Статьи об ответственности государств

кодификация норм про ответственность в МП. Проэкт статей об ответственности государств от 2001 года.

Предыдущая1234567891011

12 декабря 2001 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, которая в качестве приложения содержит документ «Ответственность государств за международно-противоправные деяния». Статьи этого документа приняты к сведению и предложены «вниманию правительств, не затрагивая при этом вопроса об их будущем принятии или другой надлежащей мере» . Таким образом, завершилась почти полувековая работа Комиссии международного права ООН (КМП) над Проектом статей об ответственности государств. Данная работа была высоко оценена как государствами, так и доктриной. Правительства в своих комментариях к представленному проекту охарактеризовали его как самый важный из когда-либо осуществлявшихся Комиссией . Российский ученый И. И. Лукашук абсолютно справедливо назвал принятие данной резолюции ознаменованием наступления нового этапа в развитии международного права . Новый этап в данном случае характеризуется становлением права международной ответственности как отдельной отрасли международного права и, самое главное, кодификацией данной отрасли. Значимость этого процесса заключается в том, что право международной ответственности без преувеличения является основополагающей отраслью международного права, без должного функционирования которой последнее как система становится несостоятельным. Наступление нового этапа подтверждается также и тем, что после завершения Комиссией международного права второго чтения Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния Генеральная Ассамблея в своей резолюции 56/82 от 12 декабря 2001 г. просила Комиссию начать работу над темой ответственности международных организаций .

В настоящее время проблема ответственности международных организаций является практически не освещенной в литературе и не закрепленной в нормативно-правовых источниках. Учредительные акты организаций, к сожалению, не содержат общих норм, регулирующих вопросы ответственности международных организаций. Лишь некоторые конвенции решают проблемы ответственности организаций в рамках отдельно взятого международного договора. Так, например, ответственность международных организаций предусматривается в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 г., Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами 1972 г., Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1964 г., Конвенции по морскому праву 1982 г. и в некоторых других соглашениях. Однако, как уже отмечалось, данные источники не решают проблемы кодификации общих норм об ответственности международных организаций. Так, например, Международный орган по морскому дну отмечает, что Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву и Соглашение об осуществлении Части XI данной Конвенции содержат ряд уникальных положений о его ответственности и финансовых обязательствах. Для последующей проработки вопроса о том, как эти положения будут осуществляться, разрабатываемый Проект статей об ответственности международных организаций представляет особую ценность . Таким образом, работа, проводимая сегодня Комиссией международного права, несомненно, отвечает подлинной необходимости развития норм международного права.


Тема ответственности международных организаций впервые была отмечена заслуживающей внимания Комиссии международного права еще в 1963 г. в первом докладе спецдокладчика А. Эль-Эриана по вопросу об отношениях между государствами и межправительственными организациями . В том же году Подкомитет по ответственности государств, который обсудил сферу охвата будущего исследования, пришел к выводу о том, что «вопрос об ответственности других субъектов международного права, таких, как международные организации, следует отложить в сторону» . Это было сделано больше из практических соображений, однако отчасти причиной являлись сомнения в способности таких организаций совершать международно-противоправные деяния, а также недавнее становление международных организаций как субъектов международного права.

Тем не менее, в проектах статей об ответственности государств, принятых в первом чтении (1996 г.), международные организации упоминались в двух положениях о присвоении поведения, однако во втором чтении данные положения были сняты (ст. 9, после второго чтения — ст. 6) и ст. 13 (после второго чтения данное положение исключено) ). Проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния 2001 г. в статье 57 содержит исключающее положение, касающееся применения данного Проекта к международным организациям («общая исключающая оговорка» как она названа в комментарии к ст. 57) . В пункте 2 статьи 33 (ч. 2 Проекта статей — «Содержание международной ответственности») содержится еще одно исключающее положение, которое, хотя и прямо не упоминает международные организации, относится также и к ним . В комментарии к данному положению говорится о том, что Проект статей об ответственности государств не рассматривает возможность призвания к ответственности государства образованиями иными, чем государство . Безусловно, здесь можно подразумевать международные организации.

Таким образом, некоторые вопросы, касающиеся ответственности международных организаций уже обсуждались или, по крайней мере, упоминались в контексте работы Комиссии над Проектом статей об ответственности государств. Однако очевидным является тот факт, что сегодня существует явная необходимость разработки отдельного документа по данной теме.

Причем в силу специфики рассматриваемой темы невозможно ограничиться фактическим перенесением положений Проекта статей об ответственности государств на международные организации, как, например, это было сделано в сфере права международных договоров. Вслед за принятием Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. была разработана и принята Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г., в которой были фактически воспроизведены многие положения Конвенции 1969 г. без должного учета специфических параметров международных организаций .

В связи с этим целью данной статьи является рассмотрение сферы охвата кодифицируемых норм, а также соотношения готовящегося документа и Проекта статей об ответственности государств 2001 г.

В 2000 г. на своей 52-й сессии Комиссия международного права постановила включить тему «Ответственность международных организаций» в свою долгосрочную программу . В резолюции 56/82 от 12 декабря 2001 г. Генеральная Ассамблея просила Комиссию начать работу над данной темой. В 2002 г., на 54-й сессии КМП, была учреждена Рабочая группа по теме ответственности международных организаций. Председателем Рабочей группы и Специальным докладчиком по данной теме был назначен итальянский ученый Дж. Гая. К настоящему моменту Специальным докладчиком было представлено вниманию Комиссии четыре доклада по теме ответственности международных организаций. Рабочей группой также были рассмотрены комментарии и замечания, полученные от правительств и международных организаций.

На основании предложенных Специальным докладчиком проектов статей по состоянию на 31 мая 2006 г. Редакционным комитетом приняты проекты 24 статей будущего документа. Они составляют пять глав: глава I «Введение» (ст.ст. 1—3), глава II «Присвоение поведения международной организации» (ст.ст. 4—7), глава III «Нарушение международно-правового обязательства» (ст.ст. 8—7), глава IV «Ответственность международной организации в связи с деянием государства или другой международной организации» (ст.ст. 12—16) и глава V «Обстоятельства, исключающие противоправность» (ст.ст. 17—24).

При определении сферы охвата Проекта статей об ответственности международных организаций (далее — Проект) КМП использовала тот же подход, что и при разработке Проекта статей об ответственности государств. В соответствии с проектом пункта 1 статьи 1 будущего документа он будет применяться в случае ответственности, которую несут международные организации за свои противоправные деяния . Причем данные статьи касаются лишь международно-правового аспекта проблемы, т. е. речь идет об ответственности по международному праву. Таким образом, из-под сферы охвата статей исключена ответственность за ущерб, причиненный действиями, не запрещенными международным правом (объективная ответственность). Поскольку КМП выделила международную материальную ответственность в качестве отдельной темы, над которой ведется работа в настоящее время, представляется вполне логичным поступить подобным образом и в отношении международных организаций. Кроме того, в рамках обсуждения в Шестом комитете рассматривался вопрос о том, предвидит ли Комиссия возможность проведения исследования об ответственности международных организаций за ущерб, причиненный действиями, не запрещенными международным правом . Как отмечает Дж. Гая, «…цель проектов статей заключается лишь в рассмотрении вопросов международной ответственности за противоправные деяния» . Необходимо также отметить, что для применения данного Проекта не требуется наличия какого-либо ущерба.

Из-под сферы охвата Проекта исключается и гражданская ответственность международных организаций, связанная с нарушением коммерческих контрактов, заключаемых организациями с частными лицами. Возникающие в связи с такой ответственностью вопросы в основном рассматриваются в соответствии с национальными законами во внутригосударственных судах. Тем не менее, данные судебные решения могут представлять интерес для исследования вопроса международно-правовой ответственности. В частности, они развивают определенную аргументацию относительно национальных законов, которая может быть использована по аналогии и в отношении международного права .

Еще одним интересным вопросом в контексте сферы охвата статей является ответственность международной организации по ее внутреннему праву. В ходе обсуждения данного вопроса в Шестом комитете делегации пришли к выводу о том, что Проект статей не должен охватывать ответственность организаций согласно внутреннему праву . В данном случае в связи с понятием «внутреннее право» возникают определенные проблемы. В частности, для данного разграничения (четкого разделения ответственности по внутреннему праву и ответственности по общему международному праву) необходимо было определить понятие «внутреннее право международной организации» в контексте данного Проекта статей. Такое определение содержится в проекте статьи 4 готовящегося документа . За основу данного определения в соответствие с мнением большинства государств и международных организаций, представивших комментарии по данному вопросу, было взято определение правил организации, содержащееся в статье 2 Венской конвенции о праве международных договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. . В данном случае представляется необходимым установить четкое соотношение норм внутреннего права международной организации и будущего Проекта.

Необходимо отметить, что статьи об ответственности международных организаций, так же как и статьи об ответственности государств, содержат лишь нормы общего международного права и не определяют содержание обязательств, установленных конкретными правовыми нормами. В задачу статей также не входит толкование данных обязательств.

Существует еще одна проблема, которую намерен разрешить рассматриваемый Проект. Данная проблема была выявлена в процессе работы над Проектом статей об ответственности государств, однако не была там отражена, поскольку связана с противоправным поведением международной организации. Речь идет о вопросах, касающихся ответственности государств за международно-противоправное деяние международной организации. В статье 57 Проекта статей об ответственности государств отмечается, что данные статьи не затрагивают ответственности государства за поведение международной организации . Как считает Дж. Гая, эти вопросы должны быть рассмотрены в рамках данного Проекта . Далее в своем докладе он отмечает: «Даже если в настоящем исследовании будет сделан вывод о том, что государства никогда не несут ответственность за поведение организаций, членами которых они являются, сфера охвата настоящих проектов статей не будет правильно охарактеризована, если не будет четко указано, что она включает те вопросы, которые были оставлены за рамками проектов статей об ответственности государств из-за их связи с вопросами, касающимися ответственности международных организаций» .

Вместе с тем, вопрос о том, могут ли государства нести ответственность за деятельность международных организаций, — один из наиболее спорных в рамках рассматриваемой темы. Здесь может возникнуть две ситуации: во-первых, когда государство может нести ответственность за деяние организации в силу своего членства в этой организации; во-вторых, когда действующим лицом является международная организация, но государство несет ответственность в силу того, что оно способствовало совершению организацией противоправного деяния. В данном случае речь идет о ситуациях, аналогичных закрепленным в главе IV статей об ответственности государств. Это случаи, когда государство оказывает помощь или содействие другому государству, осуществляет контроль над ним или принуждает его к совершению международно-противоправного деяния . Если исходить из того, что вопрос о схожем поведении государства по отношению к международной организации не рассмотрен, по крайней мере, по аналогии — в статьях об ответственности государств, возникший пробел можно было бы восполнить в рассматриваемом проекте статей . В этом случае, в первую очередь, возникает вопрос о том, только ли государство-член международной организации может нести ответственность за деяния этой организации. Дело в том, что в проекте пункта 2 статьи 1 статей об ответственности международных организаций употребляется термин «государство» а не термин «государство-член». Поэтому, исходя из формулировки данного положения, нельзя однозначно говорить о возможности несения ответственности только государствами-членами. Однако в ходе обсуждения данной проблемы в Шестом комитете были высказаны предложения указать в пункте 2 статьи 1, что государство, несущее ответственность за противоправное деяние международной организации должно быть государством — членом данной организации и заменить термин «государство» на термин «государство-член». Предлагается также отметить следжующее: для того, чтобы государство могло нести такую ответственность, оно должно действовать в качестве члена или органа соответствующей международной организации .

Включение данного положения в сферу охвата статей вызвало большое неодобрение со стороны некоторых международных организаций, так как, по их мнению, это положение можно рассматривать как дополнительную возможность привлечения к ответственности государства, которое невозможно привлечь на основании норм об ответственности государств. Так, Международный валютный фонд (МВФ) в своих комментариях по этому поводу отмечает: «…в такой правовой доктрине (предусматривающей возможность предъявления претензий к государствам — членам международной организации за деяния, совершенные этой организацией. — Е. В.) должно быть прямо признано, что в случае международного финансового учреждения, созданного для достижения законных коллективных целей, а не в качестве способа ограждения государств-членов от ответственности за выполнение уже существующих обязательств, объем ответственности государства-члена (чья связь сопоставима с отношениями между акционерами и корпорацией) за действия или упущения организации должен ограничиваться суммой финансовых взносов или гарантией этого члена» .

В ходе обсуждения данной проблемы в Шестом комитете было отмечено, что присвоение государствам ответственности за противоправные деяния организации должно быть исключением, поскольку организация сама должна нести ответственность за свои действия . Необходимым представляется также решение вопроса о возможности совместного или параллельного присвоения и уточнения характера ответственности организации и государства (совместный, солидарный или вторичный).

Следует отметить, что относительно самого Проекта об ответственности международных организаций и направлений, которых придерживается КМП при его разработке (в частности, связь с Проектом статей об ответственности государств), среди международных организаций наблюдается абсолютная разрозненность мнений. Например, Европейская комиссия, Международный орган по морскому дну (его комментарии приводились выше) и Всемирная организация здравоохранения указывают на важность работы КМП по этому вопросу и считают, что Комиссия вполне логично решила в принципе принять подход, использованный в статьях об ответственности государств за международно-противоправные деяния . МВФ в отличие от вышеуказанных организаций придерживается довольно критической позиции в отношении данных вопросов. Как отмечается в одном из многочисленных замечаний данной организации: «В общем плане мы вовсе не считаем, что нормы об ответственности государств должны применяться к международным организациям… В этой связи, прежде чем применять к международным организациям какой бы то ни было принцип ответственности государств, этот принцип должен пройти проверку с учетом всех существенных различий» .

В связи с этим необходимо отметить, что при разработке данного Проекта не идет речь о непосредственном применении норм об ответственности государств к международным организациям. Важным в данной ситуации представляется применение основополагающих принципов права международной ответственности ко всем субъектам международного права. В первую очередь это необходимо для эффективного функционирования права международной ответственности как отрасли международного права. Например, вряд ли можно утверждать, что принцип, в соответствии с которым каждое международно-противоправное деяние влечет за собой международно-правовую ответственность, не может одинаково применяться и к государствам, и к международным организациям из-за существенных различий между ними. Как отмечает Специальный докладчик Дж. Гая, у Комиссии нет оснований для того, что бы использовать различные подходы к вопросам, касающимся международных организаций, которые существуют параллельно с вопросами, касающимися государств, если только на это нет необходимых причин. Однако это не означает резюмирования того, что вопросы следует рассматривать в качестве аналогичных и это будет приводить к аналогичным решениям. Цель состоит лишь в предположении того, что если исследование, посвященное особым вопросам, касающимся международных организаций, даст результаты, которые не отличаются от результатов, достигнутых Комиссией при анализе ответственности государств, то необходимо следовать модели проекта статей об ответственности государств как с точки зрения общего наброска, так и при формулировке нового текста . В ходе обсуждений в Шестом комитете были обозначены конкретные причины, в силу которых Комиссия пришла к мнению о том, что Проект статей об ответственности государств 2001 г. можно использовать в качестве отправной точки при разработке темы об ответственности организаций. Во-первых, в проектах статей закреплены нормы обычного права, принятые всеми государствами; во-вторых, Комиссия разработала важные принципы международной ответственности, и аналогичный подход должен применяться в той мере, в какой эти два вопроса параллельны, даже при том, что выводы не обязательно будут одинаковы; в-третьих, Комиссия установила важные параметры понятия ответственности в международном праве, и, в принципе, нет оснований для того, чтобы она меняла свою позицию . Отмечалось также, что тема ответственности международных организаций является логическим продолжением работы Комиссии над темой об ответственности государств и станет важным дополнением к проектам статей об ответственности государств . Вместе с тем, два комплекса проектов статей должны рассматриваться как отдельные и независимые документы, и в каждом конкретном случае следует очень осторожно подходить к перекрестным ссылкам двух текстов . Интересно отметить предложение о разработатке положения о связи нового свода проектов статей и статей о международной ответственности государств.

Таким образом, разработка Проекта об ответственности международных организаций является еще одним важным шагом на пути формирования права международной ответственности. Последнее является, пожалуй, самой сложной отраслью в международном праве и в то же время имеет стратегическое значение. Французский ученый П. М. Дюпьи отмечает, что Комиссия международного права должна уделять особое внимание кодификации именно данной отрасли не столько из-за ее сложности, сколько из-за ее особого политического значения . В случае недостаточного нормативно-правового регулирования в данной сфере возрастает роль геополитического фактора при решении возникающих проблем . Поэтому дальнейшая разработка и совершенствование права международной ответственности (и ответственности международных организаций как составной части этой отрасли) является необходимым фактором повышения эффективности функционирования международного права в целом и, как следствие, уровня управляемости мировой системы.

Естественно, принимая во внимание опыт работы над Проектом статей об ответственности государств, а также тот факт, что работа над новым проектом осложнится спецификой правосубъектности международных организаций, можно предположить, что разработка данного проекта займет немало времени. Однако уже сам факт того, что речь идет не просто о необходимости разработки данной темы, а о конкретной работе Комиссии над Проектом статей об ответственности межправительственных организаций, является, с нашей точки зрения, большим достижением в развитии системы международного права.

Предыдущая1234567891011

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 г. N 56/83 «Ответственность государств за международно-противоправные деяния»

  • Статья 56. Вопросы ответственности государств, не регулируемые настоящими статьями
  • Статья 57. Ответственность международной организации
  • Статья 58. Индивидуальная ответственность
  • Статья 59. Устав Организации Объединенных Наций

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 2001 г. N 56/83
«Ответственность государств за международно-противоправные деяния»

Генеральная Ассамблея,

рассмотрев главу IV доклада Комиссии международного права о работе ее пятьдесят третьей сессии, в которой содержится проект статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния,

отмечая, что Комиссия международного права постановила рекомендовать Генеральной Ассамблее принять к сведению этот проект статей в одной из резолюций и включить проекты статей в приложение к этой резолюции, а также изучить на более поздней стадии и в свете значимости данной темы возможность созыва международной конференции полномочных представителей для рассмотрения этого проекта статей с целью заключения конвенции по данной теме,

подчеркивая непреходящее значение кодификации и прогрессивного развития международного права, о которых говорится в пункте 1 a статьи 13 Устава Организации Объединенных Наций,

отмечая, что тема ответственности государств за международно-противоправные деяния имеет огромное значение в отношениях между государствами,

1. приветствует завершение Комиссией международного права работы по теме ответственности государств за международно-противоправные деяния и принятие ею проекта статей, а также подробного комментария по данному вопросу;

2. выражает признательность Комиссии международного права за то, что она продолжает вносить вклад в кодификацию и прогрессивное развитие международного права;

3. принимает к сведению представленные Комиссией международного права статьи об ответственности государств за международно-противоправные деяния, текст которых содержится в приложении к настоящей резолюции, и предлагает их вниманию правительств, не затрагивая при этом вопроса об их будущем принятии или другой надлежащей мере;

4. постановляет включить в предварительную повестку дня своей пятьдесят девятой сессии пункт, озаглавленный «Ответственность государств за международно-противоправные деяния».

Международно-противоправное деяние и его элементы

В науке международного права наступление международно-правовой ответственности связывается с противоправным поведением субъекта международного права. Как правило, поведение государства или иного субъекта международного права выражается в совершении им определенных деяний (действий или бездействия) в международно-правовом плане. В том случае, если поведение субъекта международного права сопровождается деянием, нарушающим обязательство, установленное действующими нормами международного права, появляется возможность присвоить указанное поведение данному субъекту международного права.

Комиссия международного права ООН в своем проекте об ответственности государств пошла по тому же пути. Она установила, что каждое международно-противоправное деяние государства влечет за собой международную ответственность этого государства. Ранее в учебной и научной литературе использовались категории «международное правонарушение» или «международные деликты». Как видим, Комиссия международного права ООН отказалась от них, введя более точный термин – «международно-противоправное деяние». В российском праве этот термин применяется в сочетании с прилагательным «преступное», обозначая акт антисоциального поведения, посягающий на общественные отношения, охраняемые уголовным законом. Комиссия международного права ООН использовала выражение «противоправное деяние» по инициативе Специального докладчика Р. Аго, который посчитал, что термин «акт» не пригоден для данной цели, ввиду того, что не включает в себя понятие бездействия, в то время как деяние подразумевает обе формы поведения: и активную (действие), и пассивную (бездействие).

Для уяснения понятия международно-противоправного деяния Комиссия международного права ООН уточнила, что международно-противоправное деяние государства имеет место тогда, когда какое-либо поведение, состоящее в действии или бездействии: а) присваивается государству по международному праву, и б) представляет собой нарушение международно-правового обязательства этого государства. Таким образом, подобное определение позволяет различать два основных элемента международно-противоправного деяния: с одной стороны, субъективный элемент или поведение, присваиваемое государству по международному праву; с другой – объективный элемент или нарушение международно-правового обязательства этого государства в результате такого поведения.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: на основе каких норм будет даваться квалификация деяния государства? В проекте Комиссии международного права на это дается следующий ответ. Квалификация деяния государства как международно-противоправного определяется международным правом. На такую квалификацию не влияет квалификация этого деяния как правомерного по внутригосударственному праву.

Не менее важным является вопрос о том, каким образом соответствующее поведение будет присваиваться государству, потому что, как известно, государство представляет собой абстрактное понятие, от имени которого действуют государственные органы или отдельные должностные лица, уполномоченные конституцией или законодательством соответствующего государства.

Какое-либо деяние или акт только тогда будут рассматриваться как совершенные государством, когда они присваиваются государству. Присвоение или вменение совершения международно-противоправного действия государству представляет собой юридическую процедуру, которая должна осуществляться на основе специальных норм международного права. Эти нормы стали складываться в тот период, когда происходило формирование основ современного международного права. Уже в это время в международноправовой науке высказывалось убеждение, что с точки зрения международного права государство представляет собой политическую организацию эффективной власти, которую в международных отношениях представляют его органы, полномочия которых устанавливаются нормами внутреннего права. Вместе с тем в международном праве также определяется перечень органов, которые могут выступать в межгосударственных отношениях от имени государства.

Принимая во внимание этот правовой опыт, Комиссия международного права сформулировала положение о том, что поведение любого органа государства рассматривается как деяние данного государства по международному праву независимо от того, осуществляет ли этот орган законодательные, исполнительные, судебные или какие-либо иные функции, независимо от положения, которое он занимает в системе государства, и независимо от того, является ли он органом центральной власти или административно-территориальной единицы государства. Понятие «орган» включает любое лицо или любое образование, которое имеет такой статус по внутригосударственному праву.

Так, противоправное поведение законодательного органа может выражаться в том, что он принимает законы, которые противоречат международным обязательствам государства, либо не принимает законов, которые необходимы для реализации международно-правовых обязательств государства. Решения судебных органов, полностью несовместимых с международно-правовыми обязательствами государства, также будут рассматриваться как международно-противоправное поведение государства в целом. Эти примеры можно продолжить, но и перечисленных достаточно для иллюстрации механизма присвоения противоправного поведения государства.

Данное правило присвоения можно считать сложившимся в межгосударственной и международной судебной практике.

Равным образом международную ответственность государства повлечет деятельность любой организации, которая осуществляет элементы государственной власти по полномочию или передаче (делегации) или каким-либо иным образом, включая случаи, когда какие-либо органы предоставляются государству другим государством или международной организацией.

Следует иметь в виду, что государство не несет международной ответственности, за исключением случаев, когда оно признает или принимает как собственное это поведение, за поведение, осуществляемое органами других субъектов международного права, которые действуют в таком качестве на его территории. Государство не несет международной ответственности за действия частных лиц, или иных лиц, действующих в таком качестве. Но государству присваивается поведение лиц или групп лиц, которые, не находясь формально на службе государства, тем не менее фактически действуют по указаниям, либо под руководством или под контролем этого государства или осуществляют фактически элементы государственной власти, включая случаи, когда они делают это во вред самим органам государственной власти при обстоятельствах, которые требуют осуществления указанных элементов. Так, в деле о военных и полувоенных акциях в и против Никарагуа Международный суд ООН изучил вопрос о том, не превратила ли военная, логистическая и финансовая помощь США, предоставленная никарагуанским «контрас», в фактические органы Соединенных Штатов, которые в силу этого могли быть признаны ответственными за вооруженную агрессию против Никарагуа. Международный суд ООН не согласился с подобной точкой зрения, признав, однако, что различные формы помощи, оказываемой США «контрас», явились важными для продолжения деятельности последних, но их было недостаточно для того, чтобы продемонстрировать их полную зависимость от помощи США.

Хотя государство не несет международной ответственности за действия индивидов, это не исключает того, что в связи с поведением частных лиц государство может рассматриваться как нарушитель международного права, если оно не примет надлежащих мер в этом случае с тем, чтобы предупредить или не допустить такие действия частных лиц, или чтобы наказать этих лиц соответствующим образом в случае, если причиняется ущерб имуществу или интересам, защищаемым международным правом. Например, в 1980 г. в деле о дипломатическом и консульском персонале посольства США в Тегеране Международный суд ООН признал Иран виновным в серьезном нарушении своих международно-правовых обязательств, потому что это государство не приняло соответствующих мер для предотвращения проникновения в посольство студентов, принадлежащих к «исламским стражам революции», или убедить и обязать их покинуть его.

Второй элемент понятия международно-противоправное деяние» предполагает наличие нарушения международно- правового обязательства. Определенное деяние будет квалифицироваться в качестве противоправного в том случае, если оно не соответствует требованиям международного обязательства, соблюдение которого возлагается на государство, которому присваивается это деяние и которое, таким образом, находится в силе для этого государства. При этом не имеет значения природа или происхождение нарушенного обязательства. Например, не важно, что обязательство будет носить характер «поведения» или «результата», или устанавливается обязательство что-либо совершить или воздержаться от совершения, или которое запрещает или требует осуществления определенного поведения, или которое будет носить характер erga omnes или не будет иметь такого характера и т.д. Равным образом, не будет иметь значения источник международного обязательства, иными словами, будет ли международное обязательство установлено международным договором, международным обычаем, односторонним актом государства, нормативным актом международной организации, решением международного суда или оно будет вытекать из общих принципов права. Нарушение любого из перечисленных обязательств повлечет международную ответственность государства.

Разумеется, нарушенное международное обязательство должно быть в силе для государства, которое его не выполняет в момент совершения противоправного деяния, потому что в ином случае международная ответственность государства не наступит.

Не будет иметь значения и тот факт, что международно- противоправное деяние будет рассматриваться как правомерное согласно внутреннему праву государства-ответчика. Невозможно, таким образом, оправдать нарушение международного права ссылками на аргументы, приводимые из внутреннего права.

Как отметил Международный суд ООН в 1989 г. в деле Элетроника Сикула (ELSI) «соответствие акта внутреннему праву и его соответствие положениям договора являются разными вопросами. То, что представляет собой нарушение договора, может быть законным по внутреннему праву, а то, что противоправно по внутреннему праву, может не составлять какого-либо нарушения конвенционного положения».

Когда речь заходит о деянии, не носящем длящегося характера, нарушение завершается в тот момент времени, когда совершается деяние, даже если его последствия продолжают действовать.

В случае нарушения международного обязательства, требующего от государства предотвратить определенное событие, оно происходит тогда, когда данное событие имеет место, и длится в течение всего периода, во время которого это событие продолжается и остается не соответствующим этому обязательству. В том, что касается составного противоправного деяния, как например, геноцида, в проекте Комиссии международного права ООП указывается, что нарушение имеет место тогда, когда происходит то действие или бездействие, которое, взятое вместе с другими действиями или бездействием, является достаточным для того, чтобы составить противоправное деяние.

Каждое государство отвечает за свои собственные деяния, что позволяет утверждать, что в международном праве сложилась норма, согласно которой ответственность государства за совершение международно-противоправного деяния, которое ему присваивается, существует независимо от ответственности любого другого государства. Тем не менее на практике возникают ситуации, когда ответственность одного государства связана с международно-противоправным деянием другого государства. Так, когда государство действует совместно с другим государством для того, чтобы совершить противоправное деяние, государство-соучастник при соблюдении некоторых условий будет единственным ответчиком в данном случае. Однако оказание помощи или содействия в совершении международно-противоправного деяния само по себе будет представлять другое противоправное деяние, присовокупляемое к тому, что совершило государство, которое получает помощь или содействие. Наконец, государство, которое руководит или контролирует другое государство при совершении международно-противоправного деяния, также несет международную ответственность за осуществление такой деятельности.

Проект Комиссии международного права признает возможность существования обстоятельств, при которых субъект международного права не несет ответственности за деяние, не соответствующее тому, что требует от него международное обязательство. Международная практика, получившая отражение в указанном документе Комиссии международного права ООН, в качестве таковых признает следующие шесть обстоятельств: согласие, самооборону, контрмеры в связи с международно-противоправным деянием, форс-мажор, бедствие, состояние необходимости. Как видим, речь идет об обстоятельствах, которые в целом присущи и внутреннему праву государств, т.е. представляют собой общие принципы права. Приведенный перечень является исчерпывающим и общепризнанным. Эти обстоятельства применяются к любым международным обязательствам, независимо от их источника, будь то договор, обычная норма или односторонний акт государства.

В статьях об ответственности государств перечисленные условия рассматриваются как обстоятельства, исключающие противоправность. В российской международно-правовой науке высказано предположение, что в данном случае речь должна все же идти об обстоятельствах, освобождающих от ответственности, а не исключающих противоправность деяния.

Согласие государства в соответствии со ст. 20 проекта Комиссии международного права ООН должно быть юридически действительным, и оно исключает противоправность конкретного деяния другого государства в отношении первого государства в той мере, в какой это деяние остается в пределах такого согласия.

Некоторые из перечисленных обстоятельств могут применяться к ограниченному числу деяний или применяться при строго определенных условиях. Так, законная самооборона применяется только к случаям использования вооруженной силы в ответ на уже совершенное незаконное вооруженное нападение другого государства, равносильное «вооруженной агрессии», т.е. агрессии против территориальной целостности и политической независимости государства, которая ставит под серьезную угрозу его сохранение как суверенного субъекта международного права.

Юридическое содержание нормы, которая предусматривает это обстоятельство, установлено в ст. 21 проекта Комиссии международного права ООН, предусматривающей ее как законную меру самообороны, принятую в соответствии с Уставом ООН. Как известно, право на самооборону закреплено в ст. 51 Устава ООН, хотя содержание этого понятия вызывает оживленные споры у современных исследователей. Следует отметить, что ряд условий осуществления права на самооборону получил отражение в целом ряде решений Международного суда ООН.

Что касается форс-мажора, то это обстоятельство применимо, если деяние, в котором оно встречается, обусловлено действием непреодолимой силы или непредвиденного внешнего события, не поддающихся контролю государства, которые сделали в данных обстоятельствах материально невозможным выполнение обязательства данным государством. Эти правила не применяются, если форс-мажорная ситуация обусловлена либо целиком, либо в сочетании с другими факторами поведением ссылающегося на нее государства, а также в тех случаях, если государство принимает на себя риск возникновения такой ситуации.

Условия применения положений о состоянии необходимости сформулированы особо ограничительным способом, ввиду опасности злоупотреблений, которые они содержат. Так, с одной стороны, деяние, которое соответствует данному обстоятельству, должно быть единственным для государства путем защиты существенного интереса от большой и неминуемой опасности и не должно наносить серьезного ущерба существенному интересу государства или государств, в отношении которых существует данное обязательство, или международного сообщества в целом. Государство, которое ссылается на такое обстоятельство, не должно способствовать возникновению состояния необходимости. С другой стороны, это правило излагается в проекте Комиссии международного права ООН в негативной форме: «государство не может ссылаться на состояние необходимости, за исключением случаев». Ситуации, в которых государства могут ссылаться на данное обстоятельство, могут быть связаны, например, с необходимостью принятия неотложных мер для защиты окружающей среды.

Обстоятельство бедствия, со своей стороны, применяется только в том случае, если у исполнителя данного деяния не было в данной ситуации иного разумного способа спасти свою жизнь или жизнь вверенных ему других лиц. В арбитражном решении по делу о «Рейнбоу Уорриор», принятом в 1990 г., было признано бедствием существование исключительных обстоятельств бедствия, которые включали медицинские и другие соображения элементарного характера, которые оправдали перевозку с Полинезии в Париж без разрешения Новой Зеландии ответственного французского офицера.

По сравнению с перечисленными более широкую сферу возможного применения представляют собой как обстоятельство контрмер, так и обстоятельство согласия. Понятие контрмер будет рассмотрено подробнее ниже.

  • Лукашук И. И. Право международной ответственности. М., 2004. С. 165.

Резолюция 56/83. Ответственность государств за международно-противоправные деяния

Настоящие статьи не применяются, если и в той мере, в какой условия наличия международно-противоправного деяния или содержание международной ответственности государства или ее имплементация определяются специальными нормами международного права.

Статья 56. Вопросы ответственности государств, не регулируемые настоящими статьями

Вопросы ответственности государств, не регулируемые настоящими статьями

Применимые нормы международного права продолжают определять вопросы ответственности государства за международно-противоправное деяние в той мере, в какой они не регулируются настоящими статьями.

Статья 57. Ответственность международной организации

Ответственность международной организации

Настоящие статьи не затрагивают вопросов ответственности по международному праву международной организации или любого государства за поведение международной организации.

Статья 58. Индивидуальная ответственность

Индивидуальная ответственность

Настоящие статьи не затрагивают вопросов индивидуальной ответственности по международному праву любого лица, действующего от имени государства.

Статья 59. Устав Организации Объединенных Наций

Устав Организации Объединенных Наций

Настоящие статьи не затрагивают Устава Организации Объединенных Наций.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:

Российский ежегодник международного права,
СПб, 2002 год (Резолюция)

официальный сайт ООН
http://daccessdds.un.org
по состоянию на 07.10.2008 (приложение)

Проект статей об ответственности международных организаций не является простым дублированием статей о

12345

ответственность государств. Однако несмотря на то, что многие положения могут применяться и к меж-

ных организаций, взятые были аналогичные формулировки, только термин «государство» изменено на «международная

организация «**. Однако одним из основных аргументов за само такое построение проекта статей об ответственности международных организаций стало отсутствие широкой практики в этой сфере. На своей 55-й сессии

Одним из основных недостатков проекта является его конечная форма. Воплощение проекта в резолюции ГА ООН не

делает его международно-правовым актом с общеобязательной силой. Логически правильно было бы оформи-

ты его в конвенцию, как раз и рекомендовала КМП ГА ООН. Однако пройдет еще достаточно много времени, пока такой

документ вступит в силу в качестве конвенции, а его положения станут общеобязательного характера.

Итак, в период с 2003 по 2011 Комиссия получила и рассмотрела восемь докладов Специального доповида-

ча7. Эти статьи образуют Часть первую «Введение» (ст. 1, 2), часть вторую «Международно-противоправное диян-

ния международной организации «(ст 2-27), часть третью» Содержание международной ответственности международной

организации «(ст 28-45), часть четвертую» Имплементация международной ответственности международной

организации «, Часть пятую» Ответственность государства в связи с поведением международной организации «и

Часть шестая «Общие положения».

Часть первая включает вводные статьи (ст 1-2), где отражены

сферу действия проектов статей, дано определение сроков и закреплено несколько общих принципов.

Часть вторая содержит главы по общим принципам (ст.ст. 3-5), определение поведения, которое можно считать пове-

Динка международной организации (attribution of conduct to an international organization) (ст.ст. 6-9), нарушения

международно-правового обязательства (ст.ст. 10-13), ответственности международной организации в связи с диян-

нием государства или другой международной организации (ст.ст. 14-19), обстоятельств, исключающих противоправность

(Ст.ст. 20-27).

Часть третья «Содержание международной ответственности международной организации» содержит главы

об общих принципах международной ответственности международной организации (ст.ст. 28-33), возместить

ния вреда (ст 34-40), серьезных нарушений обязательств, вытекающих из императивных норм меж-

родного права (ст 41-42).

Часть четвертая состоит из глав по привлечению международной организации

к ответственности (ст 43-50) и контрмер (ст.ст. 51-57).

Часть пятая содержит статьи, регулирующие

ответственность государств в связи с поведением международной организации (ст.ст. 58-63).

Часть шестая содержит общие положения о сфере действия данного проекта (ст.ст. 64-67) 8.

Проект статей применяется к международной ответственности за международно-противоправные деяния

(Ст. 1) и к государствам за международно-противоправные деяния международной организации (ст. 2). Международно-протип-

равне деяния международной организации считается, когда присваивается ей согласно нормам международным

ного права или нарушает международно-правовые обязательства этой международной организации (ст. 4). международной

организации присваивается поведение ее органа или уполномоченного лица, даже если она превышает полно-

взвешивание нарушает указания, но действует в официальном качестве и в рамках общих функций организации. при

определении функций органов или уполномоченных лиц применяются правила международной организации

(Ст.ст. 6-8).

Если деяние международной организации противоречит ее международно-правовым обязательствам, оно счи-

ется нарушением. Это касается и международно-правовых обязательств международной организации перед ее

членами, вытекающие из правил организации (ст. 10).

Международная организация несет международно-правовую ответственность, если помогает способствует, а также

заставляет государство или международную организацию к осуществлению международно-противоправного деяния, при условии,

что знает обстоятельства деяния и если бы оно совершалось им самим, было бы международно-противоправным (ст. 14-16).

Международная организация несет ответственность, если обходит свои международно-правовые обязательства пу-

хом принятия решения, обязывающего разрешает ее члену совершить деяние, которое было бы международно-протип-

равным, если бы совершалось им самим. И не имеет значения, совершенное при таких обстоятельствах членом организации диян-

ния является международно-противоправным (ст. 17).

В соответствии с Главой V Части II к обстоятельств, исключающих противоправность, относят согласие (ст. 20),

самооборону (ст. 21), контрмеры (ст. 22), форс-мажор (ст. 23), бедствие (ст. 24) и состояние необходимости (ст. 25).

Применение обстоятельств, исключающих противоправность, практически не отличается от общих норм меж-

народной ответственности *.

Особое внимание стоит обратить на использование контрмер. До конечного варианта проекта контрзахо-

дам должна была быть посвящена только ст. 19, которая в окончательном варианте проекта вылилась в ст. 22 и Главу ИИ

Части IV в контексте рассмотрения имплементации международной ответственности. Если в ст. 22 говорится о

применения контрмер международной организацией, то в главе второй части ИV наоборот — к международной

организации. Контрмеры не могут применяться международной организацией против ее члена в ответ

в нарушение международно-правовых обязательств, вытекающих из правил международной организации, за

исключением случаев, когда такие меры ними предусмотрены. Тогда они могут применяться, если не противоречат пра-

вилам международной организации, и если нет других надлежащих средств, чтобы побудить члена международной

организации для выполнения обязательств по прекращению нарушения и возмещения вреда. при выполнении

вышеуказанных требований исключается противоправность данных деяний — контрмер, если они применяются

согласно материальными и процессуальными требованиями международного права. Это касается и контрмер,

применяемые к международной организации.

Ни одна из вышеупомянутых обстоятельств не может исключить противоправность какого-либо деяния, противоречащего

императивной норме международного права. Ссылка на обстоятельства, исключающие противоправность, а не осво-

ствует от соблюдения обязательств в той части, которую обстоятельства не затрагивают, а также вопросы компенсации матери-

риального ущерба, причиненного данным деянием.

ЧАСТЬ III содержит положения о юридических последствиях международной ответственности международной

организации за совершенное международно-противоправное деяние. Согласно ст. 29 юридические последствия международно-про-

типравного действия не освобождают международную организацию от выполнения нарушенных обязательств.

Международная организация обязана прекратить международно-противоправное деяние и предоставить гарантии неполной

торення деяния, если этого требует обязательства (ст. 30). Также международная организация обязана

полностью возместить ущерб, как материальный, так и моральный, причиненный международно-противоправным деянием

(Ст. 31).

Международная организация может ссылаться на свои правила при невыполнении обязательств только в от-

сыновьях с ее членами (ст. 32).

ГЛАВА II части III посвящена возмещению вреда. В Проекте указано, что полное возмещение

вреда осуществляется в форме реституции, компенсации и сатисфакции вместе или отдельно.

Согласно Проектом международная организация обязана восстановить положение, существовавшее до совершения меж-

народно-противоправного деяния, то есть осуществить реституцию в той мере, в которой она возможна (ст. 35). В

том объеме, в котором вред не возмещается реституцией, международная организация обязана компенсу-

ваты ее. Компенсация охватывает любую выраженную в финансовом эквиваленте ущерб, включая упущенную

выгоду, насколько она установлена ​​(ст. 36). При необходимости обеспечения полного возмещения вреда на

основную сумму могут начисляться проценты (ст. 38). При условии, что международная организация не может

возместить ущерб реституцией или компенсацией, она обязана предоставить компенсацию, которая может виража-

ся в признании нарушения, выражении сожаления, официальном извинении или в другой соответствующей форме.

Компенсация должна быть пропорциональной вреде и не может иметь унизительную для международной организации форму

(Ст. 37).

Члены международной организации обязаны принять все необходимые меры, чтобы международная организация

могла выполнить свои обязательства по возмещению, а международная организация обязана принять все

необходимые меры согласно своим правилам, чтобы ее члены предоставили ей средства для эффективного выполнения

этих обязательств (ст. 40).

Нарушение считается серьезным, если присутствует грубое или систематическое невыполнение обязательств

международной организацией. Государства и международные организации должны пытаться положить конец любому

серьезном нарушению правомерными средствами. Ни одно государство или международная организация не может пре-

ваты помощь или содействие в сохранении положения в результате серьезного правонарушения

(Ст. 42).

Пострадавшая государство или международная организация выдвигает претензию, в которой сообщает международную

организацию о своих требованиях, может указать виновной стороне, как она поступить, чтобы прекратить протип-

равне действия и в какой форме она требует возмещения (ст. 44). Пострадавшая сторона не может требовать

ответственности от международной организации, если предъявлено требование не соответствует нормам, касающимся

ся государственной принадлежности требований или если требование относится к категории тех, к которым применяется

норма относительно исчерпания всех доступных и эффективных местных средств правовой защиты, а они исчерпаны НЕ

были (ст. 45).

Привлечь к ответственности международную организацию невозможно, если пострадавшая сторона от-

мовляеться от требований считается отказавшимся, в силу своего поведения путем молчаливого согласия

(Ст. 46).

Субсидиарная ответственность может наступать, если в результате основной ответственности не осуществлен

но возмещения полностью и лишь в той мере, в какой она его не осуществила. Сторона не может получить

больше возмещения, чем нанесен ущерб (ст. 48). Привлечь международную организацию к ответственности

может только государство или международная организация (ст. 50).

Как уже было упомянуто выше, ГЛАВА II Части IV посвящена применению контрмер международной

организации. Государство или международная организация может применять контрмеры в международную организацию

только с целью побудить ее выполнить обязательства, связанные с серьезным нарушением обязательств,

вытекающих из императивных норм общего международного права (ст. 51). Контрмеры ограничиваются вре-

совым невыполнением международно-правовых обязательств по международной организации. Контрмеры по воз

ности применяются таким образом, чтобы не препятствовать восстановлению выполнения обязательств и ограни-

жить последствия их применения для осуществления виновной международной организацией ее функций.

Контрмеры не могут применяться членом международной организации, кроме случаев, когда это не

противоречит правилам международной организации и нет других средств, чтобы побудить ее к выполнению

обязательств о прекращении нарушения и возмещения вреда, а также за нарушение обязательств,

вытекающих из ее правил, если только их применение не предусмотрено этим правилам (ст. 52). контрмеры

не могут затрагивать:

— Обязательства воздержание от применения силы и угрозы силой;

— Обязательства по правам человека;

— Обязательства гуманитарного характера, запрещающие репрессалии;

— Другие обязательства, вытекающие из императивных норм международного права (ст. 53).

Сторона применяет контрмеры, не освобождается от выполнения своих обязательств по мирному

урегулирования спора и неприкосновенности органов или агентов международной организации, а также ее помещений,

архивов и документации.

Согласно ст. 54 контрмеры должны быть пропорциональны вреде с учетом тяжести международно-правовыми

ного действия и нарушенных прав.

Перед применением контрмер сторона должна призвать международную организацию к вы-

ния ее обязательств, предупредить ее о решении применить контрмеры и предложить провести пере-

воры по урегулированию спора, но несмотря на эти действия пострадавшая сторона может принять неотложные

контрмеры, необходимые для обеспечения его прав. Если международно-противоправное деяние прекращено и спор

находится на рассмотрении суда или трибунала, решение которых имеет обязательную силу, контрмеры приме-

ся не могут, или в случае начала применения должны прекращаться немедленно. Однако правило не действует,

если международная организация осуществляет процедуру урегулирования споров добросовестно (ст. 55). Конт

рзаходы должны быть прекращены, как только международная организация выполнит свои обязательства по со-

ности.

Государство, помогает способствует (ст. 58), руководит (ст. 59), заставляет (ст. 60) международную организацию к

осуществление международно-противоправного деяния, несет за это ответственность, если знает о его обстоятельствах и

деяния было бы противоправным, если бы совершалось им самим. Действия члена международной организации, вчиня-

ется в соответствии с ее правилами, не влечет за собой наступление международной ответственности (ст. 58). государство несет

ответственность, если обходит свои международные обязательства, побуждая международную организацию к учи-

ния действия, которое было бы нарушением обязательств государства, если бы совершалось им самим (ст. 61). государство несет

ответственность за международно-противоправное деяние международной организации, если она дала на это согласие

пострадавшей стороне дала повод пострадавшей стороне полагаться на ее ответственность. Любая от-

ность государства в данном случае понимается как субсидиарная (ст. 62).

Положения проекта не применяются в случаях, когда ситуация, возникшая регулируется специаль-

ими нормами международного права. Такие нормы могут содержаться в правилах международной организации

(Ст. 64). В тех случаях, когда вопрос не регулируется положениями данного проекта, применяются нормы

международного права (ст. 65). Положения проекта не затрагивают вопросы индивидуальной ответственности

любого лица, уполномоченного действовать от имени международной организации или государства (ст. 66). В сферу действия

Проекта не принадлежит Устав ООН (ст. 67).

Итак, несмотря на отсутствие широкой практики по ответственности международных организаций,

Проект основной мерой основывался на статьях о международной ответственности государств и комментариях дер

жал и международных организаций; последние также стали источником малочисленной практики в этой сфере.

. Проектом предусмотрен целый ряд случаев, когда государство может нести ответственность за действия международной организации, в любом случае

такая ответственность является субсидиарной и наступает лишь в той мере, в которой международная организация не воз-

а основную вред. Основным недостатком проекта статей об ответственности международных организаций является

его конечная форма. К оформлению проекта в конвенцию минеще довольно много времени, а до того его по- ния смогут применяться только в качестве обычных норм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *