Стадия возбуждения уголовного дела

Калиновский К.Б., Чечетин А.Е. Защита прав потерпевших от преступлений в стадии возбуждения уголовного дела российского уголовного процесса // Российский Следователь. 2015. № 9. С. 10-14.

Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российской академии правосудия

Чечетин Андрей Евгеньевич, заместитель начальника Управления конституционных основ уголовной юстиции Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации

В обеспечении права граждан на защиту от преступных посягательств и доступ к правосудию, гарантированного статьей 52 Конституции Российской Федерации, важнейшее значение имеет деятельность следственных органов на стадии возбуждения уголовных дел. Без своевременного, законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела невозможно осуществление уголовного преследования и дальнейшая защита и обеспечение прав потерпевших.

В то же время практика рассмотрения следователями заявлений и сообщений о совершенных преступлениях имеет множество недостатков, о чем наглядно свидетельствуют жалобы, поступающие в Конституционный Суд Российской Федерации. Так, из 3172 рассмотренных им на конец марта 2014 года жалоб на нормы УПК РФ в 210 (6,6 %) обращениях, оспаривались положения данного Кодекса, регламентирующие порядок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. При этом, чаще всего заявителями ставилась под сомнение конституционность таких статей УПК РФ как 144 – 145 (79 жалоб), 24 (45 жалоб), 140-143 (42 жалобы) и 148 (21 жалоба). Анализ материалов обращений в Конституционный Суд на указанные нормы УПК РФ позволяет к числу наиболее актуальных отнести вопросы, связанные с обеспечением прав потерпевших от преступлений при регистрации сообщений о преступлениях, при их предварительной проверке и принятии решений об отказе в возбуждении уголовного дела.

На масштабы проблемы неполноты регистрации сообщений о преступлениях давно обращают внимание исследователи. В частности, по данным Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге из 26,4 млн. обращений, поступивших в правоохранительные органы в 2012 году, лишь 12,3 млн. (46%) были зарегистрированы как сообщения о преступлениях, по которым возбуждено 2,13 млн. уголовных дел. При этом нельзя не заметить изменений в соотношении между зарегистрированными заявлениями (сообщениями) граждан о правонарушениях и возбужденными делами: если количество первых увеличивается, то число последних – сокращается. Так, по данным МВД России, в 2013 году органами внутренних дел рассмотрено 28,35 млн. заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях и о происшествиях, что на 7,5% больше, чем за двенадцать месяцев 2012 года. В то же время по результатам их рассмотрения было возбуждено 1761,5 тыс. уголовных дел, что на 5,4% меньше показателя аналогичного периода прошлого года. Таким образом, решение о возбуждении уголовного дела было принято лишь по каждому шестнадцатому сообщению, что составляет 6,2%. Этот же показатель Следственного комитета России в 2013 году имеет существенные отличия: из 810,1 тыс. сообщений о преступлениях, рассмотренных его сотрудниками, возбуждено 139 тыс. уголовных дел, что оставляет 17% от числа поступивших сообщений.

Приведенные статистические данные позволяют предположить, что значительная часть обращений граждан в органы предварительного расследования остается без надлежащей реакции правоохранителей. Разумеется, не все обращения свидетельствуют о совершенном преступлении, однако нельзя признать, что заблуждения граждан относительно некриминального характера происшествия столь велики, что уголовные дела возбуждаются Следственным комитетом по одному из шести заявлений, а МВД России – по одному из шестнадцати.

Указанное предположение о нарушениях прав пострадавших в стадии возбуждения уголовного дела подтверждается содержанием поступающих в Конституционный Суд Российской Федерации жалоб, связанных с фактами отказа от регистрации заявлений о совершенных преступлениях и проведения по ним процессуальной проверки. В качестве хрестоматийного примера негативной практики реагирования на сообщения о совершенных преступлениях можно привести обстоятельства дела жительницы Санкт-Петербурга, обратившейся с заявлением о совершенном преступлении в территориальный орган внутренних дел. Сотрудник дежурной части полиции категорически отказался принять и зарегистрировать ее письменное заявление о совершенном преступлении, мотивируя это тем, что заявление в соответствии с указаниями руководства вначале должен изучить специальный сотрудник, который в данный момент находится на выезде. Не изменил позиции полицейского и телефонный звонок заявительницы в дежурную часть ГУВД. Не добившись регистрации своего заявления и не имея времени для ожидания ответственного за ознакомление с заявлениями о совершенных преступлениях, женщина, находившаяся с малолетним ребенком, была вынуждена покинуть помещение органа внутренних дел. Возмущенная бездействием дежурного полицейского она обратилась с заявлением в подразделение Следственного комитета с требованием привлечь его к уголовной ответственности за отказ в принятии и регистрации ее обращения. Однако следственный орган, ссылаясь на пункт 20 Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах, утвержденной Приказом Следственного комитета от 11 октября 2012 года № 72, также отказал ей в регистрации и проведении процессуальной проверки по ее заявлению о противоправных действиях дежурного.

Обращает на себя внимание, что жалобы на отказы в регистрации и проведении процессуальной проверки заявлений о совершенных преступлениях со ссылкой на этот ведомственный нормативный акт, содержались и в ряде других конституционных жалоб. В пункте 20 указанной Инструкции установлено, что «заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат соответствующей регистрации и не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном статьями 144, 145 УПК Российской Федерации». Это положение весьма произвольно истолковывается правоприменителями, поскольку позволяет отказывать в регистрации и процессуальной проверке заявлений, в которых приводятся конкретные факты противоправных действий, в частности, укрытия от учета преступлений сотрудниками органов внутренних дел, фальсификации доказательств, невыплаты заработной платы и т.д.

Таким образом, этот ведомственный нормативный акт, предусматривая своеобразный фильтр в виде обязательности указания в заявлении признаков преступления, по существу устанавливает для Следственного комитета особый порядок регистрации и проверки сообщений о преступлениях, в то время, как ст. 144 УПК РФ не предусматривает никаких условий и требований для заявлений о совершенных преступлениях, препятствующих их принятию и проверке, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 21 УПК РФ обязанность по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления возлагается именно на следователя, орган дознания, и дознавателя, а не на заявителя. По существу указанное положение пункта 20 Инструкции в истолковании, применяемом следственной практикой, фактически ограничивает действие законодательной нормы в части обеспечения права граждан на доступ к правосудию, ведет к избирательности применения положений уголовно-процессуального закона.

В решениях Конституционного Суда по такого рода жалобам неоднократно указывалось на то, что УПК РФ прямо предусматривает обязанность следователя принять, проверить сообщение о любом преступлении и в пределах компетенции в 3-дневный срок принять по нему процессуальное решение.

Отказ от приема и регистрации заявлений по существу презюмирует отсутствие события преступления без предварительной проверки изложенной в заявлении информации и тем самым приводит к ограничению прав потерпевших от преступлений. Кроме того, это влечет за собой искажение статистических данных о масштабах преступности, в результате чего могут быть приняты ошибочные государственные решения в сфере уголовной политики, поскольку они опираются на недостоверную информацию.

Понятно, что современное состояние правоохранительной системы, а также чрезмерно формализованный порядок уголовного судопроизводства не позволяют обеспечить безупречную процедуру и качественную проверку всего вала заявлений. Однако нельзя не видеть наличие угрозы правопорядку в целом, поскольку граждане, лишенные возможности защиты своего нарушенного права, перестают доверять правоохранительным органам, а потому отказываются содействовать в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Ситуация доходит до того, что уже и потерпевших от преступлений приходится вовлекать в уголовный процесс под угрозой уголовной ответственности. Думается, что в этом проявляется ответная реакция граждан на «внимание и заботу» со стороны правоохранительных органов, которые сначала отказывают в приеме, регистрации сообщения о преступлении, в своевременном признании потерпевшим по делу, а потом вынуждены понуждать к действиям, к которым человек изначально стремился, но его желание методично «умерили». Соответственно, необходимы меры, направленные на восстановление общественного доверия к правоохранительным органам, которые по своей сути должны осуществлять «обслуживание граждан» в защите их прав, а не служить «броневым щитом», который необходимо пробить, чтобы получить даже еще не доступ к правосудию, а лишь саму возможность такого доступа.

Главные же причины нарушений регистрационной дисциплины, как представляется, исходят из существующих организационно-управленческих механизмов деятельности, ориентирующих сотрудников правоохранительных служб на обеспечение формальных показателей в работе; чему соответствует и формируемый человеческий, субъективный фактор, основанный на психологическом восприятии ложно поставленных целей, задач и особенно критериев оценки деятельности следователей. Не секрет, что прекращение уголовного дела расценивается как дефект в работе следователя, результат необоснованного его возбуждения. Такой подход не согласуется с уголовно-процессуальным законом, который прямо устанавливает обязанность возбудить уголовное дело при наличии повода и достаточных данных, указывающих лишь на признаки преступления, а не наличие установленного преступления как такового (статьи 21, 140 и 146 УПК РФ). По смыслу указанных норм, на заявителя не может перекладываться обязанность обосновать и представить такие исчерпывающие данные о совершенном деянии, которые со всей очевидностью доказывали бы наличие преступления, поскольку на нем не лежит бремя доказывания наличия основания уголовной ответственности.

Важное значение для защиты прав пострадавших от преступлений имеет следующий за регистрацией этап – проверка сообщений о преступлениях, которая, однако, вместо процедуры принятия решения о начале предварительного расследования сама превращается в квазирасследование, функционально подменяя собой следующую за ней стадию.

Изучение правоприменительной практики показывает, что следователи при проверке сообщения о преступлении в стадии возбуждения дела стремятся, как правило, установить все признаки состава преступления, доказать виновность будущего обвиняемого и собрать наиболее полные доказательства, в то время как основанием для возбуждения дела согласно ч.2 ст. 140 УПК РФ являются всего лишь достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а не для предъявления обвинения. Именно поэтому ст. 144 УПК РФ и устанавливает номинальный срок проверки сообщений о преступлениях – не более 3 суток, которого по общему правилу должно быть достаточно для принятия процессуального решения. Лишь в качестве исключения допускается продление этого срока до 10 суток, а в некоторых случаях до 30 суток. Однако это исключение превратилось в обычную практику. Тем самым продолжительность максимального срока проверки сообщения о преступлении, достигающего 30 суток, уже совпадает с ординарным сроком дознания – сокращенной формы расследования (ч. 3 ст. 223 УПК РФ), что фактически приводит к подмене полноценного расследования его суррогатом – проверкой сообщений о преступлениях. В результате органы уголовного преследования без проведения следственных действий пытаются установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию, а во многих случаях – констатировать отсутствие состава преступления. При этом наблюдается разный характер работы по рассмотрению заявлений, в зависимости от того, увидел ли следователь судебную перспективу расследования.

Как свидетельствуют материалы жалоб, поступающих в Конституционный Суд, в практике часто используется возможность продления сроков предварительной проверки сообщений о преступлениях, при этом достаточно распространенным и незаконным способом продления такого срока является вынесение следователем «промежуточного» постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, заранее предполагающего его последующую отмену надзирающим органом и направление материала на дополнительную проверку, срок которой, как прямо не указанный в законе, может тянуться месяцами. Эта незаконная практика становиться настолько привычной, что некоторые должностные лица не мудрствуя лукаво прямо пишут в тексте выносимого ими постановления об отказе в возбуждении дела, что оно является лишь промежуточным и подлежит отмене.

В решениях Конституционного Суда, связанных с рассмотрением жалоб на нормы закона, регламентирующие порядок проверки заявлений о преступлениях, неоднократно указывалось, что уголовно-процессуальный закон не предполагает произвольную и многократную отмену по одному и тому же основанию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки, предусматривает соблюдение установленных законом сроков для совершения процессуальных действий.

Представляется, что признание отказа в возбуждении дела необоснованным, а проведенной предварительной проверки – неполной, тем более неоднократно, явно свидетельствует о том, что имеются вероятные данные о наличии признаков преступления и отсутствуют достоверные данные о наличии оснований для отказа в возбуждении дела, то есть означает наличие необходимых и достаточных оснований для возбуждения дела и требует незамедлительного принятия соответствующего решения. На этой стадии, как указал Конституционный Суд в Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П, сугубо предварительно, с целью определения самой возможности начать расследование решается вопрос о наличии в деянии лишь признаков преступления, когда еще невозможно проведение всего комплекса следственных действий по собиранию, проверке и оценке доказательств виновности лица в совершении преступления.

В ч. 1 ст. 148 УПК РФ содержится норма, согласно которой постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть вынесено «при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела». Эта норма, понимаемая в отрыве от ст. 24 данного Кодекса, открывает «лазейку» для нарушения принципов публичного уголовного преследования и невыполнения обязанности следственных органов по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в его совершении (ст. 21 УПК РФ). Ее буквальное истолкование следует признать неправильным, поскольку оно позволяет бездействовать по поступившему сообщению о преступлении, а затем констатировать, что оснований для возбуждения дела «волшебным образом» не появилось, и якобы законно отказывать в возбуждении дела.

Затягивание сроков принятия решения по заявлениям и сообщениям о совершенных преступлениях напрямую связано и с проблемой соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства. В качестве яркого примера этому можно привести обстоятельства дела гражданки П., по жалобе которой вынесено Постановление Конституционного Суда от 25 июня 2013 года № 14-П. Заявительница, которой был причинен тяжкий вред в результате медицинского вмешательства, осуществленного в 1986 году персоналом медицинского учреждения, неоднократно обращалась в органы прокуратуры с заявлениями о возбуждении по данному факту уголовного дела. 18 января 1988 года по ее обращениям было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое 1 декабря 1998 года (через 10 лет!) решением суда признано незаконным, а 8 апреля 1999 года (еще через 4 месяца!) наконец-то возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 128 «Неоказание помощи больному» УК РСФСР. В результате несвоевременности возбуждения уголовного дела возможность установления вины конкретных лиц была во многом утрачена, а потому в дальнейшем по этому уголовному делу 26 раз принимались решения о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, 27 раз – о прекращении уголовного дела по разным основаниям и 54 раза эти решения отменялись судом, прокурором или руководителем следственного органа. В итоге уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности, а права потерпевшей на защиту от преступных посягательств и на доступ к правосудию были не только не защищены, а грубейшим образом нарушены по вине правоохранительных органов.

Разрешение рассмотренных проблем обеспечения прав потерпевших от преступлений вряд ли возможно без проведения давно назревшей реформы стадии возбуждения уголовного дела, что, однако, и сегодня не освобождает следователей от высокопрофессионального выполнения требований действующего закона и особой ответственности перед обществом и государством за решение возложенных им задач.

Полный текст статьи опубликован в журнале «Российский следователь. 2015. № 9. С. 10-14.

См.: Правоохранительная деятельность в России: структура, функционирование, пути реформирования. Подготовлено коллективом ИПП при поддержке Фонда Кудрина по поддержке гражданских инициатив. Часть 1 и 2. Санкт-Петербург, 2013; Об этой проблеме также см.: Гаврилов Б.Я. Современные проблемы досудебного производства и меры по их разрешению // Российский следователь. 2013. № 21. С. 5 — 11.

Состояние преступности — январь-декабрь 2013 года. Сайт МВД РФ. //
URL: http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/ (дата обращения: 7.04.14).

Сведения о деятельности Следственного комитета Российской Федерации за январь — декабрь 2013 года. Сайт Следственного комитета РФ. // URL: http://sledcom.ru/upload/Statistika%202013-4.doc (дата обращения: 7.04.14).

См.: Определения от 20 декабря 2005 года № 500-О, от 25 января 2007 года № 5-О, от 20 февраля 2007 года № 109-О-О, от 13 октября 2009 года № 1168-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1206-О-О, от 17 ноября 2011 года № 1553-О-О, от 17 июля 2012 года № 1321-О, от 18 октября 2012 года № 1905-О, от 28 мая 2013 года № 702-О // Эл. ресурс: Консультант Плюс.

По этой проблеме см., например: Маслов И., Новиков А. Нерешенные проблемы стадии возбуждения уголовного дела при рассмотрении сообщений о налоговых преступлениях // Уголовное право. 2011. N 5. С. 85 — 90.

См.: Архив Конституционного Суда Российской Федерации, жалоба № 18207/15-01/12.

См.: Определения Конституционного Суда от 20 декабря 2005 года № 477-О, от 17 октября 2006 года № 425-О, от 16 мая 2007 года № 374-О-О, от 11 мая 2012 года № 667-О, от 24 декабря 2013 года № 1936-О // Эл. ресурс: Консультант Плюс.

См.: Боруленков Ю.П. Доследственная проверка: за и против // Российский следователь. 2013. № 19. С. 4 – 8; Дикарев И.С. Стадия возбуждения уголовного дела – причина неоправданных проблем расследования // Российская юстиция. 2011. № 11. С. 38 – 40; Кругликов А.П. Нужна ли стадия возбуждения уголовного дела в современном уголовном процессе России? // Российская юстиция. 2011. № 6. С. 56 – 58; Давлетов А.А., Кравчук Л.А. Стадия возбуждения уголовного дела – обязательный этап современного отечественного уголовного процесса // Российский юридический журнал. 2010. № 6. С. 114 — 120.

Protecting the rights of victims of crimes under criminal procedure beginning Russian criminal process

Права потерпевшего на стадии досудебного производства



Согласно ст. 52 Конституции РФ любой потерпевший имеет право на доступ к правосудию, которое обеспечивается и охраняется государством. Одним из назначений уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, что дает возможность исполнения данной конституционной нормы.

Понятие обеспечения государством доступа потерпевшего к правосудию рассматривается как возложение на суд, прокурора, следователя, дознавателя обязанности своевременно наделить такое лицо надлежащим процессуальным статусом, обеспечить ему возможность получать информацию о процессуальных решениях и влиять на ход и результаты процесса с целью справедливого разрешения уголовного дела и наказания виновного.

Согласно УК РФ потерпевший, как участник уголовного процесса со стороны обвинения наделяется всей полной прав стороны. На каждой стадии данные права отличные друг от друга. Обеспечение возможности осуществление этих прав, а также их разъяснения является полной обязанностью следователя, суда, прокурора, дознавателя.

Потерпевший как участник уголовного судопроизводства, в досудебной стадии имеет ряд прав, а именно: он вправе получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим, об отказе в избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, о прекращении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу; ходатайствовать о получении копии процессуальных документов, которые затрагивают его интересы; представлять доказательства, давать показания, отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников, круг которых определен ч. 4 ст. 5. УПК РФ; быть предупрежденным, что его показания могут быть использованы качестве доказательства по уголовному делу, даже в случае дальнейшего отказа от этих показаний и др.

Таким образом, потерпевший в состязательном уголовном процессе является самостоятельным участником с широкими правами и обязанностями, реализация которых во многом зависит не только от правовых норм, регламентирующих детальность потерпевших, но также от деятельности правоохранительных органов.

В связи с этим представляется полезным рассмотреть функциональною роль потерпевшего на первоначальной стадии уголовного процесса, которой, как известно, является стадия досудебного производства. Затрагивая данный момент, следует рассмотреть вопрос о том, что реально ли на практике потерпевший является полноправным участником процесса на этой стадии, все ли его права реализуются в этом периоде.

Ответ на данный вопрос получить непросто, так как потерпевший как субъект уголовного процесса не упоминается в нормах процессуального закона, которые регламентируют стадию возбуждения уголовного дела.

Согласно ч. 4 ст. 148 УПК РФ, в случае отказа в возбуждении уголовного дела, копия постановления в течении 24 часов направляется заявителю и ему разъясняется право на обжалование постановления. В данном случае фигурирует лицо-заявитель, а не потерпевший.

Однако, если мы обратимся к ст. 42 УПК РФ, в которой детально перечислены права потерпевшего на различных стадиях уголовного процесса, то возможно сделать вывод о том, что потерпевший, хотя он еще и не называется таковым, уже полностью фигурирует в стадии возбуждения уголовного дела и имеет право потерпевшего реагировать на игнорирование его интересов. Т. е. уже на данной стадии фактически появляется такой участник процесса — как потерпевший.

Но, на практике данная сторона появляется только лишь после вынесенного постановления о возбуждении уголовного дела, а чаще всего и позже. Соответственно, законодателю было бы разумней и правильней внести потерпевшего, помимо заявителя, как участника процесса на стадии возбуждения уголовного дела. Ведь не всегда заявитель и потерпевший это одно лицо.

Как нам известно, стадия досудебного производства включает в себя предварительное следствие.

В. Божьев в своих трудах сделал анализ положения участия потерпевшего в качестве стороны и обвинителя в уголовном процессе. Он писал о том, что «Конституционный суд, признав своим постановлением от 14 февраля 2000 года, что принципы состязательности распространяются на все стадии уголовного процесса, якобы забыл о потерпевшем, равенство прав которого он щепетильно подчеркивал в других своих актах. В. Божьев тем самым высказался, что принцип состязательности и равенства, на которых строится уголовный процесс, сторон обвинения и защиты на предварительном следствии не соблюдается, так как в действующем процессе одна из сторон обвинения – потерпевший – действительно зачастую лишена в полной мере осуществлять свои обвинительные функции, находясь в полной зависимости от органов следствия, которые самостоятельно решают вопросы допуска потерпевшего к процессу расследования по делу. И хотя формально закон предоставляет право потерпевшему представлять доказательства, заявлять ходатайства и прочее, фактически без информации о положении дела с доказыванием заявленного им преступления ему мало что известно по делу.

На наш взгляд участие потерпевшего на стадии предварительного следствия должно стать более активным, т. к. потерпевший в первую очередь заинтересован в исходе дела и наказуемости преступника, и он всяческими способами будет способствовать раскрытию преступления.

Однако, какова бы ни была активность потерпевших, объем их процессуальных прав, в конечном итоге они не должны находиться в роли помощников органов дознания и следствия.

Таким образом, потерпевший, являясь участником уголовного процесса, наделяется большим количеством прав, реализация которых во многом зависит не только от правовых норм, но и также от деятельности правоохранительных органов.

На основании этого, стоит уделить внимание вопросу о том, какими правами обладает потерпевший на стадии возбуждении уголовного дела.

Если на стадии возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения роль и возможность участия потерпевшего вполне ясны, то, что касается дел публичного обвинения, тут существует ряд вопросов.

Остановимся пока на возбуждении уголовных дел частного и частно-публичного обвинения.

В данном случае потерпевший или его представитель являются главным звеном, которое может послужить возможности самого возбуждения дела.

А именно, согласно ч. 1. ст. 147 – уголовные дела о преступлениях частного и частно-публичного обвинения возбуждаются только при наличии заявления потерпевшего или его представителя. Лишь в исключительных случаях данные дела возбуждаются по решению следователя, руководителя следственного органа, данные ситуации описаны в ч. 4. ст. 20 УПК РФ.

Т. е. как видим, без участия потерпевшего или его представителя возбуждаться данные дела не могут (не считая исключительных случаев). Потерпевший или его представитель в данной ситуации главное лицо.

Однако, что касается дел публичного обвинения, здесь все сложней, т. к. нормы процессуального закона о потерпевшем, как субъекте уголовного процесса, на данной стадии не упоминают. Единственное упоминание мы можем найти в ч. 4. ст. 148 УПК РФ, в которой говорится, что в случае отказа в возбуждении уголовного дела, копия постановления в течении 24 часов направляется заявителю и ему разъясняется право на обжалование постановления.

Соответственно, данный текст соответствует содержанию ст. 42 УПК РФ, которая более детально перечисляет права потерпевшего на стадиях уголовного процесса. Это дает нам возможность говорить о том, что потерпевший, хотя еще и не называется таковым, уже фигурирует в этом виде в стадии возбуждения уголовного дела и имеет право реагировать на пренебрежение его интересам. Данный случай подходить к той ситуации, когда потерпевший и заявитель это одно лицо.

Рассматривая вопрос об отказе возбуждения уголовного дела, считаем необходимым ввести норму, которая бы регламентировала возможность ознакомления потерпевшего-заявителя на ознакомление с отказным материалом. Т. е. в уведомлении об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть указано на возможность ознакомиться с отказным производством.

На стадии предварительного следствия, как мы уже говорили выше, потерпевший является одним из основных источников носителей информации о совершенном преступлении.

На данной стадии, согласно законодательству, потерпевший может участвовать в допросе и проведении очной ставки.

Однако, в свете обширных прав потерпевшего ведущее допрос лицо должно разъяснить потерпевшему, что его права и обязанности во многом совпадают с интересами и задачами органов расследования.

В ходе участия потерпевшего в стадии предварительного следствия, он имеет право участвовать при предъявлении для опознания, проведении обыска и наложении ареста, на имущество, назначении и производстве судебных экспертиз и др.

Несмотря на то, что Верховный Суд РФ в одном из постановлений недвусмысленно дал понять, что до возбуждения уголовного дела могут быть проведены процессуальные действия более широкого круга, на практике нередко возникают вопросы относительно допустимости в качестве доказательств результатов освидетельствования и заключений экспертов, полученных на данном этапе.

Этап окончания расследования потерпевший всегда воспринимает как факт доказывания преступного деяния, совершенного против него. Однако, часто уголовное производство на стадии предварительного следствия заканчивается без судебной перспективы, т. е. прекращается или приостанавливается по различным причинам.

Анализ глав, регулирующих приостановление/прекращение уголовного дела на стадии предварительного следствия, а именно 28 и 29 УПК РФ, дает нам возможность сделать вывод о том, что в разделе о приостановлении предварительного следствия не указывается, какие права или обязанности возникают в связи с этим у участников процесса. Единственным исключением является право потерпевшего обжаловать постановление следователя.

Строгое соблюдение норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, служит важной гарантией реализации лицом, пострадавшим от преступления, своего конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного ему ущерба.

Потерпевший, как участник уголовного процесса, на стадии досудебного производства обладает рядом прав, а именно: он вправе получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и о признании его потерпевшим; получать копии постановлений о прекращении уголовного дела и приостановлении производства по делу; ходатайствовать о получении копии процессуальных документов, которые затрагивают его интересы; представлять доказательства; давать показания; подавать заявления о возбуждении уголовных дел частного и частно-публичного обвинения; участвовать в освидетельствовании и др.

Однако, несмотря на наличие большого спектра прав в данном отношении, реализация и применение их на деле не всегда возможна. Это связано с тем, что до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, потерпевший формально не является участником процесса, т. е. он выступает в качестве заявителя/пострадавшего, однако, согласно ст. 42 УПК РФ, несмотря на это он уже наделяется множеством прав, которые он может использовать на стадии предварительного следствия. В данной стадии процесса реализация его прав, помимо закрепления их в нормативных источниках, еще зависит от деятельности и решений правоохранительных органов.

Рассматривая проблематику данного вопроса, нами было предложено помимо заявителя, как участника процесса на стадии возбуждения уголовного дела, включить и потерпевшего с его правами, т. к. не всегда заявитель и потерпевший по делу это одно лицо.

Также, считаем необходимым, дополнить ст. ч. 4. ст. 148 УПК РФ в уведомлении об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть указана возможность ознакомиться с отказным производством.

Литература:

  1. Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // С. 9–10.
  2. Синенко С. А. Участие потерпевшего в расследовании преступлений. Автореферат. дис., к. ю. н., Владивосток 2001, С. 161.
  3. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004 № 9. – С. 17–18.

34. Возбуждение уголовного дела

Возбуждение уголовного дела – это начальная стадия производства по уголовному делу, на которой происходит прием, регистрация и проверка информации о совершенном или готовящемся преступлении и принимается одно из следующих решений: 1) о возбуждении уголовного дела; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения – в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Сущность стадии возбуждения уголовного дела заключается в установлении наличия либо отсутствия материально-правовых и процессуальных предпосылок предварительного расследования. Сопряженное с применением мер процессуального принуждения и производством следственных действий, предварительное расследование проводится только в случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. В этом смысле стадия возбуждения уголовного дела является одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов граждан.

Возбуждение уголовного дела представляет собой самостоятельную стадию уголовного процесса. Начинается она с появлением повода для возбуждения уголовного дела (заявления о преступлении, явки с повинной и др.), а завершается решением о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

По своему содержанию стадия возбуждения уголовного дела не сводится лишь к вынесению постановления. Она включает в себя систему действий и решений, направленных на выяснение действительного события и установление в нем признаков конкретного преступления, а также закрепление полученных сведений: получение сообщения о преступлении, его процессуальное оформление и рассмотрение; принятие мер по предотвращению или пресечению преступления и сохранению его следов; проведение при необходимости проверочных действий; систематизация и анализ собранных материалов; принятие и оформление решения о возбуждении уголовного дела, об отказе в его возбуждении или о направлении сообщения по подследственности; уведомление заявителя, иных заинтересованных лиц и прокурора о принятом решении и др.

Стадии возбуждения уголовного дела присуща определенная, установленная уголовно-процессуальным законом форма. Она является важной гарантией законности и обоснованности принимаемых решений. Как необоснованное возбуждение уголовного дела, так и необоснованный отказ в этом представляет нарушение закона, что приносит большой вред правам и законным интересам граждан, обществу, государству.

Значение стадии возбуждения уголовного дела заключается в том, что она предупреждает необоснованные, огульные расследования и вместе с тем является одним из главных средств реализации неотвратимости ответственности. Своевременное, законное и обоснованное возбуждение уголовного дела создает необходимые предпосылки для широкого комплекса уголовно-процессуальных действий, направленных на установление всех обстоятельств выявленного преступления и привлечение виновных к уголовной ответственности.

    1. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Повод для возбуждения уголовного дела – это то, с чего начинается уголовное судопроизводство, его первый момент, побудительное начало.

Повод для возбуждения уголовного дела можно определить как явление объективной действительности, с которым закон связывает возникновение у дознавателя, органа дознания, следователя юридической обязанности разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела, т.е. принять одно из следующих решений: 1) возбудить уголовное дело; 2) отказать в возбуждении уголовного дела.

В законе дан исчерпывающий перечень поводов. Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Вместе с тем этот перечень, основанный на неограниченном виде источников сведений о преступлении, носит открытый характер. Когда обнаружены признаки преступления, всегда есть повод для возбуждения уголовного дела – если не в виде заявления о преступлении или явки с повинной, то в виде сообщения о преступлении, полученного из иных источников. Исключение составляют сообщения, полученные из анонимных источников, поскольку в соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление не может служить поводом для возбуждения уголовного дела.

Значение поводов для возбуждения уголовного дела заключается в том, что они порождают уголовно-процессуальные отношения, с момента их появления начинается уголовно-процессуальная деятельность по обнаружению признаков преступления, с этого же момента исчисляются сроки принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Кроме того, документы, в которых фиксируются поводы (протокол устного заявления, письменное сообщение и т.д.), служат важным источником информации о преступлении.

Характеристика поводов для возбуждения уголовного дела.

Заявление о преступлении – это сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, сопровождаемое просьбой о привлечении лица, виновного в его совершении, к уголовной ответственности. Официальное уведомление дознавателя, органа дознания, следователя о преступлении, не содержащее такой просьбы (письмо), не является поводом для возбуждения уголовного дела в смысле п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ и относится к полученному из “иных источников”, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст. 140 Кодекса.

Заявление о преступлении может исходить как от частного, так и от должностного лица. Например, как заявление о преступлении расценивается обращение руководителя коммерческой организации с просьбой о привлечении к уголовной ответственности за преступление против интересов службы в коммерческой организации.

Поводом к возбуждению уголовного дела будет сообщение, сделанное как лицом, потерпевшим от преступления, так и посторонним лицом, которому стало известно о совершенном или готовящемся преступлении. При этом следует иметь в виду, что уголовные дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего. В этих случаях подача заявления лицом, не являющимся потерпевшим, порождает обязанности, связанные с появлением повода к возбуждению уголовного дела, однако отсутствие заявления потерпевшего в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ влечет отказ в возбуждении уголовного дела.

Заявление, автор которого неизвестен (анонимное заявление либо подписанное вымышленным именем), не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Анонимные письма не регистрируются, а подлежат уничтожению. Исключение составляют анонимные письма, содержащие данные о конкретных готовящихся или совершенных преступлениях. Такие письма передаются без регистрации в оперативные службы для использования в пресечении и раскрытии преступлений.

Заявления о преступлении могут быть как письменными, так и устными. Однако устное заявление подлежит занесению в протокол, поэтому в конечном счете в обоих случаях заявление приобретает форму письменного документа. Письменно-документальная форма заявлений служит надежным способом хранения первичной информации о преступлении и о ее авторе.

Письменное заявление должно быть подписано лицом, от которого оно исходит. Когда заявитель лично прибыл в орган дознания, к следователю или прокурору, чтобы вручить написанное им заявление, он предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, о чем делается отметка на заявлении, удостоверяемая подписью заявителя.

Устное заявление о преступлении заносится в протокол, который подписывается заявителем и должностным лицом, его составившим. При приеме устного заявления необходимо удостовериться в личности заявителя по соответствующему документу (паспорту, удостоверению личности, свидетельству о рождении и т.п.), реквизиты которого отражаются в протоколе.

Заявитель предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, о чем в протоколе делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя. Далее излагается содержание заявления о преступлении, удостоверяемое подписью заявителя. В конце протокола делается отметка о том, прочитан ли он лично или вслух лицом, принявшим заявление, правильно ли записано со слов заявителя содержание замечаний либо указание на их отсутствие. Протокол в целом еще раз подписывается заявителем, а также лицом, принявшим заявление.

Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится соответственно в протокол следственного действия или протокол судебного заседания. Отдельный протокол принятия устного заявления не составляется.

В случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола (сведения о преступлении передаются по телефону, телефаксу, телеграфу и т.п.), его заявление оформляется в порядке, установленном для случаев обнаружения признаков преступления из иных, нежели заявление, источников информации, т.е. рапортом об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ).

Явка с повинной является одним из видов позитивного постпреступного поведения. Она предполагает: а) совершение лицом преступления; б) заявление лица, совершившего преступление, о своем участии в нем с одновременной передачей себя в руки правосудия; в) обращение сделанного заявления в правоохранительные органы, уполномоченные осуществлять уголовное преследование по факту преступления, – в орган дознания или следователю.

В соответствии с ч. 1 ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной – это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Сущность явки с повинной заключается в том, что лицо, совершившее преступление, заявляет об этом преступлении и своем участии в нем в правоохранительные органы, уполномоченные осуществлять уголовное преследование по факту такого преступления.

В содержание деятельности при явке с повинной входит комплекс следующих действий: 1) совершение лицом преступления как основание явки с повинной; 2) формирование волеизъявления лица, совершившего преступление, на явку с повинной; 3) собственно явка лица в правоохранительные органы; 4) прием и оформление явки с повинной должностным лицом правоохранительного органа; 5) использование явки с повинной должностным лицом правоохранительного органа.

В качестве адресата при явке с повинной могут выступать только правоохранительные органы или их должностные лица – следователь, дознаватель, орган дознания.

Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном применительно к заявлению о преступлении.

Явка с повинной в качестве повода к возбуждению уголовного дела имеет значение обстоятельства, побуждающего к началу уголовно-процессуальной деятельности и принятию решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом. В ходе последующего судопроизводства явка с повинной может выступить в качестве обстоятельства, вызывающего прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ). При вынесении обвинительного приговора явка с повинной выступает как обстоятельство, смягчающее наказание ст. 61 УК РФ.

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. В соответствии со ст. 143 УПК РФ сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, нежели указанные в ст. 141 и 142 Кодекса (заявление о преступлении и явка с повинной), принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

Таким образом, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, предусмотренное в качестве повода для возбуждения уголовного дела в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК, охватывает все прочие случаи получения сведений о преступлении, кроме тех, что поступили в виде заявления о преступлении или заявления о явке с повинной.

К числу иных источников информации, содержащиеся в которых сообщения о преступлении будут поводом для возбуждения уголовного дела, относятся:

1) материалы, собранные в результате служебной деятельности органов государственного обвинения, специально направленной на обнаружение преступлений (это прежде всего результаты оперативно-розыскной деятельности; отчасти сюда могут быть отнесены результаты прокурорско-надзорной деятельности);

2) материалы, полученные в ходе служебной деятельности правоохранительных органов, для которой обнаружение преступлений является побочным результатом, например при выполнении милицией задач по обеспечению безопасности личности, охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности или при производстве следователем или дознавателем расследования по факту другого преступления;

3) информация граждан, представителей общественных организаций и должностных лиц, поступившая по телефону (телефаксу), телеграфу или радио, включая сообщения персонала лечебных учреждений об обращении граждан с телесными повреждениями, происхождение которых может быть результатом преступных действий;

4) статьи, заметки и письма, опубликованные в печати и других средствах массовой информации, содержащие сведения о преступлениях;

5) оповещения о других происшествиях, событиях или фактах, имеющих отношение к борьбе с преступностью и обеспечению охраны общественного порядка; сведения об авариях, пожарах, эпизоотиях, стихийных бедствиях, несчастных случаях с людьми.

Факт получения информации о совершенном или готовящемся преступлении из указанных источников оформляется рапортом об обнаружении признаков преступления.

С целью исключения случаев укрытия преступлений от учета, а также правильного исчисления сроков принятия решения составленный рапорт подлежит регистрации в книге учета сообщений о преступлениях. В органах внутренних дел эта книга ведется в дежурной части. После регистрации рапорт передается руководителю следственного органа или начальнику органа дознания.

Основание для возбуждения уголовного дела. Для возбуждения уголовного дела одного повода недостаточно. Чтобы обеспечить обоснованность расследования, требуется еще и основание. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие фактических данных, достаточных для вероятного вывода о существовании общественно опасного деяния, содержащего признаки конкретного преступления, предусмотренного определенной статьей (частью, пунктом статьи) Особенной части УК РФ. Таким образом, понятия “повод” и “основание” соотносятся между собой как философские категории формы и содержания.

Установление основания для возбуждения уголовного дела включает в себя: а) выяснение факта совершенного деяния (необходимо выяснить, что произошло, какое действительное событие кроется за теми или иными явлениями); б) установление в этом деянии признаков конкретного преступления (установления логических связей между ними, устранения противоречий, подкрепления обстоятельств комплексом источников); в) сбор достаточных данных, указывающих на признаки этого преступления. В каждом конкретном случае достаточность данных для обоснованного вывода о наличии признаков преступления определяется уполномоченным должностным лицом по своему внутреннему убеждению.

Возбуждение уголовного дела как стадия уголовного судопроизводства



Уголовное судопроизводство России как деятельность уполномоченных лиц, связанных с возбуждением, расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — УПК РФ) представляет собой полиструктурную систему, включающую определенные стадии. Стадия возбуждения уголовного дела является одной из ключевых стадий. В статье рассмотрены вопросы возбуждения уголовного дела, определены цель, задачи и содержание стадии возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, стадия уголовного процесса, возбуждение уголовного дела, цели и задачи возбуждения уголовного дела, самостоятельность стадии судопроизводства.

Текстуально нормы о возбуждении уголовного дела размещаются в VII УПК РФ, включающем две главы — главу 19 «Поводы и основание для возбуждения уголовного дела» (ст. ст. 140–145 УПК РФ) и главу 20 «Порядок возбуждения уголовного дела» (ст. ст. 146–149 УПК РФ). Данной стадии присущ специфический круг участников, поводы и основание возбуждения уголовного дела, сроки и порядок рассмотрения сообщения о преступлении, процедура возбуждения, а также итоговое решение в виде акта о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении.

Стадии возбуждения уголовного дела присущи собственные цели, задачи и содержание. Цель стадии возбуждения уголовного дела — установление условий, перечисленных в уголовно-процессуальном законе, которые необходимы для возбуждения уголовного дела в соответствии с принципами законности и обоснованности уголовного процесса. Поводы к возбуждению уголовного дела должны отвечать ряду требований: быть реальными, законными и достаточными. Перед анализируемой стадией стоят специфические задачи, свойственные только стадии возбуждения уголовного дела, а именно:

– своевременная реакция уполномоченных органов в виде принятия правовых решений в случае получения сообщения о совершении преступления (возбуждение уголовного дела), а также отказ от расследования, если деяние не содержит признаков преступления (отказ от возбуждения уголовного дела);

– предотвращение готовящегося преступления;

– пресечение совершающегося преступления;

– фиксация следов совершенного преступления.

Содержанию стадии возбуждения уголовного дела свойственен определенный временной период, в течение которого следователь или дознаватель в установленном уголовно-процессуальном законом порядке осуществляет деятельность, именуемую предварительной проверкой заявлений, сообщений о преступлении, в целях установления оснований для возбуждения уголовного дела . При этом собираются и получаются в рамках установленного уголовно-процессуальным законом требований, различные материалы и объяснения, которые касаются конкретного дела, с последующим мотивированным постановлением следователя или дознавателя в возбуждении по этим материалам уголовного дела или об отказе в его возбуждении .

Данная стадия так же включает самостоятельную деятельность по рассмотрению и разрешению ряда вопросов, предшествующих решения по заявлению или сообщению о преступлении . Акт возбуждения уголовного дела является юридическим фактом, влекущим последующее расследование и разрешение дела по существу.

Указанные факторы позволяют выделить стадию возбуждения уголовного дела как самостоятельный этап российского уголовного судопроизводства. Возбуждение уголовного дела — это не только процессуальное решение или правовой институт, а прежде всего самостоятельный этап, который всегда присутствует, если имеет место уголовное судопроизводство .

Последнее десятилетие, одной из наиболее ярких дискуссий, после принятия УПК РФ в научной среде является спор о том, нужна ли стадия возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве, либо данная стадия является избыточной. Существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Первая заключается в том, что стадия возбуждения уголовного дела является необходимой и важной стадией уголовного судопроизводства, первичным ее элементом. Исследователи, придерживающиеся данной точки зрения, полагают, что отказ от данной стадии повлечет нарушения законности в учетно-регистрационной системе . Так же исследователи отмечают, что в советское время стадия возбуждения уголовного дела была создана как защита личности от государственного и политического произвола , и ее ликвидация является ошибочной . Г. Г. Турилов полагает, что «стадия возбуждения уголовного нужна, тем более в современных условиях постоянного роста числа преступлений и правовой безграмотности населения. Она позволяет отсеивать подавляющее число необоснованных заявлений и сообщений о преступлениях, регистрируемых в правоохранительных органах» .

Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, полагают, что отказ от стадии возбуждения уголовного дела необходим и неизбежен. В. М. Быков отметил, что стадия возбуждения уголовного дела нередко является помехой для быстрого реагирования на преступления в силу запретов проведения некоторых следственных действий . При этом, дальнейшая судьба стадии возбуждения уголовного дела определяется авторами по-разному, в зависимости от того, какой теории уголовного процесса они придерживаются. Одни полагают, что нет необходимости выделения этапа возбуждения уголовного дела в качестве отдельной стадии и ее необходимо объединить со стадией предварительного расследования . Наиболее радикальные предложения состоят в ликвидации возбуждения уголовного дела как самостоятельной стадии , а также в выведении из сферы уголовно-процессуального регулирования правовых отношений, возникающих в связи с поступившим в правоохранительные органы сообщением о преступлении, и в регламентации их не УПК РФ, а общеправовым нормативным актом .

На наш взгляд, радикально избавляться от стадии возбуждения уголовного дела нецелесообразно, так как она выступает своеобразным фильтром и гарантией соблюдения законности инициации процесса возбуждения уголовного дела. В целом, следует согласиться, что стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании. «В стадии возбуждения уголовного дела имеются механизмы, позволяющие следствию и дознанию экономить время, огораживая их от «бесперспективных» в судебном аспекте уголовных дел, направляя усилия и средства на расследования более сложных, опасных и резонансных преступлений» .

Вопрос о реформировании стадии возбуждения уголовного дела требует дальнейшего комплексного исследования с учетом исторических, правовых и социально-экономических факторов.

Литература:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от 27.12.2018 г. № 533-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.
  2. Антонова А. А. О роли стадии возбуждения уголовного дела в реализации назначения уголовного судопроизводства // Современные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 85-летию профессора В. С. Митричева. — Саратов, 2015. — С. 31–33.
  3. Исупова Е. А. Вопрос о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном процессе России // Перспективы развития науки в современном мире: Сборник статей по материалам IV международной научно-практической конференции. В 5-ти частях. — Уфа, 2017. — С. 66–69.
  4. Кругликов А. П. Уголовный процесс. — М.: Норма, 2015. — 688 с.
  5. Давлетов А. А., Кравчук Л. А. Стадия возбуждения уголовного дела — обязательный этап современного отечественного предварительного следствия // Российский юридический журнал. — 2010. — № 6. — С. 114–120.
  6. Мамедов Р. Я. Стадия возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе // Апробация. –2016. — № 7 (46). — С. 141–143.
  7. Турилов Г. Г. Возбуждение уголовного дела в российском уголовном процессе: современное состояние и перспективы // Актуальные проблемы судебной, правоохранительной, правозащитной, уголовно-процессуальной деятельности и национальной безопасности: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. — Краснодар, 2016. — С. 112–118.
  8. Быков В. М. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства. — Казань: Юрайт, 2008. — 369 с.
  9. Филатенкова М. С., Живогляд А. О. К вопросу о значении стадии возбуждения уголовного дела в современном уголовном судопроизводстве России // Государство и правовая система российской федерации в условиях информационного общества: сборник статей Международной научно-практической конференции. — Уфа, 2017. — С. 67–69.
  10. Деришев Ю. В. Стадия возбуждения уголовного дела — реликт «социалистической законности» // Российская юстиция. — 2003. — № 8. — С. 34–36.
  11. Химичева Г. П. Уточнить процедуру доследственной проверки // Уголовное судопроизводство. — 2012. — № 1. — С. 23–26.
  12. Машталев В. В., Тореев В. А. Проблемы стадии возбуждения уголовного дела в досудебном производстве // Инновационные механизмы решения проблем научного развития: сборник статей Международной научно-практической конференции. — Уфа, 2018. — С. 189–191.

>на стадии возбуждения уголовного дела в процессе может участвовать понятой

Сущность и значение стадии возбуждения уголовного дела в современном российском уголовном процессе

Монополия государственных органов на возбуждение уголовного дела не гарантирует потерпевшему право на доступ к правосудию. Поэтому за потерпевшим признается возможность обжалования в суд решений об отказе в возбуждении дела. В мировой практике доступ к правосудию иногда обеспечивается значительно более радикальным способом — наделением потерпевшего правом самому возбуждать уголовное преследование в суде (субсидиарное, или замещающее обвинение). В этих случаях используется вторая — состязательная — модель возбуждения уголовного дела. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова. — СПб.: Питер, 2009. С.175.

Однако отсутствие специального решения о возбуждении уголовного дела, из­начально открывающего сам процесс расследования и фиксирующего наличие данных, указывающих на признаки преступления, способно негативно сказаться на сроках расследования, которые могут непомерно затягиваться; на обоснован­ности производства следственных действий; на соблюдении законных интересов

Неявка законных представителей подсудимого не приостанавливает рассмотрения дела, если суд с учетом конкретных обстоятельств не найдет их участие необходимым (ст. 420 УПК РФ). Суд может, учитывая отрицательное воздействие на несовершеннолетнего со стороны законного представителя, отстранить последнего от участия в деле или ограничить его участие в той или иной части заседания (например, законный представитель явился в суд в состоянии алкогольного опьянения). В случае отстранения законного представителя суд выносит об этом мотивированное определение. Допущенному в судебное заседание законному представителю председательствующий разъясняет его права, предусмотренные ст. 426 УПК РФ.

Субъекты, принимающие участие в действиях на стадии возбуждения уголовного дела

Участие рассматриваемой группы лиц на стадии возбуждения уголовного дела ограничено теми процессуальными действиями, которые могут проводиться на данной стадии.

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ должностным лицам и органам, рассматривающим сообщения о преступлениях, предоставлено полномочие получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Также предусмотрена возможность продления до 30 суток срока рассмотрения сообщений о преступлениях, при проверке которых назначены подобные исследования. По сути, данное полномочие должно обеспечить принятие обоснованных решений по результатам рассмотрения сообщений о преступлениях, для разрешения которых необходимы результаты специальных исследований. Также увеличение сроков проверок должно помочь избежать необходимость вынесения так называемых «временных» постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в случаях, когда срок проверки истек, а результат специального исследования не готов. Махмутов М. Назначение исследований в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2010. N 11. С. 40

Участие специалиста в следственных действиях на этапе досудебного производства определено ст. 168 УПК РФ: «1. Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями части 5 статьи 164 настоящего Кодекса», согласно которым следователь, привлекая к участию в следственных действиях эксперта или специалиста, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Участвующие в производстве следственного действия эксперт, специалист предупреждаются следователем об ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации.

С возможным участием не менее двух понятых производятся следующие следственные действия: осмотры, предъявление для опознания.

Следователь по собственной инициативе или по ходатайству участников уголовного судопроизводства может принять решение об участии понятых и привлечь их к производству следственного действия, например, освидетельствованию (статья 179 УПК), которое представляет собой внешний осмотр человека в целях обнаружения на нем особых примет, следов преступления, телесных повреждений и т.д., если для этого не требуется производство судебной экспертизы. Будучи исключительно близким по своему характеру к следственному осмотру, освидетельствование отнюдь не исключает возможности участия понятых. Удостоверение хода и результатов подобного следственного действия лицами, не заинтересованными в исходе дела, которые в случае необходимости могут быть допрошены в суде, представляется логичным и очевидно целесообразным.

Действующий УПК допускает производство следственных действий без участия понятых с применением средств технической фиксации. Такое правило продиктовано предшествующей принятию действующего УПК многолетней следственной практикой.

3.3 Процессуальное положение субъектов, имеющих собственный интерес на стадии возбуждения уголовно дела (заявитель, пострадавший, лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждения уголовного дела, защитник)

Современное уголовно-процессуальное законодательство наделяет лиц, участвующих в стадии возбуждения уголовного дела, довольно ограниченным кругом субъективных прав и обязанностей.

Так, согласно ст.145 УПК Российской Федерации заявителю сообщается о принятом по поступившему заявлению или сообщению о преступлении решении. Однако, фактически здесь сформулировано не субъективное право, а скорее обязанность должностного лица сделать такое уведомление. Аналогичная формулировка для случаев, когда по заявлению или сообщению о преступлении отказывается в возбуждении уголовного дела, хотя предусмотрена возможность обжаловать заявителем отказ в возбуждении уголовного дела. Другими субъективными правами в стадии возбуждения уголовного дела заявитель не наделен. Упоминание о лице или учреждении, по заявлению которых возбуждено уголовное дело, имеется в главе семнадцатой УПК Российской Федерации «Приостановление и окончание предварительного следствия».

Понятие «заявитель» содержится в статьях 141, 144, 145 УПК РФ, он предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, что изначально уже диктует необходимость в определении его статуса. Сама процедура проверки поводов для возбуждения уголовного дела часто занимает значительное время, вплоть до нескольких месяцев, если это связано с неоднократной отменой постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Очевидно, что такие длительные проверки инициируются прежде всего самими заявителями, заинтересованными в возбуждении уголовного дела, т.к. при соответствующем решении этого вопроса они в дальнейшем будут признаваться потерпевшими в рамках предварительного расследования. Поэтому в распоряжении заявителя должен находиться хотя бы определенный минимум прав. Такой объем прав должен включать в себя следующие возможности заявителя:

а) предоставлять документы, предметы и любые иные носители информации, которые могут иметь отношение к проверяемому следователем событию;

б) заявлять ходатайства об истребовании необходимых, по его мнению, доказательств, в том числе, заявлять после возбуждения уголовного дела обязательное для удовлетворения ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы.;

в) знакомиться с материалами проверки в случаях отказа в возбуждении уголовного дела;

г) иметь гарантии в плане уведомления о принятом следователем решении;

С реализацией первого предложения в деятельности органов предварительного расследования проблем почти не возникает, т.к. предоставляемые гражданами сведения вместе с их носителями практически всегда принимаются следователями и в дальнейшем используются в ходе предварительного расследования. Поэтому законодателю следует устранить свою недоработку путем закрепления уже сложившегося порядка, при котором ходатайства заявителя отражаются в протоколе его опроса (получения объяснений) или приобщаются отдельным постановлением.

Необходимость принятия второго предложения также бесспорна, поскольку предоставление соответствующей информации — это личная инициатива заявителя, и его возможности при этом существенно ограничены. В настоящее время заявляемые ходатайства (по своей сути — просьбы) добросовестными следователями также заносятся в протокол опроса, а недобросовестными игнорируются, с устными обещаниями сделать все необходимое. В дальнейшем ходатайства заявителя не принимаются во внимание под тем предлогом, что для принятия ими соответствующего решения было достаточно имеющихся материалов. В некоторых случаях это действительно так, но чаще всего за описанной ситуацией скрывается элементарное нежелание возбуждать уголовное дело и увеличивать, таким образом, свою нагрузку. Именно для преодоления указанной практики важно внесение в УПК РФ нормы о безусловном удовлетворении ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертиз по исследованиям, проведенным до возбуждения уголовного дела.

Третье предложение целиком определяется негативной практикой безосновательных отказов в возбуждении уголовных дел, а точнее — используемыми при этом приемами, связанными с недостаточной информированностью заявителя. Право на ознакомление с материалами проверки дает возможность заявителю аргументированно сформулировать свои возражения при составлении жалобы в порядке ч. 2 ст. 145 УПК РФ.

Заявитель, будучи осведомленным об обстоятельствах события с признаками состава преступления и возможных источниках доказательственной информации, будет иметь реальную возможность сопоставить содержание собранного проверочного материала с его собственными сведениями.

Четвертое предложение определяется существенным и, к сожалению, достаточно распространенным служебным злоупотреблением, состоящим в неисполнении следователями требований ч. 2 ст. 145 УПК РФ. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не направляется в адрес заявителя или направляется спустя значительное время. При этом отметка о направлении уведомления заявителю проставляется в журнале исходящей корреспонденции датой, соответствующей требованиям ч. ч. 1 и 3 ст. 144 УПК РФ в части сроков проверки (соответственно 3, 10 или 30 суток).

Реализация вышеуказанных предложений выгодна и подавляющему большинству следователей, т.к. защитит их от необоснованных претензий со стороны хорошо всем известного типа заявителей, постоянно жалующихся во все инстанции по надуманным основаниям. В частности, принятие последней меры позволило бы установить порядок и предельные сроки для обжалования действий следователя. Будченко В.В. Механизм совершенствования законодательного регулирования стадии возбуждения уголовного дела // Общество и право. 2010. N 5. С. 201

Логическим следствием принятия всех вышеуказанных мер стало введение на стадии возбуждения уголовного еще одного участника процесса заинтересованного лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ. Это особенно необходимо тогда, когда заявление о преступлении подается в отношении конкретного лица, полномочия которого абсолютно не определены. Согласно ч. 2 ст. 148 УПК РФ, в этих случаях следователь должен только рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении самого заявителя. Понятно, что в описанной ситуации лицу, в отношении которого было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, также необходим определенный набор полномочий схожий в целом с имеющимся у заявителя.

По общему правилу дела частного и частно-публичного обвинения могут возбуждаться только по заявлению пострадавшего (его законного представителя). Только в связи с поступлением в компетентный орган заявления пострадавшего может начаться уголовный процесс по таким фактам. Поэтому в заявлении пострадавших о преступлениях, исчерпывающий перечень которых дан в ст. 20 УПК РФ, в обязательном порядке должна содержаться просьба о привлечении виновного к уголовной ответственности. Пострадавший может просить привлечения лица к «законной ответственности», и даже наличия этого словосочетания в заявлении недостаточно для начала уголовного процесса.

И соответственно затем, направляя возбужденное им уголовное дело частного обвинения в суд, следователь (дознаватель и др.) не обязан вместе с ним (с делом) представлять заявление потерпевшего, оформленное в соответствии с требованиями ст. 318 УПК РФ. В рассматриваемой ситуации такой обязанности нет и у потерпевшего.

Однако, когда пострадавший с заявлением о преступлении обращается непосредственно к мировому судье, вместе с заявлением мировому судье должны быть представлены копии заявления о преступлении в количестве, равном числу лиц, в отношении которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Заявителя следует предупредить об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ, о чем в заявлении сделать отметку, которая удостоверяется подписью заявителя. Одновременно мировой судья обязан разъяснить заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.

С момента принятия мировым судьей данного решения уголовное дело считается возбужденным, а лицо, подавшее заявление, становится частным обвинителем.

Правовые интересы заявителя в большинстве своем сходны с интересами лица, задержавшего подозреваемого на месте преступления или с поличным. Конечно, ситуация существенно меняется, если лицо, задержавшее подозреваемого, обращается с устным или письменным заявлением. Оно в этом случае становится заявителем и соответственно по закону приобретает его права. Лицо, задержавшее подозреваемого, обычно выступает очевидцем, не обладающим в стадии возбуждения уголовного дела ни каким правовым положением. Однако сходство положения заявителя и лица, задержавшего подозреваемого, должно предполагать и тождество их юридического статуса.

Довольно неоднозначно определено в законе правовое положение лица, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела то есть лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ. Вместе с тем, такой участник не имеет четко определенных процессуальных прав. Хотя с марта 2013 года такой субъект, по крайней мере, назван в УПК РФ (ст. 49). Кроме общих прав всех лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство на данной стадии (ч.1.1. ст. 144 УПК РФ), он имеет право на защитника, а также право заявлять после возбуждения уголовного дела обязательное для удовлетворения ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы.

Лицо, в отношении которого дело возбуждается судом, наделено единственным процессуальным правом — обжаловать определение суда о возбуждении уголовного дела. Но в практике не исключаются ситуации, когда такое лицо не присутствует в зале судебного заседания и может не знать о решении, принятом судом. Однако ни на одном органе не лежит обязанности уведомить рассматриваемого участника о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело и разъяснить право на обжалование.

Уголовно-процессуальный закон не наделяет правовым положением в стадии возбуждения уголовного дела пострадавшего и его представителя. Интересы пострадавшего затрагиваются намного существеннее, чем заявителя, которому совершенным преступлением не причинен моральный, физический или имущественный вред. Это, как правило, отражается на активности лица, его заинтересованности в скорейшем и объективном разрешении информации о преступлении, восстановлении нарушенных имущественных и иных прав. В ходе разрешения заявления или сообщения у пострадавшего может возникнуть необходимость в предоставлении дополнительных сведений, предметов, материалов, заявлении ходатайств о проведении дополнительных проверочных действий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *