Возвращение уголовного дела прокурору

Содержание

Краткое содержание ст. 237 УПК РФ

В первой части этой статьи говорится о том, что судья по заявлению одной из сторон или по собственному желанию возвращает дело прокурору для того, чтобы удалить возможные препятствия для рассмотрения его в суде в следующих случаях:

  • акт с обвинением составлен с нарушениями норм УПК РФ, что делает невозможным вынесение по нему приговора суда;
  • копия этого документа не была вручена самому гражданину, в отношении которого он был вынесен, за исключением случаев, когда суд признает решение правомерным согласно ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ;
  • необходимо составить акт с обвинением вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть основания по ст. 153 этого же кодекса для объединения дел, за исключением ситуаций по ст. 239.2;
  • во время ознакомления гражданина с материалами ему не объяснили его права по ч. 5 ст. 217 УПК РФ;
  • имеются обстоятельства, позволяющие заключить, что произошедшее преступление квалифицируется как более серьезное, чем предполагалось ранее.

В ч. 1.1 указано, что при наличии факторов, перечисленных в ст. 226.2 и ч. 4 ст. 226.9, судья возвращает дело прокурору для передачи его по подследственности и осуществления дознания в общем порядке.

Согласно ч. 1.2, постановление о возвращении уголовного дела прокурору составляется в связи с ходатайством одной из сторон и отправляется ему для устранения возникших проблем, если:

  • после того как процесс был инициирован, выяснилось, что последствия поступка возможного преступника оказались куда серьезнее, чем были вначале, поэтому требуется переквалифицировать само правонарушение на более тяжелое;
  • есть факторы, которые позволяют думать о том, что преступление квалифицируется как более тяжкое, чем это было определено сначала.

По ч. 1.3, если возвращение дела на дополнительное расследование прокурором имело место по основаниям, указанным в п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, то судья обязан указать причины своего решения.

Части 2, 4 и 5 уже утратили свою силу, поэтому мы их не затрагиваем здесь. В ч. 3 говорится о том, что при возвращении дела прокурору судья сам решает проблему с определением подследственному лицу меры пресечения, а также с продлением времени заключения в тюрьму с учетом сроков, указанных в ст. 109 УПК РФ.

На каких основаниях дело может быть возвращено прокурору

Есть определенные основания для возвращения уголовного дела прокурору. К ним относятся:

  • акт с обвинением был составлен с нарушениями норм УПК РФ;
  • самому гражданину не предъявили его копию;
  • есть необходимость оформления такого документа вместе с постановлением об использовании меры принуждения медицинского характера;
  • есть факторы, позволяющие объединить два дела;
  • во время ознакомления с материалами гражданину не были объяснены его права;
  • существуют основания для переквалификации правонарушения на более серьезное.

Поводами для начала этого процесса являются:

  • ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ одной из сторон;
  • собственная инициатива судьи.

Порядок возвращения и дальнейшие действия

Прокурор при возвращении ему дела принимает одно из нижеследующих решений:

  • утверждает акт с обвинением и направляет его в суд;
  • возвращает дело обратно следователю для проведения каких-либо дополнительных действий в следствии;
  • направляет акт вышестоящему прокурору, если дело рассматривается судом высшей инстанции.

Об этом можно прочесть в ст. 221 УПК РФ. Там же говорится о том, что если во время рассмотрения дела прокурором был превышен общий срок заключения гражданина под стражу, то прокурор имеет право отменить постановление об этом действии. Если же требуется продлить период содержания под стражей в тюрьме или дома, то прокурор вправе подать ходатайство об этом в суд.

Примечание. Если дело было возвращено следователю, то последний вправе в течение 72 часов обжаловать его решение с согласия вышестоящего руководства.

При наличии оснований по ст. 237 УПК РФ дело возвращается прокурору, который рассматривает его в течение 10 дней. Если правонарушение представляет особую сложность, то на рассмотрение есть 30 суток. По истечении этого периода прокурор либо утверждает акт с обвинением и отправляет его в суд, либо возвращает его отделу следствия.

Основания и порядок возвращения судом уголовного дела прокурору.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Узнать цену Поделись с друзьями

Согласно ст. 237 УПК РФ возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения и разрешения судом в судебном разбирательстве осуществляется судьей по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон в случаях, если:

1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены в стадии предварительного расследования с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом в судебном разбирательстве приговора или вынесения иного судебного решения на основании указанных уголовно-процессуальных документов.

В частности, исключается возможность вынесения судебного решения тогда, когда:

а) обвинение в этих документах не соответствует обвинению, сформулированному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого;

б) обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны соответственно следователем, дознавателем или не утверждены прокурором, начальником органа дознания;

в) в итоговых документах отсутствуют сведения о прошлых судимостях обвиняемого, месте его нахождения и т.п.1;

2) копии обвинительного заключения или обвинительного акта не были вручены обвиняемым, за исключением случаев, если суд при-

знает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ;

3) существует необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в свое время в соответствии с уголовно-процессуальным законом в суд с постановлением о необходимости применения к лицу принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел о преступлениях;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

В перечисленных случаях судья обязывает прокурора в течение пяти суток обеспечить устранение допущенных нарушений.

При возвращении уголовного дела прокурору судья должен разрешить вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого с учетом положений, предусмотренных ст. 108, 109 и 255 УПК РФ.

Производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных ст. 237 УПК РФ, по уголовному делу, возвращенному прокурором, не допускается1.

Изложенное выше уголовно-процессуальное правило признано противоречащим Конституции Российской Федерации.

Поэтому после возвращения уголовного дела судом прокурор, а по его указанию следователь или дознаватель вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные и иные процессуальные действия, необходимые для устранения выявленных нарушений и, руководствуясь ст. 221 и 226 УПК РФ, составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт2.

Доказательства, полученные по истечении уголовно-процессуальных сроков, установленных ч. 2 ст. 237 УПК РФ, либо при производстве процессуальных действий, не предусмотренных ст. 237, признаются недопустимыми.

О возвращении уголовного дела прокурору

Постановление Комментарии Российская Федерация Постановление от 19 августа 2010 года По делу № 1-37/2010 Принято Хабезским районным судом (Карачаево-Черкесская Республика)

  1. Хабезский районный суд Карачаево-Черкесской республики в составе
  2. председательствующего судьи Ф.Г. Бурганутдинова,
  3. при секретаре судебного заседания З.Ю. Шаовой,
  4. с участием прокурора — заместителя Хабезского межрайонного прокурора А.А. Джилаканова,
  5. обвиняемого Я.Х. Галибердова,
  6. его защитника — адвоката филиала №9 г. Черкесска КЧРКА З.Н. Темирдашевой, представившей удостоверение № 41 и ордер №066721 от 17.08.2010 года,
  7. а также потерпевшего К.Р. Хамдохова,
  8. рассмотрев в закрытом судебном заседании на предварительном слушании в зале Хабезского районного суда материалы уголовного дела в отношении:
  9. Галибердова Ясина Хамидовича, ДД.ММ.ГГГГ года рождения,
  10. уроженца а. <адрес>, <адрес>,
  11. зарегистрированного и проживающего по адресу: КЧР, <адрес>,
  12. а. Али-Бердуковский, <адрес>, гражданина РФ, со средним
  13. образованием, женатого, имеющего на иждивении одного малолетнего
  14. ребенка — 2008 года рождения и одного несовершеннолетнего ребенка -1996
  15. года рождения, не работающего, военнообязанного, юридически не
  16. судимого, копию обвинительного заключения получившего 30.07.2010 года,
  17. копию постановления суда о назначении предварительного слушания по
  18. делу получившего 11.08.2010 года,
  19. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ,
  20. Установил:

  21. Органом предварительного следствия Галибердов Я.Х. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, то есть, в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.
  22. После направления 04.08.2010 года уголовного дела в суд, при изучении материалов дела, судья пришел к выводу о том, что в ходе производства предварительного следствия по делу были допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона (Постановление о возбуждении уголовного дела не подписано следователем), в том числе прав обвиняемого и потерпевшего, исключающие возможность постановления Приговора или вынесение иного решения на основании представленных сторонами доказательств и материалов дела.
  23. В связи с тем, что указанные нарушения, в силу ст. 237 УПК РФ, являются основанием для возвращения уголовного дела прокурору, Постановлением судьи от 09 августа 2010 года по делу назначено предварительное слушание.
  24. В судебном заседании по ходатайству прокурора и с согласия сторон в качестве свидетеля был допрошен следователь СО при МОВД «Хабезский» Магадов М.А., который касательно рассматриваемого вопроса суду пояснил, что после того, как он отнес уголовное дело Хабезскому межрайонному прокурору для утверждения обвинительного заключения, ему вернули уголовное дело, указав, что дело необходимо подшить заново, так как нитка, которой подшито дело, рвется. Также прокурором ему было сделано замечание, что Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству, которое находится в уголовном деле, «потрепано». Кроме того, сам лист был отпечатан бледно и на титульном листе дела вместо «МОВД «Хабезский» было указано «ОВД Хабезского района». Он сам Решил их поменять, так как у него в компьютере сохранилось Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству. В уголовном деле изначально было подписанное Постановление, которое, при необходимости, может быть представлен суду. Кроме того, адвокат Темирдашева З.Н. после вступления в дело, ходатайствовала о выдаче ей копий документов, находящихся в уголовном деле, которые он сам, чтобы не снимать с них копии, распечатал с компьютера и отдал ей.
  25. В настоящем судебном заседании имевшее место нарушение нашло свое подтверждение, государственный обвинитель Джилаканов А.А. признал наличие указанного нарушения. Вместе с тем, пояснил, что уголовное дело в отношении Галибердова Я.Х. по ч. 2 ст. 264 УК РФ поступило в Хабезскую межрайонную прокуратуру, отписано прокурором ему для проверки законности и обоснованности материалов дела и утверждения обвинительного заключения. Им тщательно были проверены все материалы дела, однако при утверждении обвинительного заключения, он заметил, что Постановление о возбуждении уголовного дела «потаскано», а нитка, которой подшита уголовное дело, рвется. Вызвал следователя Магадова М.А., и, сделав ему замечание, указал ему, чтобы тот заново подшил дело. При этом каких-либо указаний о замене постановления или какого-либо другого документа, он следователю не давал, просто указал ему на будущее, чтобы подобных документов — потрепанных, в материалах дела не имелись. Следователь взял уголовное дело и пеРешил его, однако мысли о том, что он мог заменить какие-либо документы, он не мог допустить. Кроме того, после возбуждения уголовного дела, копия постановления направляется для проверки законности и обоснованности возбуждения уголовного дела прокурору, которое регистрируется в соответствующем журнале. В данном случае в журнале зарегистрировано поступление копии постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем Магадовым М.А., которое не было бы зарегистрировано при отсутствии в постановлении подписи следователя. Также, если бы отсутствовала подпись следователя в постановлении о возбуждении уголовного дела, то соответственно и карточка ф-1 не была бы подписана. Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, имеющееся в материалах дела, соответствует требованиям, предъявляемым ч. 2 ст. 146 УПК РФ. По вопросу того, что о направлении уголовного дела в суд не был уведомлен потерпевший Хунов Х.Х., он считает это не существенным нарушением, так как ему разъяснялись его права при ознакомлении с материалами уголовного дела и это техническое упущение секретаря, изготовившего сопроводительное письмо в суд. Считает, что указанные нарушения не подпадают под основания, предусмотренные ст. 237 УПК РФ, не являются существенными, препятствующими для рассмотрения уголовного дела по существу.
  26. Обвиняемый Галибердов Я.Х. в судебном заседании просил не возвращать уголовное дело прокурору и рассмотреть дело по существу.
  27. Защитник обвиняемого — адвокат Темирдашева З.Н. в судебном заседании пояснила, что помимо изучения материалов уголовного дела в ходе предварительного расследования, она изучала уголовное дело и после назначения судом предварительного слушания по делу и была удивлена, когда обнаружила, что Постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству, находящееся в материалах дела не подписано следователем. После вступление в дело 26.07.2010 года, она брала копии документов, находящихся в деле у следователя и в копии постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству стоит подпись следователя. Данный вопрос она обсуждала с обвиняемым, который просит, чтобы дело не растягивали, поэтому, считает, что нарушений не было допущено и просит не возвращать дело прокурору и рассмотреть его по существу.
  28. Потерпевший Хамдохов К.Р. просил также не возвращать уголовное дело прокурору.
  29. Потерпевший Хунов Х.Х. в судебное заседание не явился, согласно поступившему в суд письменному заявлению, просит суд провести предварительное слушание без его участия, поэтому в соответствии со ст. 234 ч.4 УПК РФ предварительное слушание проведено в его отсутствие.
  30. Выслушав мнения прокурора, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, допросив свидетеля, исследовав материалы уголовного дела, касающиеся рассматриваемого вопроса, суд пришел к выводу о необходимости возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения по следующим основаниям.
  31. Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ, при наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее Постановление.
  32. Таким образом, законодатель под возбуждением дела понимает принимаемое следователем Решение о наличии в его распоряжении законного повода и достаточных оснований, указывающих на признаки конкретного преступления. Оформление данного процессуального решения Постановлением и заверение его своей подписью, являются дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов участников процесса.
  33. Согласно положениям ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления следователя должны быть законными и обоснованными. Отсутствие подписи в тексте процессуального документа влечет за собой признание его незаконным и необоснованным, тогда как начало производства по уголовному делу, как процессуальной деятельности, начинается с момента его возбуждения уполномоченным лицом и все следственные действия для получения допустимых доказательств должны проводиться только по законно возбужденному делу.
  34. Как следует из материалов дела, Постановление следователя СО при МОВД «Хабезский» от 28 апреля 2010 года о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству не подписано следователем, что влечет признание его незаконным и необоснованным, соответственно все следственные действия по делу были проведены в отсутствие на то законных оснований.
  35. Доводы прокурора о том, что им уголовное дело было возвращено следователю с целью устранения технических недостатков в оформлении дела и без указания о замене каких-либо документов, находящихся в деле, суд считает несостоятельными, поскольку уголовное дело было передано следователю без какого-либо официального документа — сопроводительного письма, с указанием причин возврата, что было подтверждено в судебном заседании самим прокурором. Более того, Федеральный закон от 17.01.1992 года №2202-1 (в ред. от 28.11.2009г.) «О прокуратуре Российской Федерации» наделяет прокурора в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства полномочиями по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Вместе с тем из материалов дела не усматривается, каким образом уголовное дело с обвинительным заключением, утвержденным прокурором, вновь оказалось у следователя, а также причины того, почему при повторном поступлении уголовного дела от следователя в Хабезскую межрайонную прокуратуру, прокурором не были осуществлены действия, предусмотренные ст. 221 УПК РФ. Доводы прокурора в части того, что «мысли о том, что следователь мог заменить какие-либо документы, он не мог допустить», свидетельствуют о ненадлежащем осуществлении надзорных действий прокурором по настоящему делу.
  36. Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации также длительное время последовательно занимает позицию, что отсутствие подписи в тексте процессуального документа влечет за собой признание его незаконным и необоснованным, и, что это обстоятельство является существенным нарушением уголовно — процессуального закона (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 4. С. 16; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. N 11. С. 13.; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 9. С. 9).
  37. Кроме того, в нарушение ч. 1 ст. 222 УПК РФ прокурор, после утверждения обвинительного заключения, о направлении уголовного дела в суд не уведомил потерпевшего Хунова Х.Х., что повлекло нарушение права потерпевшего заявлять ходатайство о проведении предварительного слушания в порядке, установленном главой 15 Уголовно-процессуального кодекса.
  38. Вышеуказанные процессуальные нарушения привели к необоснованному ограничению прав и свобод обвиняемого Галибердова Я.Х., гарантированных Конституцией РФ и нарушению права потерпевшего Хунова Х.Х. на доступ к правосудию.
  39. Таким образом, в ходе досудебного производства были допущены существенные нарушения закона.
  40. Существенные процессуальные нарушения являются препятствием для рассмотрения дела, которые суд не может устранить самостоятельно и которые, как повлекшие лишение и стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного судопроизводства, исключают возможность постановления законного и обоснованного Приговора, и, фактически, не позволяют суду реализовать возложенную на него Конституцией РФ функцию осуществления правосудия.
  41. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 года №28 «О применении судами норм уголовно- процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», при невозможности устранить допущенные в ходе предварительного расследования нарушения уголовно — процессуального закона дело подлежит возвращению прокурору.
  42. В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным судом РФ в постановлениях №2-П от 4.03.2003 и №18-П от 8.12.2003 конституционные принципы правосудия предполагают неукоснительное соблюдение процедуры уголовного преследования, что гарантирует процессуальные права участников уголовного судопроизводства. Поэтому, в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений, суд, самостоятельно осуществляя правосудие (статья 120 Конституции Российской Федерации), вправе принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав, что позволяет всесторонне и объективно рассмотреть дело по существу. Тем самым обеспечивается право каждого на судебную защиту его прав и свобод (статья 46 Конституции Российской Федерации).
  43. Исходя из требований Конституционного Суда РФ, а также ч.2 ст. 55 и ч.3 ст. 56 Конституции РФ, суд обязан принять исчерпывающие меры для восстановления конституционных прав и свобод граждан, нарушенных в досудебном производстве, и, возвратить прокурору уголовное дело, независимо от того, в какой стадии судебного разбирательства оно находится на момент принятия данного решения.
  44. При вынесении данного решения суд также исходит из того, что вышеуказанные процессуальные нарушения не касаются ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемого, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения и, направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения, — он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе, что дает возможность — после устранения выявленных существенных процессуальных нарушений и предоставления участникам уголовного судопроизводства возможности реализовать соответствующие права — вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия решения; тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право каждого, в том числе обвиняемого, на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52).
  45. Согласно ч. 3 ст. 327 УПК РФ одновременно с возвращением уголовного дела судья принимает Решение о мере пресечения в отношении обвиняемого.
  46. Обсудив вопрос о мере пресечения, выслушав мнения сторон, суд считает, что мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранная ранее в отношении обвиняемого Галибердова Я.Х. изменению не подлежит. Галибердов Я.Х. обвиняется органами предварительного расследования в совершении неосторожного преступления, наказание за которое предусматривает лишение свободы на срок до 3 лет. Вместе с тем, суд исходит из того, что в данном случае каких-либо сведений о том, что обвиняемый, оставаясь на свободе, может продолжать заниматься преступной деятельностью, каким-либо способом помешать установлению истины по уголовному делу, оказать давление на потерпевших, скрыться от суда, — не имеются.
  47. На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 237 УПК РФ,
  48. Постановил:

  49. Уголовное дело по обвинению Галибердова Ясина Хамидовича в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 264 УК РФ — возвратить Хабезскому межрайонному прокурору для устранения нарушений уголовно — процессуального закона, препятствующих его рассмотрению судом.
  50. Меру пресечения в отношении обвиняемого Галибердова Ясина Хамидовича в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — оставить без изменения.
  51. Настоящее Постановление может быть обжаловано в Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики в течение 10 суток со дня вынесения.
  52. Судья Ф.Г. Бурганутдинов

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возвращении уголовного дела прокурору

город Москва 25 апреля 2017 года

Судья Тверского районного суда города Москвы , при секретаре судебного заседания , с участием: прокурора отдела прокуратуры города Москвы , обвиняемого , защитников – адвокатов и ,

рассмотрев в закрытом судебном заседании в ходе предварительного слушания материалы уголовного дела в отношении:

, (данные изъяты), не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.6 ст.290 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Органами уголовного преследования обвиняется в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий и бездействия в пользу взяткодателя, если такие действия и бездействие входят в служебные полномочия должностного лица, в особо крупном размере.

В ходе предварительного слушания судом поставлен на обсуждение участников процесса вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, поскольку формулировка обвинения, изложенная в обвинительном заключении, имеет существенные противоречия в части суммы взятки.

Прокурор возражал против возвращения уголовного дела прокурору, полагая, что основания для принятия такого решения отсутствуют, а уточнить сумму взятки возможно при рассмотрении уголовного дела по существу. Одновременно прокурор просил оставить без изменения меру пресечения в виде домашнего ареста, избранную в отношении обвиняемого.

Защитник – адвокат считала необходимым возвратить уголовное дело прокурору по вышеуказанным основаниям, указывая на нарушение права на защиту, одновременно просила учесть существенные противоречия между объемом инкриминируемого деяния при возбуждении уголовного дела и при предъявлении обвинения в окончательной редакции, полагая, что этим нарушено право на защиту.

Защитник – адвокат не возражала против возвращения уголовного дела прокурору, также ссылаясь на необоснованность выделения уголовного дела в отношении и неполноту предварительного следствия.

Обвиняемый поддержал позицию своих защитников. Одновременно, сторона защиты не возражала против меры пресечения в виде домашнего ареста.

Изучив материалы дела, выслушав мнения участников процесса, суд приходит к следующему.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Основанием для возвращения дела прокурору являются те существенные нарушения закона, допущенные в досудебной стадии, которые являются препятствием к рассмотрению уголовного дела и не могут быть устранены судом самостоятельно.

Обвинительное заключение является важным процессуальным документом, завершающим предварительное расследование, излагающим и обосновывающим окончательное решение следователя о формулировке обвинения лица, привлекаемого к уголовной ответственности, с указанием существа обвинения, места и времени совершения преступления, его способов, мотивов, целей, последствий и других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В соответствии с требованиями действующего уголовно-процессуального законодательства, с момента предъявления обвинения обвиняемый приобретает полный объем прав, у него появляется возможность использовать все законные средства защиты, в частности, он имеет право знать, в чем он обвиняется. Не зная объема, содержания и характера обвинения, обвиняемый не может осуществить защиту от обвинения, эффективно пользоваться правами на дачу показаний, представления доказательств, заявления ходатайств.

Как следует из описания предъявленного обвинения, он, являясь должностным лицом, получил через посредника в качестве взятки денежные средства в сумме 4 500 000 рублей. Вместе с тем из описания события преступления следует, что помимо вышеуказанной суммы лицо, являющееся посредником, получило от взяткодателя для передачи взяткополучателю также другие денежные суммы, в том числе непосредственно перед задержанием сотрудниками правоохранительных органов, которые не учтены органами следствия в качестве суммы взятки.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что установление обстоятельств совершения преступления относится к исключительной компетенции органов следствия и суд не вправе самостоятельно изменить существо предъявленного обвинения, а от обстоятельств предъявленного обвинения зависит определение пределов судебного разбирательства и порядок реализации права обвиняемого на защиту, суд приходит к выводу, что установленные нарушения уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного заключения являются существенными и исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, что влечет возвращение дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Доводы стороны защиты, касающиеся противоречий между объемом инкриминируемого деяния при возбуждении уголовного дела и при предъявлении обвинения в окончательной редакции, необоснованности выделения уголовного дела в отношении , суд оставляет без рассмотрения, поскольку им может быть дана оценка в ходе дополнительного следствия и впоследствии по ходатайству стороны защиты при поступлении уголовного дела в суд вновь для рассмотрения по существу.

При рассмотрении вопроса о мере пресечения в отношении обвиняемого, суд учитывает обстоятельства и характер инкриминируемого деяния, относящегося к преступлениям против государственной власти, данные о личности обвиняемого, который являлся сотрудником правоохранительных органов и осведомлен о формах и методах их деятельности, и приходит к выводу, что обвиняемый, будучи неограниченным в передвижении и в круге общения, может скрыться, воздействовать на свидетелей с целью изменения ими показаний либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, в связи с чем, суд считает необходимым продлить срок содержания данного обвиняемого под домашним арестом, не усматривая оснований для изменения либо отмены меры пресечения.

Исходя из тяжести и обстоятельств инкриминируемого обвиняемому деяния, суд не усматривает оснований для изменения, ранее установленных мерой пресечения в виде домашнего ареста, запретов и ограничений.

При определении срока содержания под стражей на период рассмотрения уголовного дела судом, учитывая, что постановлением Гагаринского районного суда города Москвы от 17 февраля 2017 года срок содержания под домашним арестом продлен до 7 августа 2017 года, суд оставляет данную меру пресечения без изменения.

При определении срока содержания под домашним арестом обвиняемому на период предварительного следствия, суд учитывает, что в порядке ст. ст.91, 92 УПК РФ не задерживался, мера пресечения в виде домашнего ареста избрана в отношении него 28 мая 2016 года, после чего срок содержания под домашним арестом неоднократно продлевался вплоть до 28 февраля 2017 года.

Данное уголовное дело поступило в суд 7 февраля 2017 года, следовательно, срок содержания под домашним арестом за предварительным следствием составляет 21 сутки, который не достаточен для производства процессуальных действий, необходимых для устранения препятствий по рассмотрению дела в судебном порядке, в связи с чем, по изложенным выше обстоятельствам, принимая во внимание особую сложность уголовного дела, обусловленную большим объемом материалов и следственных действий, суд считает необходимым продлить срок содержания под домашним арестом за предварительным следствием для производства процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных ст. ст.107 и 109 УПК РФ, на один месяц.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст.237, 255, 256 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Возвратить уголовное дело в отношении , обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.6 ст.290 УК РФ, прокурору города Москвы для устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом.

Меру пресечения оставить прежней – в виде домашнего ареста, с ранее установленными запретами и ограничениями, на основании постановления Гагаринского районного суда города Москвы от 01.01.01 года, то есть до 7 августа 2017 года.

После вступления данного постановления в законную силу — продлить срок содержания под домашним арестом за предварительным следствием на 1 (один) месяц, а всего до 9 месяцев 2 суток, перечислив за прокуратурой города Москвы.

Постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд, через Тверской районный суд города Москвы, в течение 10 суток со дня его вынесения.

Судья:

Настоящее обобщение судебной практики возвращения районными (городскими) судами области уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ проведено в соответствии с планом работы Тульского областного суда на первое полугодие 2015 года.

Целями и задачами обобщения являлись:

— проверка и анализ соблюдения судами Тульской области при возвращении дела прокурору требований уголовно-процессуального законодательства, Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» № 1 от 05.03.2004 года (ред. от 09.02.2012 года N 3), Постановления Конституционного суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П » По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а так же глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан», и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»;

— выработка единой практики применения судами законодательства при решении данного вопроса.

Предметом настоящего обобщения явились все возвращенные прокурору судами области уголовные дела за 2014 год, а также данные апелляционной практики Тульского областного суда за тот же период.

По смыслу закона (ст. 237 УПК РФ), разъясненному, в частности, в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года № 1, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в ст. ст. 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого; когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу, и другое.

Из разъяснений Конституционного суда РФ, содержащихся в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П следует, что из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК Российской Федерации, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса.

По смыслу пункта 1 части первой статьи 237 во взаимосвязи с пунктами 2 — 5 части первой той же статьи, а также со статьями 215, 220, 221, 225 и 226 УПК Российской Федерации, возвращение дела прокурору в случае нарушения требований данного Кодекса при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта может иметь место по ходатайству стороны или инициативе самого суда, если это необходимо для защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при подтверждении сделанного в судебном заседании заявления обвиняемого или потерпевшего, а также их представителей о допущенных на досудебных стадиях нарушениях, которые невозможно устранить в ходе судебного разбирательства. При этом основанием для возвращения дела прокурору во всяком случае являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные дознавателем, следователем или прокурором, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения. Подобные нарушения в досудебном производстве требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют в том числе о несоответствии обвинительного заключения или обвинительного акта требованиям данного Кодекса.

Уголовные дела возвращались судами прокурору как со стадии предварительного слушания, так и со стадии судебного разбирательства без проведения предварительного слушания.

В 2014 году уголовные дела возвращались прокурору по следующим основаниям.

Больше всего по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 ст. 237 УПК РФ, который предусматривает необходимость возвращения дела в случае, если обвинительное заключение (акт) составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления, а именно:

1. Различные нарушения требований уголовно-процессуального закона, исключающие возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения.

Так, Центральным районным судом г. Тулы 18 марта 2014 года возвращено прокурору уголовное дело в отношении К. по обвинению по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку обвинительное заключение не утверждено прокурором.

Постановлением от 23 января 2014 года Ефремовским районным судом возвращено прокурору уголовное дело по обвинению А. по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ, поскольку описание преступных деяний, инкриминируемых А., указанных в тексте обвинительного заключения, не соответствуют описанию преступных деяний, имеющихся в тексте постановления о привлечении его в качестве обвиняемого.

Данное решение суда не обжаловалось, поскольку государственный обвинитель согласился с принятым судом решением.

20 марта 2014 года Советский районный суд г. Тулы возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Ф. по ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку фактическая сторона деяния, в совершении которого обвиняется Ф. не соответствует предъявленному обвинению, так как из фабулы обвинения следует, что Ф. обвиняется помимо незаконного хранения, также в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Данное решение не обжаловалось.

15 октября 2014 года Советский районный суд г. Тулы возвратил прокурору уголовное дело в отношении Б., поскольку ему предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, а фактические обстоятельства их совершения, изложенные в обвинительном заключении, не соответствуют инкриминируемым ему преступлениям, тем самым нарушено право Б. на защиту.

Апелляционным постановлением Тульского областного суда от 26 ноября 2014 года данное решение оставлено без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.

17 июня 2014 года Киреевский районный суд возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Т. по ч. 3 ст. 159 УК РФ поскольку установлено, что при возбуждении уголовного дела в отношении Т., назначенной председателем участковой комиссии избирательного участка, был нарушен порядок, предусмотренный ст. 448 УПК РФ.

Данное решение суда не обжаловалось, поскольку государственный обвинитель согласился с принятым судом решением.

20 августа 2014 года Суворовский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 228 УК РФ, в связи с нарушениями прав обвиняемого на защиту в ходе ознакомления с материалами уголовного дела. Судом установлено, что органы предварительного следствия не рассмотрели ходатайство защитника о прекращении уголовного дела в отношении М. на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью обвиняемого к совершению преступления, в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела время начала и окончания данного следственного действия ( всего 2 часа) не соответствует сведениям, содержащимся в личном деле обвиняемого ( всего 55 минут), что вызвало у суда сомнение о выполнении следователем в полном объёме требований ст. 217 УПК РФ.

08 октября 2014 года апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам решение оставлено без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

19 февраля 2014 года Ленинский районный суд возвратил прокурору уголовное дело по обвинению В. и М. по п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в связи с нарушением норм УПК РФ при ознакомлении обвиняемых с материалами уголовного дела. Из протоколов об окончании следственных действий видно, что обвиняемые изъявили желание знакомиться с материалами дела совместно со своими защитниками. В связи с тем, что обвиняемые затягивали время ознакомления с материалами дела суд удовлетворил ходатайство следователя и ограничил им срок ознакомления до 2-х суток, то есть до 25 апреля 2013 года включительно. В материалах дела отсутствуют сведения о том, что обвиняемые были уведомлены об установлении им срока ознакомления с материалами уголовного дела, а также о том, что следователем принимались меры к вручению им копий постановления суда об установлении указанного срока.

Апелляционным постановлением Тульского областного суда данное решение оставлено без изменения.

18 июня 2014 года Донской городской суд возвратил уголовное дело прокурору в отношении подсудимых Е., Х. и Г., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении отсутствуют сведения о том, кто является собственником похищенного имущества и кому причинен имущественный вред.

04 августа 2014 года апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда данное решение оставлено без изменения.

14 июля 2014 года Донской городской суд уголовное дело в отношении К., обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ, возвратил прокурору поскольку установил, что нарушены нормы УПК РФ при принятии дела к производству следственной группой, а следовательно все следственные действия по уголовному делу в этот период времени проведены с нарушением норм УПК РФ.

Данное решение суда не обжаловалось, поскольку с ним согласился государственный обвинитель.

17 июня 2014 года Привокзальный районный суд г. Тулы возвратил прокурору уголовное дело по обвинению К., Л., Б., З., обвиняемых по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 172; ч. 3 ст. 186; п. «б» ч. 2 ст. 173.1 УК РФ поскольку судом установлено, что в выданной К. копии постановления о привлечении в качестве обвиняемой роль К. в организованной группе определена как руководителя, что не соответствует обвинительному заключению. Кроме того, в обвинительном заключении при изложении обстоятельств совершения К., Б. и Л. незаконной деятельности и снятии денежных средств с расчетных счетов юридических лиц указанная нумерация перечисления эпизодов снятия денежных средств не соответствует постановлениям в качестве обвиняемого.

26 марта 2014 года Ленинский районный суд возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Ч. по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Основаниями для такого решения было то, что в обвинительном заключении при описании фактических обстоятельств совершения Ч. преступления не содержится сведений о том: с какой скоростью он двигался по автодороге и какую должен был выбрать для безопасного движения с учетом дорожных условий, характера и организации движения транспортных средств и пешеходов; какие необходимые меры предосторожности он должен был соблюдать, но не соблюдал; какие метеорологические условия не учел; при возникновении какой опасности для движения, которую он в состоянии был обнаружить, он не принял мер к снижению скорости до безопасной; вследствие чего он совершил выезд на полосу встречного движения; какое отношении Ч. имеет к наступившим последствиям в виде смерти потерпевшего и как наступление данных последствий связано с нарушением обвиняемым Правил дорожного движения, что нарушает право обвиняемого на защиту от предъявленного обвинения и на реализацию своих прав потерпевшей стороне.

Апелляционным постановлением от 11 июня 2014 года данное решение оставлено в силе.

8 апреля 2014 года этим же судом было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Ш. по ч. 1 ст. 111 УК РФ по тем основаниям, что формулировка предъявленного обвинения не соответствует обвинению, изложенному в обвинительном заключении и выводам заключения судебно-медицинской экспертизы, то есть имеются существенные противоречия в критериях тяжести вреда здоровью, причиненного потерпевшему.

Данное решение не обжаловалось.

2. Не установлены дата, время, место и способ совершения преступления.

Так, 4 декабря 2014 года Центральным районным судом г. Тулы возвращено прокурору уголовное дело по обвинению С., М., Ш. и Ж. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 327 ( 40 преступлений), п. «а» ч. 2 ст. 322.1 УК РФ, поскольку в предъявленном С. обвинении и обвинительном заключении не указано время, место, способ изготовления не менее 40 уведомлений о прибытии иностранных граждан в местопребывание, не менее 61 трудового договора, а также доказательства фиктивности этих документов и их составления.

Данное решение суда не обжаловалось.

По тем же основаниям 1 сентября 2014 года Щекинский районный суд возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Ф. по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Данное решение суда также не обжаловалось.

Постановлением Центрального районного суда г.Тулы от 5 ноября 2014 года уголовное дело в отношении П. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, возвращено прокурору поскольку не установлено место совершения преступления. Указание в обвинительном заключении на то, что П. совершил мошенничество, находясь в зоне действия базовой станции, расположенной по адресу: …….., не является свидетельством того, что местом преступления является данная зона. Наличие базовой станции по указанному адресу само по себе не доказывает, что именно по этому адресу совершено преступление.

Апелляционным постановлением Тульского областного суда от 29 декабря 2014 года данное постановление оставлено без изменения, а апелляционные представление – без удовлетворения.

По тем же основаниям 25 ноября 2014 года Щекинский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении Ф., обвиняемого по ч. 1 ст. 285, ч.1 ст. 292 УК РФ.

Данное постановление не обжаловалось.

19 ноября 2014 года Узловский городской суд возвратил прокурору уголовное дело по обвинению П. и Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 УК РФ. Основанием к возврату послужило то, что в обвинительном заключении при описании события преступления следователем не указан способ сбыта шпал, цель, мотив, а также не установлено какие положения должностной инструкции ими были нарушены.

14 января 2015 года апелляционным постановлением Тульского областного суда данное решение оставлено в силе.

16 апреля 2014 года Одоевским районным судом Тульской области возвращено прокурору уголовное дело в отношении П., Б. и Н., обвиняемых по п. «а,г» ч. 2 ст. 260 УК РФ, для устранения нарушений требований п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения, а именно не указание места совершения преступления.

22 декабря 2014 года апелляционным постановлением Тульского областного суда решение оставлено без изменений, а апелляционное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

Ефремовским районным судом 29 апреля 2014 года было возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Х. по п.п. «а,б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ и ч. 1 ст. 232 УК РФ, поскольку в постановлении о предъявлении обвинения и обвинительном заключении не правильно указана дата совершения преступления, а именно » в октябре 2014 года».

Апелляционным постановлением от 16 июня 2014 года данное решение суда оставлено без изменения, а апелляционное представление прокурора — без удовлетворения.

По тем же основаниям 5 августа 2014 года Щекинский районный суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении Н. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Данное решение не обжаловалось.

19 марта 2014 года Пролетарский районный суд г. Тулы возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Д. обвиняемой по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, поскольку обвинительное заключение не содержит указание на время совершения преступления, что нарушает право Д. знать в чем она обвиняется, то есть ее право на защиту.

Данное решение также не обжаловалось.

Этим же судом 15 декабря 2014 года возвращено прокурору уголовное дело по обвинению Л., А. и Б. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ и п.п. «а,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку судом установлено, что следователем в обвинительном заключении и постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых, не указано, в чем конкретно выразилось применение насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении потерпевшего со стороны Л. и Б., чем и каким предметом был нанесен первый удар потерпевшему в область головы, от которого он упал, а также последующие не менее 10 ударов по голове, то есть не установлен способ совершения преступления.

Данное решение не обжаловалось.

Также прокурору возвратили уголовное дело по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 ст. 237 УПК РФ, который предусматривает необходимость возвращения дела если при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УК РФ.

Ефремовским районным судом 14 февраля 2014 года уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, возвращено прокурору.

Основанием для возвращения послужило то, что после назначения дела в общем порядке судебного разбирательства, на первом заседании подсудимый заявил ходатайство о проведении судебного заседания в особом порядке, пояснив, что ходатайствовал об этом после ознакомлении с материалами уголовного дела, о чем в протоколе он собственноручно указал «желаю», частица «не» перед словом желаю написана не им. Следователь в судебном заседании подтвердил, что после разъяснения прав К. изъявил желание на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства, о чем написал собственноручно «желаю». После заполнения протокола он вновь два раза разъяснил К. его права и тот заявил, что не жалеет воспользоваться правом на рассмотрение дела в особом порядке, потому что признает свою вину частично. Тогда он собственноручно дописал в протоколе частицу «не» перед словом «желаю».

Исходя из принципа, закрепленного в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, суд пришел к выводу, что обвиняемому К. при ознакомлении с материалами уголовного дела не были надлежащим образом разъяснены его права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, что является нарушением права обвиняемого на защиту.

Поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает оснований для прекращения рассмотрения уголовного дела в общем порядке принятия судебного решения после назначения судебного заседания, и назначении судебного заседания по рассмотрению уголовного дела в особом порядке принятия решения, то дело было возвращено прокурору.

Апелляционным постановлением от 23 апреля 2014 года данное решение оставлено без изменения, а апелляционное представление прокурора – без удовлетворения.

Кроме того, прокурору возвращались уголовные дела по основанию, предусмотренному пунктом 6 части 1 ст. 237 УПК РФ, который предусматривает необходимость возвращения дела в случае, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении …, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

Так, 10 ноября 2014 года Новомосковский городской суд возвратил прокурору уголовное дело в отношении Э. и М., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В обоснование своего решения суд указал, что квалификация действий обвиняемых не соответствует фактическим обстоятельствам, изложенным в обвинении, которые свидетельствуют о наличии оснований для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

24 декабря 2014 года апелляционным постановлением Тульского областного суда решение оставлено без изменения, а апелляционное представление прокурора – без удовлетворения.

Постановлением Центрального районного суда г.Тулы от 2 октября 2014 года уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, возвращено прокурору, поскольку фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления. Исследованными в судебном заседании доказательствами установлено, что в момент совершения ДТП К. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Апелляционным постановлением Тульского областного суда от 15 декабря 2014 года данное постановление оставлено без изменения, а апелляционные представление и жалобы – без удовлетворения.

Проверка судебных решений о возвращении дела прокурору в суде апелляционной инстанции.

Всего за обобщаемый период судом апелляционной инстанции по представлениям прокуроров было рассмотрено 26 судебных решений о возвращении дела прокурору, что составляет 63% от общего числа решений, 16 из которых оставлены в силе (62 % от числа обжалуемых), а 10 отменено (38% от числа обжалуемых).

Причинами отмены судебных решений о возврате дела прокурору явились несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Несмотря на то, что Тульский областной суд ежегодно обобщает практику возвращения уголовных дел прокурору и доводит ее до всех судей области, в том числе и основания отмены указанных решений, отдельные судьи продолжают принимать решения, не основанные на законе.

Так, постановлением от 6 марта 2014 года Узловский городской суд ( судья Шатохина О.Л.) возвратил прокурору уголовное дело по обвинению У. и М., обвиняемых по ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в обвинительном заключение указано не соответствующее действительности место жительства или место нахождения У., а обвиняемому М. не вручена копия обвинительного заключения.

Апелляционным постановлением от 5 мая 2014 года Тульский областной суд отменил указанное постановление. В обоснование принятого решения суд в очередной раз указал на то, что неявка подсудимого в судебное заседание и объявление его в розыск не свидетельствует о недостатках обвинительного заключения, препятствующих рассмотрению уголовного дела, так как в нем указаны данные о месте регистрации и проживания У., соответствующие действительности на момент составления обвинительного заключения. Вывод суда о том, что копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому М., не основан на материалах дела.

16 июля 2014 года Донской городской суд ( судья Миненкова О.В.) возвратил прокурору уголовное дело в отношении Т. и А., обвиняемых по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в обвинительном заключении сведения о судимости Т. не соответствуют действительности.

Данное постановление 03 сентября 2014 года отменено апелляционным постановлением Тульского областного суда, так как с позиции требований ст. 237 УПК РФ вследствие допущенного нарушения у суда не было оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку оно было устранено в судебном заседании.

3 марта 2014 года Щекинский районный суд (судья Новиков В.С.) возвратил прокурору уголовное дело по обвинению К. и М. на том основании, что такие процессуальные действия как допрос потерпевшего Ц. и выемка у него документов на похищенное имущество были произведены до возбуждения уголовного дела, а ссылки на протоколы указанных следственных действий содержатся в обвинительном заключении, как на представленные стороной обвинений доказательства.

Апелляционным постановлением от 23 апреля 2014 года данное решение суда было отменено, поскольку выявленные судом нарушения могут быть устранены в ходе судебного разбирательства и они не исключают возможности постановления законного и обоснованного решения.

29 мая 2014 года Щекинский районный суд ( судья Гольнев В.Г.) также возвратил прокурору уголовное дело по обвинению Ч. и К. по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Основанием для такого решения явилось то, что обвинительное заключение составлено с нарушениями действующего законодательства, а именно диспозиция ч. 3 ст. 159 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Таким образом, указанная диспозиция содержит в себе описание признаков двух различных преступлений, существенно различающихся между собой по объективной стороне, обман и злоупотребление доверием являются способами двух самостоятельных преступлений и не являются квалифицирующими признаками, вменение которых возможно при описании одного преступного деяния. Самостоятельное определение судом состава преступления из двух предложенных следствием, невозможно, так как вынуждает суд формулировать обвинение для подсудимых, что в функцию правосудия не входит.

Данное решение суда было отменено апелляционным постановлением Тульского областного суда от 30 июля 2014 года по тем основаниям, что выводы суда о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением действующего законодательства РФ, не основаны на исследованных в судебном заседании материалах дела и требованиях закона.

11 декабря 2014 года Щекинский районный суд (судья Грацескул Е.В.) вынес решение о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению Д. по ч. 1 ст. 231 и ч. 1 ст. 228 УК РФ. Суд посчитал, что предъявленное Д. обвинение является противоречивым; в тексте обвинительного акта имеются ошибки в написании отчества обвиняемого; при изложении обстоятельств преступления не сделана ссылка на заключение эксперта, из которого следовало бы, какое именно наркотическое средство незаконно приобрел и хранил Д., тем самым нарушено право обвиняемого на защиту.

Апелляционным постановлением от 4 февраля 2015 года данное решение было отменено, поскольку указанные обстоятельства нельзя расценивать как существенное нарушение требований уголовно-процессуального закона при составлении обвинительного акта, не позволяющее постановить приговор.

Постановлением от 16 января 2014 года Новомосковский городской суд (судья Сапронова И.Н.) возвратил уголовное дело прокурору в отношении Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ, указав следующие обстоятельства:

— по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, не конкретизировано место совершения преступления, указано лишь, что преступление совершено на территории г. Новомосковска;

— в обвинительном заключении по первому эпизоду отсутствуют данные о потерпевшем;

— по второму эпизоду не указано конкретное место незаконного приобретения наркотического средства;

— по третьему эпизоду так же не указано место, где Т. изготовил наркотическое средство и какое именно наркотическое средство он изготовил.

Причиной отмены данного решения судом апелляционной инстанции явилось то, что приведенные судьей обстоятельства не исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе обвинительного заключения, с которым уголовное дело поступило в суд.

По всем изученным уголовным делам с обвинительным заключением в отношении подсудимых при принятии решения о возвращении уголовного дела прокурору судьями районных (городских) судов Тульской области решался вопрос о мере пресечения.

Проведенный анализ показал, что судьи Тульской области при разрешении уголовных дел в основном правильно применяют положения статьи 237 УПК РФ при возвращении уголовных дел прокурору.

Однако, как видно из приведенных выше примеров, судьи не всегда принимают во внимание то обстоятельство, что часть 1 статьи 237 УПК РФ предусматривает обязательное условие, при котором возможно возвращение дела прокурору, а именно: указанные в пунктах 1-5 нарушения должны препятствовать рассмотрению дела судом, и зачастую формально подходят к оценке оснований для возвращения дела прокурору, что влечет вынесение необоснованных судебных решений и их последующую отмену.

Во избежание ошибок и в целях исключения фактов вынесения необоснованных решений суды в каждом конкретном случае должны определять, препятствует ли выявленное нарушение уголовно-процессуального закона рассмотрению дела судом, и, убедившись в этом, надлежащим образом мотивировать свое решение.

Судья Тульского областного суда А.А. Сикачев

Новости

МОСКВА, 15 мая — РАПСИ. Верховный суд РФ внёс изменения в постановление пленума о подготовке уголовных дел к разбирательству от 2012 года, в частности, уточнив причины возврата материалов в прокуратуру.

Суд указывает, что дело подлежит возврату, если обвинение в заключении противоречит изложенному в постановлении о привлечении к ответственности, если оно не подписано следователем или не утверждено прокурором, а также при отсутствии в нем необходимых данных: прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о его месте нахождения, сведения о потерпевшем.

«При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения положений УПК, которые служат препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу и принятия справедливого решения. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждены прокурором, обвинительный акт или обвинительное постановление не утверждено начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу», — говорится в новой редакции постановления.

ВС также указал, что если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения, то суд в каждом конкретном случае должен выяснять, по каким причинам фигурант ее не получил, оформлен ли отказ в письменном виде, подтвержден ли документально факт неявки по вызову и т.п.

При этом отсутствие в материалах дела расписки о получении копии обвинительного заключения не всегда приводит к возврату дела в прокуратуру.

«Отсутствие в материалах уголовного дела расписки о том, что обвиняемому вручена копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, не может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору, если, по утверждению обвиняемого, она фактически ему была вручена», — говорится в документе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *