Принцип эстоппель в гражданском праве

Что за понятие эстоппель? Кто из юристов-практиков знает определение этому слову? С какого момента его стали применять в российском законодательстве? А также то, что судебная практика считает злоупотреблением правом?

На сегодняшний день правоприменительной и законодательной практикой РФ придается большое значение принципу добросовестности участников гражданского оборота, путем наказания злоупотребляющей своими правами стороны и защиты лиц, действовавших добросовестно. При реализации этих положений, отечественное право часто перенимает различные иностранные разработки.

Эстоппель – это правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих притязаний. В международном праве эстоппель означает утрату государством права ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в обоснование своих международных притязаний. На бытовом «понятном» языке смысл этого принципа кратко можно изложить как – «Не противоречь сам себе».

Основные элементы принципа эстоппель были сформулированы английским общим правом, данные элементы были полностью восприняты международным публичным правом, которые возвысили эстоппель до нормы-принципа. В английском праве эстоппель выполняет защитную функцию, т.е. он не допускает отказ от обещания воздержаться от использования права, но в то же время не предоставляет возможность требовать исполнения этого обещания. Эстоппель (обязательственный) направлен не на создание новых прав, а на защиту того, кто добросовестно полагается на данное ему обещание не осуществлять права. Действие данного принципа можно проиллюстрировать следующим примером.

Данный принцип широко применяется международной судебной и арбитражной практике.

В отечественном правопорядке эстоппель развивается преимущественно в рамках договорного права. Как указывалось ранее, в настоящее время, в России, закон направлен на защиту стороны, выполняющей добросовестно свои обязательства, поэтому принцип эстоппеля «прижился» в российском праве, в результате чего, в ГК РФ были внесены ряд изменений и дополнений, касающиеся злоупотребления правом в обход закона. Сейчас в российской правоприменительной практике он широко используется как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

Впервые в российском праве этот принцип был сформулирован в постановлении Президиума ВАС N 13903/10 от 22.02.2011 по делу N А60-62482/2009-С7. В данном деле Президиум рассматривал проблему процессуального плана: имеется ли у стороны право требовать с должника в отдельном судебном процессе уплаты неустойки, если она не была оговорена при заключении мирового соглашения. Президиум постановил: не может, поскольку отсутствие в мировом соглашении каких-либо дополнительных обязательств означает «соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель)». С 2013 г. принцип эстоппеля включён в российское законодательство (п. 5 ст. 166 ГК РФ), а в 2015 году включён в пункт 3 статьи 432 ГК РФ). Нормативной базой для применения процессуального эстоппеля является ч. 2 ст. 9 АПК РФ, предусматривающая, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Участники процесса должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами в силу ч. 2 и 3 ст. 41 АПК РФ, а также обязаны заблаговременно раскрывать свои доказательства и аргументы перед другой стороной (ч. 3 и 4 ст. 65 АПК РФ).

Сфера применения принципа эстоппель достаточно обширна. Используется не только в материальном, но и в процессуальном праве. Основное назначение данного принципа – защита добросовестных участников гражданского оборота от неожиданных притязаний контрагентов, которые, несмотря на достигнутые договоренности, могут выдвигать свои возражения и требования повторно или же заявлять новые требования. Принцип эстоппель по существу является совершенно новым и эффективным средством правовой защиты, позволяющим отклонить такие притязания без рассмотрения их по существу.

Если недобросовестный контрагент или иное заинтересованное лицо обратится с иском в суд о признании сделки недействительной, использование эстоппеля позволит защититься от предъявленного иска. Данное положение находит отражение в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.11.2014 по делу N А56-68173/2013, где суд дает разъяснения, что же понимается под недобросовестными действиями сторон, заключивших ранее сделку.

В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.10.2014 по делу N А40-15580/13-102-145 разъясняется, что в качестве действий, свидетельствующих о фактическом принятии условий сделки, согласии с ее содержанием, могут рассматриваться: подписание сделки без замечаний, получение исполнения по ней без возражений, оформление сопроводительных документов и другие.

В решении Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.04.2015 по делу N А38-3908/2014 трактуется применение принципа эстоппель. При наличии обстоятельств, можно будет отклонить иск о признании сделки недействительной, если он заявлен недобросовестной стороной, которая получила причитающееся ей исполнение, однако от предоставления своего исполнения стремится уйти.

Кроме того, в одном деле суд отклонил иск о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды, которое продлевало его срок и в течение длительного периода времени исполнялось сторонами.

В постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22.01.2015 по делу N А32-6342/2014, суд указал, что в соответствии с действующим законодательством, заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Таким образом, на основании изложенного, можно сделать вывод, что принцип эстоппеля, обеспечивает соблюдение принципа добросовестности сторон при вступлении сторон в договорные отношения.

Анализируя принцип эстоппеля в российской правоприменительной практике нельзя сказать, что у нас все очень замечательно и «сахарно».

Знакомясь с документами клиентов, очень часто можно увидеть фразы- «у сторон нет и не будет друг к другу имущественных, моральных и т.п. претензий». Но как это перекликается в реальности с российским правом? Если убрать вопрос о доказывании явной недобросовестности, то перед нами встает огромный барьер в виде п. 2 ст. 9 ГК — «Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом».

В качестве обоснования этой нормы можно привести следующие решения:

— Постановление ФАС ДВО от 9 ноября 2011 г. N Ф03-5287/2011.

«При этом суды обоснованно отклонили ссылку ответчика на письмо компании от 12.04.2011, которым последний гарантировал отказ от исковых требований в случае оплаты ООО «Провижн-Компани» долга и судебных издержек, которая была им произведена. Суды правильно исходили из того, что данный письменный отказ от реализации прав не влечет их прекращения в силу пункта 2 статьи 9 ГК РФ, и не может служить основанием для понуждения компании отказаться от непогашенной части исковых требований, либо для вынесения судом решения об их неудовлетворении.»

— Постановление ФАС МО от 24 февраля 2012 г. по делу N А40-71837/11-58-398.

«Жалоба мотивированна отсутствием оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку сторонами подписано соглашение об отказе от взыскания штрафных санкций.

Довод заявителя о том, что отказавшись от взыскания процентов за нарушение обязательства по договору займа, истец фактически утратил право на применение в дальнейшем к ответчику такой меры ответственности, как взыскание процентов отклоняется судом кассационной инстанции.

Как правильно указал суд апелляционной инстанции, данное право противоречит пункту 2 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которого отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав.»

— Постановление ФАС ПО от 26 августа 2013 г. по делу N А55-13226/2009.

«Ссылка уполномоченного органа на гарантийное письмо арбитражного управляющего Кархалева В.А. от 14.12.2011 о том, что он обязуется не предъявлять претензий по оплате вознаграждения к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по Самарской области как к заявителю, независимо от восстановления платежеспособности должника, обоснованно отклонена судом апелляционной инстанции.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращение этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.»

— Постановление ФАС ЗСО от 22 октября 2010 г. по делу N А46-1254/2010.

«Суды, оценив условия пунктов 2.7.7 и 4.3 в части, касающейся пункта 2.7.7 договора, которыми предусмотрено наложение штрафных санкций за привлечение заемщиком без предварительного согласования с банком кредиты в других банках в период действия спорного договора, пришли к выводу о том, что данные условия договора нарушают права истца на свободный выбор контрагентов по привлечению денежных средств в хозяйственную деятельность и нарушают его имущественные права, следовательно, являются недействительными, как не соответствующие статьям 1, 9, 819 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Таким образом, когда идет речь о фактическом нарушении права, то не важно, что когда-то, до обращения в суд, лицо «не имело претензий», «обязалось не обращаться в суд» или «что-то подписало», так как существуют нормы права, которые регулируют данные отношения, а именно — п. 2 ст. 9 ГК и ч. 3 ст. 4 АПК.

С учетом вышеизложенного, можно сделать вывод, что ссылаясь и применяя на практике институт «эстоппель» не всегда можно быть уверенным в его эффективном применении именно в наших судах, так как у нас в России очень сложное и порой очень противоречивое законодательство.

Наталья КАЗАРИНА

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ЭСТОППЕЛЬ

Опубликовано в 2015, Выпуск Август 2015, ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ | Нет комментариев

Сорокин Артем Игоревич

Студент 2 курса Магистратуры Юридического факультета СПбГУ

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ЭСТОППЕЛЬ

Аннотация

Целью данной статьи является выявление различных позиций в доктрине и судебной практике по вопросу использования процессуального эстоппеля.

Ключевые слова: эстоппель, злоупотребление процессуальными правами.

Sorokin Artem

2th year student of Law faculty of St. Petersburg State University

PROCEDURAL ESTOPPEL

Abstact

Keywords: estoppel, abuse of procedural rights.

Что такое эстоппель? Это правовой институт, сущность которого заключается в том, что сторона не должна получить привилегии в результате своего непоследовательного поведения, когда эта сторона совершает действия, которые направлены против тех, которые она совершала ранее.

В международном праве это называется “non concedit venire contra factum proprium” или запретом высказываться в противоречие своему собственному слову или поступку, когда исходя из поведения одной из сторон другая может прийти к выводу, что конфликт окончен.

Принцип эстоппель (estoppel) является частным проявлением предусмотренного п.2 ст.2 Устава ООН общепризнанного принципа международного права – добросовестное выполнение обязательств по международному договору. В международном праве, правило «estoppel» гласит, что государство в конкретной ситуации не должно предпринимать действий, противоречащих позиции, которое оно занимало до этого. Ярким примером нормативного использования правила эстоппель является ст.45 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года: “Государство не вправе больше ссылаться на основание недействительности или прекращения договора, выхода из него или приостановления его действия…если после того как ему стало известно о фактах, оно определенно согласилось, что договор, в зависимости от случая, действителен, сохраняет силу или остается в действии».

Практика недвусмысленно дала понять, что комментируемый принцип жизнеспособен для защиты от нарушений законных интересов частных лиц. Принцип эстоппель закрепляет запрет отказаться от ранее выбранной и официально изложенной уполномоченным лицом позиции по любому вопросу.

Из этого можно сделать 2 вывода. Во-первых, бремя доказывания наличия оснований для применения правила эстоппель лежит на доверившейся стороне. Во-вторых, принцип добросовестности является конститутивной составляющей данного правила. По меткому замечанию Р.А. Каламкаряна, если принцип добросовестности предусматривает необходимость соблюдения определенного уровня последовательности в поведении субъектов права, то принцип эстоппель обеспечивает понуждение к соблюдению принципа добросовестности.

Очевидно сходство правила эстоппель с таким институтом российского права, как конклюдентные действия. Легальное определение понятия конклюдентных действий отсутствует. Исходя из систематического толкования ст.ст.432,433,438 ГК РФ, можно сделать вывод, что под конклюдентными действиями законодатель понимает действия, свидетельствующие о намерении заключить договор. В то же время, на конклюдентные действия как на юридический факт можно ссылаться в споре, вытекающем из оценки процессуального поведения. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 09.10.2012 N 2966/12 указал, что стороны считаются заключившими третейское соглашение посредством конклюдентных действий и выразившими волю на передачу спора для рассмотрения в третейский суд, в частности, если при рассмотрении в арбитражном суде спора, связанного с исполнением договора: сторона по делу возразила против рассмотрения спора в государственном суде и заявила о наличии между сторонами третейского соглашения о рассмотрении данного спора в третейском суде, сославшись на соответствующее положение договора. Указанный вывод подтверждает, что конклюдентные действия, как и правило эстоппель, не концентрируются только на обязательственных, материальных правоотношениях, а проецируются на процессуальные отношения. И далее можно ставить проблему материального значения процессуального поведения.

Несмотря на схожесть двух этих явлений, отождествлять их нельзя. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 23.04.2012 N 1649/13 указал следующее: «Указанные действия ответчика свидетельствуют о признании им компетенции Арбитражного суда Рязанской области посредством конклюдентных действий, что соответствует понятию компетентного суда в международно-правовом и национально-правовом понимании, а также влекут за собой потерю права на возражение (эстоппель) в отношении подсудности спора».

Таким образом, конклюдентные действия воспринимаются судом как волимое, целенаправленное поведение, которого придерживается сторона, а эстоппель, в свою очередь, считается неким нежелательным результатом, который является обратной стороной поведения субъекта. Получая процессуальные права и пользуясь ими, ответчик принимает на себя и процессуальные обязательства, которые обязан соблюдать.

Кто должен заявить о непоследовательном процессуальном поведении одной из сторон? Вправе ли сделать это суд в отсутствии ходатайства стороны? Представляется, бремя доказывания факта недобросовестности должно быть возложено на лицо, заявившее в судебном процессе о применении принципа эстоппель. Может ли суд сам, в обход принципа состязательности, не дожидаясь ходатайства со стороны заявителя, применить правила эстопель или хотя бы установить необходимые для этого основания, чтобы уже сторона могла решить, обращаться с соответствующим заявлением или нет. Исходя из принципа добросовестности, обеспечивать которое в процессе в первую очередь обязан субъект, осуществляющий правосудие, суд в праве и должен реагировать на процессуальные злоупотребления стороны в споре и пресекать.

Эстоппель как правило о лишении стороны спора права на возражение по причине ее предшествующего поведения или соглашения встречается как в российской судебной практике, так и в законодательстве и применяется как логическое следствие принципа добросовестности. Иными словами, эстоппель в гражданском процессе выступает механизмом борьбы с процессуальными злоупотреблениями и защитой законных ожиданий субъекта гражданских правоотношений.

Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 73

Принцип эстоппель в современно международном праве. Известия высших учебных заведений. Научно-теоретический журнал, №6, ноябрь-декабрь. Праовведение: – Л: Изд-во Ленинградского университета, 1979. C.83

Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 74

Коблов А.С. Правило эстоппель в российском праве: проблемы и перспективы развития // Закон. 2012. N 5. С. 216.

Литература

  1. Каламкарян М.А., Мигачев Ю.И. Международное право. М.: Издательство Эскмо, 2004. С. 73 – 74.
  2. Принцип эстоппель в современно международном праве. Известия высших учебных заведений. Научно-теоретический журнал, №6, ноябрь-декабрь. Правоведение: – Л: Изд-во Ленинградского университета, 1979. C.83

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *