Беспомощное состояние

Обстоятельства беспомощного состояния потерпевшего в 2019 году

В уголовном праве выделяют субъективные и объективные обстоятельства беспомощности человека, в отношении которого было совершено преступление:

  • субъективные обстоятельства – это индивидуальные особенности организма потерпевшего. Сюда можно включить малолетний возраст жертвы, престарелость, наличие у потерпевшего психической или физической патологии, заболевания;
  • объективные обстоятельства – это такие ситуации, при которых в момент совершения преступником злодеяния жертва находилась в беспомощном состоянии. Например, во время изнасилования потерпевшая находилась в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения, жертва была обездвижена – привязана подвешена придавлена, закрыта и т. п.

Убийство лица в беспомощном состоянии

Ответственность за лишение жизни другого человека предусмотрена статьей 105 УК РФ «Убийство». Санкция статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 6 до 15 лет. Однако наказание может быть куда строже.

Так, в п. 2 «в» указано, что если преступник совершил убийство в отношении лица, которое находилось с беспомощном состоянии (например, малолетний ребенок, человек, которому были перевязаны руки и ноги, поэтому никакого сопротивления он не мог оказать убийце), тогда ему грозит одно из следующих наказаний:

  • тюремное заключение сроком от 8 до 20 лет с ограничением свободы сроком 1-2 года;
  • пожизненное лишение свободы.

Беспомощное состояние при изнасиловании

В Уголовном кодексе есть статья 131, регламентирующая ответственность преступника-насильника.

Так, в п. 1 этой упомянутой статьи говорится, что изнасилование с использованием беспомощного состояния жертвы влечет за собой такое наказание для виновного:

  • тюремное заключение сроком 3-6 лет.

Женщина, девушка признается беспомощной при изнасиловании в том случае, если она в силу своего физического или психического состояния не могла оказать сопротивление виновному.

Например, 11-летняя девочка вообще не понимала происходящего, не знала, что с ней делают, зачем раздевают. Или, к примеру, девушка, страдающая ДЦП, в силу своих особенностей организма, не могла дать отпор насильнику.

Если речь идет о подростках в возрасте 14-18 лет, тогда говорить о беспомощном состоянии не приходится (в случае, если у жертвы нет никаких физических или психических проблем).

В 14 лет девочки уже понимают, что такое насилие сексуального характера, поэтому к беспомощной категории лиц их не относят. За изнасилование несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет предусмотрена другая ответственность по той же 131 статье УК РФ.

Если насильственные действия сексуального характера были совершены в отношении женщины, которая находилась в состоянии алкогольного опьянения, то не всегда такое состояние может быть расценено судьей, как беспомощное.

Беспомощным состоянием может быть признана только та степень опьянения жертвы, при которой женщина уже лишилась всякой возможности понимать значение происходящего либо она уже не может оказывать сопротивление насильнику.

Является ли сон беспомощным состоянием при убийстве?

Можно предположить, что убийство, совершенное в то время, когда жертва спала, можно считать отягчающим, поскольку по факту жертва находилась без сознания, то есть она не понимала, что ее сейчас лишат жизни. Однако это не совсем так.

При определении беспомощного состояния законодатель имел в виду, что в случае если лицо, находящееся в беспомощном состоянии, испытывает особые страдания, он как бы понимает, что его хотят убить, однако ничего не может предпринять, чтобы противостоять преступнику.

Именно поэтому считается, что в этом случае жертва испытывает особые страдания, ведь даже на помощь она не может никого позвать. Если же говорить о жертве, которая была убита во время сна, то здесь нет отягчающих обстоятельств.

Поэтому убийство человека, который в момент совершения преступления спал, нельзя отнести к преступлениям с отягчающими обстоятельствам.

В таком случае виновный будет привлечен к ответственности по части 1 статьи 105 УК РФ, где максимальный срок наказания – 15 лет лишения свободы (при умышленном убийстве 1 человека).

Оставление человека в беспомощном состоянии: ст. 125 УК РФ

Если некое лицо оставило без помощи другое лицо, которое находилось в опасном для жизни состоянии, при этом оно знало, что в отношении беззащитного будет совершено противоправное действие или преступление, тогда ему может грозить одно из следующих видов наказаний:

  • денежное взыскание до 80 тысяч рублей;
  • выполнение бесплатных общественно полезных работ сроком до 360 часов;
  • выполнение работ, назначенных судом, с вычетом определенной суммы в счет государства (срок работ – до 12 месяцев);
  • арест сроком до 3 месяцев;
  • лишение свободы сроком до 12 месяцев.

Пример из судебной практики: в Архангельске мужчину приговорили к тюремному заключению сроком на 11 лет за убийство своей матери, которая находилась в беспомощном состоянии.

Дело было так: мать (инвалид 1 группы, у женщины были ампутированы ноги) поссорилась с сыном на бытовой почве. Вспыльчивый сын, в порыве гнева, решил уйти из дому, бросив при этом мать-инвалида одну в холодном доме. Домой он вернулся только через неделю, обнаружив мать мертвой.

Судья пришел к выводу, что подозреваемый понимал, что своим бездействием может причинить тяжкий вред потерпевшей, однако несмотря на это, он оставил беспомощного человека самого в доме. При этом дом не отапливался (температура воздуха на момент расследования была 10 градусов, притом что жертву обнаружили мертвой в одном только подгузнике и майке).

Судья посчитал, что женщина испытала особые страдания и мучения, а ее сын мог предвидеть такой финал, предотвратить наступление ее смерти, однако не сделал этого.

Под беспомощным состоянием в уголовном праве понимается причинение лицу физических страданий, смерти при условии, что потерпевшее лицо в силу своей беспомощности не смогло оказать сопротивление виновнику преступления.

К беспомощным лицам можно отнести детей, престарелых людей, инвалидов, а также лиц, находящихся в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, душевнобольных.

Противоречия в теории уголовного права и судебной практике по вопросу психически беспомощного состояния жертвы преступления

В соответствии с п.3 Постановления Пленума Верховного суда “о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ”: изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказывать сопротивление виновному лицу.

В теории существует несколько точек зрения трактующих беспомощное состояние потерпевшей. Одни исследователи связывают психическую беспомощность потерпевшего лишь с болезненным изменением его сознания или состоянием, обусловленным недостаточным психическим развитием. Приверженцы другой точки зрения полагают, что неспособность жертвы понимать характер и значение совершаемых с нею действий и ее неспособность оказывать сопротивление следует трактовать шире, указывая не только на психическую беспомощность, возникающую в результате бессознательного состояния или неспособности понимать характер и значение совершаемых с нею действий, но и на беспомощность вследствие испуга, эмоционального шока, обмана и т.д.

Различные точки зрения относительно содержания понятия “беспомощное состояние”, возможность его двойной трактовки способны вызвать трудности в правоприменительной практике. Так, проведенный анализ архивных материалов выявил значительные проблемы, возникавшие в принятии судебных решений по делам об изнасилованиях Конышева Л. Понятие психически беспомощного состояния жертвы преступления.. В частности, это касалось дел, где несовершеннолетние потерпевшие принуждались к половым контактам сравнительно мягким воздействием. Суды, вынося обвинительные приговоры по таким делам, нередко не упоминали о деталях совершения преступления. К подобной увертке судьи вынуждены были прибегать из-за нечеткого представления о содержании такой правовой категории, как беспомощное состояние. Практики исходили из суженного представления о психической беспомощности как о состоянии явно выраженного нарушения сознания и не решались отнести к этой категории потерпевших, воля к сопротивлению которых была подавлена сравнительно мягкими способами воздействия. При этом чувство справедливости не позволяло блюстителям закона говорить об отсутствии в действиях причинителя вреда состав преступления. Они понимали, что несовершеннолетняя была принуждена к половым контактам против ее воли и практически не имела психической возможности оказать сопротивление, но обосновать собственную позицию и интуитивные оценки не могли. В результате избирался путь нарушений требований УПК к форме составления приговора.

Назрела необходимость обсудить проблему беспомощности потерпевшего — как уголовно-правового ее аспекта, так и практики выявления. Особенно эта касается так называемого психически беспомощного состояния. Введение в действие УК РФ, предписывающего более активное использование категории “беспомощное состояние”, актуализировано эту необходимость.

Авторы, придерживающиеся более широкого взгляда на беспомощное состояние жертвы и трактующие волевой признак этого состояния как неспособность проявить свою волю, не углубляются в изучение его психологического содержания. Хотя некоторые из перечисляемых ими причин психически беспомощного состояния (испуг, сложность обстановки, обман) свидетельствует о том, что под способностью выразить свою волю подразумевается способность потерпевшей действовать в криминальной ситуации сознательно и свободно, т.е. в соответствии со своим желанием и независимо от воли посягателя. С позиции психологической науки это достаточно точно. Но если ограничиться при определении психически беспомощного состояния только указанием на такие его психологические признаки, как неспособность понимать характер и значение действий преступника и неспособность оказывать сопротивление, а неспособность оказывать сопротивление трактовать как неспособность жертвы выразить свою волю, то уголовно-правовая суть понятия “использование психически беспомощного состояния” как одного из признаков состава ряда насильственных преступлений лишается смысла: любое преступление подобного рода совершается путем игнорирования воли жертвы. Проблема сводится к исследованию способа приведения жертвы в подобное состояние. Последовательной представляется позиция тех, кто помимо психологического критерия психически беспомощного состояния вводит еще один — юридический. Он состоит в необходимости квалифицировать насильственные преступления как совершенные с использованием психически беспомощного состояния только в тех случаях, когда преступник не применял к жертве физического или психического насилия.

Легкие формы принуждения (шантажные угрозы и пр.) в некоторых случаях также могут привести к возникновению у жертвы психически беспомощного состояния. Это будет происходить в случаях, когда такого рода угрозы лишают потерпевшего способности к волеизъявлению.

Для признания изнасилования совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшей не имеет значения, привел ли женщину в такое состояние сам виновный (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или она находилась в беспомощном состоянии независимо от его действий. Состояние опьянения потерпевшей также не во всех случаях является показателем ее беспомощности. Беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, которая лишила потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному, что осознавалось насильником. Встречаются случаи изнасилований с использованием глубокого медикаментозного сна или даже коматозного состояния потерпевшей после употребления подмешанных в пищу или напитки соответствующих фармакологических средств, либо после доведения самой потерпевшей себя до такого состояния.

Если из материалов об изнасиловании усматривается, что беспомощное состояние потерпевшей наступило в результате применения лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ, то свойства и характер их действия на организм человека могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого следует учитывать при оценке состояния потерпевшей наряду с другими доказательствами Комментарии к Уголовному кодексу РФ/ под.ред. Скуратова Ю.И.. В случаях, когда потерпевшая страдала душевным расстройством, необходимо заключение психиатрической экспертизы о характере и степени расстройства и способности женщины понимать социальное значение половых отношений.

Для изнасилования малолетней характерно отсутствие не столько половой, сколько социальной, общей зрелости. Беспомощность здесь определяется именно непониманием значения полового сношения, незнанием его последствий. Лицам малолетнего возраста, хотя и понимающих характер и значение совершаемых с ними действий, свойственны не развитость волевых качеств, физическая слабость, пугливость, препятствующие возможности противостояния грубых действий со стороны взрослых. Возможны случаи, когда робкие, неопытные девочки не могут оказать сопротивления решительным действиям насильника, подчиняются его воле, находятся в состоянии психического ступора. В этих случаях, с учетом заключения психологической экспертизы, состояние потерпевшей может быть признано беспомощным Комментарии к Уголовному кодексу РФ/ под.ред. Скуратова Ю.И..

Малолетний возраст, т.е. недостижение потерпевшей 14 лет, не всегда является свидетельством беспомощного состояния Уголовное право. Особенная часть / под.ред. Кругликова Л.Л.. Возраст не может являться единственным критерием. Основанием для вывода о беспомощном состоянии послужили не возраст и половая зрелость, а осведомленность о половой жизни, которая обусловливается особенностями психического развития ребенка, воспитания и т.д. И если девочка знала о характере, значении и последствиях половой жизни, то беспомощное состояние, как и квалификация по ст.131 УК РФ, исключается. Как насильственный половой акт вопреки видимой “добровольности” следует рассматривать только такие случаи, когда ввиду своего малолетнего возраста, умственной отсталости и т.п. Потерпевшая заведомо для виновного не могла понимать характера совершаемых с нею действий. В остальных случаях содеянное образует состав предусмотренного ст.134 УК РФ — половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста (если в силу особых обстоятельств соответствие соответствии с Семейным Кодексом РФ деяние не утрачивает общественной опасности).

Лицо, совершая изнасилование должно осознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии. Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего проведение судебной экспертизы является необходимым Постановление Пленума Верховного суда “о судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ”.

При экспертной психологической оценке произвольности действий потерпевших необходимо прежде всего исходить из общепсихологических представлений о структуре любого волевого действия. Осуществление такого предполагает: во-первых, ориентацию в условиях его протекания с учетом социальных характеристик ситуации и потребностных состояний субъекта; во-вторых, в случае значимости ситуации, постановку целей общего характера, отвечающих предмету потребности с учетом объективных и субъективных возможностей человека; в-третьих, выбор способов реализации с одновременной конкретизацией поставленных целей; в-четвертых, исполнение задуманного с соответствующим контролем и поправками Конышева Л. Понятие психически беспомощного состояния жертвы преступления.. Невыполнение хотя бы одного из перечисленных условий не позволяет назвать действие субъекта в полном мере сознательным, целенаправленным, а следовательно, и волевым. Экспертное психологическое изучение психологических критериев психически беспомощного состояния жертвы следует проводить как анализ целостного процесса деятельности, выделяя в этом процессе четыре момента — непонимание жертвой внутреннего содержания ситуации, оценку ею ситуации как безвыходной, выбор неэффективной тактики противодействия, отсутствие психологической возможности контролировать исполнительские звенья деятельности. Указанные моменты составляют психологические критерии психически беспомощного состояния.

Причины возникновения беспомощного состояния подразделяются на: независящие от действия виновного и являвшиеся следствием умышленных действий виновного, направленных на то, чтобы потерпевшая оказалась в беспомощном состоянии.

Четверть случаев оконченных изнасилований в России происходят с использованием беспомощного состояния жертвы.

В данной статье адвокат по убийствам и изнасилованию анализирует особенности толкования беспомощного состояния потерпевших от насильственных сексуальных преступлений. Подробно исследуются сексуальные преступления. Рассматриваются научные определения беспомощного состояния.

Помимо насилия, к числу объективных признаков насильственных действий сексуального характера и изнасилования относится использование беспомощного состояния жертвы, совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 132 и 131 УК РФ. По нашим данным, использование беспомощного состояния потерпевшего лица имеет место в 9 – 10% случаев совершения таких деяний.

Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий (в силу малолетнего возраста или психического расстройства). Под таким состоянием необходимо понимать не только психофизическую беспомощность человека (детерминированную, например, возрастом или физическими недостатками), но также случаи, когда он оказался в такой ситуации, в силу которой не может самостоятельно принять меры по самосохранению (состояние сильного алкогольного опьянения). При этом лицо, совершающее насильственные действия сексуального характера или изнасилование, должно осознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Рассмотрим отдельные виды беспомощного состояния Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 “О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4.

Беспомощные состояния, вызванные неблагоприятным стечением обстоятельств внешнего порядка: неудобным положением потерпевшего, придавливанием тяжестью или какими-либо другими подобными обстоятельствами. Так, М.И. Авдеев описывает следующий казус: “Женщина несла на спине тяжесть в рюкзаке с лямками, через которые были продеты ее руки. Остановившись отдохнуть, она, не снимая рюкзака, полулегла, отклонившись назад. В таком состоянии она была изнасилована проходившим мимо субъектом. Женщина оказалась в беспомощном состоянии и не могла сопротивляться вследствие того, что она сама и ее руки оттягивались тяжестью, находившейся на спине”. М.Г. Сердюков также отмечает случай изнасилования женщины, которая была опрокинута на подоконник таким образом, что верхняя половина туловища у нее свешивалась за окно. В таком положении она и была изнасилована преступником.

Следующей разновидностью беспомощности является беспомощность, обусловленная физиологическим состоянием детей, стариков, дряхлых лиц. Для совершения изнасилования или действий сексуального характера в отношении малолетнего характерно отсутствие социальной, общей зрелости ребенка. Поэтому беспомощность здесь можно определить не столько возрастным цензом (в силу возраста ребенок не способен оказать противодействие преступнику), сколько непониманием значения сексуальных отношений, незнанием их последствий. Причем возраст жертвы не может служить единственным критерием, определяющим ее беспомощное состояние. Все зависит от особенностей развития ребенка, его воспитания, осведомленности о сексуальной жизни и ее последствиях и т.д. Практике, например, известны случаи, когда сексуальные действия с тринадцатилетней (и двенадцатилетней) девочкой квалифицировались по ст. 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста). Следовательно, если малолетний понимает характер, значение и последствия сексуальных отношений, то признавать его лицом, находящимся в беспомощном состоянии, нет никаких оснований.

Так, А. был осужден по ч. 4 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. А. был признан виновным в том, что он в апреле 1985 г. совершил насильственный половой акт с малолетней П., а в июне 1985 г. вступил с ней в половую связь, хотя она не достигла половой зрелости. Заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР в протесте поставил вопрос о переквалификации действий А. с ч. 4 ст. 117 на ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР протест удовлетворил, указав следующее. Согласно материалам дела, А. показал, что дружил с П. и в апреле 1985 г. по согласию совершил с ней половой акт, зная о том, что ей еще не исполнилось 14 лет. Такие же показания были даны и потерпевшей. Расценивая действия А. как изнасилование, суд исходил лишь из того, что, по его мнению, потерпевшая в силу своего возраста не осознавала значения последствий действий А., т.е. половой акт был совершен с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Между тем в акте судебно-психологической экспертизы указывается, что у П. не установлено никакого психического заболевания. Она понимала характер совершаемых с ней действий и необходимость сокрытия этого обстоятельства. Аналогичные действия осужденного А., совершенные в июне 1985 г. (т.е. через два месяца), суд квалифицировал по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Таким образом, не установив умысла на изнасилование потерпевшей, решая вопрос о юридической оценке действий осужденного, суд исходил лишь из возраста потерпевшей: ей не хватало одного месяца до 14 лет, и квалифицировал эти действия по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. Поскольку в первом эпизоде, так же как и во втором, половые акты с потерпевшей были совершены А. по согласию с ней и потерпевшая осознавала характер этих действий, суд эти действия должен квалифицировать также по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР, т.е. как половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.

В науке встречаются мнения и о признании обычного сна беспомощным состоянием. Так, Л.А. Андреева утверждает: “Представляется, что не только сон в состоянии алкогольного или наркотического опьянения должен рассматриваться как беспомощное состояние потерпевшей, но и обычный глубокий сон. Решающим является то обстоятельство, что потерпевшая в таком состоянии не способна осознавать происходящее и оказывать сопротивление, и это охватывается умыслом виновного, позволяя ему совершить половое сношение помимо воли женщины. Аналогично следует решать вопрос о признании изнасилованием с использованием беспомощного состояния совершение полового акта в случаях, когда мужчина, сознательно используя заблуждение женщины, выдает себя за того, с кем она согласна на половую близость, и поэтому не оказывает сопротивления”.

В литературе имеются описания примеров такого состояния. В большинстве случаев речь идет о женщинах, которые подвергались изнасилованию в состоянии глубокого сна, нередко после тяжелой физической работы. В ряде случаев женщина и не просыпалась, а факт изнасилования устанавливался в дальнейшем по другим обстоятельствам. Описаны случаи изнасилования во сне и девушек, не живших сексуальной жизнью, – глубокий сон у них также имел место после тяжелой физической работы, предшествовавшего недосыпания.

В целом соглашаясь с таким подходом к правовой оценке сексуальных действий с лицом, находящимся в состоянии сна, отметим, что в любом случае следует обязательно назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу с целью определить, могло ли потерпевшее лицо находиться в таком состоянии. Кроме этого, последующее одобрение потерпевшим (потерпевшей) совершенных с ним (ней) действий, безусловно, исключает уголовную ответственность за такие действия.

Нередко встречается в судебной практике и беспомощное состояние, вызванное психическим заболеванием потерпевшего (потерпевшей). Следует подчеркнуть, что по ст. ст. 132 и 131 УК РФ наказуемы сексуальные действия с такими психически больными лицами, которые в момент совершения преступления не давали отчета своим действиям или не руководили ими. Только в таком состоянии согласие психически больного человека не имеет юридического значения и, следовательно, не исключает ответственности виновного. Разумеется, если лицо не знало о психическом недуге сексуального партнера и не применяло к нему насилия, то его действия не могут оцениваться по ст. 132 и (или) ст. 131 УК РФ. В связи с вышеизложенным представляется убедительным мнение Б.А. Блиндера о том, что само по себе психическое расстройство не является основанием уголовно-правового запрета на вступление в сексуальные отношения: “Поскольку душевнобольная сохраняет способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, даже если болезнь вызвала гиперболизацию полового чувства у нее, вступление с ней в половую связь с ее согласия изнасилованием не является. Только невменяемость женщины порождает ее психическую беспомощность”.

Проблема уголовной ответственности за совершение насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, тесно связана с процессуальными особенностями доказывания. Уголовно-процессуальный кодекс не дает четкого ответа на вопрос, назначать или не назначать экспертизу. Полагаем, что в таких случаях, в соответствии с ч. 4 ст. 196 УПК РФ, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза должна назначаться обязательно.Исключение, конечно, должны составлять случаи отношений между супругами, один из которых страдает психическим расстройством, и лицами, состоявшими в сексуальных отношениях до наступления такого расстройства у одного из них.

Очень часто встречается беспомощное состояние, вызванное испугом и эмоциональным шоком. Беспомощное состояние и отсутствие сопротивления нередко имеют место в случаях изнасилования подростков, чаще всего молодых девушек, когда потерпевшая в силу испуга и эмоционального шока может упасть в обморок, потерять сознание или, даже находясь в сознании, не оказывать никакого сопротивления насильнику вследствие сильного испуга.

Наконец, беспомощность как результат бессознательного состояния может быть в случаях гипнотического сна, а равно алкогольного или наркотического и токсического опьянения (около 45 – 50% потерпевших находятся в момент совершения исследуемых преступлений в состоянии алкогольного опьянения).

Беспомощное состояние вследствие гипноза в практике не встречается. В старой литературе имеются лишь отдельные описания гипнотического состояния, использованного с преступной целью для изнасилования. При таких заявлениях нужно думать, что чаще всего имеется ложное обвинение.

В последнем случае беспомощным состоянием признается лишь тяжелая степень опьянения, которая действительно лишала жертву возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых в отношении ее сексуальных действий и оказывать сопротивление. Беспомощное состояние, вызванное приемом алкоголя, и ссылка на это встречаются чаще всего. Но нередко бывает и так, что потерпевшая ссылается на опьянение в силу того, что желает как-то оправдать свое поведение, и поэтому делает заявление, что она была умышленно приведена в состояние опьянения. В подобных случаях надо иметь в виду следующее: если такое обстоятельство имело место в отношении подростка, молодой девушки или женщины, незнакомых с действием алкоголя, не употреблявших его ранее, то приведение в состояние опьянения и вызванная им беспомощность, как показывает практика, могли иметь целью последующее насильственное сексуальное действие. Опьянение и беспомощное состояние, снижение способности к сопротивлению могут быть вызваны у таких лиц сравнительно небольшим количеством алкоголя. В подобных ситуациях правоприменительные органы должны подходить к этим фактам с особой внимательностью относительно их уголовно-правовой оценки .

На наш взгляд, не потеряло актуальности высказанное Я.М. Яковлевым мнение том, что “взрослая женщина, согласившаяся на совместное употребление алкогольных напитков с мужчиной в обстановке, благоприятствующей физическому сближению, тем самым выражает согласие на возможные сексуальные действия”. Так, ранее в своей работе мы приводили следующий пример: женщина согласилась провести с мужчиной вечер и, заснув вместе с ним в одной постели, впоследствии указала на факт совершенного в отношении ее насильственного полового сношения. Справедливости ради необходимо отметить, что мужчина был признан виновным по ч. 1 ст. 131 УК РФ, но наказание было назначено условно (“в связи с виктимологией совершенного преступления”).

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 “О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4. Само по себе половое сношение с женщиной, находящейся в опьянении, без применения физического насилия или угроз его применения не является основанием рассматривать это как преступное деяние. Для подобной оценки содеянного необходимо, чтобы степень опьянения характеризовала состояние потерпевшей как беспомощное, т.е. лишало бы ее возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказать ему сопротивление Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. N 2. С. 39 – 41.

Так, тринадцатилетняя Г. была изнасилована С. при следующих обстоятельствах. Уйдя на дискотеку, она не пришла ночевать. Выпив большое количество спиртного на дискотеке, Г. в связи с провалом в памяти ничего не помнит. Когда она пришла домой, она была в грязной одежде в следах крови. Ее знакомый С. категорически отрицал насильственное половое сношение с Г., утверждая, что она добровольно совершила с ним половой акт на территории детского сада. По заключению экспертов, на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения в виде царапин и ссадин и анатомическое нарушение девственной плевы. По заключению судебно-психологической экспертизы, Г. как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала не могла оказать сопротивления в ситуации воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки к употреблению алкоголя могло усугубить ее нерешительность и пассивность в ситуации насилия. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что при таких обстоятельствах, свидетельствующих о беспомощном состоянии потерпевшей в силу алкогольного опьянения и возраста, выводы суда о беспомощном состоянии потерпевшей являются законными и обоснованными.

Беспомощное состояние, обусловленное приемом наркотических средств, психотропных и различных сильнодействующих веществ, в практике встречается исключительно редко, и, конечно, установление такого состояния требует назначения экспертизы. В литературе описан случай, когда врач-анестезиолог с помощью хлороформа усыпил медсестру и вступил с ней в половое сношение. В связи с вышеизложенным представляют научный интерес высказывания М.И. Авдеева, который отмечал: “Эфир, хлороформ и другие наркотические вещества не вызывают мгновенной потери сознания, от одного вздоха, чем объясняется практическая трудность хлороформирования людей”.

В судебной практике встречаются случаи (даже описанные в литературе) совершения насильственных действий сексуального характера и (или) изнасилования с потерпевшими, которые были приведены в беспомощное состояние с помощью сильнодействующих и психотропных лекарственных препаратов, принятых добровольно, под воздействием обмана. Примером могут являться действия А., который совершил несколько таких преступлений. С будущими жертвами А. знакомился в центре Москвы. Любимое место “охоты” – магазин “Детский мир”. Обладая импозантной внешностью и уверенностью, он представлялся продюсером или режиссером “Мосфильма”. Затем, в зависимости от контактности собеседницы, предлагал съемки в кино и поездку в Венецию, Париж или Берлин. По отработанному сценарию А. привозил ничего не подозревавшую девушку на квартиру своей “ассистентки”, сожительницы М., где и разворачивались основные события. Сожительница готовила киноаппаратуру и свет для съемок, а “режиссер” быстро варил крепкий кофе и галантно подносил его будущей звезде экрана. Перед этим А. подсыпал в чашечку смесь, состоящую из сильнодействующих психотропных препаратов. Жертва выпивала бодрящий напиток, отмечая его странно горький вкус, и впадала в полубессознательное состояние. А. использовал нейролептики, транквилизаторы, седативные препараты, антидепрессанты. В зависимости от цели он применял таблетки в различных сочетаниях и дозах. Первоначально один из препаратов подмешивался в кофе, а после того, как девушкам становилось плохо, А. под различными предлогами заставлял принять еще таблетки, чем окончательно одурманивал потерпевших. Дальше начинались “пробы”. С потерпевшими, находящимися в беспомощном состоянии, А. совершал половые сношения и иные действия сексуального характера, которые впоследствии были квалифицированы по ст. 117 УК РСФСР.

В литературе советского периода и даже в новейших диссертационных исследованиях высказывались мнения о дополнении определения изнасилования (а для целей нашего исследования – и насильственных действий сексуального характера) таким способом совершения преступления, как обман: “…или обмана в отношении существенных обстоятельств, от которых зависело согласие женщины на вступление в половую связь”. Мы считаем нецелесообразным введение такого уголовно-правового запрета (во-первых, ложь – достаточно распространенный способ приукрасить себя и тем самым показать себя, как говорится, “в выгодном свете” с целью привлечения внимания будущего сексуального партнера, и во-вторых, достаточно сложно ограничить число возможных случаев обманных действий, под которые могут подпасть и финансовое положение лица, и даже его социальный статус).

Таким образом, подводя итог проведенному в настоящей статье исследованию, считаем возможным сделать следующие основные выводы.

Под беспомощным состоянием при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий.

Малолетний возраст потерпевших от насильственных действий сексуального характера и изнасилования сам по себе не может рассматриваться как беспомощное состояние, данный признак подразумевает непонимание значения сексуальных отношений и незнание последствий совершения таких действий.

Беспомощным состоянием, вызванным опьянением, может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо возможности оказать сопротивление насильнику или осознать характер и значение сексуальных действий. Полагаем, что совершеннолетнее лицо, согласившееся на совместное употребление алкогольных напитков, в обстановке, благоприятствующей сексуальному контакту, в случае совершения в отношении его сексуальных действий без применения насилия и угроз, в беспомощном состоянии находиться не может.

Психическое расстройство потерпевшего лица можно рассматривать как беспомощное состояние только в том случае, если психическое расстройство является очевидным или когда виновный знал о наличии такого расстройства.

В случае совершения насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, должна обязательно назначаться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак в преступлениях против личности, совершаемых с применением насилия (Шиян В.)

В российском уголовном законодательстве беспомощное состояние потерпевшего как объективный признак, характеризующий, с одной стороны, потерпевшего, а с другой, особенность способа действия, законодатель закрепил в таких преступлениях против личности, как убийство (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязание (п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), торговля людьми (п. «з» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ).
На практике нередко возникают проблемы, связанные с квалификацией преступлений, совершенных в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Это обусловлено тем, что «беспомощное состояние» относится к категории оценочных признаков и не получило однозначного толкования в документах высшего судебного органа.
В п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего предусмотрено как квалифицирующий признак убийства. Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 Постановления от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъяснил, что как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.
В науке уголовного права категория лиц, находящихся в беспомощном состоянии, представлена шире. К ним относят и тех лиц, которые находились без сознания, в сильной степени опьянения (прежде всего, тяжелого алкогольного опьянения, наркотического, токсического), в состоянии сна или гипноза, а также беременных и слепых <1>, что вполне обоснованно. Находясь в подобных состояниях, потерпевший не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий, не способен оказывать сопротивление виновному.
———————————
<1> Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947. С. 94 — 95; Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. Т. 1. С. 536; Караулов В.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; С. 228; Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 28; Щерба С., Зайцев О., Сарсенбаев Т. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности судебного разбирательства // Российская юстиция. 1995. N 9. С. 20; Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Лунеев В.В., Никулин С.И. Уголовное право. М., 1999. С. 108; Бородин С.В. Преступление против жизни. СПб., 2003. С. 132; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008. С. 342; Побегайло Э.Ф. Преступления против личности // Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009. С. 11 и др.
Необходимо обратить внимание на противоречивость судебной практики при оценке убийства лица, находящегося в состоянии сна. Например, в конце 90-х годов в ряде случаев суды квалифицировали такое убийство по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ: «Убийство спящего потерпевшего путем нанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии» <2>. В науке уголовного права на этот счет весьма категоричной является позиция А.Н. Попова, согласно которой сон — это безусловное основание для признания наличия беспомощного состояния <3>. Действительно, в подобных случаях беспомощность налицо, поскольку потерпевший не может защитить себя либо оказать сопротивление виновному. Вместе с тем существует и противоположная точка зрения <4>, которой соответствует и складывающаяся в последние годы судебная практика, не признающая сон потерпевшего его беспомощным состоянием на том основании, что сон — это жизненно необходимое и физиологически обусловленное состояние человека <5>.
———————————
<2> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 12. С. 9.
<3> См.: Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 289.
<4> См., напр.: Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. Саратов, 1999. С. 89; Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000. С. 64 — 65; Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике. Дис. … докт. юрид. наук. Майкоп, 2002. С. 67.
<5> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5. С. 12; 2000. N 9. С. 22; 2001. N 9. С. 17; 2002. N 9. С. 20 — 21.
Сложным для правоприменителя оказался и вопрос о квалификации причинения смерти лицу, попавшему в беспомощное состояние в результате действий виновного. По смыслу закона лицо должно находиться в беспомощном состоянии до нападения на него. Если потерпевший был приведен в беспомощное состояние виновным в процессе реализации умысла на убийство (путем связывания, причинения ранений, завлечения в уединенное место и т.п.), то п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ не должен применяться. В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 19 апреля 2006 г. N 152-П06 разъяснено, что приведение потерпевшего в беспомощное состояние в процессе реализации умысла на убийство, в том числе путем связывания не является основанием для юридической оценки действий виновного по указанному квалифицирующему признаку.
Нет единой точки зрения по вопросу квалификации преступлений против личности, которые могут быть совершены с применением гипноза, что обусловлено в первую очередь проблемой оценки гипнотического состояния потерпевшего. Дискуссия ведется еще со времен Н.С. Таганцева, который относил состояние загипнотизированного к временному потемнению психической деятельности, временному бессознательному состоянию <6>. Безусловно, такое состояние мешает потерпевшему, находящемуся в стадии сомнамбулизма, адекватно воспринимать окружающую действительность, вследствие чего он частично либо полностью не осознает факта преступного посягательства.
———————————
<6> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. Т. 1. С. 389.
Кроме бессознательности для загипнотизированного лица характерно и беспомощное состояние, в силу которого потерпевший по разным причинам (все зависит от содержания гипноза) не может оказать сопротивление виновному — он может находится в сознании, но уже не может самостоятельно выйти из состояния гипотаксии, совершая активные целенаправленные волевые действия (бездействие).
Гипноз может стать и сам по себе способом убийства или причинения различного по тяжести вреда здоровью. В литературе с начала 20-х годов XX столетия отмечалось, что у загипнотизированных лиц только лишь словесным внушением можно вызывать подкожные кровоизлияния, ожоги, расстройство психики в виде психозов и неврозов, искусственно прервать беременность. Думается, что при наличии соответствующих признаков подобные деяния должны квалифицироваться по соответствующим статьям уголовного законодательства (п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ, п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ).
В части 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 132 УК РФ беспомощное состояние потерпевшего выступает в качестве альтернативного конструктивного признака. Как показывают исследования, при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера беспомощное состояние потерпевшего имеет место в 9 — 10% случаев <7>.
———————————
<7> См.: Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14. С. 19.
Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу.
Необходимо заметить, что ориентироваться только на малолетний возраст потерпевших далеко не достаточно в связи с активным половым просвещением детей и акселеративными процессами. Поэтому в отношении жертв в возрасте 8 — 13 лет вопрос о способности понимать характер и значение совершаемых с ними действий необходимо решать в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.
Беспомощность может быть обусловлена стечением неблагоприятных обстоятельств (придавливание тяжелым предметом, неудобным положением потерпевшего и т.п.), сильным алкогольным опьянением или состоянием, вызванным употреблением наркотических средств или психотропных веществ.
Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление <8>. Причем Пленум не разделяет случаи приведения потерпевшего в беспомощное состояние виновным на совершенные: а) с целью изнасилования (насильственных действий сексуального характера) и б) по иным причинам. И в этом принципиальное отличие правил квалификации насильственных половых преступлений и убийства (см. выше) по анализируемому признаку.
———————————
<8> Пункт 3 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ.
Встречается беспомощное состояние, вызванное испугом, эмоциональным шоком, в результате чего потерпевшая не оказывает сопротивления виновному. Анализ материалов следственно-судебной практики показал, что это в основном свойственно несовершеннолетним. В подобных случаях традиционно в заключении комиссии экспертов мы видим следующие выводы: «…с учетом осведомленности в вопросах половой жизни потерпевшая могла понимать характер и значение совершаемых в отношении нее действий. С учетом малолетнего возраста (13 лет), ее эмоционального состояния в исследуемый период с переживаниями страха, испуга за свою жизнь, факта меньшей физической силы по сравнению с обвиняемым она не могла оказывать активное сопротивление в период совершения в отношении нее противоправных действий».
Нередки случаи, когда потерпевшие при сохранности у них способности к полноценному пониманию сущности действий преступника тем не менее не могли оказать сопротивление. Подавление воли у потерпевших может возникнуть в силу личностных особенностей, например, внушаемости, конформности, подчиняемости, а также эмоциональных состояний, например, аффекта.
Поскольку в науке уголовного права и правоприменительной практике понятие потерпевшего, находящегося в беспомощном состоянии, трактуется весьма неоднозначно, возникает необходимость в единообразном понимании рассматриваемого квалифицирующего признака. С этой целью необходимо внести соответствующие дополнения в действующие постановления Пленума Верховного Суда РФ, гармонизировав правила квалификации всех преступлений по данному признаку.
Пристатейный библиографический список
1. Бородин С.В. Преступление против жизни. СПб., 2003.
2. Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Лунеев В.В., Никулин С.И. Уголовное право. М., 1999.
3. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996.
4. Караулов В.Ф. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996.
5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008.
6. Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. Екатеринбург, 2000.
7. Коновалов Н.Н. Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании // Российский следователь. 2013. N 14.
8. Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. Саратов, 1999.
9. Пионтковский А.А., Меньшагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. М., 1955. Т. 1.
10. Побегайло Э.Ф. Преступления против личности // Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий, судебная практика, статистика / Под общ. ред. В.М. Лебедева; отв. ред. А.В. Галахова. М., 2009.
11. Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003.
12. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Тула, 2001. Т. 1.
13. Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике: Дис. … докт. юрид. наук. Майкоп, 2002.
14. Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947.
15. Щерба С., Зайцев О., Сарсенбаев Т. Потерпевший в беспомощном состоянии: особенности судебного разбирательства // Российская юстиция. 1995. N 9.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *