Злоупотребление свободой договора

Признаки кабальной сделки

Нынешнее российское законодательство определяет такие признаки кабальной сделки:

🔸 одна из сторон находится в тяжелых обстоятельствах, которые вынуждают ее совершить сделку на заведомо невыгодных условиях;

🔸 вторая сторона знает о безвыходной ситуации контрагента и использует это знание для собственного обогащения или получения иной выгоды.

Примечательно, что кабальная сделка по ГК РФ заключается и исполняется осознанно – та сторона, что попала в трудную ситуацию, прекрасно осознает, к каким последствиям приведет заключение сделки, но не может поступить иначе из-за сложившихся обстоятельств.

Другой важный момент – крайне невыгодные условия сделки. Не просто невыгодные, а такие, которые приведут к последствиям, способным завести участника сделки в еще более тяжелую ситуацию, чем та, в которой он находился до совершения сделки.

Еще один момент – законодатель говорит о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило эту крайне невыгодную для себя сделку, а не о какой-то одной проблеме.

Крайняя невыгодность условий спорного договора обосновывается тем, что они не соответствуют интересам пострадавшей стороны и существенно отличаются от условий аналогичных договоров. К таким условиям можно отнести, например, чересчур высокую или низкую цену по сравнению с ценами по таким же договорам.

Признание сделки кабальной

Кабальный договор признается таковым в судебном порядке. Причем перед судом будет стоять сразу несколько задач: установить факт кабальности сделки, установить недействительность сделки,применить последствия недействительности.

Эти задачи связаны и вытекают одна из другой – недействительной сделку можно признать при условии подтверждения наличия всех признаков кабальности. Доказывать это предстоит пострадавшей стороне, выступающей истцом в судебном разбирательстве.

Если кабальная сделка будет признана судом недействительной, для сторон могут наступить такие последствия:

✔ двусторонняя реституция – стороны возвращают друг другу все, что получили в результате сделки;

✔ односторонняя реституция, примененная к виновной стороне: полученные ею доходы обращаются в доход государства, а в пользу пострадавшего одновременно с этим взыскиваются понесенные им убытки;

✔ прекращаются обязательства, которые должны были бы продолжаться в будущем – стороны остаются в условиях, существовавших на момент решения суда, а их обязанности по исполнению дальнейших обязательств по сделке прекращается.

Закон не дает четких указаний насчет применения того или другого последствия признания кабальной сделки недействительной. В каждом конкретном деле суд руководствуется его обстоятельствами. Допустим, если речь идет о продаже за бесценок дорогой вещи, чаще всего применяется двусторонняя реституция: покупатель возвращает продавцу его имущество или, если это невозможно, его рыночную стоимость, а продавец – полученные по сделке деньги.

При оспаривании кабальной сделки пострадавшей стороне придется доказать, что стечение тяжелых обстоятельств, под воздействием которых ей пришлось пойти на сделку, наступили внезапно, что эта сторона не могла предвидеть или предотвратить такие обстоятельства. Также нужно будет доказать, что контрагент знал о тяжелом положении, но все равно совершил сделку в своих интересах. Кроме того, следует объяснить суду, в чем заключался интерес другой стороны: какие необоснованные преимущества или выгоды контрагент получил от этой сделки, каких не мог бы получить по другим сделкам, заключаемыми на свободном рынке.

Однако на практике отменить сделку, даже если это невыгодная сделка, совсем не просто. Прежде всего, сделка должна соответствовать целому ряду признаков, которые характеризуют ее как кабальную. И само по себе стечение тяжелых обстоятельств само не будет основанием недействительности сделки. Для признания этого факта необходимы еще два условия: чтобы сделка была заключена под влиянием таких обстоятельств на крайне невыгодных условиях, и чтобы по действиям другой стороны было понятно, что она этими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Злоупотребления принципом свободы договора

Волков Александр Викторович, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права, доктор юридических наук.

Статья посвящена недостаточно изученной в современной науке гражданского права проблеме злоупотребления принципом свободы договора. Гражданско-правовой подход к исследованию становления и развития пределов правоосуществления в гражданском праве, изложенный в статье, позволяет выстроить определенную методологию изучения этого правового явления в современной России.

Ключевые слова: принцип свободы договора, договор, злоупотребление правом.

Abuse of the principle of freedom of contract

A.V. Volkov

Key-words: the principle of freedom of contract, the contract, abuse of rights.

В ст. 1 ГК РФ как в важнейшей норме гражданского законодательства заложены основные отраслевые принципы гражданского права: признание равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Но, являясь универсальным регулятором поведения, принципы гражданского права сформулированы на высшем уровне правовой абстракции, что автоматически обусловливает высокую правовую неопределенность и высокий уровень субъективизма при их применении. Этот широкий спектр работы принципов права предопределяет их уязвимость для злоупотребительного использования, несмотря на то что сами по себе они всегда сохраняются в неизменном виде независимо от того, следуют им или нет <1>. В той же статье предусмотрено, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

<1> См. подробнее: Волков А.В. Принцип недопустимости злоупотребления гражданскими правами в законодательстве и судебной практике (Анализ более 250 судебных дел о злоупотреблении правом). М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 960.

Провозглашенный ст. 1 ГК принцип свободы договора раскрыт и конкретизирован в ст. 421 ГК РФ. Автономия воли и свобода договора проявляются в различных аспектах: во-первых, это право самостоятельно решать, вступать или нет в договор, и, как правило, отсутствие возможности понудить контрагента к заключению договора; во-вторых, предоставление сторонам договора широкого усмотрения при определении его условий; в-третьих, право свободного выбора контрагента договора; в-четвертых, право заключать как предусмотренные ГК РФ, так и не поименованные в нем договоры; в-пятых, право выбора вида договора и заключения смешанного договора. Свобода договора означает также право сторон договора выбрать его форму (ст. 434 ГК РФ); возможность сторон в любое время своим соглашением изменить или расторгнуть договор (ст. 450 ГК РФ); право выбрать способ обеспечения исполнения договора (глава 23) и др. В указанных свободах и лежат «естественные» источники многих злоупотреблений в гражданских правоотношениях. Поэтому ст. 1 ГК РФ установила и «противовес» — при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

С точки зрения злоупотребления правом самым «удобным» является принцип добросовестности и разумности, закрепленный и расширенный до обхода закона в ст. 10 ГК РФ. Но на практике тем не менее чаще всего эксплуатируется принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Приведем этому утверждению ряд примеров.

Президиум ВАС РФ по одному из дел указывал, что повышенные проценты, по сути, являются мерой ответственности заемщика за невозврат кредита в срок. Подлежащие уплате повышенные проценты явно несоразмерны последствиям нарушения обязательства, в связи с чем судебным инстанциям следует применять ст. 333 ГК РФ и снижать их размер при удовлетворении исковых требований. Более того, установление в кредитном договоре необоснованно завышенных процентов (300 процентов годовых) при невозврате кредита в срок, по существу, является злоупотреблением правом, так как потери банка полностью покрываются ставкой обычных процентов (150 процентов годовых). При таких обстоятельствах Президиум посчитал возможным применить ст. 10 ГК РФ и оставить к взысканию с поручителя только проценты по ставке 150 процентов годовых за пользование кредитом в сумме 177510338 рублей, а во взыскании остальной части процентов отказать <2>.

<2> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 16 декабря 1997 г. N 964/97 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

Приведенная позиция Президиума ВАС РФ по завышенным банковским процентам вполне оправданна, поскольку ст. 333 ГК РФ напрямую применить нельзя (в ней речь идет об уменьшении неустойки), а случай завышенных банковских процентов законом не предусмотрен. Именно в этих случаях «вмешивается» ст. 10 ГК РФ и через запрет на злоупотребление правом помогает регулировать перекос интересов противостоящих лиц. При этом принцип свободы договора, на который любят опираться банки, имеет совсем иное регулирующее значение: свобода в виде правовых возможностей должна действовать для обеих сторон договора. На этом фоне явным диссонансом выглядит, например, Постановление Северо-Западного окружного суда, который не нашел в действиях стороны признаков злоупотребления правом, сославшись на следующее: доводы заемщика о том, что чрезмерно высокие проценты по договору займа являются кабальным условием договора, правомерно отклонены, так как при заключении договора стороны исходят из принципа свободы договора и, следовательно, в действиях займодателя отсутствует злоупотребление правом <3>.

<3> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 мая 2003 г. N А13-3957/02-12 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

В другом деле суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, а исковые требования удовлетворил, обосновав, что ответчик по виндикационному иску должен был знать об отсутствии у лица, продавшего ему спорное имущество, права на его отчуждение, так как согласно представленным истцом доказательствам имущество приобретено ответчиком по цене почти вдвое ниже рыночной. В данном случае ответчик, проявляя обычную степень осмотрительности, должен был предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи. При этом суд указал: право сторон по своему усмотрению определять цену в договоре (ст. 421 и 424 ГК РФ) при таком подходе не ограничивается, поскольку выводы суда касаются добросовестности ответчика, а не соответствия сделки закону <4>.

<4> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 // Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения. П. 9 // СПС «ГАРАНТ» (интернет-версия).

В приведенном из информационного письма Президиума ВАС РФ случае рассматривается один из примеров злоупотребления правом на свободу формирования условий договора (ст. 421, 424 ГК РФ). Принцип свободы договора был положен в основу создания фигуры добросовестного приобретателя. Однако «бесплатный сыр» — низкая стоимость продаваемого имущества — предполагает знание обстоятельств подобной сделки и является одним из ключевых признаков злоупотребления правом.

Итак, свобода договора в общем виде изложена в ст. 421 ГК РФ. Высокая абстрактность этой нормы является самым распространенным средством для злоупотреблений правами. Под флагом свободы договора процветает прежде всего латентное злоупотребление правом. Связано это не с пороками ст. 421 ГК РФ (она изложена близко к идеалу), а в первую очередь с личными пороками лиц, ею злоупотребляющих. Однако естественный формализм, абстрактность, некоторая декларативность дают повод для частого использования норм ст. 421 ГК РФ в злоупотребительных схемах. Именно поэтому большинство недействительных сделок заключаются со ссылкой на свободу договорных отношений. При этом субъекты злоупотреблений намеренно игнорируют п. 1 ст. 422 ГК РФ, который устанавливает, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Одной из таких императивных норм является ст. 10 ГК РФ, вводящая специальные пределы правоосуществления, в том числе и в случаях заключения договора, поскольку это тоже акт правоосуществления, а не только элемент реализации праводееспособности.

Злоупотребление принципом свободы договора



Для гражданского оборота одним из наиболее значимых признаков является установленный гражданским законодательством принцип свободы договора. Действующим законодательством также установлены гарантии и пределы ограничения данного принципа.

В современном российском гражданском праве высокая роль отводится договорам. С целью формирования необходимых рыночных механизмов в России, которые имеют приоритетные значения, в законодательстве закрепляются такие принципы как свободы экономической деятельности, права частной собственности, а также права каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Для нормального функционирования рыночной экономики и развития конкуренции необходима реализация в договорных отношениях принципа свободы договора.

В цивилистической литературе также не утихают споры по вопросу юридической природы как злоупотребления правом, в общем, так и злоупотребления свободой договора. Считается правильным согласиться с точкой зрения авторов, которые относят злоупотребление правом к числу противоправных действий .

Гражданско-правовые отношения должны базироваться на личной инициативе, самостоятельности, свободе индивида. На данном этапе развития гражданского законодательства такая свобода выражается в независимости участников гражданских правоотношений заключить договор и определить его содержание.

Статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет принцип свободы договора, в соответствии с которым граждане и юридические лица свободны в заключение договора.

Данный принцип в первую очередь предполагает юридическое равенство сторон, независимых друг от друга в имущественном отношении и не находятся в административном подчинении друг от друга.

Основное проявление данного принципа заключается в свободе определения его условий. Таким образом, стороны договора по своей воле определяют конкретные условия и его содержание в целом, кроме содержания условий, которое закреплено императивно в гражданском законодательстве .

Возможно заключение договора сторонами, в котором содержаться элементы различных договоров, которые предусмотрены законом, иными правовыми актами. К данным отношениям, при заключении смешанных договоров, применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержаться в смешанном договоре, если иное не будет вытекать из существа данного договора или соглашения сторон. При отсутствии такого соглашения, условие договора будет определяться обычаями делового оборота или диспозитивной нормой.

Таким образом, свобода заключаемого договора выражается, прежде всего, в следующих элементах:

  • Участники гражданского оборота имеют право сами решать о необходимости заключения договора;
  • Право физических и юридических лиц в свободе выбора контрагента по договору;
  • В процессе достижения соглашения действует юридическое равенство сторон;
  • Свобода сторон в заключении договора, предусмотренного или не предусмотренного законом и иными правовыми актами;
  • Право сторон заключать договоры, содержащие элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами;
  • Свобода в установлении условий договора.

Необходимо учитывать, что при реализации данных свобод, возникают источники злоупотреблений в гражданских правоотношениях, о чем делается вывод при анализе судебной практики. Следует согласиться с профессором А. В. Волковым, который говорит о том, что данные злоупотребления возникают в связи с личными пороками лиц, злоупотребляющих установленным принципом гражданских правоотношений . Несмотря на установленную законодателем в п.3 ст. 1 ГК РФ норму, согласно которой, при установлении, осуществлении и защите гражданских прав, а также при исполнении гражданских обязанностей, стороны должны действовать в соответствии с принципом добросовестности.

В обобщении практики рассмотрения дел, вытекающих из нарушения обязательств по кредитным договорам, договорам поручительства, судей Центрального районного суда г. Барнаула и мировых судей судебных участков № 1–7 Центрального района г. Барнаула за 2014 г. указывается, что за последнее время часто встречаются ограничения прав заемщиков при заключении кредитных договоров с банками или иными кредитными организациями в плане определения такого условия договора, как территориальная подсудность дел. Согласно ст. 32 ГПК РФ изменение территориальной подсудности возможно по соглашению сторон, статья 421 ГК РФ предусматривает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда это предписано законом или иными нормативными правовыми актами. Банки, которые заключают кредитные договоры в соответствии с утвержденными ими Условиями предоставления кредитов, которые принимаются заемщиком в установленном банком варианте, нередко включают условия о договорной подсудности, тем самым лишая заемщика права на выбор суда, в котором может быть рассмотрен спор имущественного характера (которое предусмотрено в п. 7, 10 ч. 2 ст. 29 ГПК РФ). Налицо необоснованное превышение пределов свободы на заключение договора и нарушение прав гражданина.

В постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 27 октября 2014 года № Ф06–16096/2013 по делу № А12–1193/2014 в качестве спорного условия договора выступало то, что стороны подписали дополнительное соглашение, в условиях которого из текста основного договора был исключен пункт, который предусматривал досрочное расторжение договора по инициативе арендатора. Судом первой инстанции было установлено нарушение баланса интересов сторон, поскольку предприниматель был поставлен в невыгодное для него условия, и тем самым признал действия ответчика злоупотреблением правом.

При согласовании условий договора и выбора вида договора, сторонам необходимо исходить из уважения прав и свобод, законных интересов сторон договора иных лиц. При несоблюдении данных положений, условия договора могут быть признаны недействительными, и судом могут не учитываться условия договора при возникновении спора.

Следует учитывать, что свобода договора не является абсолютно неограниченной. Законодателем, при закреплении свободы договора в рамках гражданско-правовых принципов одновременно установлены ее пределы. Допускается ограничение свободы договора только в порядке исключения и в той мере, в которой подобное ограничение допустимо по отношению к гражданским правам. Так, в Конституции Российской Федерации и в ч.2 п.2 ст.1 Гражданского кодекса Российской Федерации указывается, что такое положение возможно в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В качестве примера ограничения свободы договора можно представить заключение договора с гражданином-потребителем. При анализе статьи 16 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей» видно, что в случаях, когда условия договора каким-либо образом ущемляют права потребителя по сравнению с правами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, такие условия признаются недействительными .

Таким образом, свобода договора предполагает возрастающие требования к поведению субъектов правоотношений, что является абсолютно адекватным для цивилизованного гражданского оборота. Сторонами гражданско-правовых отношений должны использоваться их субъективные права так, чтобы не нарушать права и свободы других лиц, а также действовать добросовестно, не злоупотребляя принципом свободы договора. Также, при использовании гражданско-правовых терминов в диспозициях норм права законодателем должна исключаться возможность их многозначного толкования, обхода соответствующих запретов или извлечения выгоды посредством произвольного выбора вида заключаемого договора, включения в договор тех или иных условий.

Литература:

  1. Зайцева С.Г. Злоупотребление правом как правовая категория: Вопросы теории и практики: Дис. … канд.юрид. наук. — Коломна, 2003;
  2. Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2009;
  3. Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом: Дис. канд. юрид. наук. — Саратов, 2002; и др.
  4. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России: Учеб. пособие. М., 2010.
  5. Волков А.В. Злоупотребление принципом свободы договора // Юрист. № 4. 2015.С.11.
  6. «Российская газета», N 8, 1996. N 121, 2018,

> Принцип свободы договора и его ограничения

Принцип свободы договора

Свобода договора является одним из основополагающих принципов международного права.

Данный принцип закреплен в ст. 1 ГК РФ и раскрывается в ст. 421 ГК РФ:

«1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.
Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.
2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.
3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).
В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон».

Таким образом, принцип свободы договора включает в себя следующее:

  • право стороны самостоятельно решать, заключать ли ей договор или нет;
  • свобода выбора лица, с которым заключается договор;
  • лица, заключающие договор, могут определять условия такого договора самостоятельно;
  • право изменять или прекращать заключенный договор.

Свобода договора означает также право сторон договора:

  • выбрать его форму (ст. 434 ГК);
  • право выбрать способ обеспечения исполнения договора (гл.23) и др.

Таким образом, принцип свободы договора очень широк и многогранен.

Значение свободы договора:

  • имеет значительное влияние на рынок;
  • способствует прогрессу коммерческих взаимоотношений;
  • регулирует отношения, которые не могут в должной степени контролироваться отдельными государствами;
  • позволяет унифицировать международную практику.

Ограничения свободы договора

Существуют определенные случаи, когда свобода договора ограничивается. Такие случаи включают в себя:

  • случаи обязательного заключения договора (например, на электричество и воду с физическими лицами);
  • неравенство сторон;
  • противоречие публичному порядку.

Существуют и иные случаи ограничения свободы договора. При этом важно, что такие случаи чаще всего действуют в интересах физических лиц или государства и намного реже встречаются в отношениях коммерческих предприятий друг с другом.

Среди норм ГК, ограничивающих свободу договора, прежде всего следует назвать ст. 426 ГК, устанавливающую обязанность заключить публичный договор и право контрагента обязанной стороны обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор.

Обязанность банка заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком условиях, установлена п.2 ст. 846 ГК.

Свобода договора ограничена также в нормах ГК, устанавливающих преимущественное право на заключение договора. ГК устанавливает преимущественное право:

  1. участников общей собственности на покупку доли в праве общей собственности (ст. 250 ГК);
  2. участников ООО на покупку доли при продаже (уступке) одним из участников общества своей доли в уставном капитале (ст. 93);
  3. акционеров ЗАО на приобретение акций, продаваемых другими акционерами этого общества (ст. 97);
  4. арендатора заключить договор аренды на новый срок предусмотрено ст. 621 ГК;
  5. нанимателя заключить договор найма жилого помещения на новый срок — ст. 684 ГК, а аналогичное право заключения договора коммерческой концессии — ст. 1035 ГК.

Во всех этих случаях обладатель преимущественного права в соответствии со ст. 446 ГК пользуется правом судебной защиты, если контрагентом допущены нарушения, связанные с заключением договора.

К законам, предусматривающим различные исключения из принципа свободы договора, относятся:

  • закон «О естественных монополиях» (от 17 августа 1995 г. N 147-ФЗ), ст. 8;
  • закон «О защите конкуренции» (от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ), ст. 10.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *