Международный экологический суд

Содержание

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ СУД

  • МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

    Экологическое движение, являясь одним из видов социального движения, объединяет все формы общественной активности, связанной с экологическими вопросами. Как правило, речь идет прежде всего об экологических неправительственных организациях, ставящих своей целью защиту природы. Экологическое общественное…
    (Социальная экология)

  • Содержание и нормативно-правовое регулирование государственного учета и регистрации морских судов. Государственный судовой реестр. Бербоут-чартерный реестр. Российский международный реестр судов. Регистр судоходства

    Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам относятся подлежащие государственной регистрации морские суда и суда внутреннего плавания, а в соответствии со ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничение этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат…
    (Государственные учётные системы по управлению и развитию территорий Российской Федерации)

  • МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО

    ПОНЯТИЕ Во второй половине XX в., когда проблема поддержания мира на планете и обеспечения безопасности утратила свой «монопольный» статус в международном праве, предмет последнего значительно расширился, в том числе за счет эколого-правовых аспектов. Хотя вопросы охраны окружающей среды на международном…
    (Международное право)

  • ОСНОВНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА Закономерность развития природы, единство и взаимосвязь Земли с другими планетами составляют единое целое, которое называется Солнечной системой. Ни одно государство, существующее на Земле, не может решить проблемы охраны окружающей…
    (Экологическое право)
  • ОСНОВНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА

    Закономерность развития природы, единство и взаимосвязь Земли с другими планетами составляют единое целое, которое называется Солнечной системой. Ни одно государство, существующее на Земле, не может решить проблемы охраны окружающей среды и использования природных ресурсов в своих интересах без взаимодействия…
    (Экологическое право)

  • ИСТОЧНИКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА

    За последние годы в системе международного экологического права появилось достаточно большое количество источников. Это в основном нормативные международные правовые нормы, образующие и устанавливающие обязательства государств, выполняющие правила. Содержащихся в международных документах, вытекающих…
    (Экологическое право)

  • ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА

    Общепризнанными принципами международного экологического права являются те, которые регулируют сферы межгосударственных отношений и в первую очередь отношения по поводу охраны окружающей среды и природопользованию. К числу таких общих принципов можно отнести следующие: обеспечения благоприятного состояния…
    (Экологическое право)

  • (Совершенствование правовой основы деятельности третейских судов)
  • Защита прав человека средствами ООН. Европейский Суд по правам человека. ОБСЕ. Международный уголовный суд. Международное гуманитарное право

    Английский философ Томас Гоббс (1588—1679) считал, что человечество в естественном первобытном состоянии существовало в состоянии «войны всех против всех» и только появление государства позволило упорядочить социальную жизнь и защитить права людей. Однако, полагал он, в отношениях между государствами…
    (Обществознание)

Международный экологический суд

В практической деятельности мирового сообщества воз­никают экологические споры, требующие разрешения междуна­родными органами. В этих целях в июле 1993 г. в составе Международного суда ООН (Гаага) создана «камера по экологическим вопросам» — Меж­дународный суд экологического арбитража и примирения (Между­народный экологический суд), созданный по инициативе группы юристов на учредительной конферен­ции, проведенной в Мехико в ноябре 1994 г. Он является неправительственной организацией. Первый состав судей включает 29 юристов-экологов из 24 стран. Представитель России также является членом этого суда.

Суд разрешает между­народные споры по вопросам охраны окружающей среды и приро­допользования в трех формах:

а) путем консультирования заинте­ресованных сторон по их просьбе на основе юридического анализа конкретной ситуации;

б) путем примирения спорящих сторон на основе принятия компромиссного решения спорной ситуации, ко­торое устраивает обе стороны. Решение может быть оформлено в виде соглашения, исполняемого добровольно на взаимной основе;

в) путем проведения полноценного судебно-арбитражного процесса по взаимному желанию сторон с вынесением решения, которое стороны заранее признают для себя обязательным.

Рассмотрение споров в Международном экологическом суде ос­новано на принципах третейского суда. Стороны сами принимают решение об обращении в суд и выбирают из его состава трех или более судей для рассмотрения дела. Круг лиц, которые могут обращаться в Международный эколо­гический суд, неограничен (это могут быть частные лица, общест­венные организации, государственные органы, включая прави­тельства).

Международный экологический суд может рассматривать ши­рокий круг споров. В него включаются споры, связанные с загряз­нением окружающей среды соседнего государства и возмещением экологического вреда; недопущением, приостановлением или пре­кращением экологически вредной деятельности. Он рассматривает также споры, касающиеся использования и охраны разделяемых двумя и более государствами природных ресурсов. В числе некото­рых других — споры о защите экологических прав граждан.

Рассмотрение дел в Международном экологическом суде осно­вано на международном праве окружающей среды, национальном законодательстве сторон, на прецедентах.

Чубуков Г. В. Экологическое право — развивающаяся отрасль отечественного законодательства // «Журнал российского права». 2001. № 7.

Духно Н. А. Концепция экологического правопорядка Российской Федерации // Право и политика. 2000. № 9.

Лукъянцев В.П. Экологическая функция российского государства в Х — начале XX века // Черные дыры в Российском Законодательстве 2002. № 4 http://www.optim.ru/bh/2002/4/toc.asp

Лукъянцев В.П. Деятельность государства в области охраны окружающей среды в россии:использование опыта тысячелетней истории // Черные дыры в Российском Законодательстве 2003. № 1. // http://www.optim.ru/bh/2002/4/toc.asp

Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2000. С. 23.

Бринчук М.М. Экологическое право (Право окружающей среды). Учебник для высших юридических учебных заве­дений. М., 1998. С. 88-89.

См.: Игнатьева И.А. Цели и задачи экологического зако­нодательства // Гос. и право. 2002. № 7.

Аналогичным образом М.М. Бринчук считает принципа­ми права окружающей среды основные принципы охраны окружающей среды (см.: Бринчук М.М. Указ. соч. С. 89).

О законодательных актах, включаемых в систему эколо­гического законодательства см.: Игнатьева И.А. Экологи­ческое законодательство России и проблемы его развития. М., 2001. С. 84-98.

Колбасов О.С. Экология: политика-право. М., 1976, с. 176.

Шемшученко Ю.С. Государственное управление охраной окружающей среды в СССР. Автореферат доктр. дисс., Киев, 1978. С. 10.

Атаманчук Г.В. Сущность советского государственного управления. -М., 1980, с.24.

Большой словарь официальных юридический терминов / Сост. Фединский Ю. И. М.: Экономика, 2001; Голиченков А. К. Эколого-правовой словарь // Экологическое право. 2003. № 3-6; 2004. № 1-2

Краткий экологический словарь по курсу «Основы права» / Сост. Бударин Н. Н. и др. Орел: ВИПС, 1994. С. 18

Экология. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. Боголюбова С. А. М.: Норма, 2000. С. 224-225

Экология. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. Боголюбова С. А. М.: Норма, 2000. С. 314-315

Краткий экологический словарь по курсу «Основы права» / Сост. Бударин Н. Н. и др. Орел: ВИПС, 1994. С. 22

Экологический словарь / Сост. Делятицкий С. И др. М., 1993. С. 41

Юридическая энциклопедия / Под ред. Тихомирова М. Ю. М., 2001. С. 463

Экология. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. Боголюбова С. А. М.: Норма, 2000. С. 183-184

Дубовик О.Л. Экологическое право: Учебник. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. С. 340

Боголюбов С.А. Экологическое право: Учебник. М.: Юрист, 2004. С. 305-306

Гимадеев М.М., Щеповских А.И. Экологический энциклопедический словарь. Казань: Природа, 2000. С. 321

Боголюбов С.А. Экологическое право: Учебник. М.: Юрист, 2004. С. 304

Экологическое право. Курс лекций и практикум / Под ред. Ю.Е. Винокурова. М.: Экзамен, 2003. С. 316.

Бринчук М.М. О достоинствах нового Федерального закона «Об охране окружающей среды» // Экологическое право. 2002. N 3.

Будай С.Н. Экологическое обеспечение Вооруженных Сил в Концепции национальной безопасности России//Российский военно-правовой сборник. 2004. № 1. С. 139-143.

См.: директиву Министра обороны РФ «О совершенствовании работы по обеспечению безопасности военной службы в Вооруженных Силах РФ» от 12 июля 1997 г. № Д-10.

См. подробнее: Тер-Акопов А.А. Экологическая безопасность. М.: МНЭПУ, 2001; Галяметдинова А.Ю. Международно-правовые аспекты экологической безопасности. Дисс.: канд. юрид. наук. Казань, 2000.

См.: Серов Г.П. Правовое регулирование экологической безопасности при осуществлении военно-оборонной деятельности РФ. Дисс. : докт. юрид. наук. М., 2000.

См.: Королева Н.С. Правовые проблемы утилизации атомных подводных лодок // Государство и право. 2004. № 3. С. 95.

Международный экологический кризис и разрешение межгосударственных экологических споров

АННОТАЦИЯ. В данной статье автор анализирует наступивший в современном мире международный экологический кризис, обосновывает необходимость международного сотрудничества государств в экологической сфере. Развитие международного экологического сотрудничества должно идти по нашему мнению по трем направления: создание единого международного правового экологического акта, одной международного экологической организации, а также международного экологического суда. Создание международного экологического суда обосновывается следующими факторами: во-первых международное экологическое право является весьма специфической отраслью международного права, поэтому судьи должны являться экспертами в сфере экологи. Во-вторых, право на доступ к международному экологическому правосудию должны иметь не только государство, но и международные правительственные и не правительственные организации а так же физические лица.

В конце 60-х годов ХХ века Организация Объединенных наций обратила внимание мирового сообщества на безудержное загрязнение окружающей среды и исчерпаемость природных ресурсов как на одну из глобальных проблем современности.

Все меры, направленные на преодоление кризиса в экологической сфере требуют с необходимостью сотрудничества государств и только совместными усилиями всех государств можно бороться с экологическим кризисом. Председатель Сената Парламента РК К.К.Токаев на международной научно-практической конференции «Новая парадигма устойчивого человеческого развития. C-Clobal – формат глобального диалога» отметил: Важнейшим вопросом новой парадигмы устойчивого развития должна стать переоценка экологического фактора. Сохранение и воспроизводство окружающей среды должно стать обязательным условием устойчивого развития цивилизации .

Представители науки международного права нередко обращали внимание на необходимость укрепления международно-правовой базы экологического сотрудничества и создания действительно эффективных международных контрольных механизмов в данной сфере . Развитие международного экологического сотрудничества должно идти, по нашему мнению, по трем направлениям: создание единого международного правового экологического акта, одной международной экологической организации, а также международного экологического суда.

Изучая сущность и содержание международных экологических споров, ученые непременно отмечают их специфику по сравнению с другими видами международных споров. В этой связи проф. Ч.Романо предупреждает, что каждый, анализирующий понятие «международный экологический спор», рискует попасть в методологическую ловушку . Следует заметить, что начиная с каменного века и до наших дней – эпохи информационного общества, большинство международных споров имеют экологическую составляющую, поскольку касаются распределения контроля над природными ресурсами (минеральные природные ресурсы, рыбные запасы, земля, как таковая) . В связи с этим встает разумный вопрос: есть ли вообще экологические споры в чистом виде, если большинство международных споров в той или иной степени содержат экологический аспект? В данном контексте уместно привести следующие суждения Н.А.Соколовой. Вопросы охраны окружающей среды объективно интегрированы в контекст других глобальных проблем, и в какой-то момент оправданно может возникнуть уверенность, что экологические интересы не имеют самостоятельной ценности. Тем не менее, экологическая проблематика, пусть и весьма осторожно, обретает реальные черты . Профессор М.Н.Копылев рассматривает эту проблему в ракурсе такого явления, как эколого-ориентированных отношений: «Включение экологоориентированных норм в источники, традиционно относящиеся к другим отраслям международного права, зачастую происходит в силу сложившейся традиции или по соображениям удобства и не ведет к расширению предметной сферы таких отраслей» . Вместе с тем можно строго и последовательно очертить определение «международно-экологический спор», но велика возможность, что будет создано замкнутое автономное определение, которое нельзя будет использовать за пределами контекста, в рамках которого оно определено.

По нашему мнению, международный экологический спор – это противостояние правовых аргументов и (или) интересов субъектов международного права, принимающее форму противоречащего специфического требования и касающееся антропогенного изменения экосистем, которое имеет отрицательное воздействие на людей и ведет к истощению природных ресурсов. Сегодня действуют порядка 50 различных международных судебных и квази судебных учреждений, например международный суд ООН, Международный трибунал по морскому праву, Постоянная палата третейского суда, орган по разрешению споров при ВТО, Суд ЧС и т.д.

Международные экологические споры рассматривались и рассматриваются в рамках как арбитража, так и международными судами. Среди них существует ряд международных форумов, адаптированных для разрешения международно-экологических споров: международный суд ООН и международный трибунал по морскому праву, где были созданы специальные камеры для разрешеня экологических споров в 1993 г. и в 2002 г., соответственно; Постоянная Палата третейского суда (ППТС) ; Орган по разрешению споров при ВТО; суд Европейских сообществ.

В научной сфере давно обсуждается проблема создания специального международного экологического суда . В 1994 г. в форме международной неправительственной организации созданы Международный суд экологического арбитража и примирения .

В июле 1993 г. создана камера по экологическим вопросам (chamber for Environmental Matters) при международном суде ООН в соответствии с п.1 ст.26 статуса Международного суда ООН, которая гласит: «Суд может, по мере надобности, образовать одну или несколько камер в составе трех или более судей по усмотрению суда для разбора определенных категорий дел, например трудовых дел и дел, касающихся транзита и связи». Решение, постановленное Камерой, считается вынесенным самим судом (ст.27 Статуса Суда). Камера из семи судей была сформирована и готова к работе в августе 1993г. отметим, что идея создания этой камеры при суде не нова. Президент суда Н.Синга еще в конце 80-х годов прошлого века выдвинул эту идею , а воплощена в жизнь она была благодаря председателю международного суда ООН Р.Дженнингсу, который выступил с этой идеей на Конференции по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро .

Однако в 2006 году было принято решение не выбирать судей в эту Камеру, поскольку за 13 лет ее существования ни одно государство не прибегло к ее помощи. Для разрешения межгосударственных споров, как отметила президент международного суда ООН Р.Хиггнс , «государства стали относиться к экологическому праву как к части международного права». Однако государства всегда могут запросить Суд о создании подобной Камеры.

На наш взгляд, идея создания отдельной камеры при Суде не была революционной и не способствовала решению проблемы международного правосудия. Скорее это был паллиатив. Во-первых, сформировавшие Камеру, не имели специализированных знаний в сфере международного экологического права, они выбирались из состава Суда. Во-вторых, не понятно, что государства могли выгадать при обращении в Камеру, а не в Суд в целом или, что гораздо лучше, от образования Камеры ad hoc в соответствии с п.2 ст.26 Статуса Суда. В-третьих, часто государства (дело «Габчиково-Надьямараш» между Венгрией и Словакией) и судьи (дело «О рыболовной юрисдикции между Испанией и Канадой») не могут решить, является ли спор экологическим или нет. В-четвертых, появление специализированного международного морского трибунала отделило юрисдикцию международных споров относительно морской сферы (помимо Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. уже более 10 международных отношений содержит ссылки на международный трибунал по морскому праву ). В-пятых, Камера могла рассматривать лишь межгосударственные споры, из чего следует, что международные организации, а также физические и юридические лица были лишены права прибегнуть к международному экологическому правосудию.

Постоянная палата третейского суда (ППТС) приняла Примерный регламент ППТС по арбитражному разбирательству споров, связанных с природными ресурсами или окружающей средой, а 16 апреля 2002 года – Примерный согласительный регламент ППТС по урегулированию споров, связанных с природными ресурсами или окружающей средой. Эти документы предусматривают введение специализированного списка арбитров с опытом в экологической сфере, а также научных и технических экспертов. Таким образом, появилась возможность урегулирования спорных ситуаций, касающихся защиты окружающей среды или сохранения природных ресурсов для государств, межправительственных организаций, неправительственных организаций, так и частных сторон. Практика рассмотрения дел в соответствии с этими регламентами уже началась.

Международный морской трибунал является одним из молодых постоянно действующих межгосударственных судов. За 15 лет своего существования Трибунал рассмотрел более 20 дел. В ряде своих решений ИТЛОС затрагивал вопросы защиты морской сферы , в том числе в деле «О южном голубом тунце», деле «О заводе МОКС», деле «О запасах рыбымеч».

В феврале 1997 г. Трибунал в соответствии с п.1, ст.15 своего Статуса учредил Камеру по спорам относительно морской среды (chumber for Marine Environment Dicphtes) для решения межгосударственных дел с сфере защиты и сохранения морской среды . В составе судебной Камеры семь судей в компетенции Камеры входят вопросы защиты и сохранения морской среды, согласно положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохранения морской среды согласно положениям специальных конвенций и соглашений предусмотренных ст.237 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.; вопросы защиты и сохранения морской среды согласно положениям любого международного соглашения, положения которого предусматривает разрешение споров Трибуналом.

Проблема создания международного экологического суда обсуждается в научном сообществе с 80-х годов ХХ в. С тех пор было проведено множество международных конференций, посвященных этой теме . Одним из главных аспектов этой проблемы является доступ к международному экологическому правосудию индивидов, международных неправительственных организаций для защиты экологических прав, поскольку государства далеко не всегда способны обеспечить надлежащий уровень их защиты. Такие европейские экологические катастрофы, как Чернобыльская и Рандозская, Фукусима лишь подтвердили эту идею. Ни одно государство не возбудило на этот счет каких-либо исков. Иски граждан на национальном уровне относительно возмещения ущерба от этих катастроф подлежат рассмотрению в режиме права и справедливости.

В пользу создания международного экологического суда можно привести следующие аргументы. Во-первых, международное экологическое право является весьма специфической отраслью международного права, поэтому судьи должны являться экспертами в сфере экологии. Во-вторых, право на доступ к международному экологическому правосудию должны иметь не только государства, но и международные правительственные и неправительственные организации, а также физические лица. Разрешение международных экологических споров требует разработки специальных процедурных правил. Противники создания международного экологического суда говорят о том, что дальнейшая профилизация международных судебных учреждений будет вести к углублению фрагментации, а существующие институты международной юстиции вполне могут разрешить международные экологические споры . Известный профессор Э.Хей, возглавив в 2000 г. кафедру международного права юридического факультета Эразмского университета природоресурсного права (Роттердам, Нидерланды), посвятила свою первую открытую лекцию проблеме международного экологического правосудия. Она пришла к выводу, что создание международного экологического суда не является наиболее жизнеспособной альтернативой существующему порядку дел, полезнее перевести акцент на уровень ниже и усиливать национальные судебные системы в сфере экологического правосудия .

Основной проблемой создания международного экологического суда является проблема определения юрисдикции. Экологические проблемы, как мы неоднократно замечали ранее, интегрированы в транспортные, торговые и иные международные проблемы, они учитываются при защите прав человека и т.д. Например, должны ли споры о торговле парниковыми газами рассматриваться в Органе по разрешению споров ВТО в соответствии с положениями ГАТТ или в Международном экологическом суде в соответствии с КаОТ-ким протоколом? А споры о генетически модифицированных организмах – в ВТО в соответствии с Соглашением о фитосанитарных мерах или в международном экологическом суде согласно Картахенскому протоколу. Дела о преступлении экоцид должны рассматриваться в Международном уголовном суде. Для этого предлагается внести в Римский статус Международного уголовного суда 1998 г. новую статью 6 bis «экоцид», где будет отражен состав международного преступления экоцид, которое может быть совершено и в мирное, и в военное время, причем как во время международных конфликтов, так и во время конфликтов немеждународного характера .

Таким образом, укрепление экологического сотрудничества государств и повышение эффективности действующих механизмов этого сотрудничества требуют серьезной реформы. Создание международного экологического суда будет способствовать повышению роли международного экологического права в целом, усилению ответственности субъектов международного права за нанесение ущерба, а также укреплению миропорядка на основе господства права.

  1. К.К.Токаев «Десять тезисов о новых парадигмах». Алматы, 5 ноября 2014г. С.22-23.
  2. Сабикенова А.С. Автореферат кандидатской диссертации «Сотрудничество Республики Казахстан в сфере охраны окружающей среды: международно-правовые аспекты». Алматы, 2005, С.5-7., Абашидзе А.Х., Солнцев А.М. Вопросы контроля выполнения положений международных экологических соглашений «Актуальные проблемы международного права». LLBER AMICORUM в честь проф. Р.М.Валеева. Казань, 2013. С.6-18
  3. The peacefnlsetilement of international conflicts: onviron mental factors; instretegic approach. The Hague. 2000. P.XI.III.
  4. например: Westing A. Clobal resources and international conflicts: environ mental factor in strategie policy and action. Oxford, 1986; lee 1. R. Inventory of conflicts and onvironment //http://gurukul.ucc.american.edu/tex/ice.htm.
  5. Соколова Н.А. вопросы охраны окружающей среды в деятельности международных судебных учреждений. Российский ежегодник международного права. 2003. СПб., с.99
  6. Копылев М.Н. Международное экологическое право // Международное право// под ред. А.Я.Капустина. М. 2008. С.47
  7. См. подробнее: Солнцев А.М. Экологическое измерение деятельности Постоянной Палаты Третейского суда. Росс.ежегодник международного права 2007. Спб., С. 87-93.
  8. Копылев М.Н., Солнцев А.М. Международное экологическое право на пороге реформ //Московский журнал международного права. №2. С.110-130.
  9. Его ошибочно нередко именуют международным экологическим судом. // см.например: Колбасов О.С. Международный экологический суд// там же 1996. №5. С.158,159.
  10. См.: ICJ PRESS, N93/20, July 1993
  11. См.: Jennings R. The Role of the international Court of Justice in the Development of international Environment Proction Jaw //Rewiew of European Community International Envison mental Jaw,1992. I.P.243
  12. См.: Jennings R.Need for an Environmental Court? // Environmental Police and Jaw, 1992, N20/P312-314
  13. См.: ―States Understandably saw environmental Jaw as Part of International law as a Whole‖ (Press Release 2006/34 ot 26/X/2006// ici-cij.org )
  14. См.: itlos.org
  15. См.: Press Releasse ITlos/Press 5 (3 March,1997) itlos.org
  16. См.: Копылев М.Н. Введение в международное экологическое право. М.,2007. С.130.
  17. См.: Hey Ellen. Reflections on an International Environmental Court. The Hagele,200
  18. В международно-правовой науке впервые вопрос об экоциде как об одном из видов международного преступления поставлен Сабикеновой А.С. См.: выше указанную работу. С.15.

§ 4. Международное экологическое правосудие

Как известно, международные судебные учреждения вносят значительный вклад в повышение эффективности норм международного права и развитие института ответственности государств. В последние десятилетия возросло количество обращений в международные судебные инстанции.

На фоне происходящих изменений возрастает роль системы мирного разрешения международных споров, что также относится к разрешению экологических споров с учетом характерных для них особенностей.

Сегодня разрешение экологических споров между государствами происходит в рамках как процедур, предусмотренных международными экологическими соглашениями, так и действующих международных судебных учреждений (например, Международный суд ООН). Учитывая то, что ущерб окружающей среде порой невосполним, важной задачей международного экологического права является предотвращение нанесения вреда окружающей среде. По мнению А.М. Солнцева, международное экологическое право выступает предвестником апробации специфических методов и механизмов предотвращения споров для всей системы международного публичного права. Одним из ярких примеров подобных средств разрешения и предотвращения споров является процедура несоблюдения (non-compliance procedure), ставшая весомой альтернативой традиционным средствам разрешения международных споров. Она позволяет с наименьшими затратами и наибольшей скоростью разрешать или предотвращать международные споры, а также эффективно контролировать исполнение соответствующих решений .

См.: Солнцев А.М. Роль международных судебных учреждений в разрешении международных экологических споров (http://www.dissercat.com).

Следует согласиться с профессором М.М. Бринчуком в том, что в контексте устойчивого развития в праве окружающей среды должен быть решен ряд задач, направленных на обеспечение соблюдения экологических прав граждан. Серьезнейшей задачей, по его мнению, являются также создание механизмов защиты экологических прав и законных интересов физических и юридических лиц, признание экологических прав будущих поколений и создание механизмов их защиты .

См.: Бринчук М.М. Право на благоприятную окружающую среду в контексте устойчивого развития // Права человека как фактор стратегии устойчивого развития / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2000. С. 205.

На международном уровне не раз возникали экологические споры, требующие разрешения международными органами. В ряде случаев в ходе рассмотрения Международным судом ООН дел поднимались вопросы, связанные с экологией и защитой природных ресурсов, в частности, касающиеся ядерных испытаний, некоторых районов залегания фосфатных руд. К таким делам относится и спор Венгрии и Словакии в отношении проекта Габчиково — Надьямарош, который касался сооружения системы плотин для ГЭС на Дунае. В этих целях в июле 1993 г. в составе Международного суда ООН (Гаага) была создана камера по экологическим спорам в составе семи судей, с тем чтобы продемонстрировать свою готовность рассматривать дела в области экологического права.

Экологические последствия негативной человеческой деятельности, которые испытывает планета, вызвали к жизни потребность в создании новых специализированных международных судебных инстанций по рассмотрению споров в области экологии. Изначально считалось, что такие суды будут обладать полномочиями сродни тем, которыми Всемирная торговая организация (ВТО) обладает в сфере международной торговли.

В целом появление подобного рода специализированных инстанций не всегда приветствуется государствами, поскольку порой речь идет об определенном ограничении суверенитета в отношении вопросов, подпадающих под юрисдикцию специализированных судов.

Следует заметить, что в настоящее время существует около 380 внутригосударственных экологических судов и трибуналов, функционирующих в различных регионах земного шара . Деятельность ряда из них организована на достаточно высоком уровне (например, 30-летний опыт работы Суда по окружающей среде Нового Южного Уэльса (New South Wales) в Австралии). Формируют свою деятельность и недавно созданные 14 провинциальных судов в Китае, а также Национальный «зеленый трибунал» Индии, созданный в 2010 г.

В Бразилии сегодня действуют четыре федеральных суда для соблюдения законов в регионе Амазонки, имеют свои экологические суды и ряд штатов Бразилии (например, Верховный суд Сан-Паулу в рамках экологической камеры выносит более 1000 решений в год). Экологические суды уже несколько лет существуют в таких странах, как Швеция, Норвегия, Финляндия и Дания.

В США штат Вермонт имеет экологический суд с 20-летним опытом работы, в Нью-Йорке функционирует государственный административный экологический трибунал Департамента охраны окружающей среды.

В конце 2010 г. в Англии и Уэльсе были созданы экологический и земельный трибуналы. Необходимо отметить, что подобные суды в большинстве стран играют важную роль в повышении эффективности экологического права . Однако деятельность этих судов и трибуналов ограничивается только территорией соответствующего государства. Неслучайно Генеральная Ассамблея ООН приняла решение придавать первостепенное значение укреплению верховенства права на национальном и международном уровне (Резолюция 61/39 по докладу Шестого комитета A/61/456), что будет также продвигаться посредством создания новых экологических судов и трибуналов и поддержки их решений со стороны ООН. Вполне понятно, что эффективность деятельности этих судов будет зависеть также от профессионализма судей и технического персонала в сфере экологического права. Как указано в Повестке дня на XXI век, просвещение, включая формальное образование, повышение информированности населения и профессиональную подготовку, следует признать в качестве процесса, с помощью которого человек и общество могут в полной мере раскрыть свой потенциал. Наряду с расширением масштабных национальных усилий по укреплению потенциала судей в деле вынесения решений по экологическим делам есть надобность также в консультациях между судьями, что позволит поддерживать консенсус и обмен опытом в этом деле. Данная роль может быть отведена международным юридическим институтам. Особая роль подготовки программы для национальных и международных судей в области экологии и политики при создании нового международного суда по окружающей среде была предметом обсуждения на Йоханнесбургском саммите 2002 г.

С учетом того что международное экологическое право обладает широким предметом регулирования (от вопросов труда до международного договорного права), деятельность международного экологического суда в целях разрешения споров, вытекающих из факта нанесения серьезного экологического вреда, думается, будет более сложным процессом, чем деятельность действующих национальных судов и трибуналов. Хотя действующие суды и трибуналы не столь эффективно могут бороться с серьезными международными экологическими проблемами, создание нового специализированного суда может вызвать несогласованность решений среди этих судебных инстанций, что приведет к фрагментации международного экологического права. Новый суд на первых порах мог бы заниматься исключительно заполнением пробелов международных экологических судебных решений по спорам, разрешаемым в существующих судах и трибуналах. Однако это может привести к сокращению юрисдикции нового суда.

Прежде чем перейти к анализу развития идеи создания международного судебного института по охране окружающей среды, хотелось бы напомнить, что Международный суд экологического фонда (International Court of the Environment Foundation) представил проект документа на рассмотрение Конференции по окружающей среде и развитию, которая пройдет в 2012 г. в Рио-де-Жанейро. Документ предусматривает создание Международного агентства по окружающей среде или Международного суда по окружающей среде в рамках системы Организации Объединенных Наций . В этих целях учреждена комиссия по формированию Международного экологического суда .

Предложения по созданию нового института в системе ООН были выдвинуты еще в 1989 г. в Гаагской декларации по окружающей среде . В обращении ко всем государствам мира и международным организациям, компетентным в этой области, предлагалось принять участие в разработке рамочных конвенций и других правовых инструментов, необходимых для создания институциональных полномочий, чтобы защитить атмосферу и противодействовать изменению климата, в частности глобальному потеплению.

Кроме того, в том же году в Риме прошла конференция на тему «Повышение эффективности международного экологического права и создание суда по делам окружающей среды в рамках Организации Объединенных Наций». Эта конференция призвала к принятию международно-правового акта, закрепляющего право на здоровую окружающую среду, и предложила создать постоянную комиссию по окружающей среде для изучения нарушений в сфере экологии. Цель — осуждение подобных нарушений до рассмотрения их международной судебной инстанцией по окружающей среде. В 1991 г. на конференции во Флоренции были обсуждены правила процедуры данного суда. Однако в 1999 г. Исполнительный директор ЮНЕП Ш. Какахель отклонил предложения по созданию международного экологического суда, который мог бы выносить санкции как против государств, так и против корпораций, которые не обеспечивают соблюдение экологических норм.

Создание международного экологического суда предлагалось также на конференции в Национальной академии Линчеи в Риме в 1989 г. Деятельность такого суда должна была регулироваться специальной Конвенцией об окружающей среде и правах человека, устанавливающей индивидуальные права на окружающую среду. Суд должен был обладать юрисдикцией в отношении споров, вытекающих из положений конвенции. Это предложение привело к принятию в 1992 г. проекта конвенции, закрепляющей, что государства будут юридически ответственны перед всем международным сообществом за действия, причиняющие существенный ущерб окружающей среде не только на их собственной территории, но и на территории других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции, и примут все меры для предотвращения такого ущерба.

В 1999 г. проект конвенции приобрел форму проекта договора о создании международного суда по охране окружающей среды. В компетенцию суда должно было входить рассмотрение следующих вопросов:

— серьезные экологические споры, связанные с ответственностью членов международного сообщества;

— судебное разрешение споров между частными и государственными органами, касающихся существенного вреда;

— упорядочение чрезвычайного положения, судебного запрета и профилактических мер по мере необходимости;

— посреднические и арбитражные услуги при разрешении экологических споров;

— возбуждение расследования, в случае необходимости, для решения экологических проблем международного значения. Также были определены структура суда как института ООН и дополнения к существующим международным арбитражным учреждениям по рассмотрению экологических споров.

В качестве одной из потенциальных моделей для международного экологического суда отдельные ученые видят также Компенсационную комиссию ООН, которая была создана в 1991 г. на основании Резолюций Совета Безопасности N 687 от 3 апреля 1991 г. (S/RES/687 (1991)) и N 692 от 20 мая 1991 г. (S/RES/692 (1991)) как вспомогательный орган Совета Безопасности. Мандат Комиссии включает рассмотрение претензий и выплаты компенсаций в связи с потерями и ущербом, понесенными непосредственно в результате незаконного вторжения и оккупации, осуществленных Ираком в отношении территории Кувейта . Сторонники данной позиции признают, что международный экологический суд будет обладать гораздо более широкой сферой юрисдикции, чем Компенсационная комиссия. Так, данный суд может использовать ряд административных механизмов, посредством которых может разделить свои обязанности и использовать иной метод расчета убытков.

Более подробно об этом см.: http://www.uncc.ch.

Есть ряд других предложений по созданию международного экологического суда, которые дополняют ранее изложенные формы. Но в каждом случае преследуемая цель одна, а именно создание суда для защиты и сохранения неотъемлемых прав человека на благоприятную окружающую среду и развитие экологического права. Юрисдикция суда может быть как обязательной, так и факультативной. Суд может выступать также в роли посредника. Естественно, что подобный суд должен иметь взаимодополняющие отношения с национальными экологическими судами.

Существуют также предложения по учреждению универсального суда по окружающей среде при ООН, в рамках которого были бы созданы три палаты в составе семи судей по рассмотрению споров в отношении загрязнения атмосферы, водных ресурсов и почвы. Сторонами обращения в данный универсальный суд по окружающей среде могли бы быть государства, неправительственные организации, корпорации и международные организации, которые в силу значительности экологического ущерба могли бы подать иск в упомянутый суд по окружающей среде. Задача суда — достижение прекращения нанесения ущерба окружающей среде и создание реально действующего механизма ее защиты. Кроме того, наряду с созданием универсального суда по окружающей среде предлагается создание экспертных групп по экологии, которые могли бы консультировать государства, НПО и других участников перед обращением в универсальный суд по окружающей среде.

Глобальные экологические проблемы вызывают рост количества международных органов по окружающей среде в связи с возрастанием расхождений в национальных законодательствах государств, которые приобретают все более интернациональный характер. Подобный рост делает оправданным и необходимым появление специализированного арбитража по окружающей среде. Сторонники создания международного экологического суда считают, что посредством его можно решить многие проблемы охраны окружающей среды, с которыми сталкиваются существующие суды и трибуналы, или по крайней мере свести их к минимуму. В оправдание данной позиции они также ссылаются на растущее признание взаимосвязи интересов государства в области охраны окружающей среды и готовности к признанию юрисдикции международного экологического суда .

См.: Audra E. Dehan. An International Environmental Court: Should There Be One? (http://heinonline.org).

Если на протяжении многих лет существует экономическая взаимосвязь между государствами, то на сегодняшний день активными темпами растет экологическая взаимосвязь, что также является почвой для признания международного экологического суда.

Преимуществами суда являются доступность для различных субъектов, формирование последовательных международных экологических органов, оперативное разрешение проблем и споров, низкие судебные издержки, а также лучшее соблюдение природоохранных договоров . Сторонники концепции создания международного экологического суда считают, что существующие суды и трибуналы надлежащим образом не подготовлены к разрешению споров, связанных с нанесением вреда окружающей среде. Функционирование единого международного режима, который сможет координировать единообразие в среде (национальной и международной) природоохранного законодательства, обеспечит доступ к экологической информации с глобальной точки зрения, а также обеспечит форум для негосударственных субъектов и для государственных организаций, т.е. явится важным звеном в обеспечении экологической безопасности . Проблемы с существующими судами и трибуналами включают отсутствие ресурсов, трудности имплементации международных договоров в национальное законодательство и недостаточную осведомленность. Особенно остро это проявляется в развивающихся странах. Эти факторы также свидетельствуют в пользу концепции создания международного экологического суда.

В пользу учреждения международного экологического суда приводятся и доводы о том, что его появление решит ряд проблем, а именно: в устранении недостатков в судебной экологической экспертизе; в повышении эффективности экологических норм ; в установлении определенных прецедентов в международном экологическом праве; в обеспечении доступности для многих субъектов указанного судебного учреждения .

Например, существующие суды и трибуналы решают дела слишком медленно. Существует мнение, что экологические проблемы могут быть решены в самих государствах посредством национальных судов. Однако и они будут испытывать трудности в рассмотрении дел, касающихся экологического вреда в международном масштабе. Транснациональные судебные разбирательства в национальных судах могут испытывать трудности с вопросом юрисдикции в отношении иностранного ответчика, что увеличит судебные расходы за границей и создаст трудности в приведении в исполнение решений. Считают также, что механизмы, предусмотренные в договорах в исследуемой сфере, также являются неэффективными в решении острых экологических проблем. Например, Монреальский протокол по озоновому слою принят больше 20 лет назад, но выброс вредных веществ, угрожающих озоновому слою, не уменьшается.

Следует отметить, что признание универсальной юрисдикции международного экологического суда может создать проблемы для существующих механизмов, например: для Апелляционного органа ВТО, Трибунала по морскому праву, Международного уголовного суда, специальных международных трибуналов, которые потенциально смогут продолжать рассматривать экологические споры, т.е. решения по экологическим проблемам могут иметь последствия в таких областях, как международное торговое право, международное право прав человека, международное уголовное право и т.д. .

Пример подобного пресечения можно проследить по делам Tuna-Dolphin и Shrimp-Turtle, рассмотренных в рамках ВТО. По первому делу спор возник после того, как Соединенные Штаты Америки ввели запрет на импорт мексиканского тунца из-за случайной гибели дельфина во время ловли тунца. По второму делу спор возник при запрете США на импорт креветок, которые были собраны без использования «дружественного» к морским черепахам метода ловли креветок. ВТО установила, что этими запретами нарушаются международные правила торговли (http://www.wto.org). Эти решения касаются как минимум двух отраслей права: международного торгового права и экологического права. ВТО, являясь по существу международной торговой организацией, решила спор на основе норм международного торгового права. При наличии же международного экологического суда спор мог быть решен на основе норм международного права по окружающей среде. Хотя следует признать, что это могло бы вызвать проблемы фрагментации международного права. Так, Апелляционный орган ВТО может гипотетически решить вопрос на основе норм международного торгового и экологического права с акцентом на первом. Позже тот же вопрос может быть решен путем предлагаемого международного экологического суда как экологическая проблема. Два суждения могут оказаться потенциально конфликтными и расходиться в вопросах их реализации.

Однако если будет найдено компромиссное решение по вопросу юрисдикции и недублирования полномочий уже существующих судов и трибуналов, создание международного экологического суда станет более вероятным.

В области разрешения экологических споров сегодня можно выделить учрежденную в 1994 г. неправительственную организацию — Международный суд экологического арбитража и примирения (месторасположение — Мехико, Мексика) , который некоторые ученые именуют как Международный экологический суд и который, возможно, является прототипом будущего специализированного суда .

Колбасов О.С. Международный экологический суд // Государство и право. 1996. N 5. С. 158.

Деятельность данного Суда регулируется его уставом, в соответствии с которым он разрешает международные споры по вопросам охраны окружающей среды и природопользования в трех формах:

а) путем консультирования заинтересованных сторон по их просьбе на основе юридического анализа конкретной ситуации ; б) путем примирения спорящих сторон на основе принятия компромиссного решения спорной ситуации, которое устраивает обе стороны. Решение может быть оформлено в виде соглашения, исполняемого добровольно на взаимной основе; в) путем проведения полноценного судебно-арбитражного процесса по взаимному желанию сторон с вынесением решения, которое стороны заранее признают для себя обязательным. Анализ практики суда показывает, что он в основном предоставляет консультативные заключения.

Суд может давать консультативные заключения по любому юридическому вопросу по запросу какого-либо лица (государственного или частного, национального или международного). Данные заключения доступны для гражданина любой страны при обращении в Секретариат.

Рассмотрение споров в Суде основано на принципах третейского суда. Стороны сами принимают решение об обращении в Суд и выбирают из его состава трех или более судей для рассмотрения дела.

Круг лиц, которые могут обращаться в Суд, не ограничен. Это могут быть частные лица, общественные организации, государственные органы, включая правительства.

Суд может рассматривать широкий круг споров. В него включаются споры, связанные с загрязнением окружающей среды соседнего государства и возмещением экологического вреда; недопущением, приостановлением или прекращением экологически вредной деятельности. Он рассматривает также споры, касающиеся использования и охраны разделяемых двумя и более государствами природных ресурсов. В числе некоторых других — споры о защите экологических прав граждан.

Рассмотрение дел в Международном экологическом суде основано на международном праве окружающей среды, национальном законодательстве сторон, на прецедентах.

Интересным представляется анализ региональных механизмов, осуществляющих экологическое правосудие. Например, в рамках Европейского союза хотя и имеются определенные упоминания о доступе к правосудию по экологическим делам на уровне ЕС (Директива 90/313 о свободе доступа к информации об окружающей среде от 7 июля 1990 г.), данная сфера на региональном уровне все еще не урегулирована. Сегодня иски экологического характера можно подавать в национальные суды, которые условно разделяют на четыре основные группы по следующим критериям: 1) возможность обращения в суд за защитой экологических прав любого лица (Голландия, Ирландия); 2) возможность обращения в суд за защитой экологических прав любого заинтересованного лица (Франция, Великобритания, Испания, Швеция, Финляндия); 3) возможность обращения в суд за защитой экологических прав только при нарушениях индивидуальных прав истца (Германия); 4) возможность обращения в суд за защитой экологических прав, предоставленная соответствующим ассоциациям (Италия, Греция). Особое значение в развитии механизма защиты экологических прав на уровне ЕС придается Шестой программе действий Союза в области окружающей среды, утвержденной решением Европейского парламента и Совета N 1600/2002/ЕС от 22 июля 2002 г., которая, по сути дела, будет являться центральным экологическим документом в Европе на ближайшие 10 лет. Однако следует признать, что механизм защиты экологических прав в ЕС сегодня находится в процессе формирования и еще многое предстоит изменить в этой области: от отношения к данной проблеме Брюссельской администрации до повсеместного единообразного восприятия экологических прав в законодательстве государств — членов ЕС .

>
Евразийский юридический портал

О роли консультаций и обследования в разрешении международных экологических споров и предотвращении экологического ущерба

ИНТЕРЭКОПРАВО
Коннова Е. В.
В статье рассматривается межинституциональная природа консультаций и обследования в международном экологическом праве. По мнению автора, она выражается в том, что данные средства выступают и в качестве средств разрешения международных экологических споров, и в качестве средств обеспечения соблюдения международных обязательств и недопущения экологического ущерба. Делается вывод о наличии в международном праве обычной нормы о необходимости проведения консультаций в отношении действий, способных причинить ущерб окружающей среде, а также о зарождении обычной нормы, обязывающей предоставлять возможность для проведения процедуры установления фактов на территории государств.

Эффективная система мирного разрешения международ­ных экологических споров имеет большое значение для обе­спечения сотрудничества государств в области охраны окружа­ющей среды. Однако не меньшее значение имеет и механизм обеспечения соблюдения взятых обязательств, предотвраще­ния экологического ущерба. В этой связи интересной явля­ется роль таких средств разрешения международных споров, как консультации и обследование, которые в международном экологическом праве одновременно выступают и средствами имплементации международных обязательств, направленны­ми на недопущение трансграничного ущерба.

Проблеме мирного разрешения международных споров уделяется определенное внимание в научной литературе (на­пример, работы Л. Н. Анисимова, И. П. Блищенко, А. М. Ла­дыженского, Э. А. Пушмина, и др.). Однако специфика раз­решения международных споров в сфере охраны окружающей среды недостаточно раскрыта в международно-правовой ли­тературе. Между тем, международные экологические споры обладают определенными особенностями, оказывающими влияние на эффективность тех или иных средств разрешения споров и их применение. Одной из отличительных характери­стик подхода к разрешению международных экологических споров является стремление к их предупреждению. Это связа­но с общим стремлением государств к недопущению возник­новения экологического ущерба. Отсюда и вытекает межинституциональная природа рассматриваемых в данной статье средств разрешения споров — консультаций и обследования, которые применяются также в качестве средства обеспечения соблюдения государствами их международных обязательств в сфере охраны окружающей среды. Нам не удалось обна­ружить научных работ, в которых рассматривалась бы такая двоякая роль указанных средств. В данной работе мы ставим целью раскрыть эту роль.

Применимость консультаций для разрешения международ­ных экологических споров не подлежит сомнению. Консуль­тации довольно часто предусматриваются в международных договорах в сфере охраны окружающей среды в качестве сред­ства разрешения споров. Иногда они выступают единствен­ным прямо предусмотренным международным договором средством (Объединенная конвенция о безопасности обраще­ния с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами 1997 г. (ст. 38), Конвенция о ядер­ной безопасности 1994 г. (ст. 29)). Чаще они упоминаются или совместно с переговорами, или наряду с другими средствами разрешения споров.

В международно-правовой литературе консультации часто рассматриваются как начальный этап для проведения про­цедуры разрешения спора. Они проводятся для определе­ния метода урегулирования разногласий, предмета и поряд­ка проведения переговоров, порядка создания следственной или согласительной комиссии, арбитража и т.п. Некоторыми учеными (Л. Н. Анисимов, Э. А. Пушмин) консультации ква­лифицируются как особая разновидность переговоров, отли­чающаяся оперативностью, меньшей формальностью и при­меняющаяся при разрешении спора в самой начальной стадии. Другие ученые (В. А. Василенко) отмечают, что консультации представляют собой самостоятельный метод урегулирования споров: в отличие от переговоров, которые возможны на лю­бой стадии спора, консультации применяются на самой на­чальной стадии, не проводятся по незначительным вопросам и вопросам, рассчитанным на длительное обсуждение, а лишь по жизненно важным, требующим безотлагательного при­нятия решений.

В международных договорах в сфере охраны окружающей среды консультации рассматриваются и как непосредственное средство разрешения международных экологических споров, и как вспомогательное средство, используемое при примене­нии других средств. Так, в 7 из 20 предусматривающих консуль­тации международных договоров, проанализированных нами, говорится о «консультациях в целях урегулирования споров путем переговоров» или другими средствами, в остальных «консультации», «консультации и переговоры» (или другие процедуры) закрепляются в качестве непосредственно средства разрешения споров.

Значение и полезность такого средства разрешения между­народных споров, как обследование (следственные комиссии, международное расследование, комиссии по установлению фактов), не раз подчеркивалось Генеральной Ассамблеей ООН (в резолюции «Вопрос о методах выяснения фактов» от 16 де­кабря 1963 года, в Декларации об установлении фактов ООН в области поддержания международного мира и безопасности от 9 декабря 1991 г.). Между тем, в международных договорах в сфере охраны окружающей среды обследование упоминается не так часто. Разумеется, это не означает невозможности при­менения обследования для урегулирования международных экологических споров, вытекающих из международных со­глашений, в которых такое средство прямо не предусмотрено, если стороны об этом договорятся.

Ряд общих принципов в отношении деятельности след­ственных комиссий содержатся в Декларации об установлении фактов ООН в области поддержания международного мира и безопасности 1991 г. Среди таких принципов — всеобъем­лющий, объективный, беспристрастный и своевременный ха­рактер деятельности по установлению фактов, независимость участников миссий от какого бы то ни было государства или международной организации в выполнении своих функций по установлению фактов, сотрудничество государств с мисси­ями по установлению фактов, обеспечение условий полной конфиденциальности работы миссий, предоставление приви­легий, иммунитетов и возможностей для выполнения мандата миссии, уважение участниками миссий законов и постанов­лений страны пребывания, предоставление непосредственно заинтересованным государствам права высказать свои мнения по фактам, которые подлежат установлению, и др. Деклара­ция также определяет порядок создания миссий по установ­лению фактов ООН в области поддержания международного мира и безопасности.

Общие нормы, регулирующие порядок формирования и работы следственных комиссий, содержатся в Гаагской кон­венции о мирном решении международных столкновений 1907 г. (статьи 10-36). При этом ряд вопросов Гаагская конвен­ция оставляет на усмотрение сторон. Поскольку в разрешении экологических споров особое значение имеет фактор време­ни — с течением времени, ущерб может значительно усугу­биться или приобрести необратимый характер, — то особо полезными становятся различные типовые правила, которые способны значительно ускорить процесс согласования сторона­ми процедурных вопросов. При использовании обследования в качестве средства разрешения международного экологиче­ского спора такими правилами могут стать Факультативные правила для следственных комиссий по установлению фактов, принятые ППТС в 1996 г. и основывающиеся на Гаагских кон­венциях 1899 и 1907 гг.

К преимуществам процедуры обследования можно отнести возможность установить истинные причины спора, фактоло­гическую составляющую, что особо важно при разрешении экологических споров. В качестве преимущества упоминают также тот факт, что время, которое проходит при образовании и работе комиссии, может снизить общественную напряжен­ность. Вместе с тем эта последняя особенность является, скорее, недостатком при разрешении споров в области охраны окру­жающей среды, которые требуют оперативного урегулирова­ния и затягивание решения которых может привести к необ­ратимым последствиям. Этот недостаток, впрочем, может быть минимизирован посредством применения указанных выше типовых правил.

В сфере окружающей среды в высшей степени актуали­зируется предупредительный подход, который предполагает не только и не столько быстрое разрешение возникших между­народных споров, но и недопущение возникновения ущерба окружающей среде на стадии, когда спор еще не возник. Как верно отмечает Н. А. Соколова, это вызвано тем, что «с одной стороны, причиняемый ущерб может оказаться непоправи­мым для окружающей среды, а с другой стороны, это связано с недостатками, присущими механизму возмещения экологи­ческого ущерба. В связи с этим в международном экологиче­ском праве такие средства разрешения международных споров, как консультации и обследование, проводимое в форме ин­спекций на местах, проявляют свой межинституциональный характер. Они выступают не только как средство разрешения возникших споров, но и как механизм предотвращения транс­граничного ущерба при планировании и осуществлении де­ятельности, способной причинить вред окружающей среде, а также минимизации его последствий.

Ряд международных договоров в области охраны окружа­ющей среды предусматривают обязанность проводить кон­сультации с государствами-участниками этих договоров при осуществлении потенциально опасной для окружающей среды деятельности, регламентированной этими договорами. Такие консультации проводятся с целью достижения приемлемых решений по предполагаемым мерам предотвращения или минимизации ущерба. Например, ст. 17 Конвенции МА­ГАТЭ о ядерной безопасности 1994 г. закрепляет обязанность государств принимать соответствующие меры для обеспечения того, чтобы были разработаны и осуществлялись надлежащие процедуры консультаций со сторонами, «расположенными вблизи предлагаемой ядерной установки, поскольку существу­ет вероятность того, что они могут подвергнуться воздействию со стороны этой установки». Протокол о защите окружаю­щей среды к Договору об Антарктике 1991 г. оговаривает, что каждая сторона Протокола «прилагает усилия к тому, чтобы: консультироваться с другими Сторонами в отношении выбора мест для размещения будущих станций или средств обслужи­вания, чтобы избегать кумулятивного воздействия, вызванного их избыточной концентрацией в любом месте» (п. 1 d) ст. 6). Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г. предусма­тривает, что «каждая Договаривающаяся Сторона, насколько это возможно и целесообразно: c) содействует на основе вза­имности уведомлению, обмену информацией и проведению консультаций о деятельности в рамках ее юрисдикции или под ее контролем, которая может оказывать существенное не­благоприятное воздействие на биологическое разнообразие в других государствах или районах за пределами национальной юрисдикции…» (п. 1 с) ст. 14).

Формулировки, используемые в названных международных договорах («принимают соответствующие меры», «насколько это возможно и целесообразно», «прилагают усилия»), могут поставить под сомнение императивность обязательства по про­ведению таких консультаций, а также его точное содержание. Особенно ясно эта проблема просматривается при сравнении указанных положений с соответствующими нормами некото­рых других международных договоров. Так, в ст. 5 Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния 1979 г. четко закреплено, что консультации между сторонами, на которые фактически распространяются неблагоприятные последствия такого загрязнения или которые подвержены зна­чительному риску наступления таких последствий, и сторона­ми, в пределах которых и под юрисдикцией которых возникает или может возникнуть значительная доля трансграничного загрязнения воздуха на большие расстояния в связи с осущест­вляемой или предусматриваемой ими деятельностью, про­водятся на ранней стадии по соответствующему требованию одной из сторон. Конвенция о водно-болотных угодьях, име­ющих международное значение главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц 1971 г., также закрепляет позитивное обязательство сторон консультироваться «друг с другом по поводу выполнения обязательств, вытекающих из Конвенции» (ст. 5).

Между тем, обязательство проведения консультаций дей­ствительно существует и носит императивный характер. На со­временном этапе развития международного права можно говорить о существовании обычной нормы, закрепляющей обязанность государств проводить консультации друг с другом в отношении действий, способных причинить ущерб окружа­ющей среде. Она отражена в мягком праве, подтверждена международной судебной практикой и кодифицирована Ко­миссией международного права ООН.

Генеральная Ассамблея ООН в резолюции № 3129 от 13 де­кабря 1973 г. подчеркнула, что «сотрудничество между страна­ми, совместно владеющими природными ресурсами и заинтересованными в их освоении должно развиваться на основе системы информации и предварительных консуль­таций в рамках существующих между ними нормальных от­ношений». Ст. 3 Хартии экономических прав и обязанностей государств 12 декабря 1974 г. подтвердила обязанность при разработке природных ресурсов, принадлежащих двум и бо­лее странам, «сотрудничать на основе системы информации и предварительных консультаций с целью достижения опти­мального использования этих ресурсов».

В деле об озере Лану (Франция против Испании, 1957 г.) арбитражный трибунал, созданный для рассмотрения этого дела, указал, что государства обязаны проводить консультации по поводу деятельности, которая может причинить трансгра­ничный ущерб, расценив эту норму как имеющую характер международно-правового обычая. Обязанность государств проводить консультации «в целях достижения приемлемых решений относительно мер, которые должны быть приняты для предотвращения значительного трансграничного вреда или в любом случае минимизации его риска» закреплена так­же в ст. 9 Статей о предотвращении трансграничного вреда от опасных видов деятельности, принятых Комиссией между­народного права ООН в 2001 г.

Таким образом, государства обязаны проводить консуль­тации с заинтересованными сторонами при планировании и осуществлении деятельности, которая способна причинить ущерб окружающей среде. При этом такая обязанность суще­ствует также и в отношении ситуаций, прямо не оговоренных в международных договорах. Нечеткое, рамочное закрепление соответствующего обязательства не снижает его юридической силы, поскольку данная норма параллельно действует в каче­стве обычной.

Следует отметить, что некоторые международные эколо­гические соглашения предусматривают также обязанность проведения консультаций и в случаях, когда возможный ущерб окружающей среде не связан с деятельностью государства. Так, п. 4 ст. 18 Картахенского протокола к Конвенции по биобезо­пасности 2007 г. предусматривает обязанность немедленного проведения консультаций государством, к сфере юрисдикции которого относится источник высвобождения живого изменен­ного организма, который может оказать значительное небла­гоприятное воздействие на сохранение и устойчивое исполь­зование биологического разнообразия, «с затронутыми или потенциально затрагиваемыми государствами для того, чтобы они могли определить соответствующие ответные действия и принять необходимые меры».

Порядок проведения консультаций, как правило, опреде­ляется сложившейся дипломатической практикой. Некоторые международные договоры предусматривают создание институ­циональных механизмов, в функции которых, среди прочего, входит содействие проведению консультаций государств-участников по вопросам, которые могут возникнуть в отношении целей или в связи с выполнением положений этих договоров. Например, межправительственное соглашение Республики Беларусь и Российской Федерации о сотрудничестве в области охраны и рационального использования трансграничных во­дных объектов 2002 г. предоставляет возможность привлечения к консультациям, проводимым перед реализацией меропри­ятий, способных вызвать воздействие на трансграничные во­дные объекты, Совместной Белорусско-Российской комиссии по охране и рациональному использованию трансграничных водных объектов (ст. 27).

Консультации по вопросам соблюдения обязательств по международным договорам, как правило, имеют двусторон­ний характер и проводятся между государством, которое, как предполагается, не соблюдает положения международного до­говора, и государством, которое терпит или может потерпеть ущерб от такого несоблюдения. Некоторые международные договоры предусматривают механизмы для облегчения про­ведения консультаций на многосторонней основе. Рамочная конвенция ООН об изменении климата 1992 г. предусматри­вает организацию многостороннего консультативного процес­са, предоставляемого в распоряжение сторон договора по их просьбе, для решения вопросов, касающихся осуществления конвенции (ст. 13). В решении Конференции сторон Конвен­ции, посвященном организации процесса, указано, что его целью является консультирование в преодолении трудностей, с которыми сталкиваются стороны при осуществлении Кон­венции, содействие пониманию Конвенции и предупреждение споров, а сам процесс «должен оказывать стимулирующее воздействие, основываться на сотрудничестве, быть неконфрон­тационным, транспарентным, и оперативным и иметь несудеб­ный характер». Аналогичная процедура консультационного процесса была предложена в 2009 г. в целях обеспечения со­блюдения Конвенции по борьбе с опустыниванием.

Конвенция о запрещении военного или любого иного враж­дебного использования средств воздействия на природную среду от 10 декабря 1976 г. предусматривает создание Консуль­тативного комитета экспертов, к услугам которого при прове­дении консультаций могут прибегать государства-участники (п. 1 ст. 5). Комитет предпринимает соответствующее выяснение фактических обстоятельств дела и представляет экспертное мнение, относящееся к проблеме, поднятой государством- участником, которое обратилось с просьбой о созыве Комите­та (п. 1 Приложения к Конвенции). В отсутствие специальных механизмов, предусмотренных международными договорами, форумом для проведения консультаций могут служить между­народные организации, такие как, например, ЮНЕП.

Консультационный механизм имеет значение в обеспече­нии недопущения нанесения ущерба окружающей среде или сведения к минимуму его последствий. Кроме того, консуль­тации служат более правильному соблюдению положений международных договоров, а также являются важным элемен­том системы предотвращения международных экологических споров.

В отличие от консультаций, применение инспекций на ме­стах — особой формы обследования — возможно только при условии, если проведение таких инспекций прямо закрепле­но в международном договоре, или с согласия государства, на территории которого проводится инспекция. В то же время уже есть основания для того, чтобы говорить о зарождении обычной нормы международного права, закрепляющей обя­занность государств сотрудничать в целях предотвращения трансграничного экологического ущерба, в том числе и путем предоставления возможности для проведения процедуры уста­новления фактов на их территории. Некоторыми государства­ми (Австралия, Тайланд) при обсуждении результатов работы Комиссии международного права ООН над темой о между­народной ответственности высказывалось пожелание о раз­работке Комиссией положений, касающихся права государств на инспекции. В самой Комиссии отмечалась обязанность го­сударств сотрудничать в духе доброй воли в целях достижения соглашения, если необходимо, о разработке необязательной процедуры установления фактов.

На сегодняшний день, однако, представляется, что обя­занность допускать проведение инспекций на местах, а также иных процедур установления фактов на своей территории у государств отсутствует, если только это прямо не оговорено в международных договорах, участником которых является данное государство. В международных договорах в области ох­раны окружающей среды встречаются примеры закрепления такой обязанности.

Так, Протокол о защите окружающей среды к Договору об Антарктике 1991 г. предусматривает инспекции наблюда­телями, которые Консультативные стороны Протокола ор­ганизуют индивидуально или коллективно для содействия охране окружающей среды Антарктики и зависящих от нее и связанных с ней экосистем и обеспечения соблюдения Про­токола. При этом Протокол закрепляет обязанность сторон в полной мере сотрудничать с наблюдателями, проводящими инспекции (ст. 14).

Конвенция о запрещении военного или любого иного враж­дебного использования средств воздействия на природную среду 1976 г. закрепляет обязанность каждого государства- участника «сотрудничать в проведении любых расследований, которые могут быть предприняты Советом Безопасности, в со­ответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, на основании жалобы, полученной Советом» (ст. 5).

Договор о запрещении размещения на дне морей и океа­нов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 г. предусматривает проведение консультаций с целью устранения обоснованных сомнений относительно выполнения обязательств, принятых по Договору. В случае если такие консультации не привели к успеху, заинтересованные государства «сотрудничают в от­ношении таких дальнейших процедур проверки, о которых может быть достигнута договоренность, включая инспекцию» соответствующих объектов, сооружений, установок или других устройств (ст. 3).

Механизм инспекций на местах обладает очевидными пре­имуществами ввиду особого значения, которое может иметь установление фактической ситуации в связи с возможностью нанесения экологического ущерба. При этом с точки зрения обеспечения соблюдения положений международных дого­воров, инспекции на местах максимально эффективны в тех случаях, когда речь идет о четко зафиксированных норматив­ных стандартах, на основе которых можно оценивать степень соблюдения или несоблюдения взятых обязательств. Иными словами, инспекции на местах для установления факта наруше­ния недостаточно четко сформулированных обязательств могут не принести никаких результатов. Это, впрочем, справедливо и для ряда других правообеспечительных механизмов.

Как правило, процедура инспекций на местах заверша­ется представлением доклада, который впоследствии может обсуждаться в двустороннем порядке, на конференции сторон международного договора или в рамках, созданных для кон­троля за соблюдением органов. Хотя инспекционный механизм не позволяет выносить обязательные для выполнения государ- ством-нарушителем решения, он является средством побужде­ния государств к соблюдению международных обязательств.

Инспекции на местах могут осуществляться самими го­сударствами, индивидуально или коллективно, междуна­родными организациями, а также органами, специально соз­данными на основе международных договоров для контроля за соблюдением их положений. Для проведения инспекции или иной миссии по установлению фактов на территории государства требуется согласие этого государства, которое может быть закреплено в договоре или дано ad hoc. Следует отметить, что такое согласие может быть крайне затруд­нительно, а иногда и невозможно получить в случае, если государство действительно нарушает положения между­народного договора. Потому наиболее эффективным сред­ством имплементации являются инспекции, проводимые на регулярной предусмотренной международным догово­ром основе. В связи с этим, в особенности в случаях, когда нарушение международных договоров в области охраны окружающей среды может привести к причинению эко­логического ущерба, считаем целесообразным стремиться к закреплению в таких договорах возможности проведения инспекций на местах.

Итак, консультации, инспекции на местах в международ­ном экологическом праве обладают межинституциональной природой, что выражается в возможности использовать эти механизмы не только в качестве средств для разрешения меж­дународных экологических споров, но и как средств предотвра­щения возникновения таких споров, предупреждения эколо­гического ущерба и контроля за соблюдением международных обязательств. При этом при использовании их в качестве пред­упредительных мер основной целью, в отличие от процедуры разрешения спора, является побуждение государства к соблю­дению взятых международных обязательств с целью недопу­щения нанесения вреда окружающей среде, а не наложение санкций за несоблюдение или назначение компенсации по­терпевшей стороне.

Интерэкоправо

88. Ответственность по международному экологическому праву

  • •1.Общая характеристика экологических проблем в мире на современном этапе
  • •2. Экологическая доктрина рф и ее основные направления
  • •3. Причины экологического кризиса и пути его преодоления
  • •4. Понятие терминов «Человек – общество – природа»
  • •5. Понятие и предмет экологического права
  • •6. Основные институты и система экологического права
  • •7. Основные этапы развития экологического законодательства
  • •8. Кодификация экологического законодательства в условиях перехода общества к рынку
  • •9. Конституционные основы экологического законодательства
  • •10. Закон рф «Об охране окружающей среды» (основные положения)
  • •11. Разграничение предметов ведения рф и ее субъектов в сфере экологических отношений
  • •12. Понятие и развитие права собственности на природные ресурсы
  • •13. Формы права собственности на природные ресурсы
  • •14. Право государственной собственности на природные ресурсы
  • •15. Право муниципальной собственности на природные ресурсы
  • •16. Право частной собственности на природные ресурсы
  • •17.Понятие и виды природопользования
  • •18. Право специального природопользования
  • •19. Понятие, функции и методы управления охраной окружающей среды
  • •20. Органы общей компетенции и их полномочия в области охраны окружающей среды
  • •21. Органы государственного экологического управления и их структура
  • •22. Федеральные службы и агентства в сфере охраны окружающей среды и природопользования
  • •23. Участие общественных объединений в охране окружающей среды
  • •24. Понятие, принципы, объекты экологической экспертизы
  • •25. Государственная экологическая экспертиза
  • •26. Общественная экологическая экспертиза
  • •27. Понятие, задачи и система экологического контроля
  • •28. Государственный экологический контроль
  • •29.Производственный и общественный контроль в области оос
  • •30.Понятие и состав экономического механизма в области оос
  • •31. Планирование и финансирование оос
  • •32. Понятие и виды платы за пользование природными ресурсами
  • •33. Плата за негативное воздействие на окружающую среду
  • •34. Плата за пользование пр
  • •35. Экологический мониторинг
  • •36. Понятие и состав экологического правонарушения
  • •37. Уголовная ответственность за экологические преступления
  • •38. Административная ответственность за экологические правонарушения
  • •39. Имущественная ответственность за экологический вред
  • •40. Возмещение вреда природной среде
  • •41. Возмещение вреда имуществу и здоровью граждан
  • •42.Государственный контроль за охраной земель
  • •43.Правовые меры охраны земель
  • •44. Понятие и общая характеристика права пользования недрами
  • •45. Право пользования недрами и их виды
  • •46. Порядок предоставления и сроки пользования недрами
  • •47. Основания прекращения права пользования недрами
  • •48. Понятие вод и водного фонда
  • •49. Подразделение водных объектов
  • •50. Право собственности на водные объекты
  • •51. Предоставление водных объектов в пользование
  • •52. Договор водопользования
  • •53. Предоставление водных объектов на основании решения
  • •54. Управление в области использования и охраны водных объектов
  • •55. Правовые меры охраны водных объектов
  • •56. Понятие леса и лесного участка
  • •57. Право собственности на лесные участки
  • •58. Подразделение лесов
  • •59.Система органов управления в области лесных отношений
  • •60. Виды использования лесов
  • •61.Заготовка древесины и живицы
  • •62. Заготовка недревесных и пищевых лесных ресурсов
  • •63.Порядок предоставления лесных участков гражданам и юридическим лицам
  • •64.Договор аренды лесных участков
  • •65.Договор купли-продажи лесных насаждений
  • •66.Аукционы по продаже права на заключение договора аренды лесного участка
  • •67.Правовые меры охраны лесов
  • •68. Понятие атмосферного воздуха и его охраны
  • •69. Правовые меры охраны атмосферного воздуха
  • •70.Животный мир как объект правовой охраны
  • •71.Понятие животного мира и право собственности на животный мир
  • •72. Право пользования животным миром и его виды
  • •73.Право на охоту и ее виды
  • •74.Правовое регулирование охоты
  • •75. Порядок предоставления объектов животного мира в пользование
  • •77. Разрешение на добычу охотничьих ресурсов
  • •78. Правовое регулирование рыболовства и его виды
  • •79.Промышленное рыболовство
  • •80.Ответственность за нарушение законодательства об охране животного мира
  • •81.Понятие и состав особо охраняемых природных территория и объектов
  • •82.Правовой режим государственных природных заповедников
  • •83.Правовой режим государственных природных заказников и памятников природы
  • •84.Правовой режим курортов и лечебно-оздоровительных зон
  • •85.Понятие и источники международного экологического права
  • •86.Международно-правовая охрана биоразнообразия
  • •87. Международные акты в области охраны климата и озонового слоя
  • •88. Ответственность по международному экологическому праву
  • •89.Разрешение международных экологических споров
  • •90.Международные экологические организации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *