Третий энергетический пакет

Третий энергопакет как ключевой фактор отношений России и ЕС

В последние несколько лет отношения России и стран ЕС в сфере энергетики накалены до предела. И степень накала повышается с каждым годом. У Брюсселя беспокойство вызывают споры в вопросах газоснабжения и недружелюбный тон Москвы в комментариях к этим вопросам.

Причины для недовольства у России более чем веские. Камнем преткновения стал Третий Энергетический пакет, принятый Евросоюзом. Для нашего Газпрома он носит не только ограничительный, но даже репрессивный характер. Не радуют Москву и намерения Брюсселя поддерживать строительство Транскаспийского трубопровода, который должен доставлять туркменский газ в Европу, обходя территорию России.

Третий Энергопакет Евросоюза – это последний документ, который должен регламентировать долгие преобразования в сфере газовой энергетики, начатые в 1998 году с принятием Первого и 2003 году – Второго Энергопакетов. Составляющими Третьего Энергопакета являются три регламента и две директивы, которые должны создать в Европе высокую конкуренцию в энергетической сфере, а последняя, в свою очередь — вызвать снижение цен для потребителей. Еще одной целью Энергопакета является объединение разобщенных энергетических рынков Евросоюза. Суть его в том, что он разделяет вертикально интегрированные компании на составляющие – добычу, транспортировку и сбыт. Тем самым запрещая предприятиям, которые производят газ, а так же его поставщикам, контроль транспортных сетей. Третий пакет реформ призван разграничить бизнес по продажам и транспортировке этого сырья.

Формально Третья Директива начала действовать 9 сентября 2009 года. Все страны участницы ЕС обязаны были внести поправки в свое законодательство в соответствии с предусматриваемыми реформами. За отведенные 11 месяцев, ни одна из них сделать это не успела. Еврокомиссия обвинила 18 стран ЕС в том, что они нарушили предусмотренные законодательством обязательства, и подала иски в Европейский суд. Но, несмотря на это, и к январю 2012 года для 8 стран ЕС вопросы адаптации национального законодательства к Третьей Директиве так и не были решены. В этом есть свои плюсы и минусы. Минус в том, что существенно увеличился период неопределенности на европейском газовом рынке, соответственно, будут повышаться и риски. Плюс в том, что временно расширились возможности сотрудничества с разработчиками Третьего пакета, чтобы справедливо и сбалансированно учесть интересы всех участников газовой цепочки, минимизируя риски и неопределенности для них. Завершить подготовку пакета и запустить единый рынок газа ЕС Еврокомиссия планирует в 2014 году.

Разрабатывая Третий Энергопакет, Европа, в первую очередь, хотела уменьшить монополию в газовой сфере на национальных рынках стран-членов ЕС таких гигантов, как ENI, Ruhrgas, Gas de France. Но при таких изменениях «Газпром» тоже «попал под раздачу», так как концерн имеет часть контрактов внутри территории ЕС. Хочет «Газпром» этого или нет, в связи с новыми реформами, свой европейский бизнес ему придется организовывать по-новому. Он уже не сможет быть в Европе и поставщиком, и одновременно выступать в качестве владельца им же построенных газопроводов. Причем, Третий пакет затрагивает законодательство в сфере, как действующих, так и строящихся газопроводов («Южный поток»).

Строительство Северного потока (Фото dw.de)

В российской компании же считают, что эти новшества направлены именно против него, как основного поставщика газа в европейские страны. По требованиям, которые Европа заложила в Третий Энергопакет, «Газпром» должен дать доступ к своим газопроводам другим поставщикам, которые захотят снабжать газом Европу. В случае, если таковые не найдутся, в резерве все равно должна оставаться часть газотранспортных мощностей. Москву ситуация не радует ни в первом, ни во втором случае, так как в обоих вариантах идет снижение рентабельности проектов. «Газпрому» такое положение грозит большими проблемами во взаимоотношениях с партнерами, а также может обернуться прямыми и косвенными убытками. Для того, чтобы удовлетворить спрос на газ нужны инвестиции в новые объекты инфраструктуры, которые в газовой отрасли – самые дорогостоящие, и окупиться могут через десятилетия. Для уверенности в возврате своих вложений «Газпрому» нужен стабильный спрос и предсказуемые правила игры, которые определяют экспорт при долгосрочной перспективе. Такой гарантией было право собственности на трубопровод, которое по Третьему Энергопакету Европа хочет отдать третьим посредникам. В связи с невозможностью окупить расходы, без управления трубопроводной системой ни один поставщик не захочет вкладывать деньги в дело, не будучи уверенным в том, что они к нему вернуться.

Владимир Путин на саммите Россия-ЕС в Брюсселе, декабрь 2012 г.

Владимир Путин заявил, что «нормы Третьего Энергопакета не должны распространяться задним числом на контракты, которые уже были заключены до того, как было принято решение по этому пакету». Москва хочет вывести из-под действия положений этого документа работу и строительство своих газопроводов – «Северного потока» и «Южного потока». Алексей Миллер, глава «Газпрома», отметил, что по условиям Третьего Энергопакета, компания не может использовать половину мощностей сухопутных газопроводов — отводов «Северного потока» и «Южного потока». «Газпром», подавая к границам ЕС необходимые рынку объемы природного газа, теперь не может рассчитывать на использование адекватных транспортных мощностей для доставки этих объемов к пунктам сдачи, туда, где газ меняет собственника и вливается во внутреннюю европейскую газораспределительную сеть. Проблема в том, что соответствующие регулирующие органы предоставляют «Газпрому» лишь половину принимающих мощностей, к строительству которых компания имела непосредственное отношение» — заявил Алексей Миллер. Так же он указал на то, что Европа не позволяет «Газпрому» использовать все принимающие мощности, даже когда на них нет других претендентов. Москва предлагает Европе квалифицировать сухопутные участки магистралей, как продолжение морских газопроводов «Северный поток» и «Южный поток».

Пойдет ли Европа на уступки? Пока однозначно сказать сложно. С одной стороны Третий Энергопакет, по словам постоянного представителя России при ЕС Владимира Чижова, «в процессе согласования стал менее строгим и более размытым под влиянием позиций стран-членов сообщества и позиций энергобизнеса… В результате по ряду позиций этот пакет предусматривает некоторую многовариантность». Но распространять на «Газпром», самого крупного поставщика газа в Европу, этот принцип «многовариантности» Еврокомиссия не захотела. О коррективах для Третьего Энергопакета страны не договорились. Ответом на действия Европы стало объявление Минэнерго конкурса на проведение «анализа технико-экономических показателей реализации программы создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона». Министр Сергей Шматко в связи с этим заявил: «Развитие нового восточного вектора в российской энергетической отрасли — долгосрочное, стратегически осознанное решение. Мы будем сознательно и уверенно заниматься диверсификацией наших поставок, чтобы снизить политические амбиции стран, претендующих на монопольное потребление наших энергоресурсов и монопольное определение правил игры».

Правомерны слова директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина «если ЕС присвоит особый статус «Северному» и «Южному потоку», то это решит все проблемы с Третьим Энергопакетом ЕС». Третий Энергопакет требует доработок, потому что в нем не учтены в одинаковой мере интересы производителей и потребителей, полагают эксперты. А это ничем хорошим не закончится. Европа прекрасно осознает, что в принятом документе много нюансов. Поэтому, есть мнение, что за Третьим Энергопакетом могут последовать «Четвертый», «Пятый» и «Шестой»…

Метки: 2014 г., Gazprom, Северный поток, Третий энергопакет ЕС, Южный поток

Третий энергопакет ЕС и отношение к нему России

Наиболее дискуссионные аспекты третьего энергопакета — выделение электроэнергетических и газотранспортных сетей, а также расширение прав и возможностей национальных энергетических регуляторов и свободы выбора потребителей — отражены в двух директивах ЕС: Electricity Directive 2009/72/EC и Gas Directive 2009/73/EC.

Первоначальный жесткий запрет компаниям, занятым в добыче, генерации и импорте энергоресурсов, контролировать или владеть преобладающим пакетом акций распределительных сетей (Ownership unbundling, OU), означавший, по сути, не что иное, как экспроприацию корпоративных сетей, позднее был дополнен двумя более мягкими вариантами.

Вариант «Независимый оператор системы» (Independent System Operator, ISO) позволяет вертикально интегрированным компаниям сохранить сети в собственности, предписывая, однако, передать активы в управление независимому системному оператору.

Третий вид разделения «Независимый оператор газотранспортной или энергетической сети» (Independent Transmission Operator, ITO) оставляет крупным компаниям право сохранить транспортные мощности и в собственности, и в управлении, при этом требуя следовать ряду правил, чтобы отделить управление сетями от прочей деятельности.

Россия выступает против этих новаций, полагая, что Еврокомиссия пытается контролировать рынок и заставить ОАО «Газпром» перейти от контрактной схемы поставок газа на спотовую. «Газпром» также считает, что эти нововведения направлены против него как главного поставщика трубопроводного газа в Европу.

Требования, изложенные в третьем энергопакете, обязывают «Газпром» обеспечить доступ к своей «трубе» третьим лицам, то есть другим поставщикам, которые изъявят желание снабжать газом Европу. Если таковых нет, часть газотранспортных мощностей все равно должна оставаться в резерве. Россию подобное предложение не устраивает, поскольку и в том, и в другом случае рентабельность проектов снижается. Именно поэтому Москва пытается добиться для них исключений из третьего энергопакета.

Президент РФ Владимир Путин в июне 2012 года по итогам саммита Россия‑ЕС заявлял, что нормы третьего энергопакета не должны распространяться задним числом на контракты, которые уже были заключены до того, как было принято решение по этому пакету.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер говорил, что требования третьего энергопакета лишают «Газпром» возможности использования половины мощностей сухопутных газопроводов‑отводов от морских газопроводов «Северный поток» и «Южный поток». По его словам, «Газпром», подавая к границам ЕС необходимые рынку объемы природного газа, теперь не может рассчитывать на использование адекватных транспортных мощностей для доставки этих объемов к пунктам сдачи, туда, где газ меняет собственника и вливается во внутреннюю европейскую газораспределительную сеть. Проблема в том, что соответствующие регулирующие органы предоставляют «Газпрому» лишь половину принимающих мощностей, к строительству которых компания имела непосредственное отношение.

По словам Миллера, для «Северного потока» это становится реальностью: по нему уже поступает «голубое топливо» европейским потребителям, но фактически дискриминационная мера препятствует эффективному функционированию газопроводов OPAL и NEL, которые являются составной частью «Северного потока». Аналогичная проблема надвигается и на «Южный поток». Миллер отмечал, что европейские и национальные органы не позволяют «Газпрому» использовать все принимающие мощности, даже когда на них нет других претендентов.

Россия предлагает считать эти сухопутные участки магистралей продолжением экспортных газопроводов, проложенных по дну Балтийского и Черного морей. Миллер обратил внимание на то, что подписание соглашения между Россией и ЕС о трансграничных инфраструктурных проектах необходимо для обеих сторон, оно сможет гарантировать инвестиции поставщиков энергоресурсов в строительство инфраструктуры.

21 декабря 2012 года президент РФ Владимир Путин по результатам прошедшего в Брюсселе саммита Россия — ЕС, заявил о том, что Россия рассчитывает на достижение компромисса с Евросоюзом по поводу применения норм третьего энергопакета к российским проектам. В этот же день Россия представила на рассмотрение Евросоюза новый проект соглашения по трансграничным газопроводам, выводящий проекты «Северный поток» и «Южный поток» из‑под действия третьего энергопакета.

В марте 2013 года прошла международная конференция «Россия — Европейский союз: возможности партнерства», на которой вновь была затронута тема третьего энергопакета. Премьер‑министр РФ Дмитрий Медведев, выступая на конференции, подчеркнул, что Евросоюз не должен навязывать односторонние подходы своим партнерам и обязан слышать аргументы другой стороны при рассмотрении вопросов, связанных реформами в области газа и электроэнергии.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Реализация Третьего энергетического пакета в Европейском Союзе Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

А. К. Пакин

РЕАЛИЗАЦИЯ ТРЕТЬЕГО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПАКЕТА В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

В статье раскрывается сущность Третьего энергетического пакета, принятого Европейским союзом; показано его влияние на сотрудничество ЕС с Россией в сфере энергетики.

Ключевые слова и словосочетания: Третий энергетический пакет, вертикально интегрированные компании, имущественно-правовое разъединение, независимый системный оператор, независимый транспортный оператор.

На протяжении 15 лет Европейский союз (ЕС) ведет работу по либерализации своего внутреннего энергетического и газового рынков. Создание единого, интегрированного энергетического рынка ЕС видит в качестве важной задачи энергетической политики. Как полагают в ЕС, это приведет к большей прозрачности деятельности его операторов, более эффективной работе национальных регулирующих органов, будет способствовать развитию трансграничной торговле энергоносителями и инвестированию, а также усилит солидарность между государствами — членами ЕС, способствуя развитию конкуренции между ключевыми поставщиками энергоресурсов и, как следствие, падению цен на них, что является главной целью ЕС.

В настоящее время основные проблемы европейского внутреннего энергетического рынка вызваны наличием на нем вертикально интегрированных энергетических компаний, которые не только контролируют основные мощности (электроэнергетические передающие системы, газотранспортные сети и основные газохранилища), но и пользуются значительным влиянием на оптовом и розничном рынках энергии. Вертикально интегрированные компании негативно влияют на состояние европейского внутреннего энергетического рынка: препятствуют конкуренции в целях сохранения своих господствующих позиций на рынке (и соответственно более высокой прибыли); не имеют стимула инвестировать в новые сети и трансграничные стыковочные узлы; препятствуют доступу к сетям компаний, производящих энергию из возобновляемых источников; стремятся усилить свое рыночное влияние путем кросс-субсидирования передающей и поставляющей деятельности, а также являются затратными и сложными для регулирования, в частности, вследствие имеющихся у них возможностей для дискриминационного поведения. При этом в негативном влиянии на европейский внутренний энергетический рынок в первую очередь обвиняются иностранные вертикально интегрированные энергетические компании.

Снижение стоимости энергии для конечных потребителей достигается за счет принятия законопроектов по реформе рынков природного газа и электроэнергии. На сегодняшний день таким является Третий энергетический пакет, который вступил в силу 3 сентября 2009 г. и включает следующие документы: Газовую директиву ЕС; Электроэнергетическую директиву ЕС; Регла-

мент об условиях доступа к газовым сетям; Регламент об условиях доступа к электросетям; Регламент о создании Агентства по сотрудничеству регуляторов энергетики. Перечисленные акты приняты совместным решением Европейского парламента и Совета ЕС. Директивы являются обязательными для государств-членов только относительно срока реализации и требуемого результата, при этом формы и методы его достижения оставлены на усмотрение государств. В свою очередь регламенты, в отличие от директив, представляют собой акты общего характера, адресованы всем субъектам права ЕС и наделены прямым действием.

Основой Третьего энергетического пакета стал комплекс мер по структурному реформированию вертикально интегрированных компаний (ВИК), направленный на отделение естественно-монопольной деятельности (транспортировка) от конкурентных видов (производство, продажа). Главной целью является лишение собственника системы транспортировки фактических возможностей и коммерческих стимулов для дискриминации неаффилированных с ним компаний.

Для достижения поставленной цели государствам — членам ЕС предлагаются следующие модели разъединения:

1. Имущественно-правовое (ownership unbundling). Запрещается прямо или косвенно контролировать одновременно производство и транспортировку, что влечет полную дезинтеграцию ВИК. Система транспортировки должна быть передана независимому лицу либо предприятие должно разделиться на принадлежащие разным собственникам компании, занимающиеся транспортировкой и производством (поставкой) энергии. В настоящее время данная модель поддержана меньшинством государств — членов ЕС.

2. Независимый системный оператор — НСО (Independent System Operator). Предполагается, что система транспортировки номинально остается в собственности ВИК, но фактически все правомочия по владению и пользованию системой передаются независимому системному оператору, который не связан с ВИК. НСО назначается на основании предложений ВИК и с одобрения Комиссии и выполняет весь комплекс полномочий по управлению системой. Кроме того, ВИК обязана оказывать НСО всяческое содействие, в том числе финансировать инициированные НСО инвестиционные проекты.

3. Независимый транспортный оператор — НТО (Independent Transmission Operator). ВИК передает право собственности на систему транспортировки газа и все функции по ее управлению своему дочернему обществу, которое отделяется от других сегментов предприятия «высокими и надежными китайскими стенами». Модель НТО — самая популярная среди государств — членов ЕС. Ее предложили Франция и Германия как альтернативу моделям имущественно-правового разъединения и НСО. Однако «на выходе» модель НТО превратилась в очень сложный и обременительный комплекс мер.

Согласно Третьему энергетическому пакету, компании из третьих стран, которые присутствуют на рынке ЕС, должны трансформировать организацию своей деятельности в соответствии с пакетом (разделение собственности) не только на территории Евросоюза, но и на территории страны происхождения. Данная «оговорка» представляет собой комплекс мер, призванных защитить

Пакин А. К. Реализация Третьего энергетического пакета в Европейском союзе 109

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

выделяемые из ВИК транспортные сети от поглощения зарубежными корпорациями. Базовая идея состоит в том, что транспортные сети на территории Евросоюза не должны контролироваться компаниями из третьих стран, если эти компании на национальном рынке не соответствуют существующим в Евросоюзе требованиям о разделении функций либо если такой контроль может поставить под угрозу безопасность поставок энергии. Это означает, что национальный регулятор вправе отказать такой компании в выдаче лицензии на осуществление деятельности по транспортировке.

Следует отметить, что право ограничивать компании третьих стран в покупке активов на территории ЕС было зарезервировано на национальном уровне. Однако, согласно Газовой директиве ЕС, объекты новой крупной газотранспортной инфраструктуры, которые включают в себя соединительные газопроводы между государствами — членами ЕС, терминалы сжиженного природного газа (СПГ) и хранилища газа, могут быть временно освобождены от применения к ним требований имущественно-правового разъединения, доступа третьих лиц и регулирования тарифов. При этом перечень объектов, подходящих для получения освобождения, не включает в себя системы транспортировки, соединяющие государства — члены ЕС с третьими странами, что может привести к нарушению синхронизации правового режима трансграничных проектов, которые объединяют государства — члены ЕС как между собой, так и с третьими странами.

Для ограничения прав иностранных инвесторов в сфере энергетики на уровне ЕС было введено правило: подконтрольные иностранцам операторы систем транспортировки могут быть сертифицированы лишь в том случае, если докажут, что их сертификация не повлечет риски надежности поставок. Все вышеперечисленные факторы создают риски, связанные с расторжением долгосрочных контрактов. При этом в мировой практике основным видом контракта на поставки природного газа является долгосрочный контракт с условием «бери или плати». Данный подход важен с точки зрения энергетической безопасности. Положения Третьего энергопакета, основная цель которого -повышение конкуренции между поставщиками, направлены против долгосрочных контрактов. Кроме того, в настоящее время запланирована проверка двусторонних межправительственных соглашений государств — членов ЕС на соответствие общей политике ЕС, что может привести к разбирательствам в Европейском суде. В данной ситуации возникает опасность отказа от долгосрочных контрактов в пользу краткосрочных и спотового рынка, что может повлечь за собой рост ценовой волатильности, а также другие негативные последствия.

Чтобы обеспечить равенство условий для компаний-резидентов и нерезидентов, вводится так называемая оговорка о третьей стране. Она предусматривает, что транспортные сети на территории ЕС не должны контролироваться компаниями из третьих стран, если эти компании не соответствуют существующим в ЕС требованиям о разделении функций либо если такой контроль может поставить под угрозу безопасность поставок энергии. Это означает, что национальный регулятор вправе отказать такой компании в выдаче лицензии на осуществление деятельности по транспортировке. Учитывая желание Евро-комиссии продвигать свои требования не только относительно России, но и

государств — членов ЕС, представляется, что прямое невыполнение нового законодательства неконструктивно и создает значительные финансовые риски.

Третий энергопакет оказывает существенное влияние на сотрудничество России и ЕС в сфере энергетики. Для стран ЕС становится обязательным выполнение системных кодексов, которые регулируют деятельность операторов электроэнергетических сетей. Главной проблемой в этой сфере является то, что энергосистемы Прибалтийских стран работают синхронно с Единой энергосистемой России и составляют с ней единое технологическое пространство. «Системный оператор Единой энергетической системы» осуществляет централизованное управление режимами, пропускной способностью, резервами, ограничениями, противоаварийной автоматикой и т. д. До 40% пропускной способности между энергосистемами Центра и Северо-Запада Российской Федерации обеспечивается сетями Прибалтийских стран. Энергосистема Калининградской области связана с основной энергосистемой России также через Прибалтику. Принятые в ЕС принципы определения ключевых технологических параметров существенно отличаются от методологии, применяемой в российской энергосистеме, что может привести к недостаточной управляемости энергосистемы Прибалтики и угрозе возникновения аварийных ситуаций.

В Третьем энергопакете не нашла отражение специфика энергетической отрасли ЕС, которая состоит в растущей зависимости от импортных поставок. С одной стороны, правовой режим ЕС, постоянно меняющийся на протяжении последних 10 лет, распространяется в равной степени на европейский бизнес, как государств — членов ЕС, так стран в него входящих. С другой стороны, существует оговорка о третьих странах. Данный факт может нанести существенный вред инвестиционному климату. Кроме того, меры в виде смены собственников или изменения их прав означают нарушение прав иностранных собственников и режима транзита.

На территории ЕС работают газопроводы, осуществляющие транзит газа, в правах собственности на которые участвуют российские поставщики газа. При создании этих объектов были осуществлены крупные российские инвестиции. Режим их работы определяется межправительственными соглашениями, соглашениями акционеров и т. п.

Пока сложно делать однозначные выводы о последствиях имплемента-ции Третьего энергетического пакета ЕС. Вместе с тем можно с уверенностью утверждать, что первые прецеденты по разделению вертикально интегрированных компаний в рамках реализации Третьего пакета окажут большое влияние на перспективы осуществления многих инфраструктурных проектов с участием ЕС.

Список литературы

1. Гудков И. В. Третий энергетический пакет Европейского союза // Нефть, Газ и Право. — 2010. — № 3.

2. Конопляник А. А. Европа — больше, чем Европа. Третий энергетический пакет ЕС будет иметь последствия для поставщиков энергоресурсов за пределами Евросоюза // Нефть России. — 2011. — № 8.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *