Вина юридического лица

Понятие вины юридического лица в административном законодательстве

2.1. Понятие вины юридического лица в административном законодательстве

Специфической проблемой административного права является выработка концепции вины юридического лица (организации) при привлечении к административной ответственности за нарушение таможенного, налогового, антимонопольного, природоохранного или хозяйственного законодательства.

В соответствии с требованиями статьи 26.1 КоАП России по делу об административном правонарушении выяснению подлежит в том числе виновность привлекаемого к ответственности лица. Исходя из содержания ч. 2 ст. 2.1 КоАП, юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если оно должно было выполнить возложенную на него обязанность (за несоблюдение которой законом установлена ответственность), могло ее выполнить, но лицом не предприняты все зависящие меры по ее выполнению. При этом в отличие от вины физического лица вина юридического лица по сути является характеристикой объективной стороны совершенного административного правонарушения. Вступая в соответствующие правоотношения, лицо должно знать о существовании установленных обязанностей, а также обеспечить их выполнение, т.е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения действующих норм и правил. Поэтому при доказывании вины юридического лица следует устанавливать и подтверждать материалами дела все указанные обстоятельства в совокупности.

Между тем, в теории административного права вина юридического лица понимается неоднозначно. Рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица.

Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле в этом коллективе» ,. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 110 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целoм».

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. Аналогичное по конструкции понятие вины имеется в гражданском и предпринимательском праве. При таком рассмотрении вина юридического лица oпpeдeляется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельностью юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых, усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин».

Аналогичное понимание вины содержалось в ст. 231 Таможенного кодекса РФ, с той лишь разницей, что она презюмировалась, подразумевалась существующей изначально, до начала разбирательства, как при гражданско-правовой ответственности за причинение имущественного вреда от источника повышенной опасности.

Юридическое лицо в этом случае должно доказывать свою невиновность и наличие обстоятельств непреодолимой силы.

При данном подходе виновность, по существу, сводится к противоправности, субъективная сторона противоправного деяния наполняется объективным по сути содержанием.

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2001 года № 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» соответствующие статьи ТК РФ, посвященные понятию нарушения таможенных правил, перечню административных взысканий, условиям и процедуре привлечения к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства, утратили силу. Поэтому в административном законодательстве подход к проблематике вины юридического лица несколько изменился, стал более приближенным к публичному праву, а административная ответственность свободной от объективного вменения.

Итак, по общему правилу основанием для наступления административной ответственности служит совершение административного правонарушения — виновного и противоправного деяния. Если противоправность является формально-правовым признаком, не вызывающим затруднений для идентификации, то проблема вины, определения виновности неодушевленного субъекта, существующего исключительно в пруденциальной сфере, представляет собой известную сложность.

При обоих подходах, субъективном и объективном, понятия форм вины (неосторожность в форме небрежности или самонадеянности, прямой или косвенный умысел) имеют второстепенное значение и наукой административного права в принципе не рассматриваются.

Вина юридического лица является также одной из самых сложных практических проблем непосредственно в правоприменительной, административно-юрисдикционной деятельности, особенно сейчас, когда административная ответственность юридических лиц окончательно признана законодательно, в том числе и на уровне Кодекса об административных правонарушениях РФ 2002 года. При этом установлено, что юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Новый Кодекс упоминает вину как элемент состава довольно часто.

Например, в статье 2.1. КоАП, которая дает определение административного правонарушения, говорится, что «административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юиридческого лица…». Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина». В соответствии со ст. 26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм… но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п. 4 ст. 110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. To ecть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ.

Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года № 257-0 по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст. 135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч. 1 и 2 ст. 135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность.

Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина любого лица, в том числе и организации, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда, то административный штраф, будучи мерой ответственности, принудительно может быть взыскан с юридического лица только по результатам судебного разбирательства.

Поэтому Налоговый кодекс не содержит процессуальной основы, опираясь на которую налоговый орган должен доказывать обстоятельства, свидетельствующие о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении. Указано лишь, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но не указано, какой это закон. Конституционным Судом РФ это противоречие уже было разрешено, хотя и по другому поводу: ч.2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года № 14-П, принятого относительно Закона о применении контрольно-кассовых машин, установлено, что суд или иной орган, обладающий административной юрисдикцией, не лишены возможности рассматривать такие дела в надлежащей процедуре: «…в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР). При этом подлежит доказыванию как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя».

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это прежде всего указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния.

Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства… применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

Если таможенное законодательство, Таможенный кодекс РФ 1993 г. не предусматривали административной ответственности правопреемников, что подтверждено судебными решениями (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 января 2001 года № КА-A41/6524-00), то новый КоАП РФ и Налоговый кодекс РФ допускают привлечение реорганизованного юридического лица к административной ответственности, но с некоторыми ограничениями.

Так, пункт 2 ст. 50 НК указывает: «На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации».

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация-правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности (но не ответственность. Которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам.

Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

Новый КоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из пункта 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее пункт 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины.

Правоприменителем данная норма может быть истолкована как возможность привлечь вновь возникшую организацию-правопреемника к ответственности за административное правонарушение, совершенное когда-либо реорганизуемым юридическим лицом. Подразумевается, что возможна ответственность и после реорганизации, но в пределах срока давности. КоАП РФ не содержит данных о том, с какого момента предприятие считается реорганизованным. НК РФ, напротив, использует определение п. 4 ст. 5.7 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо считается реорганизованным с момента Государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а при реорганизации в форме присоединения она считается завершенной с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Итак, рассмотрение вины юридического лица с объективных позиций, с акцентом на противоправность позволяет сделать вывод о том, что вина юридического лица связана не с чем иным, как с выходом его за пределы отведенной праводееспособности либо ненадлежащим распоряжением ею. В административном праве ненадлежащее распоряжение юридическим лицом своей праводееспособностью может пониматься как вина только при условии оценки данного обстоятельства с точки зрения государственного органа, налагающего административное взыскание. В этом случае вина юридического лица схожа с простой противоправностью.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения (финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли и каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли — администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой, прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

во-вторых, вина юридического лица может быть рассмотрена с объективных позиций, как вина организации с точки зрения государственного органа, осуществляющего наложение административного взыскания. Только государственный орган, осуществляющий административно-юрисдикционную деятельность, может и должен решить имелась ли у юридического лица объективная возможность совершить необходимые действия и не допустить совершения административного правонарушения.

Информация о работе «Административная ответственность юридических лиц» Раздел: Право, юриспруденция
Количество знаков с пробелами: 140354
Количество таблиц: 0
Количество изображений: 0

Похожие работы

142344 0 0

… изучить в каких случаях привлечение юридического лица является законным и обоснованным, а в каких — злоупотреблением полномочиями и нарушением установленного КоАП РФ порядка привлечения к административной ответственности юридических лиц. 1. Прежде всего, необходимо выяснить общие условия и порядок привлечения к административной ответственности. Определение административного правонарушения дается …

118086 0 0

… праву Российской Федерации. Очевидно, что полностью эта проблеме будет разрешена новым кодексом об административных правонарушениях. 3. Нарушение налогового законодательства как один из видов административных правонарушений. Составы нарушений налогового законодательства, то есть закрепленные нормативными правовыми актами совокупности описаний признаков правонарушений, наличие которых влечет …

118365 0 0

… совокупности обстоятельств дела, включая место и способ совершения противоправных действий, их интенсивность, продолжительность и т.д.” Этим же постановлением разъяснено: “ Мелкое хулиганство, влекущее административную ответственность, связанное с сопротивлением работнику милиции, народному дружиннику, военнослужащему при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, а равно …

35135 0 0

… -правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных взысканий к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение. В приведенных понятиях отмечается, что административная ответственность применяется уполномоченным органом или должностным лицом. 2Свое понимание этого вопроса выдвигает проф. Д.М. Овсянко, считающий, что административная …

ВИНА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Как подчеркивается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 №7-П, из ч.2 ст.54 Конституции РФ следует, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями.

Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. При этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности.

Юридический состав административного правонарушения представляет собой совокупность четырех элементов:

  • — объект противоправного посягательства;
  • — субъект деликта (юридическое лицо);
  • — содержание деликта (объективная сторона),
  • — психоэмоциональный статус участников (субъективная сторона).

Отсутствие любого из них исключает как наличие состава в целом, так и соответственно, применение мер государственного принуждения.

Рассмотрим состав административного правонарушения применительно к юридическим лицам.

Объектом административного правонарушений являются общественные отношения, которые регулируются и охраняются нормами административного права в сферах исполнительной власти, предусматривающими применение видов административного наказания (ст. 3.2 КоАП РФ). Объектами административных правонарушений, согласно ст. 1.2 являются:

  • — защита личности;
  • — охрана прав и свобод человека и гражданина;
  • -охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения;
  • — защита общественной нравственности;
  • — охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти; общественного порядка и общественной безопасности, собственности;
  • — защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства.

Данные объекты по своей правовой характеристике являются родовыми объектами административных правонарушений, которые составляют неотъемлемую и самостоятельную часть общего объекта. Общим же профилактическим объектом является предупреждение административных правонарушений.

В особенной части раздела II при формулировании родовых объектов указаны два правовых критерия — отрасль и объект посягательства.

Различают также видовой объект — специфическая юридическая группа общественных отношений, являющаяся разновидностью родового объекта. В КоАП видовой объект достаточно полно и объемно регулирует административную ответственность: транспорт, дорожное движение, финансы, налоги и сборы, рынок ценных бумаг, таможенные дела.

Объективная сторона административного правонарушения характеризуется системой законодательных норм и правил, регулируемых административно-правовыми средствами и юридически значимыми признаками, важным внешним проявлением которых является деяние.

Объективная сторона правонарушения — это действие (бездействие), причинившее вред общественным отношениям, а также способ, место, время, орудия и средства совершения правонарушения и др. обстоятельства. Объективная сторона правонарушения может характеризоваться и такими признаками, как повторность, систематичность, злостность.

Субъектом правонарушения является тот, кто совершил административное правонарушение, применительно к рассматриваемой теме — юридическое лицо.

Для характеристики юридического лица как субъекта административного правонарушения его понятие заимствовано из гражданского права. Из содержания ст.48 ГК РФ вытекает, что юридическими лицами признаются коммерческие и некоммерческие организации, созданные в организационно-правовой форме, предусмотренной ГК РФ, и имеющие статус юридического лица.

В ч.3 ст.2.1 КоАП РФ закрепляется важное положение о том, что субъектом одного правонарушения могут быть одновременно и физическое, и юридическое лицо. При этом назначение наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо. Одновременно привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо. Следовательно, орган, рассматривающий конкретное дело об административном правонарушении, должен будет доказать вину как юридического лица, так и физического.

Субъективная сторона правонарушения выражается в «психическом» отношении субъекта к совершаемым действиям (бездействиям).

Является ли вина необходимым составом правонарушения? В настоящее время, этот вопрос решен законодателем и проведен через все законодательные акты об административной ответственности.

Обратимся прежде к определению вины юридического лица. Такое определение не раз давалось в юридической литературе. Так, классическое рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица. Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле» в этом коллективе. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст.106 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целом».

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица, когда вина юридического лица определяется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин».

КоАП РФ упоминает вину как элемент состава в целом группе статей.

Статья 2.1 КоАП РФ при формулировке состава административного правонарушения, совершенного юридическим лицом. Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина».

Важно заметить, что до принятия нового КоАП РФ, на практике возникали ситуации, когда бремя доказывания своей невиновности было возложено непосредственно на юридическое лицо (презумпция виновности). Поддерживали «презумпцию виновности юридических лиц» и ряд исследователей. Так, например, Л. Иванов, рассуждая о вине юридического лица отмечал: «Думается, здесь нужны подходы, гораздо более приближенные к цивилистике с ее презумпцией виновности нарушителя договорного обязательства.

Представляется, что для административного права не подходит и принцип презумпции невиновности, как он сложился в уголовном процессе. Да и Конституция говорит о презумпции невиновности только в отношении обвиняемого в преступлении».

Повторимся, в настоящее время это вопрос решен на законодательном уровне.

В соответствии со ст.26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст.2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм: но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Содержится указание на вину и в иных законодательных актах. Так, часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п.4 ст.110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. То есть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ. Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года N 257-О по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст.135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч.1 и 2 ст.135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность. Последнее нашло подтверждение и в нормах нового КоАП РФ, указывающего на две формы вины:

В настоящее время суды оперируют формами вины «умысел» и «неосторожность» и в отношении юридических лиц. Приведем пример из практики:

«Открытое акционерное общество «Официна» (далее — ОАО «Официна») обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным постановления Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 3 по Ростовской области (далее — налоговая инспекция) от 08.07.03 N 9 о привлечении к ответственности по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде взыскания 40 000 рублей штрафа за неполное оприходование в кассу предприятия денежной наличности в сумме 220 293 рубля 82 копейки.

Решением суда от 29.09.03 в удовлетворении исковых требований отказано. Суд пришел к выводу, что ОАО «Официна» нарушен Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации, поэтому оно обоснованно привлечено к ответственности.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Не согласившись с принятым судебным актом, ОАО «Официна» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Заявитель считает, что вина общества в совершении правонарушения отсутствует, поскольку оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования по факту неоприходования денежных средств в кассу.

Отзыв на жалобу в суд не представлен.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению ввиду следующего.

Как видно из материалов дела, ОАО «Официна» обратилось в межрайонную прокуратуру г. Миллерово Ростовской области с просьбой провести проверку по факту недостачи денежной наличности и товара в магазине РСУ «Строитель», выявленных в процессе инвентаризации.

Для оказания помощи в проведении расследования Управлению по борьбе с организованной преступностью ГУВД Ростовской области выделен сотрудник налоговой инспекции. По результатам проверки составлен акт от 07.07.03, согласно которому неоприходованная выручка в кассу предприятия составила 220 293 рубля 83 копейки.

8 июля 2003 года составлен протокол N 9, в котором директор общества Семеньков С.Н. пояснил, что проверка проводится по его заявлению, поскольку недостача выявлена в ходе инвентаризации на предприятии.

На основании протокола принято налоговым органом постановление от 10.07.03 N 1006 о привлечении ОАО «Официна» к административной ответственности в виде штрафа в размере 40 000 рублей по статье 15.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд руководствовался Порядком ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденным решением Совета директоров Центрального Банка Российской Федерации от 22.09.93 N 40, согласно которому для осуществления расчетов наличными деньгами каждое предприятие должно иметь кассу и вести кассовую книгу по установленной форме. Прием наличных денег кассами предприятия производится по приходным кассовым ордерам, подписанным главным бухгалтером или иным уполномоченным лицом.

Согласно статье 15.1 КоАП РФ нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в осуществлении расчетов наличными деньгами с другими организациями сверх установленных размеров, неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности, несоблюдении порядка хранения свободных денежных средств, а равно в накоплении в кассе наличных денег сверх установленных лимитов влечет наложение административного штрафа на юридичес ких лиц — от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда.

Общество указывает, что оно само обратилось в правоохранительные органы с заявлением о проведении расследования. По факту хищения материальных ценностей в магазине РСУ «Строитель» возбуждено уголовное дело в отношении и.о. директора Квартник И.И., продавцов Ярохиной М.С. и Насоновой Н.В. Таким образом, вины юридического лица в совершении правонарушения нет.

Однако факт обращения юридического лица в правоохранительные органы не освобождает от ответственности, поскольку событие правонарушения установлено материалами дела. Обращение общества в прокуратуру может быть квалифицировано судом в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность.

Согласно части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Поэтому суд обоснованно указал, что в действиях ОАО «Официна» имеется вина в форме неосторожности.

Судом всесторонне, полно и объективно исследованы фактические обстоятельства и материалы дела, им дана надлежащая оценка. Нормы права при разрешении спора применены судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов на основании статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не усматривается.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил: решение от 29.09.03 Арбитражного суда Ростовской области по делу А53-8934/03-С5-5 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Как видно из приведенного примера, в отношении юридического лица установлена вина в форме неосторожности.

Важно подчеркнуть, что законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это, прежде всего указанные в ст.2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния. Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п.3 ст.2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст.11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства: применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

1. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

2. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Комментарий к Ст. 2.2 КоАП РФ

1. Комментируемая статья выделяет две формы вины:

— умысел — такая форма вины, при которой лицо, совершившее правонарушение, осознает противоправный характер своего действия (бездействия), предвидит наступление вредных последствий и желает либо сознательно допускает их наступление.

Умысел, при котором лицо желает наступления вредных последствий, называется прямым умыслом. Умысел, при котором лицо сознательно допускает наступление вредных последствий, называется косвенным умыслом;

— неосторожность — такая форма вины, при которой лицо, совершившее правонарушение, предвидело наступление вредных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Неосторожность, при которой лицо осознает противоправность своего действия (бездействия), предвидит наступление вредных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение таких последствий, называется легкомыслием.

Неосторожность, при которой лицо не осознает противоправность своего действия (бездействия), не предвидит возможность наступления вредных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть, называется небрежностью.

2. На практике в большинстве составов административных правонарушений форма вины не имеет юридического значения, за исключением случаев, когда она выступает в качестве квалифицирующего признака. Но закон не запрещает должностным лицам, органам и суду, рассматривающим дело об административном правонарушении, с учетом всех иных обстоятельств дела учесть при назначении наказания, что правонарушение совершено по неосторожности.

Комментарий к статье 2.2 КоАП РФ

Комментируемая статья выделяет две формы вины — умысел и неосторожность. Описание данных форм вины практически совпадает с приведенным в ст. 24 — 26 Уголовного кодекса. Однако в отличие от уголовного законодательства, КоАП РФ не выделят виды умысла и неосторожности. Вместе с тем это сделано в теории административного права с учетом положений комментируемой статьи.

Выделяют два вида умысла: прямой и косвенный. Правонарушение считается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий. Таким образом, интеллектуальный компонент вины в данном случае включает в себя, во-первых, осознание лицом противоправности своего действия (бездействия) и, во-вторых, предвидение неизбежности или возможности наступления вредных последствий. Волевой же компонент выражается в желании наступления указанных последствий. Если же лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично, то правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом. Очевидно, что основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в специфике волевого компонента: лицо не желает наступления вредных последствий своих действий (бездействия), но либо сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично. Отличается и интеллектуальный компонент косвенного умысла: при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления вредных последствий, а только их потенциальной возможности.

Установление умышленной формы вины является обязательным в случаях, когда комментируемым Кодексом предусматривается ответственность только за умышленно совершенное правонарушение.

Разграничение умысла на прямой и косвенный важно для материальных составов административных правонарушений. Если в формальных составах умышленная вина заключается в осознании лицом противоправного характера совершаемого действия или бездействия (учитывается только интеллектуальный компонент вины), то в материальных составах умышленная вина кроме осознания противоправности совершаемого действия или бездействия включает также отношение нарушителя к наступившим вредным последствиям, т.е. учитывается и волевой компонент вины.

Неосторожность, как и умысел, подразделяется на два вида: легкомыслие и небрежность. Легкомыслие предполагает, что лицо предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий. При небрежности лицо не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Другой комментарий к статье 2.2 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Формы вины, определяемые ч. 1, 2 комментируемой статьи, устанавливают правовые критерии умысла и неосторожности применительно к деянию, совершенному физическим лицом (о квалификации вины в деянии юридического лица см. п. 3 комментария к ст. 2.1 КоАП).

2. Часть 1 комментируемой статьи устанавливает две разновидности умышленного деяния, различия которых обусловлены психоэмоциональной реакцией нарушителя, свидетельствующей о его оценке содеянного: для прямого умысла характерно осознанное действие или бездействие нарушителя, при котором лицо предвидит вредоносность деяния и желает причинения вреда. Аналогичным образом наличие прямого умысла в деянии физического лица характеризует п. 2 ст. 110 НК; согласно ч. 2 ст. 25 УК при квалификации прямого умысла необходимо установить, что нарушитель предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

Для прямого умысла свойственны целенаправленные, волевые поступки; вредоносность деяния в этом случае характеризуется наиболее тяжкими общественно опасными последствиями. При бездействии с указанной формой вины необходимо подтвердить, что лицо сознательно уклоняется от исполнения возложенных на него обязанностей, желает причинения вреда правоохраняемым интересам физического лица и (или) общегосударственным интересам, осознавая негативные последствия деяния.

На начальной стадии административного производства, как правило, нет необходимости в подтверждении того, что действие (бездействие) лица характеризуется наличием вины именно в форме прямого умысла, однако выявление указанных признаков необходимо при квалификации деяния, например при оценке обстоятельств, отягчающих ответственность за административные правонарушения.

3. Согласно комментируемой статье при косвенном (эвентуальном) умысле лицо желает или сознательно допускает причинение общественно опасных последствий. Определение эвентуального умысла подтверждает возможность более точной оценки виновности деяния: согласно ч. 3 ст. 25 УК данная форма вины характеризуется тем, что лицо осознавало вредоносность деяния, «не желало, но сознательно допускало» наступление общественно опасных последствий «либо относилось к ним безразлично».

В данном случае имеются правовые предпосылки для разграничения прямого и косвенного умысла. По смыслу ч. 1 комментируемой статьи это сопряжено с объективными трудностями и зависит от лингвистического истолкования союза «или», употребляемого в противительном или соединительном значении; поскольку в последнем значении обе формы умышленной вины тождественны друг другу, необходимо исходить из того, что законодатель основывался на противительном значении.

Нарушитель не желает причинения вреда, но оценка деяния характеризует его безразличие к возможности наступления общественно опасных последствий, которые при более устойчивом правосознании лица можно было бы предотвратить; во всяком случае, установление этого факта имеет существенные юридические последствия и может привести к применению более мягких административных санкций (см. п. 2 ч. 1 ст. 4.2 КоАП).

Таким образом, разграничение форм умышленной вины в случае административного проступка возможно при оценке квалифицирующих признаков, установление которых необходимо в процессе административного производства: наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих либо отягчающих ответственность, позволяет установить, действовал ли нарушитель осознанно, с намерением причинить вред.

4. Разграничение неосторожной вины обусловлено возможностью оценки нарушителем потенциальной вредоносности деяния. При этом лицо предвидит указанные негативные последствия, но самонадеянно рассчитывает предотвратить их наступление, либо оно не предвидит возможность причинения вреда, хотя должно было и могло предвидеть такую возможность.

Характеризуя неосторожную вину при совершении преступления, ч. 1 ст. 26 УК выделяет деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности, указанные квалифицирующие признаки определены соответственно в ч. 2 и 3 ст. 26 УК.

Отграничение умышленной вины от неосторожной при совершении административного проступка имеет важное практическое значение: в некоторых случаях КоАП относит к проступкам только умышленные действия (бездействие), установление признаков неосторожной вины исключает производство по делу об административном правонарушении (см. ст. 5.14, 19.16, 21.7 КоАП).

Квалификация неосторожной вины в указанных случаях означает отсутствие состава административного правонарушения — наличие указанных обстоятельств согласно п. 2 ст. 24.5 КоАП исключает возможность административно-процессуальных действий.

КоАП фактически различает деяния с двумя формами неосторожной вины: совершенные по легкомыслию и совершенные по небрежности. Согласно ст. 21.7 КоАП небрежное хранение военного билета или удостоверения гражданина, подлежащего призыву на военную службу, повлекшее их утрату, выявляет признаки административного проступка: нарушитель в этом случае не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть.

5. Следует учитывать особенности истолкования неосторожной вины в федеральных законах, предусматривающих применение административных санкций за установленные ими правонарушения. Согласно п. 3 ст. 110 НК налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.

Наличие признаков умышленной или неосторожной вины в деяниях должностных лиц юридического лица согласно п. 4 ст. 110 НК отождествляется с виной юридического лица в целом. К особенностям налоговых правонарушений, отличающим их от предусмотренных КоАП административных проступков, относятся определенные п. 1 ст. 111 НК обстоятельства, исключающие вину лица в совершении проступка. Некоторые из них идентичны понятиям, определенным КоАП. Согласно подп. 2 п. 1 ст. 111 НК к указанным обстоятельствам относится совершение деяния лицом, находившимся в момент его совершения в состоянии, при котором это лицо не могло отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие болезненного состояния. Данные обстоятельства принимаются во внимание при установлении невменяемости в соответствии со ст. 2.8 КоАП.

Основанием гражданско-правовой ответственности является наличие вины в форме умысла или неосторожности, кроме случаев, когда федеральным законом предусмотрена ответственность независимо от установления признаков виновности.

В отличие от административно-правовой ответственности, при применении санкций, предусмотренных ГК, лицо, нарушившее обязательство, т.е. не исполнившее его либо исполнившее обязательство ненадлежащим образом, должно доказать собственную невиновность (п. 2 ст. 401, п. 2 ст. 1064 ГК). НК предусматривает иные основания квалификации виновности деяния. Согласно п. 6 ст. 108 НК налогоплательщик не обязан доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения, данные обязанности возлагаются на налоговые органы. Аналогичные предписания применительно к административному правонарушению предусмотрены п. 3 ст. 1.5 КоАП, а также федеральными законами, определяющими применение санкций, установленных КоАП (ст. 130 Водного кодекса РФ, ст. 110 ЛК).

Статья 2.1. Административное правонарушение

Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2017 N 307-АД17-6664 по делу N А56-38866/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что истец, являясь поставщиком услуг по обслуживанию домофонов, при осуществлении расчетов с платежным агентом при приеме платежей от физических лиц — получателей услуг не использовал специальный банковский счет.

Рассмотрев дело в соответствии со статьями 71, 210, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьи 2.1 КоАП РФ, статей 2 — 4, 8 Федерального закона N 103-ФЗ, суды установили, что общество, являясь поставщиком услуг по обслуживанию домофонов, при осуществлении расчетов с платежным агентом — федеральным государственным унитарным предприятием «Почта России» при приеме платежей от физических лиц — получателей услуг не использовало специальный банковский счет. С учетом обстоятельств дела суды пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.1 КоАП РФ, признав оспариваемые ненормативные правовые акты административного органа законными.

Определение Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 302-АД17-5543 по делу N А33-23025/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как был установлен факт неисполнения заявителем предписания уполномоченного органа в установленный срок.

Признавая вину заявителя в совершенном правонарушении, суды, принимая во внимание положения статьи 2.1 КоАП РФ, исходили из того, что им не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность. Суды посчитали, что предприятием не представлено доказательств проявления необходимой и достаточной степени заботливости и осмотрительности, а также объективной невозможности соблюдения нарушенных правил и норм.

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 306-АД17-5463 по делу N А57-19395/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу об отмене постановления о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как был установлен факт нарушения заявителем срока исполнения предписания уполномоченного органа.

Исследовав обстоятельства дела в соответствии со статьями 71, 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 1.6, 2.1, 4.1, 4.5, части 1 статьи 15.26.2, части 9 статьи 19.5, 25.1, 26.11 КоАП РФ, статей 2.3, 2.4 Федерального закона от 19.07.2007 N 196-ФЗ «О ломбардах», статьей 76.1 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», пунктом 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 N 18, суды пришли к выводу, что оснований для признания постановления о привлечении к административной ответственности незаконным не имеется, вмененное обществу в вину деяние получило правильную правовую оценку.

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 305-АД17-6579 по делу N А40-128091/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что невыполнение заявителем предписания образует объективную сторону административного правонарушения.

Вина общества в силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ состоит в том, что им не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм в сфере порядка управления, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность.

Определение Верховного Суда РФ от 26.05.2017 N 308-АД17-6392 по делу N А32-16340/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке постановления по делу о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, дело направлено на новое рассмотрение правомерно, так как не были исследованы юридически значимые обстоятельства по делу.

Определив значимые для разрешения дела обстоятельства в соответствии со статьей 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 2.1, 4.4, 27.8, 28.2 КоАП РФ, статьями 1229, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу, что имеются основания для привлечения ИП Титовой А.Н. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ.

Постановление Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 1-АД17-4 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 7.13 КоАП РФ, за нарушение требований законодательства об охране объектов культурного наследия. Решение: В удовлетворении требования отказано, так как доказано, что общество разместило рекламную информацию на фасаде объекта культурного наследия, допущенное обществом нарушение могло привести к возникновению угрозы причинения вреда объекту культурного наследия, срок давности и порядок привлечения общества к административной ответственности соблюдены, административное наказание назначено в виде административного штрафа в минимальном размере, оснований для замены административного штрафа предупреждением не имеется.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых названным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2017 N 307-АД17-5008 по делу N А56-61166/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что заявителем не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность.

Признавая вину заявителя в совершенном правонарушении, суды, принимая во внимание положения статьи 2.1 КоАП РФ, пункта 27 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491, исходили из того, что им не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность. Суды посчитали, что обществом не представлено доказательств проявления необходимой и достаточной степени заботливости и осмотрительности, а также объективной невозможности соблюдения нарушенных правил и норм.

Определение Верховного Суда РФ от 26.05.2017 N 307-АД17-6523 по делу N А56-45860/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке постановления по делу о признании незаконным и отмене постановления о назначении административного наказания. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о наличии в действиях заявителя события вменяемого административного правонарушения.

При рассмотрении заявления суды руководствовались положениями Федерального закона от 12.04.2010 N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», статьями 2.1, 2.9, 14.4.2 КоАПа, Порядком отпуска лекарственных средств, утвержденным приказом Минздравсоцразвития России от 14.12.2005 N 785.

Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2017 N 310-АД17-5954 по делу N А83-1558/2016 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о привлечении к административной ответственности. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о наличии в действиях ответчика состава административного правонарушения.

Рассмотрев дело в соответствии со статьями 71, 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 1.6, 2.1, 24.1, 26.1, 26.2 КоАП РФ, пунктом 16 статьи 2, статьей 18, пунктом 1 статьи 26 Закона N 171-ФЗ, суды пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.17 КоАП РФ.

Постановление Верховного Суда РФ от 05.05.2017 N 41-АД17-16 Требование: Об отмене актов о привлечении к ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ, за невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку состав правонарушения доказан, процедура и сроки привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в установленных пределах.

В соответствии с частью 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых названным Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Тема 8. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Вопросы для обсуждения:

1. Основные характеристики административной ответственности.

2. Виды административных правонарушений.

3. Правовые проблемы нового КоАП Республики Беларусь.

Основные понятия:

Административная ответственность –самостоятельный вид юриди-ческой ответственности физических и юридических лиц, установленный КоАП Республики Беларусь, которая выражается в применении уполномоченными органами и должностными лицами конкретных административно-правовых санкций (взысканий) к лицам, совершившим административные правонару-шения.

Основания административной ответственности– нормативные (действие или бездействие становится противоправным лишь тогда, когда оно закреплено нормой права;

фактические (состав правонарушения в совокупности с его признаками);

процессуальные (составленный должностным лицом протокол об административном правонарушении).

Административное правонарушение– в соответствии со ст. 2.1 КоАП – противоправное виновное, а также характеризующееся иными признаками, предусмотренными Кодексом, деяние (действие или бездействие), за которое установлена административная ответственность.

Состав правонарушения– совокупность закрепленных правовой нормой наиболее общих, типовых признаков отдельных административных правонарушений, необходимых и достаточных для привлечения правонару-шителя к административной ответственности.

Материальный состав– условное название правонарушений, предполагающих не только совершение каких-либо противоправных действий, но и наступление определенных вредных последствий (причинение имущественного ущерба – ст. 10.7. КоАП).

Формальный(нематериальный) состав– предусмотренное КоАП правонарушение, для наличия состава которого не требуется установление каких-либо последствий действия или бездействия (нарушение порядка ведения кассовых операций – ст. 11.7. КоАП).

Покушение на административное правонарушение– умышленное действие физического лица, непосредственно направленное на совершение административного правонарушения, если при этом оно не было доведено до конца по независимым от этого лица обстоятельствам.

Длящееся правонарушение– действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на физическое или юридическое лицо законом, под угрозой административного взыскания.

Продолжаемые правонарушения– правонарушения, которые складываются из ряда тождественных противоправных действий, направленных на достижение общей цели и составляющих в своей совокупности единое правонарушение.

Повторность– совершение двух и более административных правона-рушений, предусмотренных одной и той же статьей КоАП.

Вменяемость– способность лица по состоянию психического здоровья отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Она является обя-зательной предпосылкой административной ответственности, важным признаком субъекта правонарушения наряду с возрастным критерием.

Множественность правонарушений– совершение одним лицом двух и более правонарушений до или после привлечения его к ответственности за первое, которые не потеряли административно-деликтной значимости.

Совокупность правонарушений– совершение двух или более административных правонарушений, предусмотренных различными статьями КоАП, ни за одно из которых физическое или юридическое лицо не было привлечено к административной ответственности.

Соучастие в правонарушении– умышленное совместное участие двух или более физических лиц в совершении административного правонарушения. Часть 2 статьи 2.4 КоАП различает три вида соучастников: исполнителя, организатора и пособника.

Задания:

1. Раскрывая сущность административного правонарушения, дайте юридически обоснованные ответы на следующие вопросы:

· всегда ли признаки вреда, причинно-следственной связи, времени и места имеют юридическое значение?

· существует ли такое понятие, как конкуренция составов административных правонарушений?

· возможна ли юридическая ответственность без вины?

2. Дайте сравнительный анализ родовых объектов административных правонарушений и преступлений. Чем объясняются их сходство и различия, подтвердите практическими примерами.

3. Перечислите, за какие виды административных правонарушений могут нести ответственность должностные лица.

4. Раскройте механизм реализации ответственности юридических лиц за правонарушения, допущенные в процессе природопользования.

5. Подготовьте доклад, в котором отразите Ваше мнение о том, являются ли административные правонарушения общественно опасными деяниями или можно говорить лишь об их вредности для общества.

6. Определите, существуют ли различия между следующими понятиями:

· обстоятельства, исключающие признание деяния административным правонарушением:

· основания освобождения от административной ответственности.

7. Подготовьте доклад с анализом наказуемости как признака административного правонарушения.

8. Назовите на основании статей Общей части КоАП Республики Беларусь:

· что необходимо учитывать при назначении административного взыскания?

· каков правовой механизм назначения взыскания при совершении нескольких административных правонарушений?

· в какие сроки назначаются административные взыскания и в какие обращаются к исполнению?

9. Подготовьте реферат по проблеме административной ответственности юридических лиц.

10. Дайте видовую характеристику перечисленных субъектов админист-ративного правонарушения:

· директор магазина;

· врач;

· учитель;

· водитель автобуса;

· полковник;

· сержант милиции;

· депутат;

· министр;

· условно осужденный;

· гражданин США.

11. Назовите признаки специального субъекта.

12. В главе 17 КоАП «Административные правонарушения против общественного порядка и нравственности» найдите формальные и мате-риальные составы правонарушений.

13. На основе анализа определите, как в данных составах выражается субъективная сторона.

14. Раскройте юридический состав административных правонарушений, квалифицируемых статьями: 17.1; 17.2; 17.3; 17.5; 17.8.

15. Проведите сравнительный анализ родовых объектов преступлений и административных проступков. Объясните их сходство и различие.

16. Найдите в КоАП правонарушения с материальным и формальным составами.

17. Выпишите из КоАП правонарушения, где зафиксированы факуль-тативные признаки объективной стороны (время, место, признак третьего лица, способ).

18. Найдите в КоАП правонарушения, где законодатель в объективной стороне фиксирует альтернативные признаки.

19. Назовите формы вины, на которые указывает законодатель в КоАП описывая субъективную сторону правонарушения.

20. Выделите в УК Беларуси составы преступлений, совершенных с признаком административной преюдиции. Определите в КоАП те сос-тавы, на основании которых сформировалась административная преюдиция.

21. Придумайте ситуацию, в которой может быть зафиксирована множественность административных правонарушений (множественность и повторность).

22. Выделите в КоАП составы административных правонарушений, в которых зафиксировано нарушение уголовно-процессуального, гражданского, трудового законодательства.

23. Придумайте ситуацию, когда в совершении административного правонарушения принимают участие исполнитель, пособник, организатор. Найдите в КоАП составы, где зафиксировано участие в административном правонарушении.

Задачи и ситуации:

1. Кузьмич, находясь в нетрезвом состоянии на дискотеке в клубе г.п. Заславль, выражаясь нецензурными словами, приставал к танцующим. В ответ на замечание заведующего клубом сорвал с него очки и ударил стулом. Постановлением административной комиссии Кузьмич был подвергнут штрафу.

Правомерно ли решение административной комиссии?

Как должен быть решен вопрос об ответственности Кузьмича?

2. Гражданин Шкундич, проходя мимо железнодорожной станции, где в это время стояла платформа с легковыми автомобилями ВАЗ, решил снять 2 фары для своего автомобиля. Внезапно появился сотрудник охраны. Шкундич подошел к нему и представился сотрудником фирмы – получателя данных автомобилей – и попросил снять две фары якобы для проверки их качества, что и было сделано. Забрав фары и поблагодарив охранника, Шкундич ушел.

Проанализируйте сложившуюся ситуацию. Дайте юридическую оценку действий сторон.

3. Водитель Смирнов был пристегнут ремнем безопасности, а его пассажир – нет. Инспектор ДПС, остановив автомобиль Смирнова, назначил и пассажиру, и водителю административное взыскание в виде штрафа в размере одной базовой величины.

Справедливо ли наказание Смирнову?

Что, на Ваш взгляд, является объектом этих правонарушений?

4. Сорокин, управляя личной автомашиной, на повышенной скорости проехал по луже и обрызгал пешеходов, стоящих на автобусной остановке. Инспектор ДПС наложил на него административный штраф по ч. 2 ст. 18.13. Кроме того, он составил протокол о мелком хулиганстве. Судья привлек Сорокина к административной ответственности по ст. 17.1 и наложил на него административный арест сроком на 5 суток. Сорока обжаловал вынесенное постановление, считая, что мелкого хулиганства он не совершал.

Проведите юридический анализ дела.

5. Рекламное агентство заключило договор с управлением метро-политена на установку в вестибюлях станций рекламных щитов. Установка щитов была произведена с нарушением правил пожарной безопасности, за что бригадиру монтажников Быкову было назначено взыскание в виде штрафа. Он обжаловал постановление, полагая, что отвечать должен не он, а должностное лицо метрополитена, ответственное за это.

Кто является субъектом правонарушения?

В чем состоит объективная сторона состава данного правонарушения?

В чем состоит субъективная сторона?

Могут ли быть субъектом такого правонарушения юридические лица?

6. Кучинский, работая водителем в акционерном обществе, управлял автомобилем, не прошедшим техосмотр. За это правонарушение ему был назначен административный штраф. Постановление о наложении взыскания Кучинским было обжаловано, поскольку автомобиль принадлежит акцио-нерному обществу, а он управлял им, работая по найму.

Дайте правовую оценку ситуации.

Кто является субъектом правонарушений, связанных с движением принадлежащих юридическим лицам транспортных средств, не прошедших техосмотр?

Субъективная сторона состава подобных правонарушений характеризуется виной в форме умысла или неосторожности?

В чем состоит общественная опасность таких правонарушений?

7. Казарчук и Бондарик были привлечены начальником межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира к административной ответственности за нарушение правил рыболовства. Казарчук незаконным способом (сетью) ловил рыбу в реке. Бондарик ловил карпов в пруду ЗАО «Золотая рыбка», занимающегося разведением рыбы. Прокурор района опротестовал это постановление, посчитав, что Бондарик должен нести ответст-венность по ст. 10.5 – Мелкое хищение.

Как Вы оцениваете действия начальника инспекции?

Что, на Ваш взгляд, является объектом правонарушения Казарчука и Бондарика?

Данное правонарушение имеет материальный или формальный состав?

8. Нагиев, управляя автомобилем, был остановлен инспектором ДПС, который сообщил, что им нарушены требования дорожного знака, предпи-сывающего движение направо. Нагиев при этом пояснил, что знак не заметил, поскольку его закрывает автомобиль с крупногабаритным грузом, припар-кованный прямо перед знаком, где по правилам дорожного движения стоянка запрещена. Как пояснил сотрудник ДПС, существует ряд факторов, свидетельствующих о том, что проезд в данном месте запрещен, а движение разрешено только направо.

Есть ли в действиях Нагиева состав правонарушения?

Если есть, то как можно охарактеризовать его субъективную сторону?

Есть ли состав правонарушения в деянии водителя грузовика, закрывшего дорожный знак?

Могут ли быть составы правонарушения одновременно в действиях обоих водителей?

9. Данилов, Семенов и Петров после футбольного матча вошли в вагон электрички, громко выкрикивая сначала футбольные лозунги, а затем нецензурные выражения. Данилов подсел к одной из пассажирок и стал ее оскорблять. К нему присоединился Семенов, который перед этим столкнул с сиденья пассажира. Когда один из пассажиров сделал им замечание, Петров вытащил нож и пригрозил ему. В этот момент все трое были задержаны нарядом милиции.

Определите, в действиях кого из задержанных лиц содержатся элементы состава правонарушения?

В соответствии с какой статьей КоАП Вы бы квалифицировали данные действия?

Можно ли данные действия квалифицировать иначе, чем адми-нистративное правонарушение?

По каким, на Ваш взгляд, основаниям в данном случае может быть установлено отсутствие состава административного правонарушения?

10. Гвоздев, находясь в парке Челюскинцев, пытался проникнуть в служебное помещение. После неудачных попыток схватил камень и разбил стекло. Заметив приближающихся сотрудников милиции, пытаясь скрыться от них, оказался на территории огороженного цветника и вытоптал значительную его часть.

Как можно квалифицировать действия Гвоздева?

Являются ли правонарушения Гвоздева одновременными?

Какие формы вины можно усмотреть в действиях Гвоздева?

Как Вы полагаете, содержатся ли в действиях Гвоздева признаки повторности совершения правонарушений?

Дополнительная литература по теме:

· Бахрах Д.Н. Принуждение и ответственность по административному праву. — Екатеринбург: Урал. гос. юр. академия, 1999.

· Бахрах Д.Н. Административная ответственность: Учебное пособие. — М.: Юриспруденция, 1999.

· Бахрах Д.Н., Ренов Э.Н. Административная ответственность по российскому законодательству. — М.: Норма, 2004.

· Бельский К. С. Административная ответственность. Генезис, основные признаки, структура // Государство и право. — 1999. — № 12.

· Бельский К.С. К вопросу об определении понятия административной ответственности // Административное право и административный процесс: Актуальные проблемы / Под ред. Л.Л. Попова и М.С. Студеникиной. — М: Юристъ, 2004.

· Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. — Воро­неж, 1970.

· Колесниченко Ю.Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. — 2003. — № 1.

· Комментарий к Кодексу Российской Федераций об административных Правонарушениях / Под. ред. Э.Н. Ренова. — М.: Норма, 2004.

· Крамник А.Н. Административно-декликтное право. Общая часть: Пособие для студентов вузов / А.Н. Крамник. — Мн.: Тесей. — 2004. — 288 с.

· Кузьмичева Г.А., Калинина Л.А. Административная ответственность: Учебное пособие. Нормативные акты. — М.: Юриспруденция, 2000.

· Лукьянов В.В. Административное правонарушение и уголовное пре­ступление: в чем различие? // Государство и право. — 1996. — № 3.

· Попов Л.Л., Шергин А.П. Управление, гражданин, ответствен­ность. — Л., 1975.

· Россинский Б.В. Административная ответственность за нарушения в области дорожного движения. Постатейный комментарий. — М.: НОРМА, 2002.

· Россинский Б.В. Административные правонарушения // Энциклопедический словарь. — М.: НОРМА, 2003.

· Салищева Н. Г. Проблемные вопросы института административной ответственности в России // Административная ответственность: вопро­сы теории и практики / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. — М.: ИГП РАН, 2004.

· Стахов A.M. Административная ответственность. — М.: Закон и пра­во, 2004.

· Студеникина М. С. Кодекс Российской Федерации об административ­ных правонарушениях в системе действующих федеральных кодексов / В кн.: Административная ответственность: вопросы теории и практики / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. — М.: ИГП РАН, 2004.

· Тимошенко И.В. Административная ответственность: Учебное посо­бие. — Ростов н/Д: МарТ, 2004.

· Шергин AM. Административная юрисдикция. — М.: Юр. лит., 1979.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *