В с нерсесянца

Нерсесянц В.С. Философия права

Учебник для вузов. — Москва: Норма, 2005.

Владик Сумбатович Нерсесянц — академик Российской академии наук, доктор юридических наук, профессор, известный специалист в области истории политико-правовых идей и современной философии права, член Президиума Международной ассоциации правовой и социальной философии, Председатель Российской секции философии права. Им опубликовано много философских, правовых и социально-политических произведений, неизменно вызывавших повышенный интерес читателей в нашей стране и за рубежом.Содержание:
Предисловие.
Общие проблемы философии права.
Предмет и задачи философии права.
Предмет философии права.
Философия права в системе наук.
Сущность права.
Право как формальное равенство.
Право как свобода.
Право как справедливость.
Понятие права.
Типология правопонимания.
Понятие права: многообразие определений и единство понятия.
Правовая онтология.
Человек как правовое существо.
Бытие и существование права.
Формы существования права.
Правовая аксиология.
Общая характеристика.
Естественноправовая аксиология.
Либертарно-юридическая аксиология.
Правовая гносеология.
Гносеология юридического правопонимания.
Гносеология легизма.
Юридическая концепция общего блага.
Общее благо как категория права.
Проблема общего блага в постсоциалистической России.
Право в системе социальных норм.
Специфика различных видов социальных норм.
Взаимодействие права с другими социальными нормами.
Право и уравниловка.
Уравниловка.
Дозволения и запреты в праве.
Содержание.
Личность, право, государство: правовое государство, права и свободы человека и гражданина.
Правовое государство: история идей.
и современность.
Права и свободы человека и гражданина.
Философия отрицания права. Идеология и практика коммунизма.
Собственность и право.
От капитализма к коммунизму: отрицание собственности и права.
Концепция буржуазного «равного права» при социализме.
«Свобода» без права: негативная природа коммунизма.
Социализм и право.
Мера «равенства»: общепринудительный труд вместо права.
Социалистический тоталитаризм: все вместе,
никто в отдельности.
Марксистская доктрина.
и социалистическое.
правопонимание.
«Новое право»: основные направления.
интерпретаций.
Появление «нового права».
Концепция «пролетарского права».
Право как классовый порядок.
Право как меновое отношение: некролог о праве.
Право как идеологическая форма классовых отношений.
Психологическая концепция классового права.
Советская концепция октроированных прав. Диктатура пролетариата как.
«правовое государство».
«Правовой фронт» социализма.
Метаморфозы правопонимания в русле большевистской политики.
Новое «правопонимание» в отраслевых науках.
Декларация «социалистического права».
Содержание.
Советский легизм.
Сталинский тоталитаризм», комплекс государственно-правовой неполноценности.
Искомое «правопонимание».
Тоталитарный «нормативизм»: право как совокупность приказов власти.
Официальная позиция.
В поисках новых подходов к праву.
Широкий подход к праву.
Либертарная концепция права.
Философские проблемы постсоциалистического права и государства.
От социализма к цивилизму.

Концепция цивилитарного права.
Альтернативы постсоциализма.
Проблема «конца истории»: возможен ли послебуржуазный тип права?
Цивилитарное право и гражданская собственность.
Новые ориентиры прогресса права и свободы.
Цивилизм как русская идея в контексте всемирной истории.
Преодоление тоталитаризма.
трудный путь России к праву.
Традиции и опыт государственно-правовых преобразований в России: актуальные уроки.
От советской системы к постсоветской Конституции.
Конституционное правопонимание: права человека, правовой закон, правовое государство.
Система разделения и взаимодействия властей.
Перспективы развития российского права.
и государства: конституционные положения.
и действительность.
История философии права и современность.
Античная философия права.
Дике й номос: в поисках начал справедливости.
Демокрит.
Софисты.
Сократ.
Платон.
Содержание.
Аристотель.
Эпикур.
Стоики.
Цицерон.
Римские юристы.
Философия права средневековья.
Фома Аквинский.
Средневековые юристы.
Философия права Нового времени.
Гроций.
Фрэнсис Бэкон.
Гоббс.
Локк.
Монтескье.
Руссо.
Кант.
Гегель.
Философия права в России.
Общая характеристика.
Б. И. Чичерин.
И. И. Новгородцев.
B.C. Соловьев.
И. А. Бердяев.
Философия права в XX в.: основные концепции.
Общая характеристика.
Неокантианские концепции философии права.
Неогегельянские концепции философии права.
Чистое учение о праве Г. Кельзена.
Концепции «возрожденного» естественного права.
Экзистенциальная философия права.
Онтологическая концепция права Р. Марчича.
Неопозитивистская концепция права Г. Харта.
«Познавательно-критическая теория права».
Указатель имен.

ПРАВО И ЗАКОН

Проблема соотношения права и закона родилась практически одновременно с правом, ставилась еще в древние времена (Демокрит, софисты, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Цицерон, римские юристы) и до сих пор остается центральной в правопонимании.

В контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (законы, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

Концепций, связанных с различением права и закона, существует множество. Однако можно обозначить два принципиальных подхода:

  • а) право есть творение государственной власти и правом следует считать все официальные источники норм независимо от их содержания;
  • б) закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей процедурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым законом и выражать политический произвол.

Приверженцем первого подхода у нас в России был, в частности, известный правовед и теоретик права Габриель Феликсович Шершеневич, который считал государственную власть источником всех норм права.

Современный исследователь этой проблемы проф. B.C. Нерсесянц утверждает, что правом можно считать только правовой закон. «Нормы действующего законодательства («позитивного права»), — пишет он, — являются собственно правовыми (по своей сути и понятию) лишь в той мере и постольку, поскольку в них присутствует, нормативно выражен и действует принцип формального равенства и формальной свободы индивидов». В разрешении этой сложной проблемы нужно исходить, с одной стороны, из общего соотношения и взаимодействия общества, права и государства, а с другой — из общефилософских закономерностей связи формы и содержания.

Признано, что право и государство являются самостоятельными (в том смысле, что не государство порождает право) продуктами, результатами общественного развития. В такой же степени независимы от государства и современные процессы правообразования: они идут в недрах общественного организма, проявляют себя в виде устойчивых, повторяющихся социальных отношений и актов поведения, формируются как правовые притязания общества и фиксируются общественным сознанием. А уже дело государства — выявить эти притязания и, основываясь на началах справедливости, возвести их в закон, то есть оформить в официальных источниках как общеобязательные правила поведения. Таким образом, получается, что право как единство содержания и формы складывается в результате взаимодействия общества и государства: содержание права (сами правила поведения, информационная сторона права) создается объективно, под воздействием социальных процессов, а форму праву придает государство.

При различении права и закона обращают внимание на одну сторону проблемы — на возможность неправового содержания у правовой формы (закона). Однако правомерен и другой вопрос: а может ли вообще право существовать вне какой-либо формы объективирования? На этот вопрос следует ответить отрицательно: не может быть права до и вне своей формы (закона). Ведь то, что называют «естественным правом», на самом деле представляет собой естественно-социальные начала, которые должны определять содержание юридических предписаний, а правом в собственном смысле (с точки зрения современных представлений о свойствах права) не является. Тем более что, как справедливо замечает проф. B.C. Нерсесянц, различение естественного права и позитивного права — лишь одна из многих возможных версий соотношения права и закона. В настоящее время суть проблемы различения права и закона состоит не в противопоставлении естественного права позитивному, а в установлении соответствия между содержанием и формой самого позитивного права.

С этих позиций можно наметить пункты, из которых следует исходить в характеристике соотношения права и закона:

  • 1. Право и закон следует различать. Закон (официальные источники норм) — это форма выражения, объективирования права вовне, а право -единство этой формы и содержания (правил поведения).
  • 2. Не может быть права до и вне закона (своей формы). Форма — способ жизни права, его существования. Как замечает проф. Мушинский: «Все современные системы права одеты в мундир законодательства».
  • 3. Закон может иметь неправовое содержание, быть, с этой точки зрения, пустой, бессодержательной формой — «неправовым законом». (Правовое содержание у закона или неправовое — это определяется как на основе общих естественно-правовых начал, так и исходя из конкретно-исторических условий существования данного общества.)

Такой подход отвечает и общим законам связи формы и содержания явлений. Так, может иметь место бессодержательная форма (бессодержательна она, конечно, в строго заданном отношении: «какое-то» содержание у нее все равно есть), но не может быть содержания вне какой-либо формы. Например, можно имитировать из бумаги форму стула, которая внешне будет очень на него похожа. Однако с точки зрения самого предназначения, функций стула, эта конструкция будет абсолютно бессодержательна: стулом она является лишь по форме. С другой стороны, не удастся использовать в качестве стула то, что вообще не имеет никакой формы.

Право и закон.

1) Юр позитивизм (нормативизм). Право представляет собой совокупность общих правил поведения (норм), установленных или признанных государством и обеспечиваемых им в случае необходимости посредством принуждения.

Право ассоциируется с особого рода правопорядком. Важнейшее свойство права – его нерасторжимая связь с государством. Гоббс — право – это воля суверена, приказ высшей власти в государстве; утверждал, что авторитет, т.е. власть, а не истина или справедливость порождает закон. Лейст — «право создается государством в том смысле, что норма становится правовой с момента официального признания (или создания) ее государством и определения санкции за ее нарушение». Санкция важнейший признак права.

Основными элементами нормативсткого понимания права являются: 1) совокупность обязательных и общих норм, 2) воля суверена и 3) обеспеченность государственным принуждением в случае несоблюдения нормы.

Закон отождествляется с правом. Закон – это и есть право.

2) Социологический позитивизм. Отличительная черта – юр плюрализм. Право не сводится исключительно к закону или санкционированному государством обычаю. Законы и обычаи – не единственный источник права. Закону противопоставляется «живое право» (Эрлих) или «право в действии» в отличие от «права в книгах» (Паунд). Подлинным правом в случае расхождения между текстом закона и его применением являются реальные общ отношения, порядок, который создается деятельностью судей и иных представителей власти, т.е поддерживается принуждением гос-ва (право). Наряду с законом представители соц-кой юриспруденции вводят круг явлений, охватываемых понятием права, еще 3 компонента: судебные и административные решения; юр факты; право союзов.

3) Теории естественного права. Право рассматривается не как акт гос воли, предполагающий законное принуждение в случае ее нарушения, а как воплощение справедливости и разума.Правом признается только то, что справедливо.

Стрелы противников естест­венного права направлены против его классических (XVII-XVIII вв.) и современных представителей. Отвергается мысль, идущая от стоиков, Цице­рона, Августина Блаженного и Фомы Аквинского: несправедливый закон не является законом, это извращение природы закона. Мысль эта приобрела законченную фор­му у Гуго Гроция: только естественное право (ве­ления здравого разума) является правом в под­линном смысле слова, нормы позитивных зако­нов являются правом лишь в той мере, в какой они не противоречат естественному праву, в про­тивном случае им можно не подчиняться. Сторонники юридического позитивизма (и не только они) оп­ровергают формулу Гроция, подчеркивая, что ес­тественное право не является правом в подлин­ном смысла слова, потому что его исполнение не гарантировано возможностью государственного принуждения. Оно становится правом только в том случае, когда воспринимается позитивным законом или судебными решениями. То, что называют естественным правом, гово­рят его критики, представляет собой всего лишь моральное суждение. Оправдание неподчинения позитивным зако­нам ссылками на их несоответствие естественно­му праву способно подорвать устои государства, привести к анархии.

Мартышин. Теории естественного права помогают оценить законы с точки зрения соответствия их праву, определить является закон правовым или неправовым.

4) Философское понимание права. Кант: право – это совокупность условий, при которых свобода одного лица сочетается со свободой всех других лиц по некоему общему закону свободы (положительное определение права). Право – это ограничение моей свободы свободой всех других лиц по некоему всеобщему закону свободы (отрицательное определение права Канта). Право определяет, в чем я свободен, а в чем не свободен, проводит границу, а за этой границей наступает несвободы. Все другие свободны в такой же мере, как и я. Гегель различал философское и прикладное оп­ределения права. Первое — для философов и законодателей, а второе – для прак­тической юриспруденции и граждан. Прикладное понимание права – это закон, реальные нормы, гарантируемые государством. А философское понимание (идея права) – это свобода.

Философское понимание права дает возможность критически оценивать действующие законы. Кант выдвигает «все­общий критерий, на основании которого можно вообще различать правое и неправое». Его опре­деление права – общая абст­рактная формула, модель, по которой должна строиться любая правовая норма. Но эта абстрак­ция очень важна для всех, тк она позволяет «установить основу для возможного положитель­ного законодательства». «Понятие права –это чистое (т.е. абстрактное, от­влеченное), но направленное на практику понятие». Всеобщий критерий или принцип права дол­жен постоянно применяться при оценке, толкова­нии, применении и совершенствовании правовых норм.

5) Либертарно-юридическая теория права. В основу всего кладется утверждение, что надо различать право и закон. Нерсесянц предлагает провести различие права и закона по своему: право у него существует как дозаконная и надзаконная мера свободы, равенства и справедливости. Санкция – не обязательный признак права, а признак права – соответствие триединству – свободе, равенству и справедливости (он не раскрывает эти понятия, но указывает, что во всех случаях они подразумеваются в формальном смысле, ничего фактического). Часть права, не отвечающая по Нерсесянцу критериям свободы, равенства и справедливости – это неправовой закон. Что тогда делать с неправовыми законами??? – Этого вопроса либертарно-юридическая теория не ставит.

13. Понятие и виды ценностей. Их универсальный характер. (Мартышин с. 43-46)

Ценностями называют все то, что вызывает к себе положительное отношение, рассматривая как благо, добро, польза, должное. Они представляют собой цели, к которым люди стремятся и связаны с удовлетворением потребностей людей.

Ценности пронизывают все стороны жизни человека и общества. Выражая предпочтения, ориентацию, интересы отдельных лиц, групп и слоев общества, они связаны с познавательной, творческой и практической деят-тью, опосредованной волевыми решениями.

Ценности многообразны. Среди них есть утилитарные, практические, материальные ценности. Их называют также «предметными ценностями». Любые товар, услуга представляют собой «предметную ценность». Исследованием ценностей такого рода заняты экономисты, товароведы, потребители. Есть ценности эмоциональные, плотские и платонические, изучаемые физиологией и психологией. Есть ценности отвлеченные, идеальные, не связанные со стремлением обладать или пользоваться каким-либо конкретным объектом. И они неоднородны. Можно говорить о ценностях научных, эстетических, и этических или моральных, изучаемых этикой и философией.

Идеальные ценности в противоположность предметным называют «субъектными ценностями», имея в виду, что они представляют собой не реальные, внешние по отношению к человеку объекты, а заключены в его внутреннем мире, сознании.

Субъектные ценности — это не сами по себе реальные предметы, явления или действия, а те «свойства, благодаря которым они заслуживают уважения или становятся объектом желания». Эти свойства воспринимаются как благо не в конкретном, а в абстрактном, идеальном смысле. Субъектные ценности проявляются во всех общественных явлениях. Многие из них имеют непосредственное отношение к госудраству и праву. Они представляют собой одну из основ теории государства и права.

Ценности предсают или подаются как безусловные, высшие принципы, а поэтому для их обоснования трудно прибегать к рациональным аргументам. Ценности порождаются историческим опытом и одним из важных доказательств их убедительности служит общественное признание.

Об универсальном характере ценностей.

В правовой литературе ставится вопрос: являются ли ценности, лежащие в основе права, государства и изучающих их наук, сугубо юридическими (правовыми) или моральными и тем самым универсальными, поскольку мораль распространяется не только на юридические отношения, но и на все другие сферы общественной жизни?

Академик Нерсесянц и Четвернин настойчиво проводят мысль, что в праве и государстве не применяются всеобщие ценности философско-этического порядка, а, наоборот, создаются собственные ценности, которые затем признаются и применяются в разных областях жизни. «Справедливость, пишет Нерсесянц, — категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная). Более того, только право и справедливо». Тот же принцип применяется Нерсесянцем и к таким ценностям, как равенство и свобода.

В действительности, справедливость-моральная категория, которая распространяется на всю область общественных и личных отношений, в том числе и на право. Справедливость это критерий оценки отношения к праву. Ее можно было бы характеризовать как принцип или идеал права. Но следует иметь в виду, что как принцип, идеал или критерий оценки справедливость отнюдь не исчерпывается правом, а выходит далеко за его пределы. То же относится и к таким критерям оценки права, как ясность, точность, непротиворечивость. Все это — неюридические категории, но теория государства и права широко ими пользуется.

По словам известного болгарского правоведа Неновски «ценностный подход к праву, в конечном счете, выводит нас за строгие очертания самого права», «оценка правовых институтов и права, в конце концов, делается с помощью неправых критериев».

14. Факторы, влияющие на развитие государства и права.(Мартышин 261-263)

Монтескье принадлежит непревзойденное определение факторов, определяющих характер законов: «Они должны соответствовать физическим свойствам страны, ее климату…качествам почвы, ее положению, размерам, образу жизни ее народов… степени свободы, допускаемой устройством государства, религии населения, его склонностям, богатству, численности, торговле, нравам и обычаям; наконец , они связаны между собой и обусловлены обстоятельствами своего возникновения, целями законодателя, порядком вещей, на котором они утверждаются».

Факторы, воздействующие на право, подразделяются на две группы: природные и социальные. Монтескье отмечает, что на ранних этапах развития человечества доминируют природные факторы, а по мере успехов цивилизации все большую роль приобретают факторы социальные, в том числе и политические. Так, совершенно очевидно влияние социального и политического строя государства на систему права.

Следующей значительной вехой в изучении этого вопроса явилось признание особой роли экономических факторов, т.е. отношений, складывающихся в процессе производства, распределения и обмена богатств в данном обществе, или между разными обществами. Решающее значение экономических факторов в формировании государства и права придавали марксисты.

Маркс и Энгельс создали учение о «базисе и надстройке». Отношения между людьми в процессе производства, в первую очередь отношения собственности, не зависящие от воли людей и определяемые уровнем развития производительных сил, рассматривались как реальный базис политических, правовых, идеологических, культурных явлений, которые понимались как «надстройка» над производственными отношениями, т.е. нечто вторичное, диктуемое производственными отношениями. При этом признавалось и воздействие надстройки на базис, ее способность ускорить или затормозить развитие объективно складывающихся общественных отношений.

Учение о базисе и надстройке служило в советское время методологической основой всех общественных наук, в том числе теории государства и права. При этом были достигнуты некоторые успехи, заключавшиеся в четкой оценке социально-экономической природы государства и права на определенных исторических этапах в соответствии с представлениями о способах производства и общественно-экономических формациях, и допущены многие заблуждения и преувеличения, связанные с игнорированием воздействия небазисных факторов (из перечня Монтескье) на эволюцию права, с тенденциозностью, партийной ангажированностью и неспособностью дать научный анализ развитию капиталистического и советского общества во второй половине 20 века.

Кстати сказать, Энгельс признавал у себя и Маркса некоторое преувеличение роли экономических аспектов эволюции человечества в ущерб другим факторам и объяснял это тем, что до марксизма производственным отношениям вообще не придавали значения.

Методологические эксцессы и неудачи применения учения о базисе и надстройке вызывали критику в отечественной литературе, обострившуюся после падения советской власти. Нередко предлагается отказаться от рассмотрения права как элемента надстройки, т.е. явления вторичного в сравнении с производственными отношениями.

Трудно не согласиться с тем, что поведение подавляющего большинства людей определяются в первую очередь их материальными интересами. Отношения собственности, распределения и обмена самым непосредственным образом связаны с этими интересами. Люди ищут удовлетворения этих интересов и в политике, и в праве, им они подчиняют как правило, социальное мышление и духовный мир. В этом помимо представлений о закономерностях исторического развития- одно из оснований придавать особое значение влиянию экономики на право и не относиться нигилистически к суждениям осовоположников марксизма по этому поводу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *