Малозначительность административного правонарушения КоАП

Понятие малозначительности деяния. Условия признания деяния малозначительным

В ч. 2 статьи 14 УК РФ указано, что малозначительное деяние не является преступлением в силу того, что не представляет общественной опасности (по ее количественному критерию), хотя формально содержит признаки какого-либо конкретного деяния, предусмотренного в Особенной части УК РФ. Таким образом, малозначительное деяние не является преступлением при наличии двух условий:

  • деяние формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ;
  • деяние не представляет общественной опасности.

Вопрос о признании малозначительности деяния относится к компетенции следствия и суда. Уголовное дело в случае малозначительности деяния не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления по признакам п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Совершение деяния, признанного малозначительным, может квалифицироваться как административное или иное правонарушение.

Малозначительным может быть лишь умышленное преступление, не могут быть малозначительными неосторожные преступления. Малозначительные деяния возможны лишь в умышленных преступлениях небольшой тяжести.

Малозначительность как свойство предполагает, что деяние не причинило вред и не создавало угрозы его причинения. Признак этот весьма оценочный, требующий от правоприменительных органов учета всех фактических обстоятельств, образующих объективный и субъективный критерий малозначительности.

Критерии малозначительности

Малозначительность деяния определяется объективным и субъективным критериями.

Объективный критерий предполагает, что в содеянном наличествуют признаки состава преступления.

Субъективный критерий предполагает наличие обстоятельств, влияющих на определение степени общественной опасности преступления, например: недоведение преступления до конца, не особо активная роль лица в содеянном при совершении преступления в соучастии, минимальный размер ущерба, мотивы, цели и проч.

Например, кража (ст. 158 УК РФ) может быть признана малозначительным деянием, если сумма похищенного составила более 2500 рублей (объективный критерий), при этом кража совершена на сумму 2501 рубль лицом, исполнившим не особо активную роль в преступлении (субъективный критерий).

В то же время, кража, совершенная на сумму 2500 рублей и менее не может быть признана малозначительным деянием, поскольку в силу ст. 7.27 КоАП РФ образует мелкое хищение и не подпадает под признаки ст. 158 УК РФ.

Если же виновный стремился похитить крупную сумму денег, но по не зависящим от него обстоятельствам не смог этого сделать, малозначительность деяния отсутствует, деяние должно быть расценено как покушение на хищение в крупном размере.

Признаки малозначительности и смягчающие обстоятельства

Следует согласиться с позицией тех ученых, которые полагают, что признак малозначительности относится к содержанию деяния и не должен включать в себя обстоятельства, смягчающие ответственность.

Таким образом, для целей признания деяния малозначительным учитываются признаки, которые проявились в совершенном деянии: способ совершения преступления, его мотив, цель, степень вины лица, направленность умысла, объем совершенных действий и т.д.).

Не учитываются для признания деяния малозначительным обстоятельства, не проявившиеся в деянии: чистосердечное раскаяние лица после совершения преступления, добровольное возмещение причиненного ущерба, образ жизни виновного до совершения преступления, семейное положение и т.д.). Однако данные обстоятельства могут быть признаны смягчающими обстоятельствами при назначении наказания, но при определении малозначительности деяния учитываться не должны.

Малозначительность деяния. Судебная практика

Хранение единичного патрона – малозначительное деяние

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2011 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2011) приведен следующий пример признания деяния малозначительным.

«Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Судом установлено, что 28 марта 2009 г. З. нашел один патрон калибра 7,62 мм, который, по заключению эксперта, является боеприпасом к нарезному охотничьему огнестрельному оружию, принес его домой и незаконно хранил в квартире. Указанный патрон был обнаружен и изъят 6 апреля 2009 г. во время обыска.

По приговору суда (с учетом внесенных изменений) З. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор суда, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Признавая З. виновным в незаконных приобретении и хранении боеприпаса — единичного патрона калибра 7,62 мм, суд не дал оценки тому обстоятельству, что З. никакого оружия не имел, приобрел (нашел) патрон случайно и при этом не придавал никакого значения его нахождению (хранению) в своей квартире.

Кроме того, суд в приговоре не привел данных, свидетельствующих о том, что З. своими действиями причинил вред или создал угрозу причинения вреда личности, обществу или государству.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия отменила приговор суда с прекращением дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления и признала за З. право на реабилитацию».

Хранение ружья – малозначительное деяние

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год» содержатся следующие разъяснения:

«Некоторые суды, в частности, не учитывают положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, в соответствии с которыми не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признак какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Так, Ноябрьский городской суд Тюменской области признал Е. виновным в незаконном приобретении и хранении охотничьего ружья и патронов к нему и осудил его по ч. 1 ст. 222 УК РФ. При этом суд не принял во внимание то, что действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку, как установлено по делу, Е. не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него. Действия Е. не представляли опасности для общества и не создавали угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Судебная коллегия дело в отношении Е. прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

В соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя в отношении Л. в части осуждения его по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменен и дело в этой части прекращено в связи с добровольной выдачей им незаконно хранившегося у него огнестрельного оружия и боеприпасов».

Кража парфюмерии – малозначительное деяние

В Постановлении Президиума Брянского областного суда от 22.08.2018 N 44У-69/2018 суд, придя к выводу о малозначительности хищения, указал следующее:

«Как усматривается из приговора, Ж. с целью кражи взяла следующий товар: крем-пудру «Max Factor CremePuff» стоимостью 282,58 руб., фонарик «Фотон» стоимостью 68 руб., туалетную воду «Lacoste De Lacoste» стоимостью 1986,1 руб. и парфюмированную воду «M Celvin Klein Euphoria» стоимостью 2273,22 руб.

Квалифицируя действия осужденной как покушение на кражу, суд первой инстанции не учел вид похищенного имущества и размер материального ущерба, который мог быть причинен собственнику; факт того, что преступление виновной не было доведено до конца и похищенное в полном объеме возвращено потерпевшему, который является крупным торговым предприятием — ТК «Лента» с соответствующим товарооборотом; не привел мотивов, по которым счел, что действия Ж. являются достаточно общественно опасными для того, чтобы признать содеянное преступлением.

С учетом вышеизложенных обстоятельств президиум находит, что преступные действия осужденной в силу своей малозначительности не представляют общественной опасности, следовательно, не являются преступлением, в связи с чем приговор подлежит отмене, а уголовное дело — прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ с признанием за Ж. права на реабилитацию в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 133 УПК РФ».

Растрата – малозначительное деяние

В Постановлении Московского городского суда от 16.10.2017 N 4у-6263/2017, суд пришел к выводу о малозначительности совершенной растраты денежных средств по предварительному сговору. Указано, в частности, следующее:

«Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 15 июня 2017 года приговор суда в отношении К. и Ш. отменен, производство по уголовному делу прекращено на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ.

К. и Ш. обвинялись в совершении растраты, т.е. хищении чужого имущества, вверенного им, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения.

… Суд апелляционной инстанции на основании исследованных материалов дела установил, что причиненный К. и Ш. ущерб в размере 15 000 рублей не причинил существенного вреда интересам Колледжа и Департаменту образования г. Москвы, учел что заявленный штраф еще до возбуждения уголовного дела уже был возвращен на счет колледжа, в связи с чем пришел к правильному выводу о том, что действия К. и Ш. с учетом их объективной стороны, мотивов и целей свидетельствует об их малозначительности, исключающей в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ привлечение совершивших это деяние лиц к уголовной ответственности.

При изложенных обстоятельствах прихожу к выводу, что отмена обвинительного приговора и прекращение уголовного дела в отношении К. и Ш. в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ судом апелляционной инстанции надлежащим образом мотивированы, вследствие чего оснований для удовлетворения кассационного представления не имеется».

Вылов одной особи рыбы, занесенной в Красную книгу – малозначительное деяние

В Постановлении Президиума Сахалинского областного суда от 07.10.2016 по делу N 44У-61/2016, признавшего малозначительным незаконную добычу особо ценных водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ, указывается следующее:

» … характер общественной опасности зависит от объекта посягательства, формы вины, категории преступления, а степень общественной опасности определяется обстоятельствами содеянного (степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда, ролью подсудимого, а также данными, характеризующими личность).

Указанные требования закона судом при принятии решения в полном объеме не учтены.

Так, Ч.Д.А. осужден по ч. 1 ст. 258.1 УК РФ за незаконную добычу особо ценных водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации.

При разрешении вопроса о малозначительности деяния учитываются реально наступившие вредные последствия, способ совершения, форма вины, мотив и цель.

При выяснении всех этих обстоятельств судом установлено, что Ч.Д.А. выловил одну особь сахалинского тайменя при помощи спиннинга, который не является предметом истребления рыбы. При этом из установленных судом фактических обстоятельств следует, что действия Ч.Д.А. носят единичный характер, не повлекли причинение существенного ущерба рыбным запасам, не оказали влияния на водный объект как на место нереста рыб.

При таких обстоятельствах вылов сахалинского тайменя длиной 48 см., хотя и занесенного в Красные книги Российской Федерации и Сахалинской области, но в количестве одной особи, способом добычи, который не является опасным для рыбных ресурсов, в силу малозначительности не может представлять общественной опасности».

15 мая Верховный Суд вынес Определение № 307-ЭС19-22878 по делу об оспаривании организацией постановления административного органа о привлечении ее к ответственности по ч. 2 ст. 9.4 КоАП РФ за нарушение обязательных требований в области строительства и применения строительных материалов.

В сентябре 2017 г. Комитет государственного строительного надзора и государственной экспертизы Ленинградской области провел проверку сельского Дома культуры и выявил ряд нарушений требований технических регламентов и проектной документации при капстроительстве такого объекта. Поскольку выявленные дефекты создавали угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, административный орган оштрафовал застройщика здания ООО «Монтажстрой» на 150 тыс. руб. по ч. 2 ст. 9.4 КоАП РФ.

В дальнейшем общество обжаловало постановление о привлечении к ответственности в арбитражный суд. Первая и вторая судебные инстанции отметили наличие в деянии ООО элементов состава вмененного административного правонарушения, с чем впоследствии согласился суд округа. Вместе с тем, учитывая положения ст. 2.9 КоАП РФ и исходя из фактических обстоятельств совершения правонарушения, суд первой инстанции посчитал возможным освободить общество от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения. В свою очередь, апелляция отметила, что до вынесения постановления по делу об административном правонарушении «Монтажстрой» добровольно и своевременно устранил выявленные нарушения. Таким образом, суды признали незаконным обжалуемый документ и отменили его в связи с малозначительностью правонарушения.

Впоследствии административный орган обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого после изучения материалов дела № А56-137551/2018 согласилась с его доводами.

Высшая судебная инстанция отметила, что вменяемое обществу правонарушение, наличие которого суды сочли доказанным, не может быть признано малозначительным, поскольку оно совершено в сфере обеспечения пожарной безопасности и напрямую представляет угрозу жизни и здоровью людей.

Со ссылкой на Постановление КС РФ от 25 февраля 2014 г. № 4-П Верховный Суд указал, что обстоятельства, не имеющие непосредственного значения для оценки самого административного правонарушения, а характеризующие особенности материального (экономического) статуса привлекаемого к ответственности юрлица либо его постделиктное поведение (в том числе добровольное устранение негативных последствий административного правонарушения), как таковые, не могут служить основанием для признания административного правонарушения малозначительным. В этой связи ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций, отказав обществу в удовлетворении его требований.

Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин полагает, что позиция Верховного Суда в целом находится в русле подходов, выработанных высшими судебными инстанциями (постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10; Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5). Согласно им добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность правонарушения, а учитываются при назначении наказания; некоторые же составы по характеру объективной стороны не могут быть незначительными ввиду существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (единственный пример – управление автомобилем в состоянии опьянения).

«Некоторое новаторство этого определения заключается лишь в отнесении к «особо опасным” правонарушениям противопожарных составов. Вывод этот представляется спорным: оценка малозначительности все же относится к оценке фактов дела и принадлежит судам нижестоящих инстанций, и Верховный Суд свою точку зрения никак не мотивировал. Думается, что в условиях устарелого и ригидного характера противопожарных норм их нарушения в определенных обстоятельствах все же могут быть малозначительными, и суды не могут быть лишены возможности сделать такой вывод на основании конкретных фактов», – убежден Артем Берлин.

У него также вызвал удивление достаточно жесткий подход Верховного Суда к ситуации в целом. «Отменяя состоявшиеся судебные акты, Суд не отправил дело на новое рассмотрение и не дал тем самым пространства для обсуждения возможных оснований к снижению размера штрафа», – подчеркнул эксперт.

Рассматривая описанную в судебных актах ситуацию, вице-президент АП Омской области Евгений Забуга отметил, что бизнес все чаще подвергается пристальному контролю со стороны проверяющих органов, который порой теряет здравый смысл в желании привлечь к административной ответственности и назначить штраф, размер которого для юридических лиц весьма ощутим. «Со стороны представляется, что нижестоящие суды исходили из позиции благоприятного и целесообразного отношения к организации, отсутствию последствий правонарушения, его устранения. Верховный Суд, напротив же, исходил из объекта административно-правовой охраны, посчитав возможную угрозу жизни и здоровью людей приоритетной и заслуживающей привлечения организации к ответственности», – пояснил он.

По мнению адвоката АП г. Москвы Святослава Паца, определение ВС позволяет лаконично, в духе практики этой инстанции фиксировать результат, но не путь к нему. «Поэтому судебные акты нижестоящих арбитражных судов дают куда больше информации о самом деле, чем определение Верховного Суда. В частности, в них содержится описание нарушений требований технических регламентов, проектной документации, допущенных делинквентом, что позволяет самостоятельно оценить обоснованность выводов судов первой и апелляционной инстанций о малозначительности административного проступка. Тем не менее, на мой взгляд, это классический случай, когда благие намерения приводят к не совсем желаемым результатам», – подчеркнул он.

Эксперт обратил внимание на то, что в мотивировочной части определения ВС РФ указано о том, что правонарушения, совершенные в сфере обеспечения пожарной безопасности и напрямую представляющие угрозу жизни и здоровью людей, не могут быть признаны малозначительным. «То есть объект правонарушения является критерием, по которому определяется, может ли правонарушение быть признано малозначительным. Ранее аналогичная правовая позиция второй кассации применительно к ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ была включена в п. 47 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 (2019), утвержденного Президиумом ВС РФ 27 ноября 2019 г.», – отметил Святослав Пац.

Адвокат считает, что позиция второй кассации в некотором роде разрешает конфликт, заложенный противоречием между абз. 4 п. 21 Постановления Пленума ВС № 5 и сохраняющими свое действие абз. 1 и 2 п. 18.1 Постановления Пленума ВАС № 10. «В абз. 4 п. 21 Постановления № 5 закреплено, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. Упомянутое же Постановление Пленума ВАС прямо указывало, что КоАП РФ не содержит оговорок о неприменении нормы об освобождении от административной ответственности при малозначительности правонарушения к каким-либо составам административных правонарушений, а возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность», – пояснил Святослав Пац.

По его мнению, коллизия правовых позиций двух Пленумов не может быть разрешена на основании положений федеральных конституционных законов о Верховном Суде и арбитражных судах в РФ, поскольку абз. 4 п. 21 Постановления № 5 был включен в текст постановления до ликвидации ВАС РФ. «Беглый обзор практики арбитражных судов показал, что арбитражные суды при определении малозначительности деяния в основном ссылаются на абз. 1 и 2 п. 18.1 Постановления Пленума ВАС № 10 и крайне редко упоминают противоположную позицию Пленума Верховного Суда РФ», – отметил адвокат.

По мнению эксперта, «масла в огонь подливает» и непоследовательная практика Конституционного Суда. «Так, в абз. 1 п. 4.2 Постановления КС РФ № 4-П/2014 фиксируется, что возможность освобождения от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного административного правонарушения не зависит от вида (состава) совершенного административного правонарушения. Но в п. 6 Постановления КС РФ от 17 февраля 2016 г. № 5-П отмечается, что административные правонарушения в миграционной сфере слишком чувствительны для общества и недопустимо широкое применение нормы об освобождении от ответственности в связи с малозначительностью таких правонарушений», – отметил адвокат.

«С одной стороны, нельзя не признать, что ряд административных правонарушений с точки зрения здравого смысла ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, т.е. соответствующая правовая позиция Верховного Суда обоснованна. Но, с другой стороны, законодатель не предусмотрел никаких формальных ограничений для применения ст. 2.9 КоАП РФ, поэтому если ВС РФ полагает, что данная норма требует уточнения, то он должен реализовать свое право законодательной инициативы, а не подменять законодателя», – полагает Святослав Пац.

По его словам, в этом конкретном случае настораживает нарастающая тенденция очевидного выхода второй кассации за пределы своих полномочий посредством переоценки фактических обстоятельств, установленных нижестоящими судами. Он пояснил, что в абз. 4 п. 18.1 Постановления № 10 закреплено, что оценка вывода арбитражного суда первой и (или) апелляционной инстанции о наличии или отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям исходя из совершенного лицом правонарушения и, как следствие, о возможности или невозможности квалификации такого правонарушения как малозначительного с учетом положений ст. 286 и 287 АПК РФ не входит в компетенцию арбитражного суда кассационной инстанции. А Конституционный Суд последовательно относит квалификацию правонарушения как малозначительного к оценке субъектом административной юрисдикции фактических обстоятельств (в частности, п. 4.2 Постановления КС № 4-П/2014; Определение № 490-О/2020).

Таким образом, заключил Святослав Пац, в рассматриваемом деле у Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ не было полномочий для переоценки выводов нижестоящих арбитражных судов о малозначительности административного проступка, поскольку кассационный суд не вправе переоценивать фактические обстоятельства, установленные арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, которые в условиях действующей редакции ст. 2.9 КоАП РФ обладают исключительным правом устанавливать, представляет ли фактически административное правонарушение существенную угрозу охраняемым общественным отношениям.

В связи с возникшими в правоприменительной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» (в редакции постановления Пленума от 3 ноября 2016 года N 41) следующие изменения:

1) пункт 1 дополнить абзацем следующего содержания:

«Обратить внимание судов на то, что гарантированные Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами свобода мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом могут быть ограничены только в исключительных случаях, прямо закрепленных в федеральном законе, в той мере, в какой это необходимо в демократическом обществе в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, территориальной целостности (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, часть 3 статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, часть 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.).»;

2) дополнить пунктом 21 следующего содержания:

«21. При рассмотрении в порядке статьи 125 УПК РФ жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела о преступлении экстремистской направленности суду необходимо тщательно проверять наличие не только повода, но и основания для возбуждения дела, что предполагает представление в суд материалов, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки соответствующих преступлений.

Обратить внимание судов, что с учетом содержания диспозиции статьи 282 УК РФ к таким данным относится не только сам факт размещения в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети изображения, аудио- или видеофайла, содержащего признаки возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам, содержащимся в данной статье, но и иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения.»;

3) в пункте 8:

а) дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Размещение лицом в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети, в частности, на своей странице или на страницах других пользователей материала (например, видео-, аудио-, графического или текстового), созданного им самим или другим лицом, включая информацию, ранее признанную судом экстремистским материалом, может быть квалифицировано по статье 282 УК РФ только в случаях, когда установлено, что лицо, разместившее такой материал, осознавало направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имело цель возбудить ненависть или вражду либо унизить достоинство человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе.»;

б) абзацы второй, третий, четвертый и пятый считать абзацами третьим, четвертым, пятым и шестым;

в) абзац третий изложить в следующей редакции:

«При решении вопроса о наличии или отсутствии у лица прямого умысла и цели возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства при размещении материалов в сети «Интернет» или иной информационно-телекоммуникационной сети суду следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, форму и содержание размещенной информации, ее контекст, наличие и содержание комментариев данного лица или иного выражения отношения к ней, факт личного создания либо заимствования лицом соответствующих аудио-, видеофайлов, текста или изображения, содержание всей страницы данного лица, сведения о деятельности такого лица до и после размещения информации, в том числе о совершении действий, направленных на увеличение количества просмотров и пользовательской аудитории, данные о его личности (в частности, приверженность радикальной идеологии, участие в экстремистских объединениях, привлечение ранее лица к административной и (или) уголовной ответственности за правонарушения и преступления экстремистской направленности), объем подобной информации, частоту и продолжительность ее размещения, интенсивность обновлений.»;

4) дополнить пунктом 81 следующего содержания:

«81. Обратить внимание судов на то, что при правовой оценке действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам, судам следует исходить из характера и степени общественной опасности содеянного и учитывать положения части 2 статьи 14 УК РФ о том, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При решении вопроса о том, является ли деяние малозначительным, то есть не представляющим общественной опасности, судам необходимо учитывать, в частности, размер и состав аудитории, которой соответствующая информация была доступна, количество просмотров информации, влияние размещенной информации на поведение лиц, составляющих данную аудиторию.»;

5) пункт 23 дополнить абзацем шестым следующего содержания:

«При оценке заключения эксперта по делам о преступлениях экстремистской направленности судам следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. При этом вопрос о том, являются те или иные действия публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности или к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, а также возбуждением ненависти либо вражды, а равно унижением человеческого достоинства, относится к компетенции суда.».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда Российской Федерации В. Момотов

Методические рекомендации по применению антимонопольными органами статьи 2.9 КоАП (в части прекращения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, по малозначительности)

В соответствии со статьей 2.9 КоАП при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Правовым последствием применения положений указанной нормы является вынесение постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении и объявление устного замечания (ч.1 ст. 29.9 КоАП).

Решение об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения может быть принято должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях — руководителем антимонопольного органа или его заместителем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении, а также судьей или должностным лицом, который рассматривает жалобу на постановление об административном правонарушении.

Малозначительность административного правонарушения сформулирована законодателем как оценочное понятие, содержание которого конкретизируется правоприменительными органами с учетом конкретных обстоятельств рассматриваемого дела.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства в силу частей 2 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ учитываются при назначении административного наказания (п. 18)

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

В целях формирования единой правоприменительной практики антимонопольных органов при применении статьи 2.9 КоАП следует учитывать характер совершенного административного правонарушения и конкретные обстоятельства его совершения, а также учитывать отсутствие существенной угрозы или существенного нарушения охраняемых правоотношений.

С учетом изложенного ФАС России полагает целесообразным в практике антимонопольных органов при оценке возможности прекращения производства по делу об административном правонарушении в связи с малозначительностью совершенного правонарушения исходить из следующего.

1. Нарушение порядка и сроков представления в антимонопольный орган ходатайств представляет угрозу общественным отношениям в сфере антимонопольного контроля. Такая угроза заключается в затруднении возможности осуществления антимонопольного контроля, независимо от степени влияния на конкуренцию сделок и действий, подлежащих антимонопольному контролю.

Указанные нарушения, как правило, не должны быть квалифицированы в качестве малозначительных, а, следовательно, лица, совершившие такие нарушения, не должны быть освобождены от административной ответственности на основании статьи 2.9 КоАП РФ. При этом необходимо обратить внимание на то, что последующее обращение лица с ходатайством после совершения сделки, совершенной без предварительного согласия антимонопольного органа, не может служить доказательством малозначительности правонарушения.

2. Нарушения порядка и сроков представления уведомлений могут быть в отдельных случаях квалифицированы в качестве малозначительных с учетом конкретных обстоятельств дела – таких как, например, незначительный (до 15 дней включительно) пропуск установленного законом срока представления уведомлений.

3. Представление вместе с ходатайством или уведомлением в антимонопольный орган недостоверных сведений о группе лиц создает угрозу общественным отношениям в сфере антимонопольного контроля экономической концентрации. Ответственность за представление недостоверных сведений о группе лиц предусмотрена частью 5 статьи 19.8 КоАП. Учитывая, что сообщение недостоверных сведений о группе лиц, направленное в антимонопольный орган, может привести к принятию необоснованного решения, такое правонарушение не может быть квалифицировано в качестве малозначительного, а, следовательно, лицо, совершившее такое нарушение, не может быть освобождено от административной ответственности на основании статьи 2.9 КоАП.

В случае, если хозяйствующий субъект при представлении перечня лиц входящих в одну группу представил в ФАС России неполные сведения о группе лиц (в перечне указаны не все лица, входящие в группу), а именно — не представлена информация о лице, которая не имеет значения для принятия антимонопольными органами решения по рассматриваемой сделке, совершенной в уведомительном порядке (в соответствии со статьей 31 Закона о защите конкуренции), то такие обстоятельства могут быть квалифицированы должностным лицом, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении, в качестве оснований для признания малозначительности совершенного административного правонарушении.

При этом следует учитывать, что если отсутствие в перечне лиц хозяйствующего субъекта может повлиять на решение антимонопольного органа по рассматриваемой сделке, то такое правонарушение не может быть признано малозначительным.

4. Непредставление сведений по запросу антимонопольного органа не может быть признано малозначительным.

5. В случае, если лицо, состоящее в Реестре хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более чем 35 %, в соответствии со статьей 30 Закона о защите конкуренции надлежащим образом уведомило антимонопольный орган о совершенной сделке (ином действии) и при этом суммарная стоимость активов участвующих в сделке лиц (суммарная выручка от реализации товаров) находится в пределах, установленных частью 1 статьи 30 Закона о защите конкуренции, то при решении вопроса о привлечении такого лица к административной ответственности по части 3 статьи 19.8 КоАП, такие действия лица должны учитываться в качестве смягчающих административную ответственность обстоятельств или свидетельствовать о его малозначительности (статья 2.9 КоАП) при условии, если будет установлено, что такое лицо добросовестно заблуждалось в отношении правильных действий по согласованию сделки с антимонопольным органом и, что такое правонарушение совершено этим лицом впервые.

6. При наличии доказательств совершения административных правонарушений, предусмотренных статьями 14.31 — 14.33, частей 2.1 — 2.6 статьи 19.5, частей 3-5 статьи 19.8 КоАП, должностные лица антимонопольного органа не вправе освобождать нарушителя от административной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 2.9 КоАП.

7. При решении вопроса об административной ответственности лица, совершившего административное правонарушение, следует учитывать, что в соответствии с частью 3 статьи 2.1 КоАП назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

При этом, в случае освобождения юридического лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности в соответствии со статьей 2.9 КоАП следует решить вопрос об освобождении от административной ответственности за данное правонарушение и физического лица.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *