Соотношение компетенции и подведомственности

Подведомственность: понятие и соотношение со смежными правовыми категориями

Стрелкова Ирина Ивановна, заведующая кафедрой гражданско-правовых дисциплин ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», кандидат юридических наук.

Статья посвящена вопросам распределения компетенции судов в условиях реформирования судебной системы и унификации гражданского и арбитражного процессов. Автор анализирует положения Концепции единого Гражданского процессуального кодекса о компетенции судов и предлагает иную структуру главы 3 нового Кодекса.

Ключевые слова: подведомственность, компетенция, арбитражные суды, объединение судов.

Subject-matter jurisdiction: concept and correlation with neighboring legal categories

I.I. Strelkova

Key words: jurisdiction, competence, arbitration courts, consolidation of courts.

Успех обращения за судебной защитой во многом зависит от правильного определения надлежащего для рассмотрения спора суда, в ходе чего разрешаются вопросы о подведомственности, судебной подведомственности, подсудности гражданского дела <1>. Поэтому проблемы создания внятных процессуальных механизмов распределения компетенции судов, к которым относятся институты подведомственности и подсудности дел, без преувеличения, заслуживают особого внимания. Не случайно вопросы о содержании понятий подведомственности и подсудности, об их соотношении между собой и со смежными правовыми категориями не утрачивают своей актуальности и продолжают оставаться объектом оживленной научной дискуссии. Пожалуй, ни один институт гражданского и арбитражного процессуального права не вызывал и не вызывает столько споров в теории и ошибок на практике, как подведомственность. Спорными являются вопросы о понятии подведомственности и ее критериях, о значении этого института, недостатках его правового регулирования, последствиях несоблюдения подведомственности и многие другие <2>.

<1> Борисова В.Ф. Определение надлежащего суда как условие доступности правосудия по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 12. С. 27 — 32.
<2> Поляков И.Н. Институт подведомственности и судебная реформа // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 1. С. 59.

Изучение понятия «подведомственность» приводит к выводу о том, что оно не является прочно устоявшимся и подвергается изменениям, вызываемым динамикой развития правовой системы государства. Даже самые удачные, совершенные дефиниции с течением времени способны утратить свои исключительные качества. Еще Гегель заметил, что «природа конечного материала ведет к бесконечным дальнейшим определениям. С одной стороны, объем законов должен быть законченным замкнутым целым, с другой — существует постоянная потребность в новых правовых определениях» <3>.

<3> Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 253.

Этимологическое значение слова «подведомственный» соответствует понятию «находящийся в ведении, в управлении кого-чего-либо, подчиненный кому-чему-либо» <4>. Сущность понятия «подведомственность» традиционно определяется как «способность» гражданского дела быть рассмотренным и разрешенным определенным юрисдикционным органом <5>. Практическое значение института подведомственности состоит в том, что данный институт представляет собой механизм разграничения компетенции между различными юрисдикционными органами государства, в том числе и между судами, относящимися к разным ветвям судебной системы.

<4> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1993. С. 548.
<5> Авдеенко Н.И. Общие правила определения судебной подведомственности: Вопросы государства и права. Л.: Издательство ЛГУ, 1965. С. 147.

Подведомственность отличается от такого понятия, как юрисдикция. Своеобразие не исключает в то же время тесную связь названных правовых категорий: подведомственность в узком смысле представляет собой круг материально-правовых вопросов, по отношению к которым тот или иной орган вправе осуществлять функцию применения права, то есть юрисдикцию.

Связана с понятием «подведомственность» подсудность дел. В условиях, когда судебную власть в стране представляли только суды общей юрисдикции, в качестве механизма, позволяющего разграничить компетенцию между различными судебными органами, использовался институт подсудности. Подсудность, кроме того, указывала на то, какие конкретно гражданские дела могут быть предметом гражданского процессуального правоотношения.

В настоящее время правосудие наряду с судами общей юрисдикции в Российской Федерации осуществляют конституционные (уставные) суды и арбитражные суды, и для разграничения компетенции между указанными судами используется понятие подведомственности дел. Подсудность, в отличие от подведомственности, служит механизмом распределения дел исключительно в рамках одной судебной подсистемы (судов общей юрисдикции или арбитражных судов). По правилам подсудности определяется компетенция суда того или иного уровня одной ветви судебной системы либо конкретного суда.

Буквальное значение слова competentia (латинское competentio от competo — добиваюсь, соответствую, подхожу <6>) позволяет согласиться с определением, данным Ю.К. Осиповым: компетенция понимается как круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц, общественных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями <7>.

<6> Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2001. С. 264.
<7> Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. С. 8.

Таким образом, понятие «компетенция» относится к характеристике органа, осуществляющего властную деятельность по разрешению споров о праве и иных правовых вопросов (юрисдикцию), а подведомственность определяет круг правовых вопросов, подлежащих разрешению данным юрисдикционным органом.

В действующем процессуальном законодательстве понятие «компетенция» (глава 4 АПК РФ <8>) раскрывается через категории подведомственности и подсудности дел. Аналогичный подход используется и в ГПК РФ (глава 3) <9>, где подведомственность разграничивает предметы ведения между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, а подсудность определяет относимость дела к ведению суда, входящего в подсистему судов общей юрисдикции.

<8> Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (в ред. от 31.12.2014, с изм. от 21.03.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.
<9> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Концепция) данный подход сохраняет. В проекте единого ГПК РФ предлагается кодификация положений главы 4 АПК и главы 3 ГПК без внесения изменений в существующие правила разграничения предметов ведения между арбитражными судами и судами общей юрисдикции, а также внутри каждой из подсистем.

Основой предлагаемой кодификации положений о компетенции суда явилось представление о том, что «объединение судов общей юрисдикции и арбитражных судов произошло путем создания единого Верховного Суда Российской Федерации, который не относится ни к общим, ни к арбитражным судам. Однако на последующих «этажах» организации судебной системы разделение между двумя судебными подсистемами сохранилось». Поэтому в Концепции для разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции используется понятие «подведомственность», поскольку оно лучшим образом характеризует разграничение предметов ведения между различными подсистемами судов, а понятие подсудности традиционно используется для разграничения сфер ведения отдельных судов в рамках одной судебной системы или подсистемы <10>.

<10> Одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124 (1) // СПС «КонсультантПлюс».

При этом компетенция Верховного Суда Российской Федерации в Концепции определяется понятием «подсудность», а для разграничения полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов используется термин «подведомственность». Предлагаемое решение не кажется логичным и, кроме того, нарушает одно из основных требований законодательной техники — терминологическое единообразие. Если Верховный Суд Российской Федерации теперь представляет собой отдельный юрисдикционный орган, то суды общей юрисдикции и арбитражные суды тоже разделены и представляют собой отдельные подсистемы судов. В таких условиях распределение компетенции между Верховным Судом Российской Федерации, судами общей юрисдикции и арбитражными судами должно подчиняться единым правилам.

Реформирование судебной системы и упразднение ВАС РФ заставляют по-новому рассматривать соотношение понятий подведомственности и подсудности гражданских дел. Подсистема арбитражных судов с начала ее формирования существовала в качестве отдельной, достаточно автономной ветви судебной системы Российской Федерации, и такое положение базировалось, на наш взгляд, на двух основных принципах:

  • организационная самостоятельность и обособленность арбитражных судов от других судебных подсистем;
  • самостоятельная процессуальная основа деятельности, обеспеченная наличием АПК РФ и своеобразием арбитражных процессуальных институтов.

Согласно поправкам к главе 7 Конституции Российской Федерации (ст. 126) Верховный Суд Российской Федерации теперь является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом <11>. В таких условиях говорить об организационной самостоятельности арбитражных судов не приходится. В результате введения в действие единого ГПК будет утрачена также процессуальная самостоятельность арбитражных судов и фактически будет завершен процесс формирования единой ветви судебной системы, включающей как суды общей юрисдикции, так и арбитражные суды в качестве специализированных судов.

<11> О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации: Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. N 6. Ст. 548.

В новых условиях для разграничения компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов более уместным и достаточным, на наш взгляд, было бы использование термина «подсудность». Несмотря на тесную связь институтов подведомственности и подсудности, позволяющую рассматривать их как смежные правовые явления, между ними есть принципиальное различие: именно по правилам подсудности, а не подведомственности, гражданские дела распределяются между судами, принадлежащими к одной ветви судебной системы.

Способ определения подсудности экономических споров в рамках единой подсистемы судов может быть аналогичным решению вопроса о подсудности гражданских дел военным судам: путем отнесения экономических споров и иных дел, возникающих при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, к родовой подсудности арбитражных судов.

В Концепции единого ГПК РФ предлагается использовать понятие «суд» как обобщенное и относящееся одновременно к судам общей юрисдикции и арбитражным судам. В остальных случаях каждый раз должно оговариваться отдельно название соответствующего суда, когда речь идет о правилах компетенции не для всех судов, а для судов общей юрисдикции либо арбитражных судов. На основе этого подхода можно предложить следующую структуру главы 3 нового ГПК РФ «Компетенция суда».

§ 1. «Подведомственность» — включающий перечень дел, подведомственных судам (аналогичный ст. 22 ГПК РФ), в том числе дел по экономическим спорам и иных дел, возникающих при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, а также нормы о последствиях нарушения правил о подведомственности.

§ 2. «Подсудность дел Верховному Суду Российской Федерации».

§ 3. «Подсудность дел судам общей юрисдикции» — должен содержать несколько статей соответственно о родовой подсудности мировых судей, районных судов, судов общей юрисдикции на уровне субъектов Российской Федерации (дела, подсудные Верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа), а также о подсудности дел военным судам.

Здесь же может быть воспроизведен сформулированный в Концепции принцип, согласно которому дела, не «попадающие» в сферу ведения арбитражных судов, должны рассматриваться судами общей юрисдикции.

§ 4. «Подсудность дел арбитражным судам» — может включать нормы ст. 27 — 34 главы 4 АПК РФ:

  • о признаках дел, рассматриваемых арбитражными судами;
  • о перечне дел, относящихся к компетенции арбитражных судов, а также дел, которые арбитражные суды должны рассматривать независимо от правового статуса субъектов спорного правоотношения (ст. 33 АПК РФ);
  • о подсудности дел арбитражным судам округов и Суду по интеллектуальным правам.

§ 5. «Территориальная подсудность дел». Исходя из того, что правила территориальной подсудности в гражданском и арбитражном процессах в целом единообразны и вполне могут быть подвержены дальнейшей унификации, их целесообразно объединить в отдельный подраздел. Такое решение способно существенно упростить конструкцию главы 3 нового ГПК.

§ 6. «Передача дела из одного суда в другой по подсудности. Возражения против подсудности».

Литература

  1. О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации: Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 года N 2-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. N 6. Ст. 548.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (в ред. от 31.12.2014, с изм. от 21.03.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.
  4. Авдеенко Н.И. Общие правила определения судебной подведомственности: Вопросы государства и права. Л.: Издательство ЛГУ, 1965. С. 146 — 150.
  5. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2001. 704 с.
  6. Борисова В.Ф. Определение надлежащего суда как условие доступности правосудия по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 12. С. 27 — 32.
  7. Гегель Г.В.Ф. Философия права / Пер. с нем.; ред. и сост. Д.А. Керимов и В.С. Нерсесянц. М.: Мысль, 1990. 524 с.
  8. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: Одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124 (1). Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  9. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: АЗЪ, 1993. 960 с.
  10. Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел: Учебное пособие. Свердловск, 1973. 123 с.
  11. Поляков И.Н. Институт подведомственности и судебная реформа // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 1. С. 58 — 64.

Понятие подведомственности и его соотношение с компетенцией

Подведомственность – отнесение спора о праве или иного юридического дела к компетенции определенного органа.

Компетенция — круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц, общественных организаций, которые (в отличие от полномочий гражданина или не публично-правовой организации) в то же время являются и их обязанностями

подведомственность и подсудность в процессуальной теории и судебной практике нередко отождествляют с компетенцией судов.

Это находит отражение и в законодательстве: гл. 4 в АПК, устанавливающая правила подведомственности и подсудности дел, относящихся к арбитражной юрисдикции, так и называется — «Компетенция арбитражных судов». При оценке такого подхода следует учитывать, что термином «компетенция» обозначается круг установленных законом властных полномочий органов государства, должностных лиц и иных организаций, которые в то же время являются и их обязанностями. Соответственно компетенция более широкое понятие уже потому, что в качестве обязательного элемента включает не только собственно подведомственность (т.е. определение предметов ведения), но и сами властные полномочия*(387). Кроме того, в системе разделения властей суд исполняет роль органа по осуществлению правосудия, вместе с тем полномочия различных звеньев судебной власти не ограничиваются только рассмотрением и разрешением дел. Соответственно под компетенцией суда, если строго следовать указанным в приведенном определении признакам, следует понимать весь круг установленных для него законом властных полномочий, акт реализации которых имеет обязательную силу для субъектов, подпадающих под его действие.

Подведомственность исковых дел судам общей юрисдикции и подведомственность неисковых дел

В гражданском судопроизводстве основную массу гражданских дел, подведомственных судам общей юрисдикции, составляют так называемые исковые дела, поскольку они возникают из споров о праве.

Так, в соответствии со ст. 22 ГПК суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан и организаций, органов государственной власти и местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, трудовых, семейных, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Суды общей юрисдикции рассматривают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений

В гражданском процессе неисковые дела характеризуются тем, что они не связаны со спорами о праве. Такие дела разбираются в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений и особого производства. Отнесение указанных дел к судебному ведению в известной мере исключение, именно поэтому компетенция судов определена законом исчерпывающе точно путем перечисления.

Соотношение понятий компетенции и подведомственности дел арбитражному суду. Критерии определения подведомственности

Компетенция арбитражных судов представляет собой комплексное понятие, включающее в себя категории подведомственности и подсудности дела. Суд, который уполномочен рассматривать дело, одновременно подведомственное и подсудное этому суду, является компетентным судом. Понятие компетенции, включающее в себя традиционно используемые в процессуальном праве институты подведомственности и подсудности, используется в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации (АПК РФ), для определения юрисдикции арбитражных судов. Вопросам компетенции арбитражных судов посвящена гл. 4 АПК РФ.

Подведомственность — правила, позволяющие определить круг дел, которые отнесены к ведению АС РФ.

Критерии подведомственности дел АС:

  • 1) Основной — характер спорных правоотношений: АС подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
  • 2) Вспомогательный — субъектный состав сторон: арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием:
  • 1. организаций, являющихся юридическими лицами;
  • 2. граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус ИП
  • 3. в случаях, предусмотренных АПК и иными ФЗ — с участием РФ, субъектов, муниципальных образований, государственных органов, органов МСУ, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса ИП.

Международный коммерческий арбитраж

§ 3. Соотношение понятий «компетенция»,

«подведомственность», «подсудность», «арбитрабельность»

Дела по экономическим и иным предпринимательским спорам с участием иностранных контрагентов могут рассматриваться арбитражными судами РФ по правилам, установленным гл. 33 АПК РФ, а также международными коммерческими арбитражами в случае заключенного между сторонами арбитражного соглашения. Важное значение имеет положение законодательства о том, что обращение сторон в арбитраж исключает компетенцию государственных судов.

В связи с наличием возможности выбора субъектами спора органа по его разрешению в настоящее время все чаще ведутся дискуссии о соотношении понятий «компетенция», «подведомственность», «подсудность» и «арбитрабельность».

Компетенция, как уже отмечалось ранее, представляет собой совокупность установленных нормативными правовыми актами задач, функций, прав и обязанностей (полномочий) государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, коммерческих и некоммерческих организаций <1>.

———————————

<1> См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под ред. М.Ю. Тихомирова. 5-е изд., доп. и перераб. М., 2006. С. 422.

К компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции отнесено не только рассмотрение и разрешение гражданских дел, но и осуществление некоторых иных полномочий. Критерием разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции является сфера правоотношений, из которых возник спор. Так, к компетенции арбитражных судов отнесено рассмотрение и разрешение правовых дел, возникающих в сфере предпринимательских и иных экономических отношений, а также проверка законности судебных актов по этим делам в апелляционном, кассационном, надзорном порядке и пересмотр их по вновь открывшимся обстоятельствам; обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном судебно-арбитражном деле; разработка предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательских и иных экономических отношений; ведение судебной статистики в арбитражных судах; изучение и обобщение судебно-арбитражной практики применения законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательских и иных экономических отношений, и др.

В соответствии с § 1 гл. 4 АПК РФ к подведомственности арбитражных судов относятся следующие категории дел:

1) экономические споры и другие дела, возникающие из гражданских правоотношений, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, — другими организациями и гражданами;

2) экономические споры и другие дела из административно-правовых отношений;

3) дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

4) дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов;

5) дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений;

6) дела специальной подведомственности.

Подведомственность представляет собой относимость определенных категорий дел к ведению различных государственных или иных органов и организаций, управомоченных в силу своей компетенции рассматривать соответствующие дела и разрешать их по существу <1>.

———————————

<1> См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Указ. соч. М., 2006. С. 641.

При всех дискуссиях относительно специфики подведомственности в теории процессуального права доминирует взгляд на подведомственность, сформулированный Ю.К. Осиповым, который исследовал это понятие в качестве межотраслевого института права, выполняющего функции распределительного механизма юридических дел между различными юрисдикционными органами.

Под подведомственностью рассматривался круг вопросов о праве и иных материально-правовых вопросах индивидуального значения, разрешение которых отнесено к ведению определенных органов государства, общественности или смешанных органов <1>.

———————————

<1> См.: Осипов Ю.К. Подведомственность юридических дел. Свердловск, 1973. С. 31.

В отношении подведомственности в юридической науке сформировались различные точки зрения:

1) подведомственность представляет собой круг дел, отнесенных к ведению того или иного органа. В данном случае речь идет о распределении спорных дел между различными органами гражданской юрисдикции.

Термин «орган гражданской юрисдикции» включает в себя как государственные органы, которые наделены правом разрешать споры в сфере гражданского оборота, так и негосударственные.

С учетом того что юрисдикция представляет собой установленные законом или иным нормативным правовым актом полномочия государственных органов и должностных лиц решать какие-либо правовые вопросы, всю систему гражданской юрисдикции в настоящее время подразделяют, во-первых, на бесспорную юрисдикцию, задача которой состоит в удостоверении и фиксации бесспорных прав, установлении юридических фактов и т.д.; во-вторых, на спорную юрисдикцию, которая заключается в разрешении правовых споров.

К органам гражданской юрисдикции, в частности, относятся:

судебные органы (Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции и арбитражные суды, а также суды, образующие систему судов субъектов РФ);

органы исполнительной власти (органы загса, налоговые, таможенные органы, учреждения юстиции по регистрации и др.);

органы, создаваемые, назначаемые или избираемые самими сторонами спора (третейские суды, примирительные комиссии и др.) <1>;

———————————

<1> См.: Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права. М.: Статут, 2003. С. 57, 58.

2) подведомственность представляет собой свойство дел, в силу которого они подлежат разрешению определенными органами, в частности свойство нуждающегося в разрешении юридического дела, позволяющее отнести его к компетенции одного из органов гражданской юрисдикции.

Например, подведомственность дела судам можно определить как свойство нуждающегося в разрешении дела, необходимого для отнесения его к компетенции одного из судов (суда общей юрисдикции, арбитражного или третейского суда).

Обе приведенные точки зрения, как отмечает М.А. Рожкова, раскрывают сущность судебной подведомственности, но с разных сторон, т.е. для определения существа судебной подведомственности ее необходимо рассматривать с позиции суда и с позиции обратившегося в суд лица <1>.

———————————

<1> См.: Там же. С. 59.

Кроме того, подведомственность рассматривается:

а) как сугубо гражданско-процессуальный институт вне зависимости от того, в каком законе помещаются нормы о подведомственности <1>;

———————————

<1> См.: Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М.: Юристъ, 2001. С. 126.

б) как межотраслевой комплексный юридический институт (совокупность правовых норм, расположенных в нормативных актах различной отраслевой принадлежности), определяющих ту или иную форму защиты права <1>;

———————————

<1> См.: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1977. С. 45.

в) как разграничение компетенции между различными органами (ведомствами) <1>.

———————————

<1> См.: Новый юридический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. М.: Ин-т новой экономики, 2006. С. 541.

Нормы АПК РФ используют институт подведомственности не только для разграничения юрисдикции различных судов, но и в целях создания условий лицу, обратившемуся за судебной защитой своих прав, выбора надлежащего компетентного суда. Подведомственность, таким образом, позволяет определить не только то, какая ветвь судебной власти обладает юрисдикцией по разрешению конкретного спора, но и круг дел, рассмотрение которых законодательными актами РФ отнесено к ведению арбитражных судов РФ.

В отличие от ранее действующего законодательства АПК РФ принципиально изменил подходы к подведомственности дел арбитражным судам.

Во-первых, расширилась подведомственность дел арбитражным судам, в связи с чем появились такие категории дел, которые ранее не рассматривались арбитражными судами вовсе.

Например, согласно ст. 31 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в соответствии с гл. 30 АПК РФ дела:

1) об оспаривании решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Кроме того, принципиально шире стала подведомственность по ранее рассматриваемым арбитражными судами делам.

Например, арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности:

1) об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

2) об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

3) об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

4) о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания;

5) другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Во-вторых, определенные категории дел независимо от субъектного состава и иных критериев отнесены к исключительной подведомственности арбитражного суда.

Например, в соответствии со ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела:

1) о несостоятельности (банкротстве);

2) по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций;

3) по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей;

4) по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров;

5) о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

6) другие дела, возникающие при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В-третьих, сохранились правила множественной подведомственности ряда категорий дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам в зависимости от критерия субъектного состава (например, дела из гражданских правоотношений, кроме перечисленных в ст. 33 АПК РФ, по-прежнему подведомственны арбитражным судам, если сторонами спора являются юридические лица или граждане, имеющие статус индивидуальных предпринимателей).

В-четвертых, изменились последствия привлечения к участию в деле в арбитражном процессе в качестве третьих лиц граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

В-пятых, урегулирована процедура передачи дел, отнесенных к исключительной подсудности арбитражных судов, из производства судов общей юрисдикции.

В-шестых, принципиально изменились процессуально-правовые последствия неподведомственности дела арбитражному суду.

В-седьмых, ряд положений о подведомственности вступают в силу только после принятия соответствующих федеральных законов <1>.

———————————

<1> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. проф. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 50 — 55.

Исследование подведомственности дел третейским судам и практического применения норм законодательства осуществляется с учетом выделяемых в науке принципов института подведомственности. К ним относятся:

1) принцип общей подведомственности юридических дел органам судебной власти государства. Нормы, закрепляющие принцип общей подведомственности юридических дел органам судебной власти государства, можно рассматривать как коллизионные в рамках института подведомственности;

2) принцип подведомственности дел несудебным государственным органам;

3) принцип универсальной подведомственности юридических дел судам общей юрисдикции, разграничивающий подведомственность дел в рамках всей судебной системы;

4) принцип предоставления в соответствии с диспозитивными началами заинтересованным лицам права на рассмотрение дел в альтернативных (негосударственных) юрисдикционных органах <1>.

———————————

<1> См.: Чудиновских К.А. Подведомственность в системе гражданского и арбитражного процессуального права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 16.

Поскольку третейские суды включены в юрисдикционную систему Российской Федерации в качества органа защиты гражданских прав, то одним из основных институтов, определяющих и фиксирующих компетенцию третейских судов при разрешении гражданско-правовых споров, является институт подведомственности. В то же время необходимо отметить, что в современных условиях юристы используют различные понятия для обозначения института отнесения дел к компетенции третейского суда.

Так, М.А. Дубровина высказала точку зрения, согласно которой понятие подведомственности споров третейским судам не удовлетворяет требованиям, при помощи которых возможно определить относимость дел к компетенции третейских судов. Термин «подведомственность», по ее мнению, целесообразно применять к определению предметной компетенции государственных судебных органов, поскольку она прямо установлена законом <1>, и следует вместо него употреблять понятие «допустимость рассмотрения спора третейским судом (арбитражем)» <2>.

———————————

<1> См.: Дубровина М.А. Подведомственность споров третейскому суду // Вестник Московского университета. Сер. «Право». 2001. N 2. С. 79.

<2> См.: Там же. С. 78.

Между тем такой подход представляется не совсем обоснованным. В любом случае при наличии сложноструктурированной системы (а российская юрисдикционная система таковой и является), в рамках которой разрешаются споры одного характера (гражданско-правовые), необходим единый процессуальный институт, который обеспечивал бы распределение дел между различными звеньями такой системы и исключал бы дублирование функций. Однако при этом следует иметь в виду неизбежность коллизий подведомственности, существующих в силу ряда объективных и субъективных факторов, среди которых многообразие и постоянная динамика частноправовых отношений, сложность юрисдикционной системы государства, низкое качество законодательства, несогласованность и противоречия между нормами различных актов, их недостаточная теоретическая разработка, несоблюдение комплексного подхода в правотворческой деятельности, использование правовых норм с неопределенными или относительно определенными элементами и т.д. <1>.

———————————

<1> См.: Чудиновских К.А. Разрешение коллизий подведомственности в российском и зарубежном процессуальном праве // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 — 2003. N 2. С. 75, 76.

В настоящее время процессуальное законодательство РФ устанавливает общие критерии споров, допустимых к разрешению третейскими судами. К таким общим критериям относятся:

спор, возникший из гражданских правоотношений, может быть передан на рассмотрение третейского суда до принятия судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, если иное не установлено федеральным законом (ч. 3 ст. 3 ГПК РФ; ч. 6 ст. 4 АПК РФ);

на рассмотрение третейского суда не могут быть переданы споры по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений; дела особого производства; дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Рассмотрение третейским судом гражданско-правовых споров возможно только в том случае, если иное не предусмотрено федеральным законодательством. Т.е. при определении подведомственности дел третейским судам учитывается, во-первых, характер дела (споры из отношений гражданского характера), во-вторых, связанный с характером дела состав участников третейского разбирательства (как правило, частные лица) и, в-третьих, отсутствие исключений из подведомственности третейским судам дел, предусмотренных законом.

Подсудность представляет собой относимость конкретного гражданского или уголовного дела к ведению конкретного суда, управомоченного рассмотреть его по первой инстанции и принять по нему решение (разрешить дело по существу) <1>.

———————————

<1> См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Указ. соч. С. 645, 646.

Подсудность в некотором роде представляет собой разновидность подведомственности применительно к судам одной судебной системы. И если подведомственность является свойством юридического дела, позволяющим определить ту или иную систему федеральных судов, суд которой будет признаваться компетентным в отношении этого дела, то подсудность является свойством юридического дела, позволяющим определить конкретный суд одной из систем федеральных судов — конкретный арбитражный суд или суд общей юрисдикции <1>.

———————————

<1> См.: Рожкова М.А., Елисеев Н.Г., Скворцов О.Ю. Договорное право: соглашения о подсудности, международной подсудности, примирительной процедуре, арбитражное (третейское) и мировое соглашение / Под общ. ред. М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 14.

Арбитрабельность представляет собой относимость круга дел по экономическим и иным спорам компетентным третейским судам.

Важно отметить, что компетентный третейский суд рассматривается в двух значениях: во-первых, как суд, обладающий компетенцией на разрешение определенных категорий юридических дел, возникающих в сфере гражданского оборота; во-вторых, как обладающий компетенцией в силу закона суд, на разрешение которого передано конкретное юридическое дело, решение которого будет обязательным для участников процесса.

Итак, понятие «арбитрабельность» применительно к деятельности международного коммерческого арбитража означает предметную подведомственность споров этим юрисдикционным органам. Однако арбитрабельность не применяется для характеристики подведомственности дел государственным судам, в том числе государственным арбитражным судам.

Представляется, что внедрение арбитрабельности как понятия, отражающего способ определения категорий споров, подведомственных рассмотрению международными коммерческими арбитражами, прежде всего направлено на усовершенствование правового регулирования их деятельности.

Между тем в юридической теории существуют различные точки зрения относительно арбитрабельности международного коммерческого арбитража. Наиболее предпочтительной является доктрина арбитрабельности, которая весьма развита в науке. Как справедливо отмечает О.Ю. Скворцов, она вполне проецируется и на проблемы, связанные с определением сферы действия третейских соглашений относительно «внутренних» российских третейских судов <1>.

———————————

<1> См.: Рожкова М.А., Елисеев Н.Г., Скворцов О.Ю. Указ. соч. С. 246.

В зарубежных правопорядках понятие арбитрабельности регламентируется через объективную и субъективную арбитрабельность.

Например, в австрийском праве под объективной арбитрабельностью понимается возможность заключения арбитражного соглашения в отношении предмета спора; под субъективной арбитрабельностью понимается способность сторон к заключению арбитражного соглашения <1>.

———————————

<1> См.: Хегер С. Законодательство Австрии о международном коммерческом арбитраже и перспективы его развития // Третейский суд. 2004. N 2 (32). С. 49.

В немецком праве доктрина арбитрабельности дел третейским судам максимально детализирована. Объективная арбитрабельность определяет категории споров, которые могут быть предметом арбитражного соглашения; субъективная арбитрабельность определяет наличие способности сторон заключать действительное арбитражное соглашение, т.е. возможность быть субъектами третейского соглашения <1>.

———————————

<1> См.: Иффланд К. Защита прав непрофессиональных участников фондового рынка при заключении третейского соглашения по немецкому праву // Финансовое право. 2003. N 6. С. 51.

В отличие от термина «подведомственность», который является более широким по своему содержанию, категория «арбитрабельность» указывает на специфические особенности выделения отдельных категорий дел органам частноправового характера, к которым относится международный коммерческий арбитраж.

Как отмечает О.Ю. Скворцов, понятие арбитрабельности в юридической теории и практике является всего лишь терминологическим усовершенствованием, однако его окончательное внедрение позволит отразить юридико-техническое совершенствование как правоведения в целом, так и законотворческой техники в частности <1>.

———————————

<1> См.: Скворцов О.Ю. Третейское разбирательство предпринимательских споров в России: проблемы, тенденции, перспективы. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 381 — 399.

Нельзя согласиться с теми учеными, которые отвергают использование термина «арбитрабельность» в российском правоведении. Обоснование позиции строится на том, что понятие «арбитрабельность» в отличие от подведомственности не имеет межотраслевого характера, в связи с чем его эффективность в отечественных условиях вызывает сомнение <1>.

———————————

<1> См.: Курочкин С.А. Подведомственность дел третейским судам // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2002 — 2003. N 2 / Под ред. В.В. Яркова. СПб., 2004. С. 324.

Так, нецелесообразность использования института арбитрабельности для нормативной регламентации предметной компетенции третейских судов, по мнению С.А. Курочкина, объясняется следующими причинами:

1) арбитрабельность в силу своей природы не носит межотраслевого характера, а потому эффективность работы этого механизма в отечественной системе гражданской юрисдикции можно поставить под сомнение. Концепция арбитрабельности, как и допустимости рассмотрения споров третейским судом, в некоторых аспектах тяготеет к договорной теории правовой природы третейского суда, что можно расценивать и как ее преимущество, проявляющееся в международном коммерческом арбитраже при соотнесении моделей правового регулирования арбитража различных государств;

Полномочия, компетенция, подведомственность, подсудность: соотношение понятий и их виды

Множественность и видовое разнообразие судей, органов и должностных лиц, уполномоченных в соответствие с КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях, предусматривает необходимость четкого разграничения подведомственности дел данной категории, а также персональной компетенции каждого субъекта, наделенного административно-юрисдикционными полномочиями.

Иными словами, требуется определение того, какой из субъектов и какими делами ведает, кто какие дела оформляет, исполняет и в каком объеме. При этом правильное решение вопросов подведомственности — есть необходимое и обязательное условие квалифицированного, и, вместе с тем, оперативного разрешения дел об административных правонарушениях. Следовательно, требуется уяснение содержания таких базовых понятий как «компетенция», «полномочия», «подведомственность», «подсудность».

В этимологическом плане «компетенция» происходит от латинского слова «competens»- принадлежность по праву и имеет два значения: 1) круг полномочий какого-либо органа или должностного лица; 2) круг вопросов, в которых данное лицо обладает познаниями, опытом .

В свою очередь, «полномочие» есть право, предоставленное кому-нибудь на совершение чего-нибудь, «подведомственность» происходит от слова подведомственный, т.е. находящийся в ведении, в управлении кого-чего-нибудь, подчиненный кому-чему-нибудь, а «подсудный» означает подлежащий суду (вообще или в данной судебной инстанции) . Таким образом, подсудность есть ничто иное, как частный случай подведомственности. В части 2 ст. 1.3 КоАП РФ определено, что «в соответствии с законодательством о судебной системе настоящий Кодекс определяет подсудность дел об административных правонарушениях судам», которая непосредственно закреплена в ст. 23.1 КоАП РФ.

В наиболее общем виде судебная компетенция — установленные законом полномочия суда по рассмотрению дел об административных правонарушениях и по пересмотру постановлений (определений) и решений по таким делам.

Основными источниками, устанавливающими компетенцию судебных органов, выступают Конституция Российской Федерации , федеральные конституционные законы «О судебной системе Российской Федерации»124, «О Конституционном Суде Российской Федерации» , «Об арбитражных су-дах Российской Федерации» , «О военных судах Российской Федерации» , федеральные законы «О мировых судьях» , «О судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации»129, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации130, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации131, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Феде-рации , Кодекс Российской Федерации об административных правонаруше 133 НИЯХ .

Применительно к производству по делам об административных правонарушениях судебная компетенция — закрепленная КоАП РФ и АПК РФ совокупность полномочий, прав и обязанностей судебного органа, мирового судьи или судьи районного, арбитражного, гарнизонного военного суда по рас смотрению дел об административных правонарушениях, а также по пересмотру постановлений (определений) и решений по таким делам.

В статье 22.1 КоАП РФ определено, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных федеральным законом, рассматриваются в пределах компетенции, установленной главой 23 КоАП РФ: 1) судьями (мировыми судьями), 2) … (часть 1), а дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматриваются в пределах полномочий, установленных этими законами: 1) мировыми судьями, 2) … (часть 2).

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что законодатель фактически отождествляет понятия «компетенция» и «полномочия», хотя данные понятия не совпадают по своему содержанию. Полномочия означают, прежде всего, наличие права на рассмотрение соответствующей группы дел, т.е. не всех, а только тех, которые отнесены к их подведомственности. А компетенция включает совокупность конкретных процессуальных правомочий, в установленных законом пределах и границах, включая право на судебное усмотрение.

>Тема 7. Подведомственность и подсудность гражданских дел.

(В каком случае можно проиграть дела и взыскать с выигравшей стороны издержки. Задача 8 , стр. 66, штрафы.)

Вопрос 1. Понятие, виды, значение подведомственности и подсудности.

Подведомственность – это относимость спора о праве или другого юридического дела к ведению определенного юрисдикционного органа.

В зависимости от формы защиты нарушенных прав можно выделить судебную, административную (органы государственной власти и МСУ) и общественную (третейские суды) подведомственность.

Подведомственность дел конституционным и уставным судам, подведомственность дел СОЮ и подведомственность арбитражным судам. Если говорить о подведомственности СОЮ, то выделяют единичная или исключительная или множественная. Единичная означает, что данное дело может быть рассмотрено только судом (только суд может признать сделку недействительной).

Выделяют следующие виды множественной подведомственности.

  1. Договорная. Суть её в том, что компетентный орган для разрешения конкретного дела определяется по соглашению сторон. В ч. 3 ст. 3 ГПК предусмотрено, что по соглашению сторон спор, вытекающий из гражданских правоотношений до принятия судебного постановления суда первой инстанции может быть передан на разрешение в третейский, если иное не установлено ФЗ. По общему правилу передавать в третейский суд можно только гражданско-правовые споры в узком смысле, т.е. вытекающие из гражданско-правовых отношениях. Дела из иных правоотношений (трудовых ,семейных…) в третейский суд не передаются. Ст. 64 ЗК РФ предусматривает, что можно передать в третейский суд земельные споры. По общему правилу третейское соглашение возможно вплоть до удаления суда в совещательную комнату, то земельные споры передаются в третейский суд до возбуждения дела в государственном суде. Ст. 50 ФЗ «О недрах». Ст. 10 ФЗ «Об иностранных инвестициях», т.е. споры с участием иностранного инвестора. Ст. 22 ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» — споры между государством и инвестором об исполнении, изменении, прекращении таких соглашений и об их недействительности.

  2. Альтернативная. Означает ,что у заинтересованного лица имеется право выбора между судом и иным органом для разрешение данного дела. В настоящее время альтернативы в чистом виде не существует. В советское время альтернатива понималась в чистом виде, если лицо выбирало какой-либо определенный способ и форму защиты права, то утрачивало возможность для использования другого порядка защиты права (ст. 267 КОАП РСФСР – решение административного органа может быть обжаловано или в вышестоящий орган, или в суд, если лицо подавало административную жалобу, то последующее обращение в суд уже не допускалось). В настоящее время такой подход противоречит ст. 46 Конституции ,где закреплено право на судебную защиту, поэтому использование административного порядка обжалования не исключает возможность обращения в суд. Поэтому в чистом виде альтернативная подведомственность действует только в том случае, если есть выбор между разными судами (совместное постановление Пленума ВС и ВАС РФ от 5. 02.1998 года №3/1 «О некоторых вопросах применения закона «О переводном и простом векселе»» — если сторонами вексельного обязательства являются юридические лица или предпринимателя, то кредитор может обратиться либо к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа, либо в арбитражный суд с иском, поскольку здесь имеется выбор между судебными органами, то обратившись в один из них лицо реализует право на судебную защиту ,поэтому не может повторно обратиться за судебной защитой в другой орган, т.е. здесь альтернатива действует в чистом виде). По ряду дел возможна двойная или даже тройная подведомственность. Если лицо желает оспорить какой-либо НПА органов МСУ, то можно обратиться в СОЮ в связи с его несоответствием федеральному законодательству, можно обратиться в конституционный или уставный суд субъекта в связи с его несоответствием Конституции или Уставу субъекта РФ или в КС РФ, если не соответствует Конституции. В данном случае предмет проверки будет различным, поэтому возможно неоднократное обращение.

  3. Императивная. Заключается в том, что до обращения в суд заинтересованное лицо обязано пройти через претензионный или иной досудебный порядок. В соответствии со ст. 135 ГПК досудебный порядок разрешения дела обязателен в двух случаях: когда он предусмотрен ФЗ, когда он предусмотрен договором сторон. Что касается прямых указаний закона, то примером может выступать ст. 445 ГК РФ, предусматривающая, что если заключение договора для стороны является обязательным, то необходимо направить ей оферту и только при отказе или уклонении от заключения договора спор может быть передан в суд. Ст. 452 – споры об изменении и расторжении договора – сначала направляется предложение изменить или расторгнуть договор с указанием срока для ответа и только после этого возможно обращение в суд. Все договорные и преддоговорные споры должны проходить через досудебный порядок. Ст. 797 ГК – иски к перевозчикам предъявляются только после предъявления претензии. Порядок и сроки рассмотрения претензии регулируются соответствующими транспортными уставами и кодексами. В ст. 37 ФЗ «О почтовой связи» и в ст. 55 ФЗ «О связи» предусмотрен также обязательный претензионный порядок при спорах с оператором связи. Закон РФ «О защите прав потребителей» также предусматривает направление претензии потребителя ,сроки рассмотрения такой претензии и последствия её неудовлетворения. В связи с этим возникает вопрос обязателен ли претензионный порядок по делам о защите прав потребителей. Постановление Пленума ВС РФ от 29.09.1994 года №7 разъясняет, что потребитель вправе, но не обязан направлять претензию, т.е. претензионный порядок является добровольным, кроме случаев, предусмотренных законом (в частности ст. 797 ГК РФ). Трудовые споры рассматривает в первичном порядке КТС, однако в ст. 394 ТК РФ предусматривает, что суд рассматривает индивидуальный трудовой спор, если работодатель или работник не согласен с решением КТС или когда работник обратился в суд, минуя КТС. Отсюда вытекает ,что для работника обращение в КТС является правом, а не обязанностью.

  4. Условная (по связи дел). Для обращения в суд требуется наличие определенного условия, предусмотренного закона. Например, по ст. 17 СК РФ муж не вправе предъявить иск о расторжении брака без согласия жены во время её беременности, а также в течение одного года после рождения ребенка. Данная норма применяется также в тех случаях, когда ребенок до одного года не дожил или родился мертвым. Нет согласия – суд не примет заявление. В ч.4 ст. 72 ЖК РФ предусмотрено, что обмен жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные допускается только с предварительного согласия органов опеки и попечительства. Следовательно, суд не может разрешать споры о принудительном обмене жилыми помещениями, если не получено предварительное согласие органа опеки и попечительства. Если сравнивать условную и императивную подведомственность, то можно увидеть общие черты – перед обращением должно быть какое-либо условие. Различие – при обращение суд выступает в качестве второй инстанции (в императивной), т.е. проверяет законность и обоснованность решения первой инстанции, при условной подведомственности суд не вправе выяснять законность и обоснованность принятого в досудебном порядке решения. Если жена не дает согласие мужу на развод, то суд не вправе выяснять насколько такой отказ является обоснованным.

По общему правилу досудебный порядок не применяется к публичным спорам (прямо указано в ст. 247 ГПК). Однако для отдельных публичных споров такой порядок может быть установлен. Ст. 88 Конституции говорит о том, что в случае споров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ Президент РФ применяет согласительные процедуры, а в случае, если спор не разрешен, то передает спор в ВС РФ. Ст. 101.2 НК РФ предусматривает, что если лицо привлечено к ответственности за налоговые правонарушения, не содержащие признаков административного правонарушения, то сначала решение налогового органа обжалуется в вышестоящий налоговый орган и лишь затем может быть обжаловано в суд.

  1. Подведомственность по связи дел (ч. 4 ст. 22 ГПК). Она предусматривает, что в исковом заявлении содержится несколько требований, из которых одни подведомственны СОЮ, а другие арбитражному суду, то СОЮ принимает только те требования, которые ему подведомственны и отказывает в принятии остальных требований. Если же разделение этих требований не возможно, то все требование подлежат рассмотрению в СОЮ, т.е. установлен приоритет СОЮ перед арбитражным судом. При строительстве многоквартирного дома возникает вопрос о распределении квартир в этом доме, часть – юридические лица, часть – граждане. Спор инвесторов-граждан с застройщиком подведомственен СОЮ, спор юридических лиц с застройщиком подведомственен арбитражному суду, но поскольку дом один раздельное рассмотрение споров невозможно, поэтому все требования подлежат рассмотрению в СОЮ. Другой пример: производится взыскание с юридического лица в пользу граждан и в пользу организаций, в этом случае судебный пристав-исполнитель объединяет все требования в сводное исполнительное производство и в этом случае обжалование действий судебного пристава независимо от заявителя будет производится в СОЮ. Из этого правила есть исключение, которое предусмотрено в ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» — после ведения наблюдения все требования к должнику предъявляются в рамках дела о банкротстве, т.е. они рассматриваются арбитражным судом.

  2. Смешанная подведомственность заключается в том, что происходит соединение элементов нескольких видов подведомственности, как правило это императивная и альтернативная подведостмвенности. Как пример ст. 254 ГПК – оспаривание незаконных решений и действий государственных органов. Изначально гражданин имеет право выбора или подать жалобу в вышестоящий орган или сразу в суд. Если гражданин подает административную жалобу, то он должен дождаться ответа на неё и только после этого должен обратиться в суд.

Значение подведомственности.

  1. Подведомственность – это одна из предпосылок права на предъявление иска.

  2. Организационное значение заключается в том, что с помощью правила подведомственности законодатель регулирует нагрузку юрисдикционных органов.

  3. Процессуальное значение заключается в негативных последствий, которые наступают, если нарушены правила подведомственности. В стадии возбуждения дела – отказ в принятии заявления по п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК; а если дело ошибочно возбуждено, то второе последствие – прекращение производства по делу по ст. 220 ГПК.

Основная проблема подведомственности– это разграничение компетенции между СОЮ и арбитражными судами. Если говорить о КС РФ, то его компетенция четко определена в ст. 125 Конституции. Компетенция конституционных (уставных) судов четко определена в ст. 27 ФКЗ «О судебной системе РФ». Ни в ГПК, ни в АПК нет исчерпывающего перечня дел. В ст. 22 ГПК и в ст. 27 АПК содержится лишь примерный перечень таких дел. Эта проблема решается с помощью критериев подведомственности. По Пленуму ВС и ВАС РФ №17/12 – прежде всего подведомственность дела должна определяться в соответствии с прямым указанием закона. В ряде случаев закон прямо указывает, что дело рассматривается либо СОЮ, либо арбитражным судом. Ст. 29 ГК – суд признает гражданина недееспособным. Ст. 33 АПК – дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом (предметный критерий, когда предмет ведения суда прямо указан в законе). Однако таких норм в нашем законодательстве достаточном мало, в большинстве случаев закон содержит формулировку, что спор подлежит рассмотрению в судебном порядке либо содержится указание на возможность обращения в суд или арбитражный суд, иначе говоря нет четкого указания куда надо обращаться, в таком случае предметный критерий не срабатывает и используются два традиционных критерия подведомственности. Если спор носит экономический характер, а его участниками являются юридические лица или ИП, то в этом случае дело подведомственно арбитражному суду. Объективный критерий заключается в характере спорного правоотношения, а субъективный – в участниках процесса. Если присутствуют оба критерия – дело подведомственно арбитражному суду. Если отсутствует хотя бы один критерий – дело подведомственно СОЮ.

Возможна такая ситуация, когда лицо зарегистрировано в качестве ИП, спор возник из предпринимательской деятельности, после чего лицо аннулировало свой статус предпринимателя. Постановление Пленума ВС и ВАС №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением ГК РФ» разъяснило, что критерии подведомственности должны устанавливаться на момент рассмотрения дела. Если на момент рассмотрения дела гражданин утратил статус ИП, то спор подведомственен СОЮ. Если же данный статус утрачен после возбуждения дела в арбитражном суде, то арбитражный суд должен рассмотреть это дело по существу.

Ст. 23 ГК предусматривает, что если гражданин не зарегистрирован предпринимателем, но фактически осуществляет предпринимательскую деятельность, то в случае спора он не вправе ссылаться на отсутствие статуса предпринимателя. К обязательствам такого гражданина применяются правила о предпринимательской деятельности. ГК регулирует только материальные правоотношения, а подведомственность – это вопрос процессуального права. Следовательно, ст. 23 ГК применяется лишь тогда, когда речь идет об определении материальных прав и обязанностей, а на подведомственность это никак не влияет, а раз статус предпринимателя отсутствует, то спор будет рассматриваться в СОЮ. Кроме того, в ряде случаев применяются дополнительные критерии подведомственности. Таким критерием может форма обращения за судебной защитой. Постановление Пленума ВС и ВАС РФ указывает что лицо обращается за судебным приказом в СОЮ, а если подается иск и обе стороны – это юридические лица или ИП, то иск подается в арбитражный суд.

Ещё один дополнительный критерий – вид оспариваемого акта. Если оспаривается не НПА, то применяются два традиционных критерия. Если оспаривается НПА, то дело рассматривается в СОЮ. В соответствии с п. 1 ст. 29 АПК арбитражный суд рассматривает такие дела только в случаях, которые прямо указаны в данном пункте или в других случаях, предусмотренных ФЗ.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 года №8 разъясняет ст. 78 ФЗ «Об общих принципах организации МСУ в РФ». Если НПА органа МСУ нарушает права в сфере экономической деятельности и заявителем является юридическое лицо или предприниматель, то дело подведомственно арбитражному суду. В остальных случаях дело рассматривается в СОЮ.

В Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за IVквартал 2004 (ответ на вопрос №1) разъясняется, что в силу ст. 78 ФЗ «Об общих принципах организации МСУ в РФ» арбитражные суды не имеют права проверять НПА органов МСУ и все такие дела независимо от субъектного состава подведомственны СОЮ.

В результате имеется ситуация альтернативной подведомственности, т.е. предприниматель может обратиться в арбитражный суд, который будет руководствоваться информационным письмом и будет рассматривать дело. Если обратится в СОЮ, то будет руководствоваться обзором практики ВС РФ и тоже будет рассматривать дело.

Если есть третейское соглашение спор передается в третейский суд, если такого соглашения нет, то применяются два традиционных критерия подведомственности.

В ч. 3 ст. 22 ГПК установлено, что СОЮ рассматривают гражданские дела, за исключением тех дел, которые отнесены ФКЗ или ФЗ к ведению арбитражных судов. Иначе говоря компетенция общих судов определяется по остаточному принципу.

Разграничение дел по вертикали. Подсудность дел мировым судьям, районным судам, областным судам, ВС РФ. Также можно выделить отдельно подсудность дел военным судам.

Территориальная подсудность разграничивает компетенцию между судами одного уровня (разграничение по горизонтали).

Значение подсудности.

  1. Теоретическое. Заключается в том, что подсудность является одним из условий предъявления иска.

  2. Практическое (процессуальное) значение. Выражается в тех негативных последствиях, которые наступают при нарушении правил подсудности. В стадии возбуждения дела это влечет возвращение искового заявления по ст. 135 ГПК. Если же дело ошибочно возбуждено, то это влечет передачу дела по подсудности на основании ст. 33 ГПК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *