Закон о единственном жилье

Единственное жилье

Телефонная консультация 8 800 505-92-65 Господа юристы! В настоящее время я имею в собственности 2 квартиры, соответственно, прописана в одной из них, поэтому за вторую приходится платить д В статье 47 ЖК РФ говорится, что ордер является единственным основанием для вселения в жилое помещение.

Вселение по решению суда — противоречит ЖК РФ?

Мой отец умер в марте 2003 г., я единственная наследница по закону, жил он в другом городе с братом.

Его брат в мае 2003 г. снял деньги со сберкнижки отца, т. Уважаемые юристы сообщите пожалуйста, могут ли за неуплату коммунальных услуг выселить из приватизированной квартиры, квадратура превышает 9 кв.

м У меня умер отец в январе 2006 г. На него была оформлена (договор купли-продажи) 2-х комнатная квартира общей площади 38 кв.

м, в которой прописана я (его дочь, 21 год) Если я являюсь внуком единственного влядельца жилья то как проще оформить сделку по передачи квартиры в мою собственность В Трехкомнатной квартире (12+14+17) квартире 2 собственника – я и сестра, сестра имеет 8/9 долей, я – 1/9 (по праву наследования) Дополнение к вопросу 411631.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ ПРОЕКТОВ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ Вносится Правительством Российской Федерации О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» Внести в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 46, ст. 4532; 2005, № 1, ст. 20; 2007, № 41, ст. 4845; 2009, № 7, ст. 771) следующие изменения: 1)в части первой статьи 446: б)абзац третий изложить в следующей редакции: 2)дополнить новой статьей 447 следующего содержания: «Статья 447.

Порядок обращения взыскания на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение и земельный участок, на котором расположено соответствующее жилое помещение 3.

256 ГК РФ, доли супругов признаются равными (ст.

253, п. 2 ст. В 2013 г. после смерти мужа его долю наследовала жена, став единственной собственницей жилья. В первой – единственное жилье является предметом ипотеки по нецелевому кредиту (займу); во второй – единственное жилье не было передано в залог. Именно о первой группе пойдет речь.

Однако прежде чем делиться существующей практикой, напомним, что в Постановлении КС РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П разъяснено, что по-прежнему существует имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении единственного помещения.

Но это только в том случае если дом не был приватизирован ранее и Вы не проживали (не были прописаны) в нем в момент приватизации, иначе Вы имеете право проживать в данном доме пожизненно.

Единственное жилье заберут за долги (на самом деле не совсем)

Квартиру заберут, � но без жилья не оставят Законопроект проходит общественные обсуждения.

Такая конструкция создает ощущение большого пространства, легкого и воздушного.

Пока новый закон не принят, действует ч.

1 ст. 446 ЖК РФ. Эта норма запрещает забирать за долги жилье, если оно у семьи одно и не в ипотеке . Земельные участки, на которых расположено единственное жилье, тоже забрать не могут. Это кажется справедливым. Но такая формулировка дает должникам возможность злоупотребить нормой: должник может жить в шикарном доме и не платить по долгам.

Почему ипотека на долгий срок — это нормально Если единственная квартира в ипотеке, то ее могут забрать и сейчас. Минюст предлагает продавать единственное жилье и земельные участки, на которых оно расположено, чтобы рассчитаться с кредиторами. Если у человека есть долги по алиментам, за причинение ущерба чужому авто в ДТП, или он не платит по кредиту, приставы смогут обратить взыскание на его единственную квартиру, даже если он живет в ней с женой и ребенком.

Могут ли забрать единственное жилье за долги

Законопроект, вызвавший тревогу у миллионов россиян, появился на сайте Минюста.

Будем надеется, что данное решение не устоит в вышестоящих судебных инстанциях. Пока что он не принят, но аналитики считают, что в этом году следует ожидать серьезных изменений в законодательстве РФ. 1. Речь идет именно о единственном жилье, в котором проживают: 2.

Квартира (дом, коттедж) должны являться:

  1. единоличной собственностью должника;
  2. собственностью семьи.

Квадратура квартиры должна превышать двукратно ту норму, что предусмотрена для проживания должника (его семьи) по закону. 4. Стоимость арестованного жилья должна превышать стоимость аналогичного дома (квартиры), положенного по закону, в 2 раза. 6. Одновременно должны присутствовать оба условия:

  1. двойное превышение квадратуры;
  2. двойное превышение стоимости.

Если обозначенное жилье должника соответствует вышеперечисленным показателям, его выставляют на торги.

Допустим, у должника имеется только одна квартира для проживания.

Возможно, суды смогут обращать взыскание на единственное жилье должника, если его площадь вдвое больше нормы предоставления жилых помещений Законопроект предусматривает, что взыскание может быть обращено, если размер помещения превышает двукратную норму предоставления площади жилья, а его цена составляет более двукратной стоимости предоставляемого помещения по норме.

В Москве, например, это 18 кв. Взыскание на единственное жилье могут обратить только по решению суда.

Остаток передается экс-должнику для покупки нового жилья.

Просто в суде заявите о применении срока исковой давности и в иске банку откажут.

За одно внимательно изучите этот закон.

Чтобы понимать, что можно забрать, а что нет. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ. Всего Вам самого доброго и приятного.

Время чтения: 7 минут

Взыскание крупных долгов – это всегда проблема, так как заключается оно в принудительном истребовании принадлежащего должнику имущества. В данном контексте закон дает свободу действий приставам, позволяя изымать у должников и деньги, и автомобили, и даже недвижимое имущество. Впрочем, в некоторых случаях обращение взыскания в отношении конкретного имущества невозможно, например, если речь идет о единственной пригодной для проживания квартире. Предлагаем разобраться, что такое единственное жилье должника и взыскание в 2019 году по нему.

Понятие единственного жилья

Как следует из положений ст. 79 , судебные приставы могут обращать взыскание на любое имущество, кроме того, с которым такие действия запрещены.

Перечень видов такого имущества утвержден процессуальным законодательством. В частности, этому вопросу посвящена . В документе определяются предметы собственности, которые не могут выступать в качестве объектов имущественных взысканий.

Согласно абз. 2, 3 п. 1 ст. 446 ГПК, обращение взыскания на единственное жилье должника, а также на землю, на которой оно расположено, запрещено. Законодатель установил имущественный иммунитет в отношении такой недвижимости. Это значит, что жилье нелья изъять, независимо от следующих факторов:

  • размера долга;
  • стоимости самого помещения;
  • количества проживающих в нем лиц;
  • учета прочих качественных и количественных характеристик.

Проще говоря, законодатель не установил пределов действия такого иммунитета – достаточно, чтобы жилье было единственно пригодным для проживания.

Учитывая вышесказанное, стоит выяснить, что такое единственное жилье должника. В статье 446 ГПК РФ этот термин применяется к жилому помещению или его части, которые являются единственными пригодными для проживания для должника и членов его семьи.

Таким образом, действие имущественного иммунитета должно быть обусловлено отсутствием иного жилья не только у самого должника, но и у членов его семьи и иждивенцев. Если они владеют жилой недвижимостью, на которую должник, как член семьи, имеет жилищные права, иммунитет в отношении квартиры неплательщика не возникает, даже если она единственная в его собственности.

Установленный законодателем запрет исполняет важнейшую социальную функцию:

  1. Имущественный иммунитет защищает право на жилище, гарантированное каждому ст. 40 , причем в отношении как заемщиков, так и их близких, в том числе находящихся у них на содержании.
  2. Это процессуальная гарантия иных социально-экономических прав россиян, обеспечивающая им сохранение необходимых условий для нормального существования ().

Арест единственного жилья

Еще одним распространенным предметом обсуждения среди должников явлется вопрос, могут ли судебные приставы наложить арест на квартиру, попавшую под статус «единственно пригодная для проживания». И если арест наложен, можно ли его признать незаконным?

Следует признать: в законе нет конкретного ответа, а судебная практика настолько противоречива, что вопрос остается дискуссионным. Наиболее распространенная позиция: если недвижимость является единственной, то накладывать на нее арест незаконно, в силу требований ст. 446 ГПК.

Поскольку фактически арест приравнивается к обращению взыскания, он не может быть наложен на жилой объект, отнесенный к единственно подходящему для проживания. Хотя такая позиция нашла отражение в судебной практике, это не делает ее безоговорочно верной.

Дело в том, что ФЗ № 229 от 02.10.2007 рассматривает арест как самостоятельную меру принудительного исполнения (ст. 68 закона), которая по закону не отождествляется с обращением взыскания и не ведет к нему в обязательном порядке.

Арест может быть не только мерой, направленной на изъятие объекта, но и самостоятельным средством принудительного характера, ограничивающим право собственности должника лишь в контексте распоряжения недвижимым имуществом.

Если запрет на отчуждение и призван принудить должника к исполнению судебного решения, то он все равно не ограничит ответчика в праве пользования и не лишит его семью единственного жилья. Эту позицию поддержал и ВС РФ в .

Не меньший интерес у должников вызывает вопрос, можно ли арестовать единственное жилье за алименты. Арест имущества за алименты, даже если оно является единственным жильем должника, возможен лишь когда задолженность превышает 3 тыс. рублей, независимо от характера имущественных требований (пп. 1.1 п. 1 ст. 80 ФЗ № 229).

Процедура наложения ареста на единственное жилье

Арест как мера обеспечения может накладываться как минимум дважды: на этапе судебного рассмотрения дела о взыскании задолженности и непосредственно в процессе исполнительного производства.

Если арест квартиры судом, согласно ст. 140 ГПК, был наложен в качестве меры по обеспечению иска, предусмотрен следующий порядок действий:

  1. Заинтересованное лицо на этапе рассмотрения вопроса имущественного взыскания в суде вправе подать заявление об обеспечении иска, которое рассматривается без вызова сторон в суд в день его подачи (ст. 141 ГПК). Обосновать требование о применении обеспечительных мер можно крупной суммой задолженности, риском отчуждения имущества со стороны должника и так далее.
  2. Суд в тот же день выносит определение, которым удовлетворяет требования истца.
  3. На основании определения заявителю выдается исполнительный лист, а ответчику направляется копия постановления (ст. 142 ГПК).
  4. Исполнение определения осуществляется по общим правилам процессуального производства. Получив исполнительный лист, истец должен направить его в подразделение ФССП, а приставы на основании этого документа наложат арест на имущество.

Альтернативный вариант – арест на этапе исполнительного производства, наложенный судебным приставом. Важно: арест в этом случае накладывается не для обращения взыскания, а для того, чтобы обеспечить исполнение судебного решения, что следует отобразить в постановлении пристава о наложении ареста.

Конечная цель ареста единственного жилья – не изъять недвижимость, а запретить должнику совершать регистрационные действия в отношении объекта. При этом ответчик продолжает пользоваться своей недвижимостью.

Учитывая сложившуюся практику, процедура осуществляется в следующем порядке:

  1. В подразделение ФССП подается исполнительный документ, содержащий имущественное требование, превышающее 3 тыс. рублей.
  2. В заявлении на открытие исполнительного производства, согласно ст. 30 ФЗ № 229 от 02.10.2007, одновременно может содержаться требование о наложении ареста на имущество должника как мера по обеспечению исполнения. Это ходатайство можно подать и после открытия исполнительного производства.
  3. Рассмотрев ходатайство, пристав выносит постановление о наложении ареста на квартиру. В данном случае акт описи и наложения ареста не составляется, так как обращения взыскания не происходит (п. 5 ст. 80 ФЗ № 229).
  4. Постановление об аресте направляется приставом в Росреестр, а копии – сторонам исполнительного производства.

Обращаем внимание, что оба эти ареста могут быть наложены последовательно, хотя для окончательного запрета на отчуждение достаточно одного из них.

Возможно ли выселение за долги

Даже если наложенный арест будет признан правомерным после обжалования, конфискация единственного жилья за долги все равно невозможна. Как упоминалось выше, ст. 446 ГПК устанавливает в отношении такого жилья иммунитет от обращения на него взыскания, защищая тем самым право должника и членов его семьи на жилище и условия для нормального существования.

Напоминаем, что правоприменительная практика не позволяет оценить пределы такого иммунитета. Он действует независимо от размера долга или характера задолженности.

Интересы лица, требующего возврата долга, тоже не подлежат оценке, хотя уже не раз предпринимались попытки внести в законодательство поправки, изменяющие это правило в пользу взыскателей.

Так, в начале 2017 года Минюст уже предлагал изменения, по которым могло стать возможным изъятие единственного жилья. В случае принятия предложенных появилась бы возможность обращать взыскание на единственную квартиру должников, относящихся к одной из четырех категорий:

  • неплательщиков алиментов;
  • должников, обязанных возместить ущерб здоровью;
  • лиц, обязанных компенсировать ущерб, нанесенный преступлением;
  • граждан, обязанных возместить ущерб, возникший в связи со смертью кормильца.

При этом предполагалось, что сумма задолженности должна составлять более 200 тыс. рублей и соразмеряться со стоимостью жилья, а общая площадь – превышать 36 м2 на каждого жильца.

В любом случае пока данные правки не были приняты, а потому выселение из единственного жилья невозможно. Впрочем, в законе есть одно исключение.

Когда единственное жилье – квартира в ипотеке

Когда единственное жилье находится в залоге у банка, ситуация принципиально меняется. Если квартира является предметом ипотеки, ст. 446 ГПК, защищающая права кредиторов, разрешает обращать на нее взыскание, независимо от того, является ли объект единственным жильем для заемщика и членов его семьи.

В общих случаях суд определяет, можно ли забрать единственное жилье за долги по ипотеке, кроме ситуаций, когда договор, порождающий ипотеку, не предполагает внесудебного порядка обращения взыскания ( ст. 51 ФЗ № 102 от 16.07.1998 “Об ипотеке”).

Рассматривая данный вопрос, суд вправе отказать банку в изъятии ипотечной квартиры, если имеют место условия, оговоренные ст. 54.1 ФЗ № 102:

  • нарушение должником обязательства носит незначительный характер;
  • сумма задолженности не превышает 5% от стоимости недвижимости;
  • период просрочки платежей не превышает 3-месячного срока.

При отсутствии по крайней мере одного из этих условий суд будет вынужден удовлетворить требование залогодержателя и вынести решение об обращении взыскания. Исключений не существует даже для семей с несовершеннолетними детьми. Банк даже не обязан предоставлять жилье взамен изъятого – дальнейшая судьба ипотечных должников его не касается.

Приняв положительное решение, суд выдает представителю банка исполнительный документ, который будет направлен в УФССП. В дальнейшем приставы опишут квартиру, выставят ее на торги, а за счет вырученных средств вернут банку долг.

После продажи семья, проживающая в ипотечной квартире, будет выселена в добровольном или принудительном порядке.

Судебная практика по вопросам обращения взыскания на единственное жилье

Из описанного выше можно сделать вывод, что судебная практика ареста единственного жилья должника и обращения взыскания на недвижимость не является однозначной. Изученные нами судебные решения наглядно демонстрируют, что, несмотря на позицию Верховного и Конституционного судов РФ, суды низших звеньев не практикуют единого подхода к описанным вопросам.

Нередко судьи отождествляют обращение взыскания и арест, запрещая последний в отношении единственного жилья должника и тем самым нарушая права взыскателей. Ясность по этому поводу внесена определением ВС РФ № 78-КГ15-42 от 11.01.2016.

Что касается обращения взыскания на такие жилые помещения, судебная практика продемонстрировала проблемы несколько иного характера.

В большинстве своем суды соглашаются с приоритетом, который имеет защита прав должника при взыскании единственного жилья, – суды признают принцип имущественного иммунитета.

Нередко судьи указывают на то, что закон не определяет конкретных пределов, в которых будет действовать имущественный иммунитет.

По мнению челябинских судей (дело № 33-8749/2010, Челябинский областной суд), обозначение таких пределов особенно актуально в ситуациях, когда единственное жилье должника является дорогостоящим и значительно превышает в размерах лимиты, необходимые семье для нормального существования.

Вопрос обращения взыскания и, в частности, проблема выявления единственного жилья – компетенция судебного пристава. Челябинские судьи полагают, что приставы, рассматривающие подобные вопросы, обязаны учитывать и качественно-количественные показатели:

  • площадь жилья;
  • его стоимость;
  • целесообразность и техническую возможность натурального выделения доли.

И все это в целях дальнейшего обращения взыскания и соблюдения интересов кредитора.

Такой подход не только сложен в плане реализации (неясно, как и почему пристав должен рассматривать вопрос выделения доли жилья в натуре), но и противоречит действующему законодательству. Ведь ст. 446 ГПК прямо запрещает обращать взыскание на единственное жилье, без определения его качественных и количественных характеристик.

Более того, такой подход будет противоречить практике КС РФ (Постановление КС РФ № 11-П от 14.05.2012), констатирующей отсутствие пределов имущественного иммунитета.

В то же время нельзя отрицать, что отсутствие таких пределов является законодательным пробелом, создающим немало правоприменительных проблем.

Резюмируя сказанное, можно сделать несколько выводов:

  • единственное жилище ­– это жилое помещение, находящееся в собственности заемщика и членов его семьи и являющееся единственным их местом жительства;
  • такое жилье находится под иммунитетом – закон запрещает отбирать его за долги, кроме случаев, когда оно является ипотечным;
  • иммунитет не запрещает накладывать на такое жилье арест – он может быть мерой обеспечения иска или исполнения обязательств;
  • несмотря на неоднократные разъяснения высших судебных инстанций, суды низшего ранга нередко допускают принятие противоречивых решений. Устранить противоречия поможет усовершенствование действующего законодательства.

Квартира попала под арест

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился. В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора. Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:

— Задача кредитора — создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен. Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы. Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу. В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц. 500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Обращение взыскания по долгам на единственное жилье

Гришко Антон Сергеевич — Адвокат, заместитель управляющего партнера

Ввиду того, что гражданский оборот в РФ с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

При этом существуют, как внесудебные способы (через судебного пристава-исполнителя), так и различные судебные способы (банкротство, обращение взыскания на жилые помещения и т.д.) обращения взыскания на имущество.

В данной статье рассматривается вопрос возможности обращения взыскания на жилое помещение, принадлежащее гражданину, которое для него является единственным жильем.

Обращение взыскания на имущество должника состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации имущества.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество (включая долю должника в имуществе, которое находится в общей собственности), за исключением имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

Таким образом, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в законе.

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на имущество, принадлежащее гражданину на праве собственности, в частности,
на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в этом помещении должника, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

А также не может быть обращено взыскание на земельные участки, на которых расположены объекты, перечисленные в п. 1 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а также земельные участки, использование которых не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (в ред. ФЗ от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ).

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Т.е. законодатель на сегодняшний день выработал четкую дефиницию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

14 мая 2012 года Конституционный суд РФ вынес Постановление № 11-П, в котором не признал положения ст. 446 ГПК Российской Федерации противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище.

Кроме того, Конституционный суд РФ подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, вопреки расхожим толкованиям, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье: Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Конституционный Суд РФ в своем Определении последовательно указал, что положения ст. 446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту Конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Т.е. по сути Конституционный Суд РФ признал, что если с гражданином-должником в его единственном жилье проживают лица, находящиеся на иждивении, например, несовершеннолетние или инвалиды, то обратить взыскание на такое имущество невозможно.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю исходя из Конституции РФ, и с учетом правовых позиций, изложенных в нем (Постановлении), в целях обеспечения конституционного баланса интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника в исполнительном производстве предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи». Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

Указанная позиция подтверждена и судебной практикой: например, Решение Долгопрудненского городского суда Московской области от 28.10.2013 г. по делу № 2-1154/2013; оставлено без изменения Апелляционным определением Московского областного суда от 09.04.2014 г.

Подобная позиция выказывалась Конституционным Судом РФ и раньше: согласно Определению Конституционного Суда РФ от 17.01.2012 г. № 14-О-О: законодательная регламентация обращения взыскания по исполнительным документам должна осуществляться на стабильной правовой основе сбалансированного регулирования прав и законных интересов всех участников исполнительного производства с законодательным установлением пределов возможного взыскания, не затрагивающих основное содержание прав должника и одновременно отвечающих интересам защиты прав кредитора (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П).

Условия и порядок принудительного исполнения судебных актов закреплены в Федеральном законе «Об исполнительном производстве».

Установив в рамках общего порядка обращения взыскания на имущество должника правило, согласно которому при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, федеральный законодатель предусмотрел исключение из этого правила, в силу которого на определенные виды имущества должника взыскание обращено быть не может (часть 4 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

В соответствии с частью 1 статьи 79 названного Федерального закона перечень имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации.

Статья 446 ГПК Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится.

Предоставляя, таким образом, должнику-гражданину имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы — исходя из общего предназначения данного правового института — гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2007 года N 10-П).

Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал жалобы на предмет соответствия положений ст. 446 ГПК РФ Конституции РФ.

Так, в Определении КС РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указывалось на то, что законодательный запрет на обращение взыскания по исполнительным документам на единственное пригодное для проживания жилое помещение гражданина и членов его семьи не противоречит положениям Конституции РФ.

В Определении указано, что Конституционный Суд РФ не исключает возможности уточнения законодателем такого запрета в рамках уточнения размеров жилой площади, необходимой и достаточной для нормального существования человека. Указанные новеллы так и не были приняты законодателем, что повлекло за собой целую вереницу поданных жалоб в Конституционный суд (далее по тексту – «КС РФ»).

При этом КС РФ в своих последующих Определениях был последователен (см. Определения от 20.10.2005 N 382-О, от 24.11.2005 N 492-О, от 19.04.2007 N 241-О-О, от 20.11.2008 N 956-О-О, от 01.12.2009 N 1490-О-О, от 22.03.2011 N 313-О-О, от 17.01.2012 N 10-О-О). В сложившейся ситуации КС РФ применил принцип разумной сдержанности, под которым понимается умеренность судей Конституционного Суда РФ при принятии решений, требующих внесения изменений в действующее законодательство (см. Особое мнение судьи КС РФ Г.А. Гаджиева к Постановлению от 27.03.2012 N 8-П).

Данный принцип связан с сущностным отличием Конституционного Суда РФ от органов законодательной власти, наделенных полномочиями создавать позитивное законодательство. Судья КС РФ Г.А. Гаджиев в указанном Особом мнении противопоставляет принцип конституционной сдержанности «судейскому активизму», допустимому, по его мнению, лишь в кризисных ситуациях.

Руководствуясь этим принципом, Конституционный Суд РФ в рассматриваемом Постановлении признал соответствующим Конституции РФ установление имущественного иммунитета в отношении единственного жилого помещения, принадлежащего должнику-гражданину.

При этом, как отмечалось выше, суд не исключил возможности корректировки норм закона в последующем, но на сегодняшний день таких корректировок произведено законодателем не было.

Таким образом, на сегодняшний день ни в одной из указанных в законодательстве процедур не предусмотрена возможность обращения взыскания на жилое помещение должника если:

1. Оно является единственным жильем.

2. Оно не является предметом ипотечных обязательств.

И как дополнительную гарантию законодатель установил факт проживания вместе с должником-собственником лиц, находящихся на его иждивении, например, несовершеннолетних, инвалидов и т. д.

Теги: ведение дел в судах, жилищные споры

К вопросу о критериях определения «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения» (Уруков В.Н.)

Согласно ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание. Здесь, очевидно, для правоприменителя важно определиться с таким правовым понятием, как «единственное пригодное для постоянного проживания помещение», в случае, когда должник имеет в собственности более одного жилого помещения или жилого дома. Как видим, вопрос не только о пригодности <1> конкретного жилья, но и определения его как единственного имеет существенное значение для применения нормы ст. 446 ГПК РФ.
———————————
<1> Пригодность жилого помещения определяется с учетом достигнутого в данном городе или ином населенном пункте уровня благоустройства. См.: Толстой Ю.К. Жилищное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 37.
Практическое применение норм закона о «единственном пригодном для постоянного проживания жилом помещении» вызывает определенные трудности у правоприменителей, особенно в случаях, если у гражданина в собственности имеется несколько жилых помещений. Резонно возникает вопрос: в таком случае какое из них для гражданина является «единственным пригодным для проживания жилым помещением»? Кажущаяся внешняя простота конструкции «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения» на самом деле порождает неопределенные ситуации при разрешении конкретных судебных и иных споров в правоприменительной практике. Сложность заключается в том, что как в нормах жилищного законодательства, так и в других нормах российского законодательства не раскрывается понятие «единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение» и не раскрываются критерии для определения «единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения». Этот вопрос приобретает все более актуальный и злободневный характер. Особенно это важно в случае обращения взыскания на одно из нескольких жилых помещений, которые принадлежат должнику на праве собственности.
К примеру, Определением Арбитражного суда ЧР по делу N А79-8222/2013 Заявителю отказано в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т., а именно об исключении из конкурсной массы — жилой дом, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28. Суд, отказывая ИП Т. в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. жилого дома, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, указали, что для Т. этот жилой дом с земельным участком стоимостью, превышающей сто минимальных размеров оплаты труда, не является единственным жильем для проживания, поскольку она имеет в собственности другое жилье в общежитии площадью 31,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Алатырь, ул. Гончарова, д. 115. Постановлением Первого апелляционного арбитражного суда от 2 марта 2016 г. по делу N А79-8222/2013 жалоба ИП Т. оставлена без удовлетворения, а определением Арбитражного суда ЧР по делу N А79-8222/2013 было отказано в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. <2>.
———————————
<2> Дело N А79-8222/2013. Арбитражный суд Чувашской Республики // СПС «КонсультантПлюс».
Насколько такое решение суда соответствует требованиям нормального гражданского оборота и норм закона? Прежде всего, хотел обратить внимание на то, что суд подменил понятие «единственное пригодное для проживания жилое помещение» понятием «единственное жилье для проживания». Эта подмена искажает действительный смысл нормы ст. 446 ГПК РФ, поскольку, как правильно указывается в литературе, «единственное пригодное для проживания жилое помещение» и «единственное место жительства» не являются одним и тем же понятием <3>.
———————————
<3> Савельев Д.Б. Проблема обращения взыскания на часть единственного жилого помещения должника-гражданина // Юрист. 2016. N 3.
Суды, отказывая ИП Т. в удовлетворении требования об исключении имущества из конкурсной массы должника по делу о несостоятельности (банкротстве) в отношении ИП Т. жилого дома, общей площадью 229,5 кв. м, инв. N Р03/11398, лит А, А1, цокольной этаж, а, а1, адрес объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, запись регистрации: 21-21-02/014/2011-082, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для обслуживания индивидуального жилого дома, общая площадь 1 272 кв. м, адрес (местоположение) объекта: Чувашская Республика, г. Алатырь, ул. Пионерская, д. 28, указали, что для Т. этот жилой дом с земельным участком стоимостью, превышающей сто минимальных размеров оплаты труда, не является единственным жильем для проживания, поскольку она имеет в собственности другое жилье в общежитии площадью 31,9 кв. м, расположенное по адресу: г. Алатырь, ул. Гончарова д. 115.
Какие же критерии следует учитывать при разрешении вопроса о единственном пригодном для проживания жилом помещении? Как представляется автору, при определении критерия «единственного пригодного для проживания жилого помещения» прежде всего следует обратить внимание на такой критерий, как минимальная обеспеченность должника жилым помещением, установленный законом. Согласно нормам п. п. 4 и 5 ст. 50 ЖК РФ учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. Размер такой нормы не может превышать размер нормы предоставления, установленной данным органом. По нашему мнению, «единственное пригодное для проживания жилое помещение» должно отвечать критериям обеспеченности нормой жилья, установленного на одного человека, в конкретной местности (в вышеописанном примере учетная норма на 4 человек на семью ИП Т. в г. Алатырь, 66, составляет 64 кв. м. Исходя из этого, жилой дом для ИП Т. и ее членов семьи является единственным жильем, а не комната в общежитии площадью 31 кв. м).
По нашему мнению, при определении критерия «единственного пригодного для проживания жилого помещения» следует руководствоваться исходя именно из минимальной учетной нормы жилого помещения, а также из норм п. 5 ст. 72 ЖК РФ. Обмен жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, может быть совершен между гражданами, проживающими в жилых помещениях, расположенных как в одном, так и в разных населенных пунктах на территории Российской Федерации. Обмен жилыми помещениями осуществляется без ограничения количества его участников при соблюдении требований ч. 1 ст. 70 Кодекса. Частью первой ст. 70 ЖК РФ допускается запрет обмена жилых помещений, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы.
Вышесказанное позволяет прийти к обоснованному выводу о том, что общая площадь «единственного пригодного для проживания жилого помещения» на одного члена семьи не может быть равной или менее учетной нормы (в г. Алатырь согласно Постановлению Главы Администрации г. Алатырь от 3 мая 2005 г. N 424 учетная норма жилого помещения составляет 16 кв. м. Таким образом, в связи с включением спорного жилого дома в конкурсную массу, в случае переселения в комнату в общежитии площадью 31,8 кв. м, Т. и ее члены семьи автоматически становятся нуждающимися в улучшении жилого дома, что влечет предоставление им жилого помещения по договору социального найма. Разве это будет правильным, когда по долгам банкрота фактически в будущем частично будет отвечать муниципальное образование в виде предоставления жилья нуждающимся в улучшении жилищных условий?).
Следующим критерием для оценки жилья как «единственного пригодного для проживания жилого помещения» следует считать факт наличия среди проживающих лиц, которым законом предоставлены дополнительные гарантии их жилищных прав, к примеру, когда в составе членов семьи собственника жилого помещения находятся несовершеннолетние дети. Такие гарантии для несовершеннолетних детей установлены нормой п. 4 ст. 292 ГК РФ в ее толковании Конституционным Судом РФ. В Постановлении КС РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П установлено, что п. 4 ст. 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование направлено на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних. КС РФ признал п. 4 ст. 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и части 2 и 3 ст. 55, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего. (Таким образом, в нашем случае с учетом предписаний норм ст. 292 ГК РФ и Постановления Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П спорный жилой дом не должен был быть включен в конкурсную массу ИП Т. без согласия органов опеки и попечительства. В данном случае имеет место существенное нарушение жилищных прав несовершеннолетних членов семьи Т., поскольку какого-либо другого жилья для проживания они не имеют.)
Пунктом 4 ст. 72 ЖК РФ установлено, что обмен жилыми помещениями, которые предоставлены по договорам социального найма и в которых проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные граждане, являющиеся членами семей нанимателей данных жилых помещений, допускается с предварительного согласия органов опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства отказывают в даче такого согласия в случае, если обмен жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, нарушает права или законные интересы указанных лиц. Решения органов опеки и попечительства о даче согласия на обмен жилыми помещениями или об отказе в даче такого согласия принимаются в письменной форме и предоставляются заявителям в течение четырнадцати рабочих дней со дня подачи ими соответствующих заявлений. Предоставление заявителям решений органов опеки и попечительства о даче согласия на обмен жилыми помещениями или об отказе в даче такого согласия может осуществляться через многофункциональный центр.
Из вышесказанного следует вывод о том, что без согласия органов опеки и попечительства жилое помещение не может быть признано «не единственным пригодным для проживания жилого помещения». (Таким образом, с учетом предписаний норм ст. 292 ГК РФ и Постановления Конституционного Суда РФ N 13-П спорный жилой дом не должен был быть включен в конкурсную массу ИП Т. без согласия органов опеки и попечительства. Включение в конкурсную массу жилого дома не должно повлечь нарушения жилищных прав несовершеннолетних. В данном случае имеет место существенное нарушение жилищных прав несовершеннолетних членов семьи Т., поскольку какого-либо другого жилья для проживания они не имеют.)
Как представляется, было бы правильным включать жилое помещение банкрота (должника) в конкурсную массу (или обращение взыскания на жилое помещение) не по решению административных и иных органов (судебных приставов, конкурсных управляющих и т.п.), а только по решению суда. Это положение вытекает из норм Конституции РФ, а также Жилищного кодекса. Включение жилого помещения в конкурсную массу (или обращение взыскания на жилое помещение) по решению административных и иных органов (судебных приставов, конкурсных управляющих и т.п.) также нарушает нормы ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища», ч. 3 ст. 35 Конституции РФ: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда», а также ст. 10 ЖК РФ, согласно которой основаниями возникновения жилищных прав и обязанностей являются судебные решения, установившие такие права и обязанности. В контексте уместно напомнить нормы п. 2.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова». В этой норме Конституционный Суд РФ установил, что права и законные интересы участников гражданского оборота должны получать соразмерную (пропорциональную) защиту на основе баланса конституционных ценностей. Применительно к нормативно-правовому регулированию разрешения судом коллизий интересов кредиторов и должников это означает, что установленные федеральным законодателем пределы возможного взыскания по исполнительным документам должны отвечать интересам защиты конституционных прав гражданина-кредитора, однако они не могут затрагивать основное содержание конституционных прав гражданина-должника, существо которых ни при каких обстоятельствах не должно быть утрачено. В п. 4 Постановления КС РФ отмечено, что установленный положением абзаца второго части первой статьи 446 ГПК Российской Федерации имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) — в целях реализации конституционного принципа соразмерности при обеспечении защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника как участников исполнительного производства — должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. К сожалению, в Постановлении многие вопросы о критериях единственного пригодного для проживания жилого помещения должника не нашли отражения. В литературе справедливо отмечается: «Вопрос обращения взыскания на единственное жилое помещение должника, затронутый в Постановлении N 11-П… не получил в нем окончательного разрешения. Однако актуальность проблемы несомненна: она обусловлена не только социально-экономическими причинами (необходимость побуждать должников более ответственно относиться к своим обязательствам и одновременно минимизация риска социального протеста в связи с массовым выселением граждан из принадлежащих им жилых помещений). По сути, это вызов современной российской правовой системе, ее способности генерировать качественные юридические решения актуальных проблем общественного развития» <4>.
———————————
<4> Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? // Закон. 2013. N 10.
Итак, при рассмотрении дел об определении «единственного пригодного для проживания жилого помещения» при наличии в собственности у должника более одного жилого помещения (жилого дома) судам следовало бы исключить формальный подход при определении «единственного пригодного для проживания помещения», учитывать обеспеченность жилой площадью должника с учетом количества членов его семьи, наличия в составе семьи несовершеннолетних и других заслуживающих обстоятельств, предусмотренных законом. При этом следует иметь в виду, что в отсутствие законодательного регулирования в части определения размеров жилого помещения, являющегося для должника и членов его семьи единственным пригодным для проживания, это вправе сделать суд при разрешении конкретного спора, применяя аналогию закона и права в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ. Очевидно, положительным для гражданского оборота явилось бы постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющего основные критерии для определения «единственного пригодного для проживания жилого помещения» для должника при наличии в его собственности более одного жилого помещения либо жилого дома.
Литература
1. Конституция РФ. Статьи 35, 40 // СПС «КонсультантПлюс».
2. Гражданский кодекс РФ, часть первая. Статьи 292, 294 // СПС «КонсультантПлюс».
3. Жилищный кодекс РФ. Статьи 10, 50, 70, 72 // СПС «КонсультантПлюс».
4. Гражданский процессуальный кодекс РФ. Статья 446 // СПС «КонсультантПлюс».
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова» // СПС «КонсультантПлюс».
6. Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 13-П // СПС «КонсультантПлюс».
7. Дело N А79-8222/2013. Арбитражный суд Чувашской Республики // СПС «КонсультантПлюс».
8. Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? // Закон. 2013. N 10.
9. Савельев Д.Б. Проблема обращения взыскания на часть единственного жилого помещения должника-гражданина // Юрист. 2016. N 3. С. 25 — 29.
10. Толстой Ю.К. Жилищное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2011. С. 37.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *