Предпринимательская деятельность приносящая доход

К вопросу о соотношении понятий предпринимательской и приносящей доход деятельности некоммерческих организаций. Статьи по предмету Предпринимательское право

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ И ПРИНОСЯЩЕЙ ДОХОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
    Т.М. ЗВЕЗДИНА
    Одним из центральных направлений развития современного гражданского и предпринимательского законодательства является совершенствование правового регулирования юридических лиц, проявившееся в попытке законодателя иначе определить систему юридических лиц, упорядочить набор организационно-правовых форм коммерческих и некоммерческих организаций и иных новеллах главы 4 Гражданского кодекса РФ.
    Некоммерческие организации в теории предпринимательского права традиционно относятся к субъектам предпринимательской деятельности, другими словами — к лицам, которые такую деятельность могут осуществлять в рамках, определяемых для них законом и учредительными документами <1>.
    ———————————
    <1> См.: Предпринимательское право России: Учеб. / Отв. ред. В.С. Белых. М.: Проспект, 2008. С. 183 — 190.
    Такой подход основывался, прежде всего, на положениях ст. 50 Гражданского кодекса РФ (в редакции, действовавшей со дня принятия закона до 1 сентября 2014 г.) <2>, согласно которым некоммерческие организации — это юридические лица, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50); при этом некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность <3> лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям (п. 3 ст. 50).
    ———————————
    <2> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301. Далее — ГК РФ.
    <3> Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК РФ).
    Таким образом, на уровне ГК РФ в качестве ограничений права некоммерческих организаций на занятие предпринимательской деятельностью устанавливались два условия:
    — осуществление предпринимательской деятельности должно служить достижению (некоммерческих) целей создания организации;
    — сама предпринимательская деятельность некоммерческой организации должна соответствовать целям ее создания.
    Кроме того, в самом определении понятия некоммерческой организации наряду с критерием цели ее создания закреплен запрет на распределение прибыли между участниками некоммерческой организации.
    Наряду с общими ограничениями существуют ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности отдельными видами некоммерческих организаций на уровне норм специальных федеральных законов, в том числе путем перечисления разрешенных видов предпринимательской деятельности <4>.
    ———————————
    <4> Например, в пункте 3 ст. 31 Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ «О политических партиях» (ред. от 21.07.2014) определены возможные виды предпринимательской деятельности политической партии, к ним относятся: а) информационная, рекламная, издательская и полиграфическая деятельность; б) изготовление и продажа сувенирной продукции с символикой и (или) наименованием политической партии, а также изготовление и продажа издательской и полиграфической продукции; в) продажа и сдача в аренду имеющегося в собственности политической партии движимого и недвижимого имущества.
    В научной литературе на протяжении длительного времени велась оживленная дискуссия о том, должны ли некоммерческие организации осуществлять предпринимательскую деятельность или им надлежит придерживаться в своей деятельности целей создания.
    Так, Т.В. Сойфер, присоединяясь к мнению других ученых <5>, пишет следующее: «Предоставление некоммерческим организациям возможности осуществлять предпринимательскую деятельность в условиях, когда ограничивающие ее рамки не являются достаточно четкими, приводит к тому, что многие из них изначально ориентируются на извлечение прибыли, ибо однозначно определить, какая цель деятельности для некоммерческой организации является основной, а какая неосновной, затруднительно» <6>.
    ———————————
    <5> Похожего мнения придерживается проф. В.С. Белых, см.: Предпринимательское право России: Учеб. / Отв. ред. В.С. Белых. С. 185. Определенные опасения в связи с коммерциализацией деятельности некоммерческих организаций высказываются в литературе многими другими авторами. См., например: Блошенко М.В. Ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций // Общество и право. 2011. N 5. С. 89 — 92; и др.
    <6> Сойфер Т.В. Некоммерческие организации: некоторые проблемы гражданско-правового статуса // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 2. С. 3 — 13; СПС «КонсультантПлюс».
    Данный вывод подтверждается и анализом судебной практики российских арбитражных судов, которыми рассмотрено значительное число дел, где косвенно или прямо затрагивались проблемы участия некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности <7>.
    ———————————
    <7> См., например: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 7 марта 2008 г. по делу N А56-51808/2006, от 14 апреля 2008 г. по делу N А56-25137/2007; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15 мая 2009 г. по делу N А32-14334/2008-26/227.
    Д.И. Степанов, напротив, считает излишним беспокойство о чрезмерной коммерциализации некоммерческих организаций и перетекании предпринимательской деятельности в форму некоммерческой организации. Он предлагает в регулировании деятельности некоммерческих организаций отказаться от каких-либо ограничений в части осуществления ими предпринимательской деятельности и руководствоваться единственным квалифицирующим критерием, обособляющим подобные организации в отдельный тип юридического лица, и этот критерий — запрет на распределение прибыли среди участников некоммерческой организации (далее в цитате — НКО). По его мнению, «указанный запрет, будучи встроенным в правовую конструкцию НКО, изначально делает невозможным использовать форму НКО как правовую модель, ориентированную на максимизацию прибыли. В тех же случаях, когда обстоятельства, сопровождающие функционирование конкретной НКО, подвигают к коммерциализации подобной организации, следует не только не препятствовать такому движению, а, напротив, создавать предпосылки к переходу из формы НКО в форму коммерческой организации» <8>.
    ———————————
    <8> Степанов Д.И. В поисках критерия разграничения юридических лиц на два типа и принципа обособления некоммерческих организаций // Вестник гражданского права. 2007. N 3; СПС «КонсультантПлюс».
    Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ <9> внес существенные изменения в ст. 50 ГК РФ, закрепив в пункте 3 исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций и изложив пункт 4 в следующей редакции: «Некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям».
    ———————————
    <9> Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.
    В связи с этим возникает ряд вопросов: как соотносятся понятия «предпринимательская деятельность» и «приносящая доход деятельность», означает ли замена первого на второе запрет некоммерческим организациям осуществлять предпринимательскую деятельность либо под доходной деятельностью понимается и предпринимательская деятельность в том числе?
    Законодатель, несмотря на имеющиеся проблемы правового регулирования участия некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности, к сожалению, не стремится облегчить ситуацию, напротив, он отказывается от правовой оценки предпринимательской деятельности некоммерческих организаций и уходит к использованию в отношении них иного понятия — «приносящая доход деятельность некоммерческих организаций». Причем, если понятие «предпринимательская деятельность» имеет легальное определение в ст. 2 ГК РФ, то, что представляет собой приносящая доход деятельность, в ГК РФ не раскрывается.
    Кроме того, если раньше в научной литературе и судебной практике прослеживалось различное отношение к необходимости указывать в уставе некоммерческой организации все осуществляемые виды предпринимательской деятельности, то сейчас в п. 4 ст. 50 ГК РФ такая необходимость применительно к доходной деятельности некоммерческих организаций прямо закреплена.
    Как справедливо отмечается в литературе <10>, «с момента введения в действие ГК РФ существовало два терминологических разделения: для всех некоммерческих организаций использовался термин «предпринимательская деятельность», для учреждений — «ведение деятельности, приносящей доход».
    ———————————
    <10> Гросул Ю.В. О праве некоммерческих организаций на занятие предпринимательской деятельностью // Предпринимательское право. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом». 2013. N 3. С. 16 — 18; СПС «КонсультантПлюс».
    Анализ положений ст. 298 ГК РФ об условиях осуществления приносящей доход деятельности различными типами учреждений позволяет сделать вывод о том, что указанные положения в основном совпадают с требованиями, закрепленными сейчас в п. 4 ст. 50 ГК РФ, так, «учреждение вправе осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и соответствующую этим целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах» (п. 2, п. 3 ст. 298).
    На первый взгляд, можно сделать вывод о том, что в отношении некоммерческих организаций законодатель в перспективе предполагает вовсе отказаться от использования термина «предпринимательская деятельность». Все дополнительные доходы, необходимые некоммерческой организации, будут рассматриваться как доходы от деятельности, включенной в содержание специальной правоспособности данных юридических лиц <11>. Косвенно данный вывод находит подтверждение и в нормах других федеральных законов, например, в п. 5 ст. 4 Закона «О защите конкуренции» к хозяйствующим субъектам наряду с коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями относятся некоммерческие организации, осуществляющие деятельность, приносящую им доход <12>.
    ———————————
    <11> См.: Гросул Ю.В. О праве на занятие предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций (на примере высших учебных заведений) // Юрист. 2013. N 12. С. 27 — 29; СПС «КонсультантПлюс».
    <12> Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.
    Ученые, которые в своих работах исследовали особенности осуществления учреждениями деятельности, приносящей доход, как правило, не отождествляли такую деятельность с предпринимательской. К примеру, по мнению К.П. Кряжевских, приносящая доходы деятельность учреждений не может быть рассмотрена как предпринимательская, ибо отсутствуют главные критерии предпринимательства, установленные ст. 2 ГК РФ: получение прибыли, самостоятельность и осуществление ее на свой риск, что связано с существованием субсидиарной ответственности собственника наряду с максимально усеченной имущественной базой собственной ответственности учреждения, нестандартным имущественным режимом этой базы и специальной правоспособностью <13>.
    ———————————
    <13> Кряжевских К.П. Правовая природа самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным финансируемым собственником учреждением на доходы от «предпринимательской» деятельности // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2003. С. 176.
    Ю.Г. Лескова также отмечает, что «…предпринимательская деятельность направлена именно на получение прибыли (ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Следовательно, деятельность учреждений, приносящая доход, не во всех случаях может быть рассмотрена как предпринимательская. Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 298 ГК РФ не отождествляет рассматриваемую деятельность с предпринимательской» <14>.
    ———————————
    <14> Лескова Ю.Г. Предпринимательская и приносящая доход деятельность некоммерческих организаций // Цивилист. 2009. N 2; СПС «КонсультантПлюс».
    Как видно из приведенных высказываний, авторы, определяя содержание и признаки приносящей доход деятельности некоммерческих организаций, а также пытаясь отграничить такую деятельность от предпринимательства, указывали на основное отличие предпринимательской деятельности от доходной, а именно на ее цель — систематическое получение прибыли.
    И здесь возникает еще одна проблема, связанная с определением содержания понятий «прибыль» и «доход» и их соотношением. Несмотря на то что действующее законодательство категории «прибыль» и «доход» очень широко использует, однако общих легальных определений для них не содержит по причине многогранности, многофункциональности данных категорий и обусловленности их содержания выполнением различных экономических функций.
    В экономической теории все известные определения понятия «прибыль» даются через использование термина «доход», например, В.П. Грузинов, В.Д. Грибов указывают, что «прибыль как экономическая категория отражает чистый доход, созданный в сфере материального производства в процессе предпринимательской деятельности» <15>. Е.Ф. Борисов пишет: «В самой общей форме прибыль можно определить как доход фирмы, который выступает в виде прироста примененного капитала» <16>.
    ———————————
    <15> Экономика предприятия: Учебное пособие / Под ред. В.П. Грузинова, В.Д. Грибова. М., 2000. С. 88.
    <16> Экономическая теория: Учебник / Под ред. Е.Ф. Борисова. М., 1997. С. 289.
    Налоговый кодекс РФ <17> в ст. 247, определяя объект налогообложения по налогу на прибыль организаций, под которыми имеются в виду как коммерческие, так и некоммерческие юридические лица, признает прибылью полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с нормами Налогового кодекса РФ. А объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, согласно ст. 209 Налогового кодекса РФ являются именно доходы, а не прибыль.
    ———————————
    <17> Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. N 32. Ст. 3340.
    В свое время В.С. Белых предлагал в числе изменений понятия «предпринимательская деятельность» дополнить ее определение следующим образом: «деятельность, направленная на систематическое извлечение прибыли (дохода)» <18>. К примеру, в ст. 10 Гражданского кодекса Республики Казахстан при определении признаков предпринимательской деятельности указывается на получение дохода, а не прибыли: «Предпринимательство — это инициативная деятельность граждан и юридических лиц, независимо от формы собственности, направленная на получение чистого дохода путем удовлетворения спроса на товары (работы, услуги)…» <19>. Поэтому закрепление в отечественном определении понятия предпринимательской деятельности в качестве цели деятельности направленности на систематическое получение дохода либо прибыли (дохода) внесло бы, на наш взгляд, определенную ясность в правовое регулирование отношений по осуществлению предпринимательства физическими лицами и некоммерческими организациями.
    ———————————
    <18> Белых В.С. Концепция развития гражданского законодательства: некоторые общие и частные предложения // Российское право: образование, практика, наука. 2009. N 9. С. 21 — 22.
    <19> См.: статья 10 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) от 27.12.1994. URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1006061#sub_id=100000 (дата обращения: 16.10.2014).
    Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» <20> в ст. 24 закрепляет несколько иной подход, нежели ГК РФ, к определению возможных видов деятельности некоммерческой организации. Так, в п. 2 ст. 24 говорится о том, что некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в ее учредительных документах. Из чего можно сделать вывод о том, что содержательно понятие «приносящая доход деятельность» шире, нежели понятие «предпринимательская деятельность», и предпринимательская деятельность для некоммерческой организации является разновидностью доходной деятельности. Этот вывод подтверждается дальнейшим указанием на возможные виды такой деятельности: «Приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика» (п. 2 ст. 24). Если в указанном перечне «приносящее прибыль производство товаров и услуг» является в чистом виде предпринимательской деятельностью, то, к примеру, «участие в хозяйственных обществах» предпринимательской деятельностью не является, хотя доход в виде дивидендов приносить будет.
    ———————————
    <20> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
    На наш взгляд, именно таким образом следует понимать приносящую доход деятельность некоммерческих организаций — как содержательно более широкое понятие, чем предпринимательская деятельность. Однако остается догадываться, как повлияют и повлияют ли последние изменения главы 4 ГК РФ на редакцию ст. 24 Закона «О некоммерческих организациях».
    Не совсем ясно, зачем отечественный законодатель стремится к использованию новых терминов вместо привычных и получивших хоть какое-то толкование в доктрине и судебной практике? Иное название предпринимательской деятельности некоммерческих организаций не поменяет экономическую суть такой деятельности. «Отсутствие связи между экономическими отношениями и их отражением в праве приведет к отсутствию эффективных механизмов регулирования» <21> предпринимательской деятельности некоммерческих организаций.
    ———————————
    <21> Гросул Ю.В. О праве на занятие предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций (на примере высших учебных заведений) // Юрист. 2013. N 12. С. 27 — 29; СПС «КонсультантПлюс».

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Предпринимательское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

§ 3. Деятельность некоммерческих организаций, приносящая доход

Гражданский кодекс РФ сохраняет дихотомическую классификацию юридических лиц на коммерческие и некоммерческие.

Некоммерческими организациями признаются организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

Гражданский кодекс РФ с изменениями, внесенными Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, приводит закрытый перечень некоммерческих организаций, т.е. они не могут создаваться в иных формах, чем это предусмотрено самим ГК РФ. Некоммерческие организации, как и коммерческие, могут создаваться в форме корпорации или унитарной организации.

Некоммерческими корпоративными организациями признаются юридические лица, не преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50 и ст. 65 ГК РФ), учредители (участники) которых приобретают право участия (членства) в них и формируют их высший орган в соответствии с п. 1 ст. 65.3 ГК РФ.

Наряду с ГК РФ деятельность некоммерческих организаций регулируется Законом о некоммерческих организациях и иными федеральными законами, которые до приведения в соответствие с ГК РФ действуют в части, не противоречащей положениям ГК РФ.

Как указано в п. 2 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях, некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

Институт некоммерческих организаций в последние годы неоднократно подвергался реформированию. В числе новелл — признание разновидностью ассоциаций (союзов) объединений лиц, имеющих целями координацию их предпринимательской деятельности, представление и защиту общих имущественных интересов, профессиональных объединений граждан, не имеющих целью защиту трудовых прав и интересов своих членов, профессиональных объединений граждан, не связанных с их участием в трудовых отношениях (объединений нотариусов, оценщиков, лиц творческих профессий и др.), саморегулируемых организаций и их объединений. При этом особенности правового положения ассоциаций (союзов) отдельных видов могут быть установлены законами (ст. 123.8 ГК РФ).

Некоммерческая организация может осуществлять деятельность, приносящую доход. То есть в ныне действующей редакции п. 4 ст. 50 ГК РФ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ) законодатель отходит от использования применительно к функционированию большинства некоммерческих организаций понятия «предпринимательская деятельность», содержательно предполагающего самостоятельную деятельность, осуществляемую на свой риск, направленную на систематическое получение прибыли. Теперь осуществление предпринимательской деятельности в значении, которое придается этому понятию в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ, характерно только для коммерческих организаций.

Применительно к автономной некоммерческой организации законодатель по-прежнему применяет термин «предпринимательская деятельность» (п. 5 ст. 123.24 ГК РФ). Предпринимательской деятельностью могут заниматься и государственные корпорации, созданные в соответствии со специальными федеральными законами.

Отличаются ли сущностно предпринимательская деятельность и деятельность некоммерческой организации, приносящая доход? Для определения предпринимательской деятельности используется категория «прибыль», представляющая собой обобщающий показатель финансовой деятельности, который определяется как полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов (ст. 247 НК РФ). Для определения деятельности некоммерческой организации законодатель оперирует понятием «доход» — экономическая выгода в денежной или натуральной форме (ст. 41 НК РФ).

На наш взгляд, при введении категории «деятельность, приносящая доход» применительно к некоммерческим организациям мы имеем дело с попыткой законодателя провести более четкую классификацию между некоммерческими и коммерческими организациями и с обусловленной этим стремлением особенностью законодательной техники, когда законодатель применительно к деятельности коммерческой организации использует дефиниции «предпринимательская деятельность» и «прибыль», а применительно к некоммерческим организациям — понятие «деятельность, приносящая доход». Сущностно или содержательно понятия «предпринимательская деятельность» и «деятельность, приносящая доход» не отличаются.

Такой вывод следует и исходя из анализа субъективной стороны ответственности некоммерческой организации, осуществляющей деятельность, приносящую доход. Несет ли такая организация ответственность как предприниматель независимо от вины или на нее не распространяются особенности, предусмотренные нормой п. 3 ст. 401 ГК РФ, предполагающей усиленную ответственность предпринимателя? Для ответа на этот вопрос зададимся еще одним вытекающим из него вопросом: а должен ли контрагент некоммерческой организации быть поставлен в менее защищенное положение с точки зрения возможности взыскания убытков за ненадлежащее исполнение некоммерческой организацией своих обязательств, связанных с деятельностью, приносящей доход, чем если бы он имел дело с коммерческой организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность? Очевидно, что нет.

Верховный Суд РФ в п. 21 Постановления Пленума от 23 июня 2015 г. № 25 отметил, что на некоммерческую организацию, осуществляющую приносящую доход деятельность, распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 6 ГК РФ). Следовательно, при осуществлении деятельности, приносящей доход, некоммерческие организации несут ответственность, как и предприниматели, независимо от вины (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Как это буквально следует из п. 4 ст. 50 ГК РФ, некоммерческая организация может осуществлять приносящую доход деятельность при наличии нескольких условий:

  • если это предусмотрено ее уставом (т.е. некоммерческая организация имеет специальную правоспособность);
  • лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана (т.е. укреплять материально-техническую базу, быть источником формирования имущества, используемого для целей организации, привлекать к труду членов организации, имеющих физические недостатки и лишенных возможности трудиться в обычных условиях, способствовать реализации прочих общественно полезных целей некоммерческой организации);
  • если это соответствует целям, предусмотренным в уставе некоммерческой организации (т.е. некоммерческая организация должна не выходить за рамки ее специальной правоспособности).

Конечно, при этом деятельность, приносящая доход, не должна быть запрещена законом для соответствующей некоммерческой организации и не должна становиться для нее основным видом деятельности, такая организация превратится в коммерческую (п. 1 ст. 50 ГК РФ).

Относительно разграничения предпринимательской деятельности коммерческих и некоммерческих организаций С.Д. Могилевский правильно писал: «Законодатель совершенно определенно установил, что создание некоммерческой организации не должно быть в первую очередь связано с требованием к ней со стороны учредителей получать прибыль от ее деятельности», — и далее: «Фактически осуществление предпринимательской деятельности некоммерческой организацией есть не что иное, как один из способов достижения тех целей, которые лежали в основе ее создания и направлены на достижение общественных благ (п. 2 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях). А для коммерческих организаций осуществление предпринимательской деятельности есть способ достижения ее основной цели — извлечение прибыли».

К некоммерческой организации, осуществляющей деятельность, приносящую доход, Гражданским кодексом РФ с изменениями, внесенными Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, предъявляется также следующее требование: некоммерческая организация, уставом которой предусмотрено осуществление приносящей доход деятельности, за исключением казенного и частного учреждений, должна иметь достаточное для осуществления указанной деятельности имущество рыночной стоимостью не менее минимального размера уставного капитала, предусмотренного для обществ с ограниченной ответственностью. То есть к имуществу, которым должна обладать некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую доход, предъявляется требование как субъективного порядка — этого имущества должно быть достаточно для осуществления такой деятельности, так и объективного критерия — рыночная стоимость имущества некоммерческой организации, осуществляющей деятельность, приносящую доход, должна быть не менее минимального уставного капитала для ООО.

Заметим, что с учетом незначительного размера уставного капитала ООО (10 тыс. руб.) указанная норма вряд ли станет гарантией прав кредиторов некоммерческих организаций.

Следует подчеркнуть, что сравнение размера имущества некоммерческой организации с уставным капиталом хозяйственного общества — не более чем законодательный прием.

Как правильно заметили Н.В. Козлова и С.Ю. Филиппова, «имущество некоммерческой организации, о котором говорится в п. 5 ст. 50 ГК, не является уставным капиталом и не выполняет функции, характерные для уставного капитала общества с ограниченной ответственностью… в некоммерческих организациях доли участия не определяются, прибыль не распределяется (п. 1 ст. 50 ГК). Кроме того, в каждый момент времени своего существования общества с ограниченной ответственностью не обязаны иметь в наличии имущество, стоимость которого соответствует уставному капиталу. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью представляет собой условную величину, которая отражается в уставе общества… В отличие от обществ некоммерческая организация, уставом которой предусмотрена возможность осуществления приносящей доход деятельности, в любой момент времени фактически должна обладать имуществом в указанном законом размере». Далее авторы правильно отмечают, что «в Кодексе не указывается, кто и в каком порядке определяет достаточность имущества некоммерческой организации для осуществления приносящей доход деятельности. <…> ГК не содержит указания на последствия совершения сделки при недостаточности имущества некоммерческой организации. Правовые последствия несоблюдения требований о минимальной стоимости имущества некоммерческой организации также не установлены».

Следует согласиться с мнением Н.В. Козловой и С.Ю. Филипповой, что в этом случае некоммерческая организация должна исключить из своего устава положения о возможности осуществлять приносящую доход деятельность.

По аналогии с тем, как классифицировалась предпринимательская деятельность в Законе о некоммерческих организациях (п. 2 ст. 24), деятельность, приносящая доход, осуществляемая некоммерческими организациями, может быть разграничена нами на следующие способы:

  • непосредственное производство товаров и услуг в рамках специальной правоспособности некоммерческой организации;
  • приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав;
  • участие в других коммерческих организациях.

Не каждый из указанных способов осуществления деятельности возможен для всех организационно-правовых форм некоммерческих организаций. Так, согласно п. 5 ст. 123.24 ГК РФ автономная некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую деятельность, только создавая хозяйственные общества и участвуя в них.

Возможность осуществления некоммерческими организациями предпринимательской деятельности всегда имела неоднозначную оценку специалистов. С одной стороны, она позволяет некоммерческим организациям решать вопросы укрепления своей материально-технической базы и дальнейшего развития основной деятельности, с другой стороны, под вывеской некоммерческих организаций иногда фактически осуществляется разноплановая предпринимательская деятельность, имеющая в качестве главной цели отнюдь не общественно полезные цели.

В целях предотвращения возможных злоупотреблений законодатель, в частности, пошел по пути унификации налогообложения прибыли, получаемой организациями, независимо от их вида. Концепцией гл. 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ является определение круга налогоплательщиков независимо от разделения их на виды. Плательщиками налога на прибыль являются как коммерческие, так и некоммерческие организации. Принцип исключения из налогооблагаемой базы доходов некоммерческих организаций, получаемых ими не от предпринимательской деятельности, остался только в части невключения в налоговую базу так называемых целевых поступлений на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, использованных ими по назначению. При этом налогоплательщики — получатели указанных целевых поступлений — обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (понесенных) в рамках целевых поступлений (п. 2 ст. 251 НК РФ).

Имущество и доходы, приобретаемые некоммерческими организациями в результате деятельности, приносящей доход, как правило, поступают в их собственность. Так, согласно п. 4 ст. 123.1 ГК РФ некоммерческая корпоративная организация является собственником своего имущества. Иначе законодатель регулирует имущественный статус учреждений: доходы частных, автономных, бюджетных учреждений, полученные ими от деятельности, приносящей доход, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения (ст. 298 ГК РФ), в отличие от общего для указанных учреждений режима оперативного управления имуществом.

Доходы, полученные казенным учреждением от деятельности, приносящей доход, поступают в бюджет бюджетной системы РФ (п. 4 ст. 298 ГК РФ).

Правовая природа предоставленного частным, автономным, бюджетным учреждениям права самостоятельного распоряжения доходами от приносящей такие доходы деятельности неоднозначно определяется специалистами. Многие специалисты придерживаются мнения, что закрепленное в ст. 298 ГК РФ право является правом хозяйственного ведения. Другая позиция состоит в том, что доходы, получаемые учреждением от предпринимательской деятельности, поступают в собственность учреждения, поскольку только собственник может самостоятельно распоряжаться имуществом. Третья точка зрения заключается в том, что право самостоятельного распоряжения учреждением доходами от приносящей такие доходы деятельности является особым вещным правом, которое не укладывается ни в рамки оперативного управления, ни в рамки права собственности. И наконец, последняя концепция состоит в том, что применительно к учреждениям, не являющимся частными, государство остается единым и единственным собственником имущества, принадлежащего учреждению на праве оперативного управления. Осуществляя деятельность, приносящую доход, такое учреждение приобретает право самостоятельно, в рамках специальной хозяйственной компетенции распоряжаться полученными от такой деятельности доходами и приобретенным за счет этих доходов имуществом. Сами же доходы и приобретенное имущество по-прежнему принадлежат учреждению на праве оперативного управления.

Для отдельных видов некоммерческих организаций существуют законодательно установленные ограничения в осуществлении предпринимательской деятельности, приносящей доход.

Примером ограничения деятельности некоммерческих организаций в сфере предпринимательства может служить запрет для благотворительной организации участвовать в хозяйственных обществах совместно с другими лицами (п. 4 ст. 12 Федерального закона от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»).

В законодательстве установлены также ограничения возможности участия некоммерческих организаций в отдельных обязательствах. Так, только некоммерческие организации не могут выступать в качестве финансовых агентов по договору финансирования под уступку денежного требования (ст. 825 ГК РФ), быть сторонами в договоре коммерческой концессии (п. 3 ст. 1027 ГК РФ), выступать доверительным управляющим (п. 1 ст. 1015 ГК РФ). Некоммерческая организация не может выступать в роли управляющей организации, исполняющей полномочия единоличного исполнительного органа хозяйственного общества (п. 1 ст. 69 Закона об АО, п. 2 ст. 33 Закона об ООО).

Законодательством могут устанавливаться и иные ограничения деятельности некоммерческих организаций, приносящей доход. Ограничительные нормы направлены прежде всего на то, чтобы оградить некоммерческие организации от излишней коммерциализации, чтобы предпринимательская деятельность не стала препятствием для некоммерческих организаций в осуществлении ими уставной деятельности, направленной на удовлетворение общественно полезных целей.

В целом заметим, что ограничения на деятельность некоммерческих организаций, приносящую доход, весьма незначительны и позволяют им принимать активное участие в имущественном обороте, обеспечивая материальную базу для своей деятельности.

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2006 г. № 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций» некоммерческие организации, созданные в организационно-правовой форме фонда, автономной некоммерческой организации, общественной организации, общественного фонда или религиозной организации, могут образовать целевой капитал и стать его собственником.

Целевой капитал некоммерческой организации — часть имущества некоммерческой организации, которая формируется и пополняется за счет пожертвований, внесенных в порядке и в целях, которые предусмотрены законом, и (или) за счет имущества, полученного по завещанию, а также за счет неиспользованного дохода от доверительного управления указанным имуществом. Целевой капитал передается некоммерческой организацией в доверительное управление управляющей компании в целях получения дохода, используемого для финансирования уставной деятельности такой некоммерческой организации или иных некоммерческих организаций.

Формирование целевого капитала и использование дохода от целевого капитала могут осуществляться в строго предусмотренных Законом целях (ст. 3 Закона «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»). Некоммерческая организация обязана вести обособленный бухгалтерский учет всех операций, связанных с получением имущества на формирование и пополнение целевого капитала, передачей имущества, составляющего целевой капитал, в доверительное управление управляющей компании, с использованием дохода от целевого капитала, распределением такого дохода в пользу иных получателей дохода от целевого капитала.

Таким образом, целевой капитал некоммерческой организации — это имущество, которое имеет самостоятельный режим использования, не связанный с осуществлением некоммерческой организацией деятельности, приносящей доход.

Далее – § 4. Предпринимательская деятельность структурных подразделений коммерческих организаций

Предпринимательская и приносящая доход деятельность некоммерческих организаций

Лескова Юлия Геннадьевна, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета.

Некоммерческие организации могут выступать субъектами предпринимательских отношений. Право некоммерческих организаций заниматься предпринимательской деятельностью закрепляется не только в ГК РФ, в ФЗ от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (в ред. от 13 мая 2008 г.) <1>, но и в ряде специальных законов (например, ФЗ от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (в ред. от 2 февраля 2006 г.) <2>, ФЗ от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 28 февраля 2008 г.) <3>, ФЗ от 3 ноября 2006 г. N 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» (в ред. от 18 октября 2007 г.) <4>, Законе РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 «Об образовании» (в ред. от 27 октября 2008 г.) <5> и т.д.). Ведение предпринимательской деятельности некоммерческих организаций ограничено двумя условиями: во-первых, она должна осуществляться лишь для достижения целей, ради которых создана данная некоммерческая организация, и, во-вторых, она должна соответствовать этим целям. То есть, во-первых, доходы от предпринимательской деятельности должны служить источником формирования имущества, используемого для реализации уставных целей некоммерческой организации, во-вторых, предпринимательская деятельность по своей направленности должна быть ограничена только сферой уставных задач и не может выходить за эти рамки. В этой связи следует заметить, что ряд законов по-разному определяют пределы осуществления предпринимательской деятельности некоммерческих организаций в зависимости от их вида. Так, например, в п. 1 ст. 47 Закона РФ «Об образовании» закреплено положение, согласно которому образовательное учреждение вправе вести предпринимательскую деятельность, предусмотренную его уставом. Согласно ч. 7 ст. 4 ФЗ «Об автономных учреждениях» автономное учреждение вправе осуществлять иные виды деятельности лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, при условии, что такие виды деятельности указаны в его уставе. Таким образом, уставы образовательного учреждения и автономного учреждения должны содержать полный и исчерпывающий перечень видов деятельности, которыми названные организации вправе заниматься, что означает существенное ограничение их правоспособности по сравнению с другими некоммерческими организациями. Например, согласно ч. 1 ст. 37 ФЗ «Об общественных объединениях» общественные объединения могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую им. Аналогичное правило закреплено в ряде законов применительно к таким некоммерческим организациям, как благотворительные организации, религиозные организации, государственные корпорации, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации. Следовательно, не ограниченные определенными видами деятельности общественные объединения (благотворительные организации, религиозные организации и др.) вправе совершать любые сделки с учетом целей создания. Значит, правоспособность общественных объединений шире правоспособности образовательного учреждения и автономного учреждения, так как все виды деятельности, которые может совершать организация, предусмотреть невозможно.

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
<2> СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930.
<3> СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.
<4> СЗ РФ. 2006. N 45. Ст. 4626.
<5> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1797.

На основе анализа норм гражданского законодательства, устанавливающего содержание и пределы осуществления предпринимательской деятельности некоторых видов некоммерческих организаций, можно сделать вывод, что на уровне закона данный вопрос решен неоднозначно и вызывает споры. Думается, для его решения необходимо исходить из разграничения юридических лиц на коммерческие и некоммерческие, критериями которого являются основная цель деятельности и распределение полученной от предпринимательской деятельности прибыли. Именно основная цель деятельности — достижение общественных благ для некоммерческих организаций — предопределяет, в какие отношения может вступать такая организация, какие виды деятельности осуществлять. Перечень же разрешенных в законе или уставе видов предпринимательской деятельности не решает проблемы критерия соответствия или несоответствия этой деятельности целям создания некоммерческой организации. Для признания организации некоммерческой не имеет значения, какие именно виды деятельности будут осуществляться для достижения поставленных перед нею целей. Главное, чтобы их достижению способствовал любой вид деятельности, ею осуществляемой и не противоречащей требованию закона. Требование к установлению перечня видов предпринимательской деятельности неизбежно будет стеснять возможности этих организаций по достижению целей их создания. Считаем целесообразным внести изменения в п. 1 ст. 47 ФЗ «Об образовании» и в ч. 7 ст. 4 ФЗ «Об автономных учреждениях», исключив указание на то, что образовательные учреждения и автономные учреждения вправе вести предпринимательскую деятельность, предусмотренную их уставом. При этом специальная правоспособность не становится общей, так как некоммерческие организации осуществляют свою деятельность и используют имеющееся у них имущество для достижения целей, предусмотренных в их учредительных документах (п. 1 ст. 24 ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Предпринимательская деятельность является одной из форм реализации специальной правоспособности некоммерческих организаций. Однако применительно к учреждениям законодатель предусматривает возможность ведения ими приносящей доход деятельности. Данным видом деятельности учреждения вправе заниматься только в случае наделения их таким правом в уставе. ГК РФ в качестве общего правила устанавливает, что устав юридического лица утверждается его учредителями. В соответствии со ст. 14 ФЗ «О некоммерческих организациях» устав частного учреждения должен утверждаться собственником. Согласно п. 2 ст. 13 Закона РФ «Об образовании» устав гражданского образовательного учреждения в части, не урегулированной законодательством РФ, разрабатывается им самостоятельно и утверждается его учредителем; в п. 2 ст. 32 названного Закона предусмотрено, что устав разрабатывается и принимается образовательным учреждением. Как видим, устав учреждения, в том числе и образовательного, утверждается собственником, поэтому учреждение вправе заниматься деятельностью, приносящей доход только с согласия собственника и исключительно по его усмотрению. Исходя из этого, вряд ли можно согласиться с мнением З.А. Ахметьяновой, которая соглашается с имеющей место в юридической литературе точкой зрения, согласно которой собственник не может «лишить учреждение права заниматься предпринимательской деятельностью вопреки нормам закона, руководствуясь только своим усмотрением…» <6>.

<6> См.: Ахметьянова З.А. О доходах учреждений и их правовом режиме // Финансовое право. 2008. N 3.

В ст. 298 ГК РФ законодатель прямо не называет деятельность учреждения, направленную на получение доходов, предпринимательской. С точки зрения Е.В. Коршиковой, она считается ст. 2 ГК РФ предпринимательской <7>. Однако в юридической литературе высказана и иная позиция. З.А. Ахметьянова предлагает определить приносящую доходы деятельность как предусмотренную учредительными документами некоммерческой организации самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на получение дохода от использования имущества, продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг и т.д., направленных на реализацию целей создания такой деятельности <8>. На наш взгляд, данное определение мало чем отличается от определения предпринимательской деятельности: в основу разграничения автором положены два критерия — закрепление возможности ведения приносящей доходы деятельности в учредительных документах и порядок использования полученных доходов. Представляется, что данные критерии вытекают из особенностей ведения некоммерческими организациями предпринимательской деятельности и вовсе не характеризуют специфику ведения учреждением приносящей доходы деятельности.

<7> См.: Коршикова Е.В. Формы муниципального имущества для осуществления предпринимательской деятельности: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. С. 177.
<8> См.: Ахметьянова З.А. Указ. соч.

По убеждению К.П. Кряжевских, приносящая доходы деятельность учреждений не может быть рассмотрена как предпринимательская, ибо отсутствуют главные критерии предпринимательства, установленные ст. 2 ГК РФ: получение прибыли, самостоятельность и осуществление ее на свой риск, что связано с существованием субсидиарной ответственности собственника наряду с максимально усеченной имущественной базой собственной ответственности учреждения, нестандартным имущественным режимом этой базы и специальной правоспособностью <9>. Известно, что субсидиарная ответственность носит дополнительный характер и наступает только при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. В ГК РФ предусматривается субсидиарная ответственность участников полного товарищества по его обязательствам, которые, в соответствии с заключенным между ними договором, занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества. Таким образом, ГК РФ допускает субсидиарную ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности. Тем не менее нельзя не отметить, что частные и бюджетные учреждения отвечают по своим обязательствам не всем своим имуществом, а находящимися в его распоряжении денежными средствами. При рассмотрении имущественной ответственности названных учреждений следует говорить не об отсутствии у них самостоятельности, а о ее ограничении. Ограничение ответственности учреждений обусловлено ограниченным вещным правом — правом оперативного управления, на основании которого имущество находится у учреждения. Однако ограниченность вещного права не явилась препятствием для признания законодателем соответствующей деятельности унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления (казенных предприятий), предпринимательской и для отнесения их к коммерческим организациям (ст. ст. 113, 115 ГК РФ). Что же касается специальной правоспособности, то она означает соответствие видов деятельности целям создания некоммерческой организации, что не устраняет возможности в рамках поставленных перед некоммерческой организацией основных целей деятельности заниматься предпринимательской деятельностью и получать прибыль.

<9> См.: Кряжевских К.П. Правовая природа самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным финансируемым собственником учреждением на доходы от «предпринимательской» деятельности // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2003. С. 176.

Исходя из сказанного, мы не исключаем того, что приносящая доходы деятельность учреждений сочетает в себе некоторые признаки, предусмотренные ст. 2 ГК РФ: извлечение прибыли, осуществление ее учреждением на свой риск, под свою имущественную ответственность. Но нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что деятельность учреждений, направленная на получение доходов, имеет свои специфические черты. Прежде всего необходимо учитывать, что учреждение — некоммерческая организация, поэтому деятельность, направленная на получение доходов, носит вспомогательный характер. Причем доходы расходуются строго в соответствии с целями и задачами деятельности учреждения, они являются дополнительными по отношению к источникам финансирования, которое осуществляет собственник. Анализ ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ приводит нас к выводу о том, что к предпринимательской деятельности нельзя отнести следующие случаи получения доходов учреждениями:

во-первых, действия, связанные с разовым извлечением прибыли, а равно приводящие к получению случайных разовых доходов, побочных заработков (под предпринимательской деятельностью следует понимать деятельность, направленную на систематическое получение прибыли);

во-вторых, получение учреждением имущества в виде дара, пожертвований, по завещанию.

В подтверждение того, что к предпринимательской деятельности по крайней мере не относятся случаи получения учреждением доходов в порядке наследования, дара, в результате благотворительной деятельности, служит положение п. 2 ст. 251 Налогового кодекса РФ. В соответствии с ним эти виды поступления имущества не учитываются при определении налоговой базы, если расходуются на содержание учреждения и ведение уставной деятельности. Указанные случаи получения доходов не рассматриваются как получение прибыли. Значит, они не облагаются налогом на прибыль. Однако предпринимательская деятельность направлена именно на получение прибыли (ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Следовательно, деятельность учреждений, приносящая доход, не во всех случаях может быть рассмотрена как предпринимательская. Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 298 ГК РФ не отождествляет рассматриваемую деятельность с предпринимательской, а в соответствии со ст. 47 Закона «Об образовании» образовательное учреждение вправе вести не только предпринимательскую деятельность, но и иную приносящую доход деятельность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *