из которого усматривается, что в отношении В. в отделе ЗАГС Адмиралтейского района Комитета по делам ЗАГС правительства Санкт-Петербурга имеется запись о ее смерти 4 января 2007 года.

Налоговая инспекция сочла, что договор не мог быть подписан В. по причине смерти, следовательно, договор считается незаключенным, так как отсутствовала воля одной из сторон (поставщика).

Суд отказал в удовлетворении исковых требований. При этом суд привел следующие доводы.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения (п. 2 ст. 183 ГК РФ). Сделка исполнялась обеими сторонами, представленные в дело документы подтверждают реальное исполнение сторонами принятых на себя обязательств по поставке, получению и оплате товара в соответствии с условиями оспариваемого договора, стороны сделки не ставили под сомнение ни факт ее заключения, ни ее предмет.*

Согласно выписке из ЕГРЮЛ по состоянию на 30 июля 2010 года генеральным директором ООО «Т.» продолжает числиться В., в связи с чем на момент подписания договора поставки у ОАО «Л.» не могло возникнуть сомнений в добросовестности организации-поставщика. А проверка того, жив ли руководитель контрагента, выходит за пределы должной осмотрительности покупателя (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2011 г. по делу № А56-41220/2010).»

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно

Совершение сделки неуполномоченным лицом: последствия, риски. Анализ судебной практики

Дата публикации: 20.01.2012

Как известно, гражданин приобретает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности путем совершения действий (сделок) непосредственно либо через представителя, юридическое же лицо — через свои органы либо представителя. При этом необходимо помнить, что, доверяя представителю заключить договор, права и обязанности возникают у представляемого, если полномочия представителя, конечно же, основаны на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления (ст. 182 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная практика по признанию сделок недействительными в связи с превышением полномочий органов юридического лица либо при отсутствии полномочий у представителя является устоявшейся и однозначной. До сих пор действуют положения Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 «О некоторых вопросах практики применения ст. 174 ГК РФ», разъясняющие последствия превышения органами юридического лица полномочий при совершении сделок. А в 2000 г. Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации было издано информационное письмо N 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ», применяющееся в случаях совершения сделок неуполномоченными лицами.
Однако и в настоящее время большую часть разбирательств в судах составляют дела, связанные с признанием сделок недействительными по ст. ст. 168, 174, 183 ГК РФ.
В настоящей статье на примерах «свежей» судебной практики хотел бы разобрать некоторые основные ситуации, которые приводят к недействительности совершаемых участниками гражданского оборота действий по приобретению, изменению и прекращению прав и обязанностей, а также их последствия и возникающие риски.

1. Сделка совершена неуполномоченным лицом

Как уже было выяснено, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы либо представителя. Возникает вопрос: какие риски появляются у юридического лица, если представитель, не являясь надлежащим образом уполномоченным лицом, подписал договор или другие документы организации?
Пример из судебной практики.
В Арбитражный суд г. Москвы обратилось с иском ООО «Сложные инструменты» к ОАО «Производственно-ремонтное предприятие» о взыскании долга.
Исследовав материалы дела, суд не нашел оснований для удовлетворения заявленных исковых требований по следующим мотивам (решение от 26.04.2011 по делу N А40-22605/2011).
Ответчик указал, что представленный истцом договор на проведение проектных работ не заключен. В преамбуле договора указано, что договор заключается генеральным директором ответчика, при этом договор, приложения к нему и представленный истцом акт выполненных работ подписаны не директором, что возможно визуально установить при сличении подписи на договоре и подписи на нотариально удостоверенной карточке подписей и оттиска печатей, представленной в банк.
При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (ст. 183 ГК РФ).
Согласно п. 1 информационного письма ВАС РФ от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ» при рассмотрении арбитражными судами исков к представляемому, основанных на сделке, заключенной неуполномоченным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседании факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку.
При этом независимо от формы одобрение должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.
Поскольку в силу ст. 53 ГК РФ и ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» единственным уполномоченным лицом действовать от имени акционерного общества, совершать сделки от имени общества является генеральный директор, то в силу ст. 183 ГК РФ и позиции, изложенной в информационном письме ВАС РФ от 23.10.2000 N 57, в случае, если генеральный директор указывает, что не заключал договор, не подписывал его и не одобряет совершенную сделку, данный договор в силу ст. 432 ГК РФ не является заключенным и не влечет права и обязанности для его сторон.
Из материалов дела следовало, что доказательств одобрения генеральным директором ответчика указанной сделки нет.
Необходимо отметить, что в силу указанного выше информационного письма ВАС РФ под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке, признание представляемым претензии контрагента, конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке), заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой, просьба об отсрочке или рассрочке исполнения, акцепт инкассового поручения.
Таким образом, если договор подписан лицом, полномочия которого не позволяют ему совершить данные действия, договор будет признан незаключенным, если представляемый — юридическое лицо, от имени которого подписан договор, прямо не одобрит данную сделку.

2. Совершение сделки таким неуполномоченным лицом,
как заместитель директора

Очень часто в штате организаций имеется такая должность, как заместитель директора (первый, второй и т.д.). Как правило, в силу должностных инструкций, эти лица имеют достаточно широкие полномочия, в т.ч. на представление организации перед третьими лицами. При отсутствии доверенности с соответствующими полномочиями такое лицо считается неуполномоченным и применяются положения, описанные в первой ситуации.
Однако очень редко, но случается, что в соответствии с учредительными документами должность заместителя директора рассматривается как орган исполнительной власти организации, имеющий право без доверенности действовать от имени юридического лица на основании устава. Правомерно ли это?
Пример из судебной практики.
Закрытое акционерное общество «Моспромстрой» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к закрытому акционерному обществу «МФК ДжамильКо» о признании недействительным (ничтожным) договора аренды.
В обоснование своей позиции заявитель ссылался на то, что на момент подписания договора первый заместитель генерального директора общества в силу п. 2 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» был не вправе действовать от имени общества без доверенности. При этом положения устава общества, наделяющие первого заместителя генерального директора полномочиями действовать от имени общества без доверенности, по мнению истца, противоречат п. 1 ст. 53, ст. 103 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 3 ст. 11, п. 2 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», наделяющих таким правом только органы акционерного общества.
В этой связи, как полагал заявитель, спорный договор аренды со стороны ЗАО «Моспромстрой» был подписан неуполномоченным лицом, в связи с чем в соответствии со ст. 168 ГК РФ указанный договор является недействительной (ничтожной) сделкой ввиду ее несоответствия требованиям ст. 53 ГК РФ, ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах».
Судом было установлено, что положение устава ЗАО «Моспромстрой» об отнесении заместителя генерального директора общества к исполнительному органу общества противоречит ст. ст. 53, 103 ГК РФ, ст. ст. 11, 69 ФЗ «Об акционерных обществах» и является ничтожным. Поскольку в соответствии с указанными нормами к исполнительным органам акционерного общества может быть отнесен либо единоличный исполнительный орган (директор), либо коллегиальный орган, а договор подписан со стороны ЗАО «Моспромстрой» первым заместителем генерального директора, действовавшим на основании устава, указанное лицо, подписывая спорный договор аренды, выступало в качестве органа ЗАО «Моспромстрой», что противоречит положениям вышеуказанных статей.
Таким образом, суд пришел к выводу, что первый заместитель генерального директора не имел надлежащих полномочий действовать от имени ЗАО «Моспромстрой», так как не являлся его исполнительным органом и не имел доверенности.
Поскольку в данном случае спорный договор подписывался со стороны ЗАО «Моспромстрой» первым заместителем генерального директора на основании устава, что противоречит требованиям закона, то, соответственно, договор со стороны истца подписан лицом при отсутствии полномочий.
Исследовав материалы дела, суд сделал вывод об исполнении сторонами договора и одобрении действий первого заместителя генерального директора по его заключению со стороны ЗАО «Моспромстрой».
На основании вышеизложенного решением арбитражного суда исковые требования остались без удовлетворения. Суд кассационной инстанции поддержал такое решение (Постановление ФАС Московского округа от 11.11.2010 по делу N А40-172646/09-137-1250).
Таким образом, при отсутствии прямого одобрения сделки в виде заключенного договора действия заместителя руководителя могли быть признаны незаконными в силу отсутствия у него полномочий на совершение таких действий. А должность заместителя директора не может быть признана исполнительным органом организации (это характерно для всех организационно-правовых форм), даже если из учредительных документов следует иное.

3. Последствия совершения сделок неуполномоченным лицом
в налоговых правоотношениях

Риски, возникающие из-за безграмотности либо беспечности первых лиц организации, когда они не выдают доверенности с соответствующими полномочиями своим подчиненным, но позволяют подписывать документы, особенно велики при общении с налоговыми органами.
Пример из судебной практики.
8-й Апелляционный арбитражный суд оставил в силе решение Арбитражного суда Омской области о частичном отказе в удовлетворении исковых заявлений ФГУ «Обь-Иртышское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства» к ИФНС по одному из районов города Омска о признании недействительным решения инспекции о доначислении налогов (Постановление от 03.03.2008 по делу N А46-4726/2007).
Рассмотрев и исследовав материалы дела, суд пришел к выводу, что документы, подтверждающие расходы, произведенные ФГУ в результате сделок с контрагентами, требованиям норм Федерального закона «О бухгалтерском учете» не соответствуют, поскольку подписаны неустановленными лицами. Документы, которыми оформляются хозяйственные операции с денежными средствами, подписываются руководителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами.
В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Поскольку первичные учетные документы ФГУ с контрагентами были подписаны неуполномоченным лицом, то и не могут быть признаны в качестве доказательств, документально подтверждающих расходы налогоплательщика, а также не могут служить основанием для применения вычета по налогу на добавленную стоимость.
Таким образом, сделка, совершенная неуполномоченным лицом или с превышением таких полномочий, в одних случаях не влечет для представляемого юридического лица возникновение каких-либо обязательств, если он прямо не одобрит данную сделку, в других же случаях может серьезно повлиять на имущественные интересы организации.

4. Наличие печати организации —
необязательный атрибут сделки

В настоящей статье хотел бы затронуть вопрос и о необходимости печати организации при совершении сделки уполномоченным лицом. Должен ли присутствовать оттиск печати на договорах, заключаемых, например, от имени общества с ограниченной ответственностью?
Согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество должно иметь круглую печать, содержащую его полное фирменное наименование на русском языке и указание на место нахождения общества. При этом общество вправе иметь штампы и бланки со своим фирменным наименованием, собственную эмблему, а также зарегистрированный в установленном порядке товарный знак и другие средства индивидуализации.
В соответствии со ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Так, например, согласно п. 5 ст. 185 ГК РФ доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением печати этой организации.
В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Они принимаются к учету, если составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа, дату составления документа, наименование организации, от имени которой составлен документ, содержание хозяйственной операции, измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении, наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи указанных лиц.
Документы, которыми оформляются хозяйственные операции с денежными средствами, подписываются руководителем организации и главным бухгалтером или уполномоченными ими на то лицами.
Таким образом, наличие печати обязательно только в случае наличия печати в предусмотренных формах первичной документации. Остальные документы могут печать и не иметь.
Норма ст. 160 ГК РФ о письменной форме сделки сформулирована предельно четко, поэтому нет оснований рассматривать проставление печатей на договорах в качестве обязательного требования. В случае совершения надлежаще уполномоченным лицом сделки без проставления на документе печати, данная сделка не будет считаться недействительной (Постановление 9-го Арбитражного апелляционного суда от 28.02.2011 по делу N А40-40684/10-156-345).
А вот подпись лица или подписи лиц, уполномоченных на заключение сделки, являются одним из; реквизитов письменной сделки. По общему правилу на документе должна стоять собственноручная подпись участника сделки или его представителя. Вместе с тем п. 2 ст. 160 ГК РФ указывает на то, что в случаях и порядке, которые предусмотрены законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, допустимо использование факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи.

5. Сделка совершена органом юридического лица
с превышением полномочий

Каковы последствия признания сделки недействительной в связи с превышением органом юридического лица своих полномочий?
Пример из судебной практики.
Рязанское областное отделение общественной организации Всероссийского общества автомобилистов (далее — РОООО ВОА), г. Рязань, обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю С. о признании недействительной сделки по отчуждению сооружения — автостоянки, оформленной договором купли-продажи, и применении последствий недействительности сделки.
Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично, в применении последствий недействительной сделки отказано.
Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции оставил решение без изменения в силу следующих обстоятельств (Постановление ФАС Центрального округа от 02.02.2009 по делу N А54-1495/2008).
В своих требования истец указал, что договор заключен от имени РОООО ВОА неуполномоченным лицом в нарушение норм ФЗ «Об общественных объединениях» и устава общества.
В силу ст. 8 Федерального закона «Об общественных объединениях» постоянно действующим руководящим органом общественной организации является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию. В случае государственной регистрации общественной организации ее постоянно действующий руководящий орган осуществляет права юридического лица от имени общественной организации и исполняет ее обязанности в соответствии с уставом.
Согласно уставу РОООО ВОА выборным коллегиальным органом, который является постоянно действующим руководящим органом регионального отделения (организации), является совет регионального отделения (организации) общества. Также в уставе указано, что председатель регионального отделения (организации) осуществляет руководство всей деятельностью регионального отделения (организации) в пределах полномочий, предоставленных ему действующим законодательством и уставом. В частности, распоряжается имуществом и средствами регионального отделения (организации) в пределах, установленных советом регионального отделения (организации).
Судебными инстанциями установлено, что такие пределы установлены не были, следовательно, с учетом норм ст. 53 ГК РФ и ст. 8 ФЗ «Об общественных объединениях» именно в компетенции совета регионального отделения находилось принятие решения о распоряжении имуществом регионального отделения.
Как усматривалось из материалов дела, договор купли-продажи со стороны РОООО ВОА был подписан председателем общественной организации.
В этой связи судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что председатель, подписывая спорный договор купли-продажи, действовал с превышением своих полномочий, установленных вышеназванными нормами материального права.
Согласно п. 2 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ» в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. ст. 168, 174 ГК РФ с учетом положений Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 «О некоторых вопросах практики применения ст. 174 ГК РФ».
Согласно ст. 174 ГК РФ, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица — его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.
В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 N 9 разъяснено, что в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных учредительными документами, подлежит применению ст. 174 ГК РФ. В случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, судам надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.
При таких обстоятельствах суды правомерно указали на то, что договор, подписанный председателем отделения, в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожным как противоречащий закону — ст. 53 ГК РФ, ст. 8 ФЗ «Об общественных объединениях».
Таким образом, при превышении полномочий органом организации, установленных учредительными документами, сделка может быть признана недействительной, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях. Если же полномочия ограничены законом, сделка признается недействительной в силу несоответствия требованиям закона или иных правовых актов.

6. Совершение сделки от имени публично-правового
образования его органом с превышением компетенции

В первом примере уже указывалось, что сделка не признается недействительной, если последовало одобрение со стороны представляемого Однако в некоторых случаях со стороны юридического лица одобрить сделку должен не исполнительной орган организации, а другое юридическое лицо или государственный (муниципальный) орган власти.
Пример из судебной практики.
Департамент культуры Краснодарского края обратился в Арбитражный суд Краснодарского края с требованием о признании сделки в виде заключенного договора субаренды на недвижимое имущество недействительной. Арбитражным судом требования удовлетворены по следующим основаниям (решение АС Краснодарского края от 28.06.2010 по делу N А32-42665/2009).
Между Департаментом культуры Краснодарского края и автономной некоммерческой организацией «Фонд социальной поддержки населения» был заключен договор аренды объекта культурного наследия (охранно-арендный договор) — части нежилых помещений.
Между автономной некоммерческой организацией «Фонд социальной поддержки населения» и гражданином Б. был заключен договор субаренды помещения.
Данное имущество отнесено к объектам культурного наследия регионального значения как «Клуб общественного собрания, 1871 г.» и состоит на государственной охране на основании Закона Краснодарского края от 17.08.2000 N 313-КЗ «О пообъектном составе недвижимых памятников истории и культуры местного значения, расположенных на территории Краснодарского края».
В соответствии с п. 2 ст. 615 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем), если иное не установлено ГК РФ, другим законом или иными правовыми актами.
Договором аренды предусмотрена обязанность арендатора (автономной некоммерческой организации «Фонд социальной поддержки населения») не сдавать в субаренду арендуемый памятник без письменного согласия арендодателя.
При заключении спорного договора субаренды такое согласие получено в виде согласования договора субаренды с руководителем истца (на договоре проставлена отметка «согласовано»).
Вместе с тем в рассматриваемом случае руководитель истца не вправе давать согласие на сдачу государственного имущества в субаренду, поскольку арендуемое имущество является собственностью Краснодарского края, и только собственник вправе дать согласие на передачу имущества в субаренду. Следовательно, руководитель истца, давая согласие на субаренду, действовал с превышением своих полномочий. В материалы дела согласие собственника имущества на передачу его в субаренду либо передача таких полномочий истцу не представлены.
Согласно п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации», поскольку к публично-правовым образованиям (п. 1 ст. 124 ГК) применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством (п. 2 ст. 124 ГК РФ), в случае заключения сделки от имени публично-правового образования его органом с превышением компетенции, такая сделка признается ничтожной (ст. 168 ГК РФ). Статья 183 ГК РФ к данным правоотношениям не применяется.
Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
При указанных выше обстоятельствах договор субаренды является недействительной (ничтожной) сделкой ввиду ее несоответствия требованиям закона.

Заключение

Подведя итог анализу судебной практики, можно сделать вывод, что требование участника гражданских правоотношений о подтверждении полномочий представителя своего контрагента при заключении договора или иных соглашений является вполне разумным и необходимым. Стороны должны быть уверены, что лицо, действующее по доверенности либо в силу закона или учредительных документов, действительно обладает заявленными правами и может нести определенные обязанности. В противном случае велик риск признания сделки недействительной и применения последствий недействительности, т.е. возврата всего полученного либо возмещения стоимости (ст. 167 ГК РФ).

А.А. Жиров

Р Е Ш Е Н И Е

г.Москва

04 июля 2013г.
Дело NoА41-6653/13
Арбитражный суд Московской области
рассмотрев в судебном заседании дело по иску (заявлению)
Общества с дополнительной ответственностью фирма «А»
к
ГУП «М»
3-е лицо: Министерство строительного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Московской области
о взыскании 8 777 606руб. 60коп.,
при участии в заседании представителей
от истца — Ф,Н,И.
от ответчика – адвокат Королева С.О.

Рассмотрев материалы дела, суд установил:

Общество с дополнительной ответственностью фирма «А» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ГУП «М» о взыскании задолженности по договору строительного подряда No 20-03 от 01.08.2003г., договору строительного подряда No 22-03 от 22.09.2003г., договору генерального подряда No 03\08 от 19.08.2008г. в размере 17 382 936 руб. 45 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1 946 402 руб. 60 коп.

В отдельное производство выделены исковые требования о взыскании задолженности по договору строительного подряда No 22-03 от 22.09.2003г., договору генерального подряда No 03/08 от 19.08.2008г.

В порядке статьи 51 АПК РФ в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство строительного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Московской области.

Представителем истца в порядке статьи 49 АПК РФ заявлено ходатайство об уточнении исковых требований предъявив: взыскать задолженность по договору строительного подряда No 20-03 от 01.08.2003г. в размере 7831681 руб. 18 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 945 925руб.42коп. Ходатайство судом рассмотрено и удовлетворено.

Представитель истца в судебном заседании настаивал на удовлетворении исковых требований в полном объеме по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика заявленные требования отклонил согласно доводам, изложенным в отзыве, указав, что имело место подписание договора неуполномоченным лицом, так дополнительное соглашение No 1 от 14.04.2008г., калькуляция No 5 подписаны от имени ГУП «М» неуполномоченным лицом. При этом доказательств последующего одобрения подписания документов со стороны ответчика, истцом не представлено. Выполненные работы оплачены ответчиком в полном объеме, дополнительные расходы по оплате работ по содержанию и охране объекта сторонами не согласовывались и оплате не подлежат.

Рассмотрев материалы дела, полно и всесторонне исследовав представленные доказательства, изучив их в совокупности, заслушав доводы представителей сторон и третьего лица, присутствовавших в судебном заседании, арбитражный суд установил следующее:

Между ГУП «М» (заказчик) и ОДО «А» (генеральный подрядчик) 01.08.2003 был заключен договор генерального подряда No20-03, в соответствии с условиями которого заказчик сдает, а генподрядчик принимает на себя строительный подряд по проведению комплекса строительно-монтажных работ по строительству первой очереди четвертого пускового комплекса Восточной системы водоснабжения Московской области.

В соответствии с п. 2.3 договора генподрядчик обязуется выполнить на свой риск собственными и привлеченными силами и средствами работы по строительству объектов в соответствии с условиями договора, заданием заказчика и проектной документацией, включая возможные работы, определенно в них не упомянутые, но необходимые для полного сооружения объектов и нормальной их эксплуатации.

Стоимость сооружаемых Генподрядчиком по договору объектов определяется протоколом договорной цены (приложение No1) и составляет 190464 тыс. руб., в том числе НДС-20 %. Данная цена является открытой и до окончания строительства объектов, определенных в статьей 1, корректируется, в соответствие Индексам пересчета стоимости СМР для Московской области (пункт 2.1 договора.).

Согласно п. 2.2 договора все изменения первоначальной договорной цены и сроков строительства или одного из этих параметров оформляются дополнительным соглашением сторон в письменной форме.

Превышения генподрядчиком проектных объемом и стоимости работ, не подтвержденные дополнительным соглашением сторон к настоящему договору, оплачивается генподрядчиком за свой счет при условии, что они не вызваны невыполнением заказчиком своих обязательств (пункт 2.3 договора).

В обоснование исковых требований истец указывает, что 14.04.2008 между сторонами было заключено дополнительное соглашение No 1 к договору, в соответствии с которым в п.8 договора дополнен п. 8.3, согласно которому в случае прекращения финансирования объекта более чем одного календарного месяца, охрана и содержание объекта оплачивается заказчиком дополнительно сверх стоимости определенной ст. 2 договора по представленным генеральным подрядчиком калькуляции затрат, актов выполненных работ и счетам.

Поскольку, начиная с 2009 года финансирование строительного объекта происходило одноразово в конце года небольшими суммами и впоследствии было прекращено полностью, строительство практически не велось, ответчик консервацию объекта строительства не выполнил, истец был вынужден продолжать содержание и охрану объекта на основании договора строительного подряда и дополнительного соглашения.

Истцом для подписания ответчиком были переданы акты выполненных работ по фактическим затратам по содержанию строящегося объекта за период с 01.12.2009г. по 30.11.2012г., а именно: акт выполненных работ (форма No КС-2) No 2 от 30.11.2010г. (письмо No 100143 от 24.11.2010г.), акт выполненных работ (форма No КС-2) No 3 от31.03.2011г. (письмо No 25 от 01.04.2011г.), акт выполненных работ (форма No КС-2) No 6 от 30.11.2011г. (письмо No 47 от 01.12.2011г.), акт выполненных работ (форма No КС-2) No 1 от 30.06.2012г. (письмо No 134 от 06.07.2012г.), акт выполненных работ (форма No КС-2) No 2 от 30.11.2012г. (письмо No 167 от 12.12.2012г.). Указанные письма были переданы работнику ответчика Р.К.Ю., что подтверждается его подписью на сопроводительных письмах.

Мотивированный отказ от подписания актов ответчиком представлен не был. Оплата в размере 7831681 руб. 18 коп. ответчиком не произведена. В связи с чем, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Исследовав материалы дела, арбитражный суд считает исковые требования не обоснованными и не подлежащими удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 740 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

Пунктом 1 статьи 746 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что оплата выполненных подрядчиком работ производится заказчиком в размере, предусмотренном сметой, в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором строительного подряда.

Согласно пункту 1 статьи 753 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик, получивший сообщение подрядчика о готовности к сдаче результата выполненных по договору строительного подряда работ либо, если это предусмотрено договором, выполненного этапа работ, обязан немедленно приступить к его приемке.

Возражая против удовлетворения исковых требований, ответчик ссылается на то, что дополнительное соглашение No 1 от 14.04.2008 к договору строительного подряда No 20-03 от 01.08.2003г. со стороны ответчика было подписано неуполномоченным лицом – бывшим главным инженером ответчика Р.К.Ю., акты выполненных работ ответчиком получены не были.

Как установлено судом путем сличения подписи на дополнительном соглашении No 1 от 14.04.2008 к договору, калькуляции No5 от 01.11.2009, акте сверки взаимных расчетов по состоянию на 01.07.2012г., сопроводительных письмам о направлении актов выполненных работ, с подписями в приказе ответчика о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) Р. К.Ю. от 17.09.2012г., должных инструкциях на Р.К.Ю., дополнительное соглашение No 1 от 14.04.2008г. к договору, калькуляция No 5 к нему подписаны от имени ответчика главным инженером ответчика Р.К.Ю. Указанное обстоятельство также не отрицалось представителями сторон в судебном заседании.

Согласно п.6.2. Должностной инструкции заместителя начальника по производству Р. К.Ю., утвержденной директором ГУП «М» Ивановым В.Н. в августе 2000 г., заместителю начальника по производству, для обеспечения его деятельности, предоставляется право подписи организационно-распорядительных документов по вопросам, входящим в его функциональные обязанности, право подписи гражданско-правовых договоров предоставляется при наличии доверенности специально выданной руководителем предприятия.

Пункт 6.2. Должностной инструкции на главного инженера ГУП «М» Р. К.Ю., утвержденной директором ГУП «М» Красовским С.Н. 19.08.2009, дублирует положение п.6.2. Должностной инструкции заместителя начальника по производству Р.К.Ю., утвержденной директором ГУП «М» Ивановым В.Н.
Доказательств того, что Р.К.Ю. выдавалась доверенность на подписание указанного дополнительного соглашения No 1 от 14.04.2008, а также калькуляции No 5, сторонами в материалы дела не представлено. Также в функциональные обязанности Р. К.Ю. согласно представленным инструкциям не входит получение корреспонденции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее–ГК РФ) юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские права через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

На основании пункта 1 статьи 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).

В соответствии с пунктом 1 статьи 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000г. No 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с применением пункта 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения.

При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.

Как следует из материалов дела калькуляция No 5, акт сверки взаимных расчетов от 01.07.2012 подписаны от имени ГУП «М» главным инженером ответчика Р.К.Ю. Также сопроводительные письма, приложениями которых являлись акты выполненных работ, со стороны ответчика получены Р.К.Ю., что подтверждается его подписями на сопроводительных письмах. В материалы дела истцом не представлено ни доказательств частичной оплаты со стороны ответчика за работы, указанные в дополнительном соглашении No 1 от 14.04.2008, ни какого-либо прямого или косвенного согласия уполномоченного органа ответчика на исполнение указанного дополнительного соглашения и калькуляции No5, получения ответчиком актов выполненных работ.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу об отсутствии последующего одобрения ГУП «М» дополнительного соглашения No 1 от 14.04.2008г., калькуляции No 5.

Доводы истца о прекращении финансирования строительства объектов ответчиком, в связи с чем истец был вынужден осуществлять содержание и охрану строящихся объектов, судом отклоняются.

Финансирование объекта в 2010 году было предусмотрено Дополнительным соглашением No 1 к Государственному контракту No 138-7.3 от 19.03.2003г. Полученные от генерального заказчика на специально открытый лицевой счет получателя средств федерального бюджета денежные средства были освоены заказчиком–застройщиком в полном объеме, генподрядчику за выполненные строительные работы перечислено в 2008 г.–п/п No 1 от 25.12.2008г.–2991120 руб., 2009г.–п/ п No 6 от 30.12.2009г.–1335714 руб., п/п No 7 от 30.12.2009г. 5653786 руб.; в 2011г.–заявка на кассовый расход No 3 от 20.12.2011г.–24554500 руб. Дополнительное финансирование на иные нужды, не связанные с выполнением строительных работ, предусмотрено не было и не выделялось.

С учетом изложенного оснований для удовлетворения исковых требований по взысканию стоимости работ по содержанию и охране объектов по договору No20-03 от 01.08.2003 в размере 7831681 руб. 18 коп. судом не установлено.

Поскольку не подлежат удовлетворению исковые требования о взыскании суммы основного долга в размере 7831681 руб. 18 коп., не подлежит также удовлетворению требование истца о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 945925 руб. 42 коп.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Принимая во внимание, что при подаче иска истцу была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, отказ в удовлетворении исковых требований, государственная пошлина в размере 66888 руб. 03 коп. подлежит взысканию с ОДО «А» в доход федерального бюджета.

Руководствуясь ст.ст.167, 168, 169, 170 АПК РФ, арбитражный суд

РЕШИЛ:

1.В удовлетворении исковых требований отказать.
2.Взыскать с Общества с дополнительной ответственностью «А» в доход федерального бюджета расходы по госпошлине в сумме 66888 руб. 03 коп.
Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Десятый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме).

Законодательство о полномочиях при подписании договора

Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ представители совершают сделки в интересах представляемых на основании имеющихся у них полномочий. При этом последствия в виде порождения, изменения или прекращения прав и обязанностей представляемого наступают только в тех в случаях, когда представитель действовал в рамках полномочий, которыми был наделен.

Понятие «неуполномоченное лицо» вводит п. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому таковым признается лицо, которое либо вообще не наделялось соответствующими полномочиями, либо наделялось, но вышло за их пределы. Однако само понятие полномочия и его пределов в законе отсутствует. В сфере же гражданского права полномочие определяют как право выступать в отношениях с третьими лицами (в том числе совершать сделки) от чужого имени.

В России была высказана идея о необходимости различать также существенное и несущественное превышение полномочий, в зависимости от последствий для мнимого представляемого. Превышение будет существенным только тогда, когда действия представителя были совершены не в интересах представляемого. В таком случае возможно будет применить ст. 183 ГК РФ.

Это похоже на нормы международного права, согласно которым представитель вправе совершать любые действия, если они направлены на достижение целей, вытекающих из полномочий. В российской судебной практике о подписании договора неуполномоченным лицом такой подход тоже встречается (подробности — ниже).

Определение пределов действительных полномочий

Действительными являются полномочия, которые основаны на одном из следующих документов:

  • доверенности;
  • законе;
  • акте госоргана или органа местного самоуправления.

Чаще всего суды имеют дело с действительными полномочиями, основанными на доверенности. При этом:

  1. Если в доверенности используются общие формулировки, суды могут отойти от буквального толкования ее текста. Так, 2-й ААС указал (постановление от 30.11.2017 по делу № А29-1221/2017), что «полномочия в доверенности были практически не ограничены, охватывали трудовые, имущественные, публичные отношения и были предоставлены на срок 20 лет с правом передоверия». Указанные обстоятельства, по мнению суда, свидетельствовали о полном контроле за деятельностью организации со стороны представителя, давали ему право совершать любые сделки, в том числе получать арендную плату. То есть суд обратил внимание и на общий объем и широту полномочий, и на их срок, и даже на возможность передоверия.
  2. Если же полномочия сформулированы конкретно, суд с большой вероятностью будет толковать текст такой доверенности буквально. Например, в одном из случаев суд признал, что представитель не имел права заключать договоры аренды движимого имущества, так как в доверенности перечислялись лишь договоры аренды помещений, поставки товаров, оказания услуг. В итоге, так как доказательств одобрения сделки не было, она была признана незаключенной (постановление 15-го ААС от 18.07.2017 по делу № А01-1878/2016).

Когда суды признают, что полномочия явствовали из обстановки?

Приведем несколько примеров:

  1. Постановление АС МО от 04.04.2017 по делу № А40-60568/2016. Ответчик утверждал, что доказательств поставки товара нет, так как нет документов, подтверждающих полномочия лиц, подписавших товарные накладные. По мнению суда, полномочия этих лиц явствовали из обстановки, поскольку:
  • товар каждый раз доставлялся на склад ответчика и вручался работникам склада;
  • на накладных была проставлена печать ответчика, а лица, не занимающие ответственных должностей, доступа к печати не имеют;
  • о фальсификации накладных в порядке ст. 161 АПК РФ не заявлялось.
  1. Постановление 4-го ААС от 01.11.2017 по делу № А10-997/2017. Наличие полномочий по обстановке было установлено исходя лишь из одного факта доступа работника организации к помещению.
  2. Постановление 6-го ААС от 01.07.2016 по делу № А73-1743/2016. В этом случае суд взыскал с ответчика-покупателя лишь часть долга по договору поставки, так как посчитал, что получение им товара по конкретной товарной накладной не доказано истцом-поставщиком. Суд учел, что:
  • накладная была подписана неуполномоченным лицом (текст доверенности был истолкован буквально, накладные не фигурировали в перечне подписываемых документов);
  • на накладной отсутствовала печать;
  • истец не доказал одобрения ответчиком сделки по поставке товара по этой накладной;
  • не было доказано, что товар выгружен на склад ответчика, поэтому наличие полномочий подписанта по обстановке признать также нельзя.

Договор подписан неуполномоченным лицом — последствия для представителя

Теоретически лицо, заключившее сделку без полномочия, само становится ее стороной и приобретает соответствующие права и обязанности вместо мнимого представляемого. На практике же это возможно не всегда по объективным причинам, например:

  • ввиду необходимости особого правового статуса;
  • значения личности стороны по договору;
  • отсутствия лицензии.

Кроме того, нельзя возложить на гражданина, представляющего интересы коммерческой организации, обязанности по сделкам, связанным с энерго- или газоснабжением, перевозкой, поставкой и т. п. Если же речь идет о договоре авторского заказа, то потребности заказчика, рассчитывавшего на другого исполнителя, не будут удовлетворены. Подобные сделки должны признаваться ничтожными или оспоримыми, в зависимости от обстоятельств.

В судебной практике встречается ограничительное толкование нормы о последствиях для неуполномоченного лица: они наступают, если на это согласна другая сторона сделки. Ведь эти последствия установлены именно с целью защиты интересов этой стороны (постановление 14-го ААС от 03.07.2012 по делу № А-44-6445/2011).

Однако рассмотренные последствия не наступают при заключении дополнительного соглашения к уже действующему договору. Остальные же нормы ст. 183 ГК к такому соглашению применимы (п. 124 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25, далее — ПП № 25). Если заключение не будет одобрено, возможно признание его недействительным по признаку ничтожности (п. 6 информационного письма ВАС РФ от 20.10.2000 № 57, далее — ИП № 57).

Последствия для представляемого при одобрении сделки

Рассматриваемые сделки не порождают прав и обязанностей для представляемого. ВС РФ обратил внимание, что все иски к представляемому из таких сделок подлежат отклонению, за исключением случаев, когда будет доказано их последующее одобрение (абз. 1 п. 123 ПП № 25).

Не знаете свои права? Подпишитесь на рассылку Народный СоветникЪ.
Бесплатно, минута на прочтение, 1 раз в неделю.

О последнем представляемый может заявить прямо, но есть и признаваемые практикой действия, свидетельствующие об одобрении (абз. 2 п. 123 ПП № 25):

  1. Акцепт инкассо.
  2. Признание претензии.
  3. Просьба об отсрочке/рассрочке исполнения.
  4. Совершение/одобрение другой сделки, обеспечивающей первую или направленной на ее изменение или исполнение.
  5. Исполнение условий сделки, принятие исполнения (полное или частичное), подписание акта сверки, выплаты за нарушение обязательств.

Таким образом, одобрение может быть подтверждено письменно, устно, а также конклюдентными действиями. Причем неважно, кому оно адресовано — представителю или контрагенту.

Однако одобрение должно исходить от лица, которое уполномочено на заключение данного вида сделок или действия по их одобрению (абз. 3 п. 123 ПП № 25). Например, одобрить сделку работника организации может ее руководитель, но вправе это сделать и другие работники организации, если соответствующие действия входили в их служебные обязанности, были основаны на доверенности либо явствовали из обстановки (абз. 4 п. 123 ПП № 25).

Одобрение сделки означает ее «исцеление». Права и обязанности между представляемым и контрагентом возникают с момента, когда она была совершена (имеют обратную силу).

Судебная практика по последующему одобрению сделок

Чаще всего ссылаются на ст. 183 ГК РФ недобросовестные участники гражданского оборота, чтобы избежать последствий ненадлежащего исполнения обязательств. Однако сам по себе факт подписания договора или документов, подтверждающих факты поставки, выполнения работ или оказания услуг, неуполномоченным лицом, не поможет этого избежать — об этом свидетельствует многочисленная практика.

Например, решение АС Свердловской области от 06.03.2018 по делу № А60-56352/2017, когда истец обратился в суд с требованием о взыскании с ответчика задолженности по договору поставки. Ответчик ссылался на отсутствие договорных отношений, среди доводов указал подписание товарных накладных не уполномоченным со своей стороны лицом. Суд данный довод отклонил, так как имели место явные действия по одобрению подписания накладных:

  • отражение их в книге покупок ответчика, переданных в налоговый орган для получения вычета;
  • подписание сторонами акта сверки взаиморасчетов.

Имеются также случаи, когда суды применяли ст. 183 ГК РФ в части одобрения действий неуполномоченного лица не к сделкам. В частности, суд отклонил довод ответчика о том, что претензии подписаны неуполномоченным лицом, так как руководитель истца подтвердил, что претензии были направлены с его ведома и данные действия он одобрил. Это означало, что претензионный порядок урегулирования спора соблюден (постановление ФАС ВВО от 26.1.2008 по делу № А29-2641/2008).

Последствия подписания договора неуполномоченным лицом для контрагента

Контрагент, с которым неуполномоченное лицо заключило сделку, может в одностороннем порядке отказаться от нее (абз. 2 п. 1 ст. 183 ГК РФ). Для этого необходимо соблюдение одновременно трех условий:

  1. Представляемый еще не одобрил сделку.
  2. На момент совершения сделки контрагент не знал или не должен был знать об отсутствии полномочий у псевдопредставителя или их превышении (т. е. был добросовестным).
  3. Об отказе от сделки заявлено представителю или представляемому (формы заявления закон не устанавливает).

Лицо, не проявившее должной осмотрительности при проверке полномочий или сознательно допустившее заключение сделки с неуполномоченным лицом, не выполняет п. 2 и потому не вправе отказаться от сделки. Например, если договор заключен с организацией в лице ее руководителя в то время, когда в ЕГРЮЛ указано совсем другое лицо. Считается, что контрагент в подобных случаях мог проверить полномочия, но не сделал этого, поэтому он оказывается связанным сделкой (правда, не с представляемым, а с представителем).

Примечательно, что суды признают заключенными договоры, подписанные руководителем организации, решение о назначении которого было впоследствии отменено (постановление ФАС ДВО от 02.11.2012 по делу № А51-22001/2011). То же самое можно сказать и о случае подписания договора по доверенности, выданной руководителю, решение о назначении которого оспорили и отменили (постановление АС ВВО от 09.11.2017 по делу № А33-28434/2016).

Контрагенты, отказавшиеся от сделки на основании абз. 2 п. 1 ст. 183 ГК РФ, могут потребовать от псевдопредставителя возмещения убытков (п. 3 ст. 183 ГК РФ).

Примеры признания сделок незаключенными на основании ст. 183 ГК РФ

Пример 1

Работник организации был временно отстранен от работы за необоснованное расходование денежных средств. Доверенности, ранее ему выданные, были отменены, о чем ему было вручено уведомление под подпись. Впоследствии работник уволился и уже после увольнения заключил от имени организации соглашение об уступке права требования. Действий, одобряющих сделку, организацией не производилось. Суд установил, что бывший работник и контрагент по сделке действовали недобросовестно, и признал соглашение недействительным по признаку ничтожности (постановление 7-го ААС от 15.09.2015 по делу № А45-14146/2014).

Пример 2

Бывший руководитель организации заключил договор займа от ее имени. Контрагент обратился в суд с требованием о возврате задолженности и выплате сумм в счет договорной ответственности за несвоевременный возврат займа. Однако договор был признан судом незаключенным, так как на дату его подписания в ЕГРЮЛ в качестве руководителя числилось совсем другое лицо, а доказательств одобрения сделки не представлено. Как следствие, суд взыскал лишь основной долг и проценты за пользование деньгами, а договорная ответственность применена не была (постановление 6-го ААС от 17.06.2016 по делу № А04-11316/2015).

В каких случаях ст. 183 ГК РФ не применяется?

Положения ст. 183 ГК РФ не применяются, когда контрагент добросовестно полагался на сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ на дату совершения сделки, но оказалось, что представитель не был полномочен заключать сделку. Это возможно, если организация не внесла своевременно изменения в сведения о руководителе (абз. 2 п. 122 ПП № 25) и прежний руководитель этим воспользовался. В таком случае сделка признается заключенной между представляемым юридическим лицом и добросовестным контрагентом. Если представляемому удастся доказать, что сведения в ЕГРЮЛ были изменены помимо его воли, ст. 183 будет возможно применить.

Положения п. 1 ст. 183 ГК РФ не применяются при превышении полномочий органом юридического лица — в данном случае подлежит применению ст. 174 ГК РФ (п. 2 ИП № 57, абз. 1 п. 122 ПП № 25). Причем имеется в виду лишь невозможность наступления указанных последствий для сделок, совершенных органом юридического лица. Так как последний не является представителем организации в смысле ст. 182 ГК РФ, он не может стать стороной совершенной сделки.

Последующее же одобрение подобных сделок, как свидетельствует практика, вполне возможно. Суды признают сделки действительными, ссылаясь на п. 2 ст. 183 ГК РФ (постановление ФАС ВВО от 26.09.2012 по делу № А82-11665/2011).

К сделкам же публично-правовых образований (РФ, ее субъекты и муниципальные образования) ст. 183 ГК РФ не применяется в целом. Если соответствующие органы, заключив сделку, вышли за пределы своей компетенции, сделка будет ничтожной.

***

Итак, для признания сделки заключенной без полномочия необходимо доказать два условия: реальное отсутствие полномочий (в том числе исходя из обстановки) или их превышение и отсутствие одобрения сделки. При этом признать такую сделку недействительной нельзя, так как она является незаключенной на основании п. 1 ст. 183 ГК РФ (речь идет об отношениях между мнимым представляемым и контрагентом). Возникшая сделка между представителем и контрагентом (как последствие отсутствия полномочий) может быть признана недействительной, если ее исполнение невозможно по объективным причинам. Контрагент при определенных условиях может от такой сделки отказаться, потребовав с представителя возместить убытки.

Решение от 14 марта 2016 г. по делу № А41-3396/2016

Арбитражный суд Московской области
107053, ГСП 6, г. Москва, проспект Академика Сахарова, д.18
http://asmo.arbitr.ru/
Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

14 марта 2016 года Дело №А41-3396/16
Резолютивная часть объявлена 17 февраля 2016 года
Полный текст решения изготовлен 14 марта 2016 года
Арбитражный суд Московской области в составе:
председательствующий судья Н.В.Плотникова,при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Нимгировой Е.В., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО «Строй Монтаж» к ООО «Евробилд»
При участии в судебном заседании- согласно протоколу от 17 февраля 2016 года,
УСТАНОВИЛ:

ООО «Строй Монтаж» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Евробилд» о признании недействительным (ничтожным) третейское соглашение (п. 8.3. договора на аренду техники от 18.07.2014 № 28В-14).
Суд, принимая во внимание отсутствие возражений сторон, руководствуясь ст. 137 АПК РФ, завершил предварительное судебное заседание и перешел на стадию судебного разбирательства.
В судебном заседании истец настаивал на иске.
Ответчик против иска возражал.
Выслушав участников процесса, исследовав и оценив представленные доказательства, арбитражный суд приходит к следующему.
Из материалов дела следует, что 18.07.2014 между ООО «Евробилд» («Арендодатель») и ООО «Строй Монтаж» («Арендатор») был заключен договор на аренду техники № 28В-14 (далее — «Договор аренды»), в соответствии с условиями которого Арендодатель обязуется предоставить Арендатору подъемники во временное пользование. Наименование, модель, количество, сроки аренды техники согласовываются сторонами на основании заявки Арендатора и оформляются в Спецификациях.
В пункте 8.3. указанного договора стороны предусмотрели, что споры и разногласия, независимо от оснований их возникновения, которые возникли или могут возникнуть между сторонами по настоящему Договору, в т.ч. связанные с его заключением, исполнением, изменением, расторжением или признанием недействительным (полностью или частично), передаются на рассмотрение в Третейский суд по Экономическим Спорам (г. Москва, Малый Толмачевский переулок, дом 10, офис 1) в соответствии с его Регламентом. Решение суда окончательно и обязательно для сторон.
В соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ Третейское соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телкграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора.
Третейское соглашение, включенное в виде оговорки в договор, имеет автономный характер и не зависит от других условий в договоре (п. 1 ст. 17 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О Третейских судах в Российской Федерации»).
Таким образом, п. 8.3. Договора, содержащий условие о передаче спора на разрешение Третейского суда, является третейским соглашением.
В преамбуле Договора аренды в качества лица, уполномоченного на его подписание на стороне Арендодателя указан руководитель регионального представительства по южному федеральному округу Иванников Игорь Александрович, действующий на основании доверенности № 4 от 22 января 2014 года.
В обоснование иска истец ссылается на то, что что фактически Договор аренды на стороне Арендодателя подписан неустановленным лицом, так как подпись руководителя регионального представительства по южному федеральному округу является отличной от других подписей, выполненных Иванниковым И.А. на других пиментах, в том числе и на доверенности № 3/14 от 22 января 2014 г. Кроме того, из содержания доверенности № 3/14 от 22.01.2014 г. следует что, Иванников И.А. был уполномочен представлять интересы ООО «Евробилд» в любых государственных, коммерческих, частных учреждениях и организациях, независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности с правом подачи, получения, ознакомления и подписания от имени общества любых договоров. Отсутствие в доверенности № 3/14 от 22.01.2014 общих полномочий на заключение гражданско-правовых договоров не позволяло руководителю регионального представительства (Иванникову И.А.) заключать от имени и в интересах ООО «Евробилд» сделки, в том числе о передаче споров на рассмотрение третейского суда. В доверенности № 3/14 от 22.01.2014 г., выданной Генеральным директором ООО «Евробилд», полномочия на передачу возникших споров на разрешение третейского суда, отсутствуют. На основании вышеизложенного, п. 8.3. Договора аренды от 18.07.2014 г. № 28В-14, содержащий третейское соглашение, является, по мнению истца, недействительным.
Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (п. 1 ст. 65 АПК РФ). При этом лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, в частности по представлению доказательств (п. 2 ст. 9, п. 1 ст. 41 АПК РФ).
Согласно п. 1 ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.
В силу ст. ст. 67, 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами, арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу.
В соответствии с пп. 1, 3 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки является одним из способов защиты гражданских прав.
С 01.09.2013 нормы параграфа 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации о недействительности сделок применяются в новой редакции (в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»). Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации в новой редакции об основаниях и о последствиях недействительности сделок (ст. ст. 166 — 176, 178 — 181) применяются к сделкам, совершенным после 1 сентября 2013 г. (п. 6 ст. 3 Федерального закона N 100-ФЗ).
Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действующей на момент совершения сделки, сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В соответствии с частью 2 указанной статьи требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.
Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.
В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.
Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
Согласно части 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
Из анализа норм параграфа 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что сделка, совершенная неуполномоченным лицом, является оспоримой.
Одним из оснований для признания п. 8.3. договора на аренду техники от 18.07.2014 № 28В-14 истец указывает на подписание договора от 18.07.2014 № 28В-14 от имени ООО «Евробилд» не руководителем регионального представительства Иванниковым И.А., а иным неуполномоченным лицом.
В силу статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.
Последствия заключения сделки неуполномоченным лицом определены статьей 183 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд указывает, что не обладает специальными познаниями в области исследования почерка, поэтому выводов относительно принадлежности подписей тому или иному лицу давать не вправе.
Согласно части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.
Принимая во внимание, что в материалах дела достаточно письменных доказательств для оценки заявленного истцом довода, для разрешения дела по существу, судом отклонено ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы.
В ходе рассмотрения спора ответчик заявил ходатайство о фальсификации договора от 18.07.2014 № 28В-14.
В соответствии с положениями ст. 161 АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.
Применительно к указанной норме заявление о фальсификации доказательства имеет своей целью исключение соответствующего доказательства из числа доказательств по делу, и фактическое понуждение стороны, представившей доказательство, основывать свои доводы и возражения относительно предмета и основания иска на иных доказательствах.
Следует отметить, что АПК РФ не обязывает суд в любом случае при решении вопроса о принятии мер по проверке заявления о фальсификации доказательства назначать экспертизу, в случае если в материалах дела имеются иные доказательства, подтверждающие либо опровергающие обстоятельства о фальсификации доказательства, суд для проверки достоверности заявления о фальсификации вправе принять другие меры, в том числе суд может исследовать оспариваемое доказательство в сравнении с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела. Таких доказательств в подтверждение поданного заявления ответчиком не представлено.
Исследовав материалы цела в совокупности, суд приходит к выводу о необоснованности заявления ответчика о фальсификации доказательств, поскольку факт исполнения сторонами договора от 18.07.2014 № 28В-14 подтверждается материалами дела.
С учетом изложенного, предприняв в соответствии с абз. 2 п. 3 ч. 1 ст. 161 АПК РФ соответствующие меры для проверки заявления о фальсификации договора, приходит к выводу о необоснованности такого заявления.
Кроме того, согласно пункту 1 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.
В пункте 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 N 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено следующее: при разрешении споров, связанных с применением пункта 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, судам следует принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения.
При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым — юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.
Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суд пришел к выводу о том, что со стороны ООО «Строй Монтаж» последовало прямое одобрение сделки, договор фактически исполнялся сторонами, что истец подтверждает.
Ответчик не вправе требовать признания недействительной сделки в том случае, если он своими действиями подтвердил намерение ее исполнить, то есть дал основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
Также судом установлено, что 20 июля 2015 г. Постоянно действующим Третейским судом по Экономическим Спорам принято решение о взыскании с ООО «СТРОЙ МОНТАЖ» в пользу ООО «ЕВРОБИЛД» задолженности по оплате аренды и ремонту техники в размере 523 330 руб. 37 коп., пени за просрочку оплаты по договору аренды в размере 1 790 048 руб., расходов на оплату услуг представителя в размере 150 000 руб., расходов истца по уплате третейского сбора в размере 34 566 руб. 89 коп.
Определение Арбитражного суда города Москвы от 21 октября 2015 года, оставленным без изменений Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14 декабря 2015 года по делу № А40-169102/15, прекращено производство по заявлению ООО «СТРОЙ МОНТАЖ» об отмене вышеуказанного решения Постоянно действующего Третейского суда по Экономическим Спорам.
Учитывая изложенное, ссылки заявителя на подписание договора неуполномоченным лицом отклонены судом.
Кроме того, к сделкам, заключенным после 1 сентября 2013 г., применяется п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно этой норме сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
Таким образом, даже дефектная по своему юридическому составу сделка в ряде случаев не может оспариваться. Цель данного принципа — пресечение недобросовестной практики предъявления требований о признании сделок недействительными.
Поскольку после подписания договора аренды и принятия истцом исполнения условий договора со стороны ответчика истец не мог не знать об обстоятельствах, на которые он ссылается в качестве основания признания договора недействительным, заявление истца о недействительности п. 8.3. договора, по мотиву отсутствия полномочий у лица, подписавшего договор, не имеет правового значения.
Суд полагает, что истец, заявляя о недействительности п. 8.3. договора, действует исключительно с целью добиться освобождения от исполнения обязательства по договору, т.е. действует недобросовестно. Такой интерес не может быть удовлетворен в судебном порядке.
Согласно пункту 5 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
Указанная норма корреспондирует положениям о принципе добросовестности, закрепленном в статье 1 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, направлена на защиту добросовестной стороны, которая положилась на заверения или поведение контрагента по оспоримой сделке и действовала с намерением исполнить ее.
Истец также ссылается на отсутствие в доверенности представителя ответчика полномочия на передачу дела на рассмотрение в третейский суд, что так же не является основание для признания недействительным третейского соглашения.
Однако Федеральный закон от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» не требует наличия в доверенности представителя специального уполномочия на заключение гражданско-правового договора, содержащего третейское соглашение (третейскую запись). Следовательно, наличие общих полномочий на заключение договора позволяет представителю заключить от имени и в интересах представляемого договор с условием о передаче связанных с ним споров в тот или иной третейский суд.
При таких обстоятельствах, оценив по правилам ст. 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, суд приходит к выводу о том, что требования истца удовлетворению не подлежат.
Поскольку в иске отказано, оплата государственной пошлины в соответствии со ст. 110 АПК РФ возлагается на истца.
Руководствуясь статьями ст. 110,167-170, 176, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд
РЕШИЛ:

В иске отказать.
Взыскать с ООО «Строй Монтаж» в доход федерального бюджета госпошлину в размере 6 000 руб.
Решение может быть обжаловано.
Судья Н.В.Плотникова

Суд:

АС Московской области

Истцы:

ООО «Строй Монтаж» (ИНН: 3906274581 ОГРН: 1123926052337)

Ответчики:

ООО «Евробилд» (ИНН: 5042114337 ОГРН: 1105042003967)

Судьи дела:

Плотникова Н.В. (судья)
>Совершение сделки неуполномоченным лицом: последствия, риски. Анализ судебной практики

Совершение сделки неуполномоченным лицом: последствия, риски.

Анализ судебной практики

Жиров Алексей Александрович ,e-mail: lexii-j@yandex.ru практикующий юрист, руководитель LC «Business & Law»

Как известно, гражданин приобретает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности путем совершения действий (сделок) непосредственно либо через представителя, юридическое же лицо – через свои органы либо представителя. При этом необходимо помнить, что, доверяя представителю заключить договор, права и обязанности возникают у представляемого, если полномочия представителя, конечно же, основаны на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления (ст. 182 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная практика по признанию сделок недействительными в связи с превышением полномочий органов юридического лица либо при отсутствии полномочий у представителя является устоявшейся и однозначной. До сих пор действуют положения постановления Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах практики применения ст. 174 ГК РФ», разъясняющей последствия превышения органами юридического лица полномочий при совершении сделок.

А в 2000 г. Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации было издано Информационное письмо № 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ», применяющееся в случаях совершения сделок неуполномоченными лицами.

Однако и в настоящее время большую часть разбирательств в судах составляют дела, связанные с признанием сделок недействительными по ст. 168, 174, 183 ГК РФ. В настоящей статье на примерах «свежей» судебной практики хотел бы разобрать некоторые основные ситуации, которые приводят к недействительности совершаемых участниками гражданского оборота действий по приобретению, изменению и прекращению прав и обязанностей, а также их последствия и возникающие риски.

1. Сделка совершена неуполномоченным лицом

Как уже было выяснено, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы либо представителя. Возникает вопрос: какие риски появляются у юридического лица, если представитель, не являясь надлежащим образом уполномоченным лицом, подписал договор или другие документы организации?

Пример из судебной практики.

В Арбитражный суд г. Москвы обратилось с иском ООО «Сложные инструменты» к ОАО «Производственно­ремонтное предприятие» о взыскании долга.

Исследовав материалы дела, суд не нашел оснований для удовлетворения заявленных исковых требований по следующим мотивам (решение от 26.04.2011 по делу № А40­22605/2011).

Ответчик указал, что представленный истцом договор на проведение проектных работ не заключен. В преамбуле договора, указано, что договор заключается генеральным директором ответчика, при этом договор, приложения к нему и представленный истцом акт выполненных работ подписаны не директором, что возможно визуально установить при сличении подписи на договоре и подписи на нотариально удостоверенной карточке подписей и оттиска печатей, представленной в банк.

При отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку (ст. 183 ГК РФ).

Согласно п. 1 Информационного письма ВАС РФ от 23.10.2000 г. № 57 «О некоторых вопросах практики применения ст. 183 ГК РФ» при рассмотрении арбитражными судами исков к представляемому, основанных на сделке, заключенной неуполномоченным лицом, следует принимать во внимание, что установление в судебном заседании факта заключения упомянутой сделки представителем без полномочий или с превышением таковых служит основанием для отказа в иске к представляемому, если только не будет доказано, что последний одобрил данную сделку.

При этом независимо от формы одобрение должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение.

Поскольку в силу ст. 53 ГК РФ и ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208­ФЗ «Об акционерных обществах» единственным уполномоченным лицом действовать от имени акционерного общества, совершать сделки от имени общества является генеральный директор, то в силу ст. 183 ГК РФ и позиции изложенной в Информационном письме ВАС РФ от 23.10.2000 г. № 57 в случае, если генеральный директор указывает, что не заключал договор, не подписывал его и не одобряет совершенную сделку, то данный договор в силу ст. 432 ГК РФ не является заключенным и не влечет права и обязанности для его сторон. Из материалов дела следовало, что доказательств одобрения генеральным директором ответчика указанной сделки нет.

Необходимо отметить, что в силу указанного выше Информационного письма ВАС РФ под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке, признание представляемым претензии контрагента, конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке), заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой, просьба об отсрочке или рассрочке исполнения, акцепт инкассового поручения. Таким образом, если договор подписан лицом, полномочия которого не позволяют ему совершить данные действия, договор будет признан незаключенным, если представляемый – юридическое лицо, от имени которого подписан договор, прямо не одобрит данную сделку.

2. Совершение сделки таким неуполномоченным лицом как заместитель директора

Очень часто в штате организаций имеется такая должность как заместитель директора (первый, второй и т. д.). Как правило, в силу должностных инструкций эти лица имеют достаточно широкие полномочия, в т. ч. на представление организации перед третьими лицами. При отсутствии доверенности с соответствующими полномочиями такое лицо считается неуполномоченным и применяются положения, описанные в первой ситуации.

Однако очень редко, но случается, что в соответствии с учредительными документами должность заместителя директора рассматривается как орган исполнительной власти организации, имеющий право без доверенности действовать от имени юридического лица на основании устава. Правомерно ли это?

Полная версия статьи в печатной версии журнала «Административное право » или через 3 месяца на сайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *