Плата за отказ от договора

Содержание

Плата за отказ от договора услуг (Бычков А.)

Быстрая навигация: Каталог статей Предпринимательские договоры Возмездное оказание услуг Плата за отказ от договора услуг (Бычков А.)

Дата размещения статьи: 26.11.2015

В настоящее время в предпринимательской деятельности существенно скорректирована процедура одностороннего отказа заказчика от договора возмездного оказания услуг. Теперь отказ может быть обусловлен соблюдением определенного срока и выплатой компенсации исполнителю.

Благоприятное исключение

Из общего правила о праве заказчика на односторонний внесудебный немотивированный отказ от договора возмездного оказания услуг с компенсацией в пользу исполнителя фактически понесенных расходов на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ имеется исключение. Данная правовая норма не исключает возможности согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полного возмещения убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг. В частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16).

Размер выплачиваемой компенсации стороны устанавливают по договоренности. Это может быть часть оговоренной цены за реализуемые товары, работы или услуги (например, 50 — 60% от общей цены по договору) либо определенная расчетным путем часть общей стоимости (например, плата за 3 месяца оказания услуг при досрочном расторжении абонентского договора), невозвращаемый аванс (Постановление ФАС СЗО от 12.05.2014 по делу N А56-1385/2013), полная плата за неполный месяц оказания услуг (решение АС Псковской области от 30.01.2015 по делу N А52-3591/2014), полная плата за этап оказания услуг, если они были разбиты по этапам и отказ имел место в части исполнения одного из этапов (решение АС Москвы от 29.04.2015 по делу N А40-2765/15) и др.

Например, в договоре на оказание услуг общественного питания условие о компенсации услуг исполнителя может быть сформулировано следующим образом: «В случае отказа заказчика от исполнения договора менее чем за 7 дней до начала оказания услуг заказчик должен выплатить исполнителю 50% от стоимости услуг по договору. В других случаях отказа заказчика от исполнения договора заказчик должен выплатить исполнителю 20% от стоимости услуг по договору».

Установление в договоре возмездного оказания услуг условия о плате за односторонний отказ заказчика от договора соответствует конструкции отступного, закрепленного в ст. 409 ГК РФ, в силу которой по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества. В данном случае уплатой определенной денежной суммы стороны прекращают свой договор, при этом соглашением сторон выступает изначально предусмотренное в договоре условие о платном отказе от него. Внесение платы за отказ от договора возможно как путем уплаты заказчиком соответствующей суммы, так и удержанием исполнителем уже внесенных ему денежных средств либо предъявлением к зачету его встречных однородных требований.

При этом необходимо учитывать, что возможность прекращения договора возмездного оказания услуг не может быть обусловлена выплатой рассматриваемой компенсации, равно как и оплатой фактически понесенных расходов исполнителя, если стороны не оговорили компенсацию, поскольку договор в любом случае расторгается, что не лишает исполнителя в дальнейшем взыскать причитающуюся ему компенсацию (Определение ВС РФ от 13.01.2015 N 5-КГ14-139).

При определении размера компенсации за отказ от договора стороны должны действовать добросовестно и разумно, она не может быть чрезмерно завышенной, в частности максимально предельной, и не может соответствовать полной стоимости услуг безотносительно к объему фактически оказанных услуг и достигнутых результатов, так как на заказчика возлагаются неблагоприятные правовые последствия в виде обязательства заплатить сумму компенсации независимо от оказанных услуг и полученных результатов (Постановление АС МО от 07.11.2014 N Ф05-12287/14), поскольку в таком случае утрачивается компенсационный характер платы за отказ от договора (решение АС Москвы от 06.05.2015 по делу N А40-29674/2015).

Компенсация и неустойка

Данное условие следует поместить в раздел об оплате, чтобы у суда в случае спора оно не ассоциировалось с мерой ответственности в отношении заказчика. В этом случае к заявленной исполнителем сумме компенсации даже не будут применены положения ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства.

Такое условие об ответственности за отказ от договора суд просто посчитает недействительным, поскольку отказ от договора в любом случае является правомерным действием, в то время как неустойку можно устанавливать только на случай нарушения обязательства (Постановление ФАС УО от 02.06.2014 N Ф09-2951/14). Неустойка имеет дуалистическую правовую природу: она одновременно выступает и способом обеспечения исполнения обязательства, и мерой ответственности за его нарушение. Однако право заказчика на односторонний отказ от договора нельзя не обеспечить неустойкой, поскольку заказчик может реализовать его в любой момент, хотя в судебной практике можно встретить подход, в силу которого в предпринимательской сфере отсутствуют основания для защиты интересов слабой стороны, при этом стороны договора свободны при выборе вида компенсации за отказ от договора (решение АС Свердловской области от 15.12.2014 по делу N А60-44935/2014).

Однако доминирующей позицией в судебной практике является невозможность установления неустойки на случай отказа от договора об оказании услуг. Возможность согласования сторонами договора об оказании услуг иного режима отказа от договора не означает правомерности установления санкции (Постановления АС МО от 01.12.2014 по делу N А40-1860402/13-98-1626, ФАС ЗСО от 05.11.2003 по делу N Ф04/5661-819/А67-2003), поэтому включать условие о компенсации за отказ от договора следует в раздел об оплате и формулировать именно как плату — компенсацию в виде части установленной цены.

Отметим, что данное ограничение на использование касается только таких договоров, где право на односторонний отказ от них гарантировано законно, как в рассматриваемом случае. Если в законе нет указания на право одной из сторон отказаться от него в любом случае, как, например, в договоре аренды, то неустойка может быть установлена на случай одностороннего расторжения (Постановление ФАС СЗО от 19.02.2014 N Ф07-10413/2013).

Компенсацию за отказ от договора также нельзя формулировать в привязке к доходам, которые исполнитель мог бы получить, если бы заказчик не заявлял отказ, так как в этом случае у суда может возникнуть устойчивая ассоциация с упущенной выгодой, для взыскания которой исполнитель должен доказать ее факт и размер, вину заказчика, наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между поведением заказчика и причинением убытков исполнителю (Постановление АС МО от 06.11.2014 по делу N А40-135254/13-110-664).

Главное — вовремя отказаться

Уведомление об отказе от договора в одностороннем порядке заказчику следует отправлять заблаговременно, поскольку исполнитель не может предполагать о прекращении договорных отношений с заказчиком до тех пор, пока он не будет проинформирован об одностороннем отказе контрагента от исполнения сделки, а потому договорные отношения считаются прекращенными с момента доставки соответствующего уведомления.

Уведомление об отказе от договора нужно отправлять по адресу контрагента, указанному в ЕГРЮЛ, при этом неполучение им корреспонденции является риском, который относится на его собственный счет (Постановление АС МО от 22.10.2014 по делу N А40-173317/13-142-1572). Однако, если заказчик располагает сведениями об иных адресах исполнителя, которые могут быть указаны в договоре об оказании услуг, на бланках исполнителя, на его сайте и в иных доступных источниках, уведомление следует отправлять по всем известным адресам, чтобы в случае спора заказчик мог доказать свою добросовестность и принятие всех разумных мер.

В договоре об оказании услуг может быть закреплена возможность электронного документооборота. В такой ситуации заказчик сможет оперативно направить свое уведомление с гарантией того, что в момент отправки его получит исполнитель. В дальнейшем распечатку со своего электронного почтового ящика он сможет использовать как доказательство.

После получения уведомления об отказе заказчика от договора исполнитель уже не вправе претендовать на получение платы за свои услуги, поэтому, продолжая их оказание, он принимает на свой счет риск их неоплаты, поскольку понесенные после прекращения договора расходы после явно выраженного заказчиком намерения на его расторжение не подлежат компенсации (Постановление ФАС ВСО от 20.08.2013 N А58-4973/2012), заказчик не может быть понужден к оплате услуг, от которых отказался (решение АС Магаданской области от 15.05.2015 по делу N А37-2134/2014).

При этом заказчик должен оплачивать только те услуги исполнителя, которые соответствуют условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, поскольку из системного толкования ст. 309, п. 1 ст. 723 и ст. 783 ГК РФ следует отсутствие обязанности заказчика оплачивать некачественно оказанные ему услуги, приведшие к возникновению у него убытков (Постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2014 N 4593/13).

Исключение составляет случай, когда исполнитель может доказать, что услуги были приняты заказчиком и имели вследствие этого для него потребительскую ценность. Ему недостаточно будет просто направить заказчику акт об оказанных услугах, подписанный со своей стороны, и ссылаться на то, что услуги были фактически приняты заказчиком без возражений, поскольку само по себе это обстоятельство не исключает обязанности исполнителя доказывать факт и объем оказанных услуг, их потребительскую ценность для заказчика (Постановление АС МО от 22.10.2014 по делу N А40-173317/13-13-142-1572).

Вышеприведенная правовая позиция о праве сторон договора об оказании услуг установить компенсацию за отказ от договора в судебной практике толкуется расширительно и позволяет участникам гражданского оборота не только согласовать размер платы за отказ от договора, но и установить конкретный срок, который должен соблюсти заказчик, направляя уведомление, например, за 30 дней до даты предполагаемого расторжения договора (Постановление АС ПО от 28.04.2015 N Ф09-21783/2013). Это особенно актуально для абонентских договоров с исполнением по требованию, где исполнитель вправе получать плату вне зависимости от того, обращался к нему заказчик или нет (ст. 429.4 ГК РФ).

Для усиления аргументации исполнителя по поводу правомерности установления в договоре об оказании услуг определенного срока, обязательного для соблюдения права на односторонний отказ от договора, такое условие надо предусмотреть для обеих сторон, что будет свидетельствовать о его паритетности (решение АС Республики Карелия от 09.04.2015 по делу N А26-272/2015). Такое договорное условие не противоречит закону и не будет ущемлять права сторон договора возмездного оказания услуг (решение АС Республики Башкортостан от 31.03.2015 по делу N А07-24368/2014).

Также в договоре об оказании услуг нужно в интересах исполнителя закрепить условие о том, что стоимость оказанных услуг может быть пересмотрена в сторону увеличения. Изначально в договоре она приводится в привязке к общему объему заказываемых услуг с указанием на ее увеличение в случае отказа заказчика от всего согласованного объема. Такой порядок определения цены не противоречит закону, поскольку менее высокая цена устанавливается исполнителем на весь объем услуг, что не лишает заказчика возможности выбрать интересующие его услуги и условия их оплаты.

Однако такое условие не может быть подразумеваемым, оно должно быть четко выражено в договоре, так как при его отсутствии в случае отказа заказчика от договора исполнитель будет не вправе поставить вопрос о лишении его предоставленной ранее скидки с общей цены услуг и потребовать уплаты образовавшейся суммовой разницы (Постановление ФАС ПО от 20.02.2014 по делу N А65-10908/2013).

При осуществлении права на отказ от договора об оказании услуг заказчику следует также учитывать правила, закрепленные в новой ст. 450.1 ГК РФ под названием «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору»: сторона, которой ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором предоставлено право на отказ от договора (исполнения договора), должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 4).

Если исполнитель выполнил свои обязательства перед заказчиком, который принял предложенное исполнение, то в такой ситуации он уже не сможет отказаться от договора в одностороннем порядке (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ). Кроме того, если заказчик отказался от осуществления своего права на односторонний отказ от договора, в последующем такое право он уже не сможет реализовать по тем же самым основаниям (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ). В договоре об оказании услуг стороны не могут изначально предусмотреть, что заказчик отказывается от своего права на односторонний отказ, поскольку, как следует из рассматриваемой статьи, такой отказ от права допустим в конкретных обстоятельствах и при определенных основаниях. Просто так заложить в договор отказ от права будет неправомерным.

Почем отказ от договора?

Пункт 3 ст. 310 ГК РФ допускает возможность согласования платы за отказ от договора (его изменение) для договоров между предпринимателями. При этом ВС РФ в Постановлении Пленума от 22.11.2016 № 54, разъясняя применение этой нормы, указал, что у суда есть право на снижение несоразмерной платы за отказ от договора. Как на практике будет соотноситься это положение ГК РФ с позицией ВС РФ?

Теперь прямо предусмотрено законом

В силу ст. 309 ГК РФ гражданско-правовые обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

С 01.06.2015 ст. 310 ГК РФ изложена в новой редакции, согласно которой по общему правилу односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами. Одностороннее изменение условий или односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускаются в случаях, предусмотренных настоящим ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. Если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

При этом предусмотренное ГК РФ, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения или одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства (п. 3 ст. 310 ГК РФ).

Другими словами, действующая редакция указанной нормы допускает установление сторонами обязательства платы за немотивированный (безусловный) односторонний отказ от исполнения и / или немотивированное (безусловное) одностороннее изменение условий обязательства в случаях, предусмотренных как законом, так и договором.

Нельзя сказать, что установление такой платы явилось абсолютной новеллой для российского гражданского законодательства, поскольку и до 01.06.2015 нормы, регулирующие отдельные виды договоров, предусматривали возможность одностороннего отказа от договора при условии выплаты второй стороне соответствующей компенсации.

В частности, заказчик по договору подряда по общему правилу вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. При этом заказчик обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу (ст. 717 ГК РФ). Заказчик по договору возмездного оказания услуг вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, исполнитель вправе отказаться от исполнения договорных обязательств лишь при условии полного возмещения заказчику убытков (ст. 782 ГК РФ).

С точки зрения правовой природы предусмотренная п. 3 ст. 310 ГК РФ плата за односторонний отказ от исполнения или одностороннее изменение обязательств представляет собой компенсацию возможных убытков второй стороны, вызванных отказом или изменением, а не неустойку или штраф, так как это плата за правомерное поведение, допускаемое законом или договором, а не за нарушение обязательства.

Поскольку установление сторонами указанной платы теперь прямо предусмотрено законом, рекомендуется включать соответствующее условие в договоры, заключенные на определенный срок и содержащие положение о праве каждой из сторон на немотивированный отказ в любой момент.

Позиция ВС РФ

Пленум ВС РФ 22.11.2016 опубликовал Постановление № 54 (далее – Постановление), в п. 16 которого содержится следующее разъяснение: если будет доказано очевидное несоответствие размера денежной суммы (предусмотренной п. 3 ст. 310 ГК РФ) неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Приведенное разъяснение коррелирует с позицией, выраженной ранее в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, согласно которому с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора. Таким образом, применение разъяснений Пленума ВС РФ не поставлено в зависимость от распределения баланса сил в отношениях сторон.

Из приведенного содержания п. 16 Постановления следует, что в случае уклонения стороны, заявившей об отказе от исполнения или об изменении обязательства, от предоставления согласованной платы возможность второй стороны взыскать такую плату в судебном порядке может быть ограничена судебным усмотрением. Однако, с учетом того, что в силу прямого указания отказ во взыскании полностью или частично возможен только в исключительном случае, при одновременном наличии двух условий: доказанное очевидное несоответствие требуемой суммы неблагоприятным последствиям, которые претерпела вторая сторона, а также доказанное заведомо недобросовестное осуществление второй стороной права требовать уплаты такой суммы – можно предположить, что на практике данные разъяснения применяться судами будут нечасто.

Несмотря на отсутствие указания на распределение бремени по доказыванию наличия двух необходимых условий, логично предположить, что это бремя должно быть возложено на сторону, не желающую исполнять обязательство по оплате соответствующей компенсации. И это бремя нельзя назвать легким, ведь необходимо доказать в совокупности отсутствие или малую значимость неблагоприятных последствий для другой стороны, а также недобросовестность поведения данной стороны.

Касательно очевидного несоответствия требуемой суммы неблагоприятным последствиям, которые претерпела вторая сторона, в п. 16 Постановления не приведены критерии или порядок установления такого несоответствия. Судебная практика по отказу во взыскании платы или взыскании лишь части ввиду несоразмерности, исходя из разъяснений Пленума ВС РФ, к настоящему моменту не сформирована.

Что осталось не ясным

Если обратиться к практике судебного применения вышеупомянутого п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, то можно увидеть, что в каждом споре критерий соразмерности платы стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ (возможным), потерям другой стороны от досрочного прекращения договора определяется судом дискреционно, исходя из предмета, срока, иных условий договора, его правовой природы, положения сторон и характера отношений между ними.

Например, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 28.08.2014 по делу № А56-69830/2013 указал, что уплата субарендатором неустойки в размере арендной платы за два месяца представляется экономически обоснованной гарантией, обеспечивающей имущественные интересы арендодателя, который при заключении договора субаренды исходил из долгосрочности арендных отношений.

Думается, что в случае установления несоразмерности платы разумно присудить ко взысканию плату в части, не превышающей соразмерный, по мнению суда, уровень. Тем не менее, исходя из прямого указания п. 16 Постановления, судам предоставлено право отказать во взыскании платы в полном объеме.

Также Пленумом ВС РФ не разъяснено, что подразумевается под недобросовестным осуществлением второй стороной права требовать уплаты такой суммы. Приведенный в п. 16 Постановления п. 2 ст. 10 ГК РФ отсылает к п. 1 указанной статьи: не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Данная норма, как известно, носит общий характер, в связи с чем суды применяют ее неохотно, хотя и более часто в последнее время.

С учетом того что право стороны требовать уплаты компенсации обусловлено реализацией другой стороной своего права на безусловный отказ от обязательства или его изменение (то есть сторона осуществляет свободный выбор – исполнять обязательство согласно его условиям либо отказаться от него или изменить), даже умозрительно трудно представить, какое именно осуществление соответствующей стороной права требования платы в данном случае может быть признано недобросовестным.

Необходимо также отметить, что из текста п. 16 Постановления не ясно, вправе ли суд по своей инициативе отказать во взыскании или снизить размер платы либо для этого требуется заявление стороны, которая уклоняется от исполнения обязательства по выплате компенсации. Разумно предположить, что стороне, заинтересованной в уменьшении или отказе во взыскании платы, нелишне заявить об этом по аналогии с п. 1 ст. 333 ГК РФ, не дожидаясь инициативы суда.

Так, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела № А56-30541/2016 не сделал вывода о несоразмерности платы за отказ заказчика от договора возмездного оказания услуг, равной общей стоимости услуг, вне зависимости от фактически понесенных исполнителем расходов и достигнутых результатов, и удовлетворил исковые требования о взыскании указанной платы в полном объеме. При этом в тексте судебного акта отсутствует указание на заявление ответчиком о несоразмерности данной платы (Постановление от 26.12.2016 № 13АП-27555/2016).

Чтобы условие о плате за немотивированный отказ от исполнения обязательства (его изменение) в одностороннем порядке считалось согласованным, стороны должны определить в договоре фиксированную сумму такой платы или порядок ее определения. Также существует мнение о том, что рассматриваемая плата может выражаться не в уплате определенной денежной суммы, а в передаче некоего иного, заранее определенного имущества, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Данная позиция представляется неоднозначной ввиду прямого указания в п. 3 ст. 310 ГК РФ именно на денежную сумму, в связи с чем есть риск, что в случае спора суд сочтет условие о передаче иного имущества не соответствующим указанной норме закона и откажет в его применении.

На практике стороны, определяя размер и/или порядок исчисления платы за отказ от исполнения (изменение) обязательства, отталкиваются от особенностей договора, его предмета, цены. Если договор предполагает длящееся исполнение, с регулярным взаимным предоставлением (например, договор аренды, договор оказания услуг по теплоснабжению), стороны могут согласовать, что подлежащая выплате компенсация эквивалентна сумме нескольких регулярных платежей (например, арендной плате за два-три месяца).

Для единовременно исполняемых обязательств характерно установление в качестве платы фиксированной суммы, эквивалентной цене договора или ее части либо определенной сторонами произвольно. Возможно определить размер платы посредством отсылки к потерям другой стороны, которые могут быть вызваны отказом от исполнения (изменением) обязательства. Например, как указал Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, для арендодателя такие расходы могут быть связаны с простоем имущества и поисками нового арендатора, для арендатора – с заключением нового договора с более высокой арендной платой (Постановление от 26.12.2016 № 13АП-27555/2016 по делу № А56-30541/2016). Также стороны могут установить дифференцированный размер платы в зависимости от срока совершения отказа (изменения) обязательства.

Рекомендации

В качестве примера договорного условия о плате за отказ от договора можно привести следующее: «В случае одностороннего отказа заказчика от договора (оказания услуг, заключенного 26.05.2016) в любую из дат после 31.08.2015 заказчик обязуется уплатить исполнителю компенсацию в течение 7 (семи) календарных дней в следующих размерах:

– при отказе от договора в срок до 03.12.2015 – 70% от указанной в п. 3.1 договора суммы с зачетом выплаченного аванса;

– при отказе от договора после 03.12.2015 – 100% от указанной в п. 3.1 договора суммы с зачетом выплаченного аванса».

Поскольку п. 16 Постановления судам предоставлено право по своему усмотрению отказать во взыскании несоразмерной платы за отказ одной стороны от исполнения (изменение) обязательства, с учетом тенденций судебной практики можно рекомендовать участникам гражданского оборота устанавливать такую плату в разумных пределах, исходя из критерия соразмерности цене договора и/или возможных потерь второй стороны вследствие прекращения или изменения обязательства.

Решение № 2-1015/2017 2-1015/2017~М-838/2017 М-838/2017 от 21 сентября 2017 г. по делу № 2-1015/2017

Сергачский районный суд (Нижегородская область) — Административное Суть спора: 2.163 — О защите прав потребителей -> из договоров с финансово-кредитными учреждениями -> в сфере услуг кредитных организаций Дело № 2-1015/2017

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
г. Сергач
Нижегородской области 26 декабря 2017 года
Сергачский районный суд Нижегородской области в составе председательствующего судьи М.В. Ченгаевой, при секретаре О.А. Самойловой,
с участием:
представителя истца – Тимина В.В., действующего на основании доверенности от 21 сентября 2017 года,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ворошиловой М.В. к ООО «Премиум Ассистанс» о признании частично недействительным Абонентского договора, взыскании суммы неосновательного обогащения, компенсации морального вреда, штрафа,
установил:

Ворошилова М.В. обратилась в Сергачский районный суд с иском к ООО «Премиум Ассистанс» о признании частично недействительным Абонентского договора, взыскании суммы неосновательного обогащения, компенсации морального вреда, штрафа, в котором просит суд признать абзац 2 пункта 7.2 Абонентского договора на оказание услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+») № Xxxxxxxxxxxxxxx недействительным; взыскать с ООО «Премиум Ассистанс» в пользу Ворошиловой М.В. 32450 рублей неосновательного обогащения, 10000 рублей денежной компенсации морального вреда, штраф за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя.
В обоснование заявленных требований истец указал, что 24 июля 2017 г. между Ворошиловой М.В. и ООО «Премиум Ассистанс» был заключен абонентский договор на оказание услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+») № Xxxxxxxxxxxxxxx. Представляется, что указанный договор содержит условия, ущемляющие права потребителя, в указанной части договор является недействительным, а также с ответчика в пользу истца подлежат взысканию плата за абонентское обслуживание в сумме 32450 руб., моральный вред в сумме 10000 руб., штраф за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя. Свое мнение обоснует следующим:
В соответствии с п. 2.1. абонентского договора от 23.07.2017 г. ООО «Премиум Ассистанс» обязалось оказывать следующие услуги: предоставление заказчику круглосуточного канала связи; персональный менеджер; получение документов в органах ГИБДД, необходимых для предоставления в страховую компанию после наступления события, имеющего признаки страхового; получение справки из Гидромецентра; круглосуточная эвакуация автомобиля и пр.
В соответствии с п. 3.2. абонентского договора от 24.07.2017 г. плата (премия) за абонентское обслуживание по договору составляет 35400 руб. при сроке оказания услуг 12 месяцев.
Оплата услуг была произведена с использованием кредитных средств ПАО «Плюс Банк» в соответствии с договором потребительского кредита № хх-хх-хххххх-ДПАБ от 24.07.2017 г.
В соответствии с п. 7.2 абонентского договора от 24.07.2017 г. заказчик вправе отказаться от исполнения настоящего договора а одностороннем порядке в любое время, произведя с исполнителем все расчеты, оплатив задолженность (при ее наличии) и фактически понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по настоящему договору. В этом случае неиспользованный остаток денежных средств не возвращается (абз. 2).
10 августа 2017 г. истица направила в адрес ответчика претензию, которой отказывалась от исполнения договора и просила вернуть ей неиспользованный остаток платы за абонентское обслуживание за период 11 месяцев, в котором услуга ей не оказывалась. 16 августа 2017 года претензия была получена ответчиком. До настоящего времени требования истицы ответчиком не исполнены.
В соответствии со ст. 32 Закона о защите прав потребителей, потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.
Какие-либо иные действия заказчика, от которых находится в зависимости возможность его одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг, а также какие-либо правовые последствия такого отказа, законом не предусмотрены, не могут они быть ограничены и договором.
Между тем п. 7.2. договора фактически предусматривает возможность невозвращения части премии пропорционально времени, в течение которого договор прекратил свое действие, что противоречит ст. 782 ГК РФ и ст. 32 Закона о защите прав потребителей и нарушает права истца как потребителя, поскольку лишает его возможности возвратить часть премии за период, когда договор оказания услуг не действовал и исполнение обязательств по нему исполнителем не осуществлялось. В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
16 августа 2017 года ответчик получил от истца претензию об одностороннем отказе от исполнения договора. В соответствии с п. 1 ст. 450.1 ГК РФ абонентский договор считается расторгнутым с момента получения такой претензии, то есть с 16.08.2017 г.
В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В соответствии со ст. 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.
В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное ими сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Таким образом, после прекращения договора у исполнителя отпадают основания для удержания аванса за период, в котором услуги фактически им не оказывались. В указанной части уплаченная авансом премия является неосновательным обогащением со стороны исполнителя и подлежит возврату заказчику в соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ.
В соответствии с п. 3.2. абонентского договора от 24.07.2017 г. плата за абонентское обслуживание по договору составляет 35400 рублей при сроке оказания услуг 12 месяцев. Абонентский договор расторгнут с 16.08.2017 г. Соответственно за оставшиеся 11 месяцев, в течение которых услуги фактически оказываться не будут, стоимость услуг (премия), оплаченная авансом, подлежит возврату. Стоимость таких услуг составляет 32450 руб. (35400 руб. /12 мес. х 11 мес.).
Истец также считает, что на основании ст. 15 Закона о защите прав потребителей имеет права на компенсацию морального вреда.
Не исполнив свои обязательства по перечислению истцу неиспользованной части аванса, ответчик причинил истцу моральный вред, который заключается в нравственных переживаниях в связи с указанными действиями ответчика и необходимостью восстанавливать свое нарушенное право в судебном порядке. Моральный вред оценивается истцом в сумме 10000 рублей.
В судебное заседание истец – Ворошилова М.В. не явилась, о месте и времени судебного заседания извещена надлежащим образом. В представленном в суд заявлении просит рассмотреть данное дело в свое отсутствие.
Представитель истца – Тимин В.В. в судебном заседании поддержал исковые требования, настаивал на их удовлетворении, подтвердив доводы, изложенные в исковом заявлении.
Протокольным определением судом приняты изменения представителя истца к исковым требованиям в сторону их уменьшения, согласно которым представитель истца уменьшил размер исковых требований в части взыскания с ответчика в пользу Ворошиловой М.В. денежной суммы в счет неосновательного обогащения до 22450 рублей.
В судебном заседании представитель истца – Тимин В.В. дополнительно пояснил, что с истцом в данном случае был заключен договор бытового оказания услуг. В соответствии со ст. 32 Закона «О защите прав потребителей», заказчик в любой момент вправе отказаться от оказываемой ему услуги с единственным ограничением — оплатить стоимость оказанных услуг. Оспариваемый пункт договора содержит условия и противоречия, нарушающие права потребителя. На основании ст. 168 ГК РФ и ст. 32 Закона «О защите прав потребителей» просит признать его недействительным. Учитывая, что 16 августа 2017 г. ответчик получил претензию об отказе от исполнения договора, просит вернуть стоимость неоказанных услуг пропорционально оставшегося времени. Полагает, что в данном случае также имеет место нарушение положений статьи 782 ГК РФ.
Ответчик – ООО «Премиум Ассистанс» в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания извещен надлежащим образом. В представленных в суд возражениях на исковое заявление указал, что с исковыми требованиями не согласен по следующим основаниям:
Стороны заключили Абонентский договор на основании письменного заявления истца на добровольное заключение Абонентского договора от 24 июля 2017 года, в котором он просил заключить с ним Абонентский договор сроком действия на 12 месяцев.
Оплата Абонентского договора была произведена путем безналичного расчета через ПАО «Плюс Банк» в размере 35 400 руб., исходя из расчетного периода в 12 месяцев. На сегодняшний день указанная сумма как ошибочно перечисленная отозвана не была и каких-либо сведений, указывающих о том, что она была перечислена без законных на то оснований, к ответчику не поступало.
При этом истец не лишен был возможности выбрать иную программу обслуживания или конкретно интересующие его услуги и оплатить эту иную программу либо эти конкретно интересующие услуги по другой цене и за другой период.
Истец от данного VIP-сопровождения не отказывался, с указанными условиями Абонентского договора был ознакомлен и согласен, что подтверждается собственноручной подписью истца в вышеназванном заявлении. Стороны согласовали все существенные условия Абонентского договора.
Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что заключение указанного договора было для истца вынужденным, а равно, что указанный договор содержал и (или) был заключен на невыгодных для истца условиях, и что истцу не была предоставлена в наглядной и доступной форме вся необходимая и достоверная информация, обеспечивающая его возможностью правильного выбора, представленные документы не содержат.
При таком положении у ответчика в силу п.4 ст. 445 ГК РФ не имелось никаких правовых оснований для отказа истцу в заключении Абонентского договора, поскольку в случае такого отказа действия ответчика расценивались бы как нарушение прав и законных интересов истца.
По условиям заключенного Абонентского договора, содержащимся в его разделе 2, истец за фиксированную в Абонентском договоре плату в размере 35400,00 руб. приобрел право при возникновении соответствующей потребности получать, а ответчик, соответственно, обязанность оказывать по первому требованию истца в течение года — такие услуги, как:
-«Круглосуточная диспетчерская служба»
-«Персональный менеджер»
-«Получение документов в органах ГИБДД»
-«Получение справки из Гидрометцентра»
-«Круглосуточная эвакуация автомобиля»
-«Техническая помощь»
-«Подменный автомобиль»
-«Экстренная поддержка»
-«Мой адвокат»
-«Такси»
-«Возвращение домой (Консьерж)».
Причем согласно условиям Абонентского договора вышеназванные услуги за малым исключением некоторых, должны были оказываться по требованию истца неограниченное в течение всего действия Договора количество раз и не только в населенном пункте проживания истца + 50 км от административных границ этого населенного пункта, но и на территориях, представленных в других субъектах РФ, а также на территориях Украины, республики Беларусь, Республики Казахстан и ряда других Европейских стран, перечень которых содержался в Приложении № 1 к договору, кроме того, за дополнительную плату — по месту фактического нахождения истца, не подпадающего под территорию «безвозмездного» действия договора.
Таким образом, истец, ссылаясь на ст. 32 Закона о защите прав потребителей, ст. 782 ГК РФ и квалифицируя заключенный сторонами Абонентский договор как договор возмездного оказания услуг, неверно истолковал природу заключенного договора, который является договором с исполнением по требованию (абонентским договором).
Специфика абонентского договора заключается в том, что абонентская плата вносится независимо от того, затребовал ли абонент исполнение или нет.
Соответственно, возврат абонентской платы в случае незатребования исполнения невозможен, поскольку в данном случае абонентская плата является одновременно:
встречным предоставлением за то, что абонент получает в качестве исполнения от гарантирующей стороны,
платой за предоставление абоненту своего рода «секундарного» права востребовать исполнения по своему разумению,
компенсацией за поддержание гарантирующей стороной своей готовности исполнять требования абонента по первому требованию.
А поскольку по договору с исполнением по требованию (абонентскому договору) оплачивается не сама услуга, а право потребовать оказание этой услуги в любой момент, когда это необходимо Абоненту, постольку исполнитель должен быть постоянно готовым к этому, чтобы оказать эту услугу, причем в данному случае не только на территории России, но и за рубежом.
Соответственно, исполнитель в целях надлежащего и незамедлительного исполнения принятых на себя обязательств должен обеспечить и поддерживать в постоянной готовности соответствующую инфраструктуру, оборудование и ресурсы, для чего ответчиком заключен ряд партнерских договоров, которые обеспечивают возможность незамедлительного исполнения предусмотренных абонентскими договорами услуг, независимо от фактического места нахождения клиента без согласования фактического эквивалента оказанных услуг (т.е. независимо от того, потребуется ли в период действия Договора данное исполнение услуги или нет).
При этом обращают внимание на то, что предоставляемые по абонентским договорам услуги носят «массовый характер» и выделить будущие расходы на отдельного абонента фактически не возможно, поскольку в данном случае объем заказанных и потребленных услуг зависит исключительно от будущих событий и действий самого абонента.
Поэтому учитывая специфику абонентского обслуживания, связанную в данном случае с удаленным использованием транспорта, абонентская плата за право требования предусмотренных Абонентским договором услуг осуществляется, исходя из расчетного периода в 12 месяцев, где под «расчетным периодом» понимается минимальный период, в течение которого ответчик обязался предоставлять истцу услуги по его требованию.
Таким образом, ответчик не может согласиться со ссылками истца на ст. 32 Закона о защите прав потребителей и считает, что требования истца о возврате уплаченных по Абонентскому договору денежных средств на законе не основаны.
По условиям Абонентского договора, содержащимся в его п. 7.3, стороны договорились, что к действиям, направленным на отказ от исполнения настоящею Договора, стороны относят письменное заявление заказчика об отказе от исполнения Абонентского договора. В этом случае настоящий Договор считается расторгнутым по истечении 30 календарных дней с момента получения исполнителем письменного уведомления от заказчика.
Таким образом, п. 7.3 Абонентского договора, устанавливающий порядок и дату досрочного расторжения данного договора по инициативе потребителя, требованиям ст.ст. 429.4, 450.1 ГК РФ, не противоречит и сам по себе никаких прав истца, гарантированных законодательством о защите прав потребителей, не нарушает.
Ответчик получил уведомление истца о расторжении Абонентского договора 16 августа 2017 года. Указанное означает, что по условиям заключенного Абонентского договора истец не лишен был права и возможности обратиться к ответчику требованием об оказании предусмотренных этим договором услуг вплоть до 15 сентября 2017 года.
Однако, если истец этого не сделал, то по причинам никак не зависящим от ответчика, в то время как ответчик в любое время готов был оказать истцу эти услуги, если бы тот к нему обратился.
В свою очередь, положения ст. 429.4 ГК РФ оплату услуг исполнителя в зависимость от фактического затребования заказчиком соответствующего предоставления услуг не ставят.
Таким образом, по мнению ответчика, требования истца о возврате уплаченной единовременно абонентской платы по причине досрочного расторжения Абонентского договора, не связанного с нарушением условий договора и признании п. 7.2 Абонентского договора недействительными в силу вышеизложенного удовлетворены быть не могут.
Ответчик также не согласен с требованиями истца о взыскании компенсации морального вреда и потребительского штрафа, поскольку отсутствуют доказательства его виновных действий в отношении потребительских прав истца.
На основании вышеизложенного, просит суд отказать Ворошиловой М.В. в удовлетворении исковых требований.
Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета настоящего спора – ПАО «Плюс Банк» в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания извещен надлежащим образом.
Выслушав участников процесса, изучив материалы дела, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, установив юридически значимые обстоятельства по делу, суд приходит к следующему:
Из материалов дела судом установлено, что 24 июля 2017 года между сторонами по данному делу заключен Абонентский договор на оказание услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+») № Xxxxxxxxxxxxxxx, по условиям которого ООО «Премиум Ассистанс» (Исполнитель) обязалось оказывать Ворошиловой М.В. (Заказчик) по требованию последней в объеме и порядке, предусмотренном настоящим договором следующие виды услуг:
— круглосуточный канал связи: 8 (800) 555-04-57;
— персональный менеджер;
— получение документов в органах ГИБДД необходимых для предоставления в страховую компанию после наступления события, имеющего признаки страхового случая;
— получение справки из Гидрометцентра;
— круглосуточная эвакуация автомобиля после ДТП;
— техническая помощь (24 часа в сутки);
— подменный автомобиль на время ремонта автомобиля по гарантии у официального дилера;
— экстренная поддержка: юридическая консультация, связанная с некачественной продажей салоном ТС, навязыванием дополнительных услуг, по вопросам связанным с кредитом;
— мой адвокат;
— предоставление услуги «Такси» с места ДТП;
— возвращение домой (Консьерж) – в случае тотальных конструктивных повреждений автомобиля (л.д. 6-7).
Согласно п. 3.3. договора, он заключен сторонами на срок 12 месяцев.
Стоимость услуг по договору составила, согласно п. 3.2. договора – 35400 рублей.
Оплата указанной суммы осуществлена истцом из заемных денежных средств, полученных по целевому кредиту, на основании Договора потребительского кредита № хх-хх-хххххх-ДПАБ, заключенного 24.07.2017 года между Ворошиловой М.В. и ПАО «Плюс Банк» (л.д. 8-9).
Согласно пункта 11 указанного кредитного договора, кредит предоставляется Банком на следующие цели:
— 550000 рублей на покупку транспортного средства с индивидуальными признаками, определенными в п. 1 раздела 2 настоящего Договора (Индивидуальные условия договора залога транспортного средства);
— 152490 рублей на оплату премии по абонентскому Договору об оказании услуг VIP-Assistance (программа «Вlack Edition+»), заключенному Заемщиком с Компанией, предоставляющей данные услуги;
— 35400 рублей на оплату премии по абонентскому Договору об оказании услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+»), заключенному Заемщиком с Компанией предоставляющей данные услуги (л.д. 8-9).
Пунктом 7.2 Абонентского договора предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения настоящего Договора в одностороннем порядке в любое время, произведя с Исполнителем все расчеты, оплатив задолженность (при ее наличии) и фактически понесенные Исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по настоящему Договору.
В этом случае, неиспользованный остаток денежных средств не возвращается.
10 августа 2017 года истица направила в адрес ответчика претензию об отказе от исполнения договора возмездного оказания услуг и возврате платы за неоказанные услуги, в которой указала, что отказывается от исполнения абонентского договора на оказание услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+») № Xxxxxxxxxxxxxxx от 24.07.2017 г. и требует вернуть ей 32450 рублей – неиспользованный остаток платы за абонентское обслуживание за период 11 месяцев, в который услуга ей оказываться не будет с перечислением указанных денежных средств на ее расчетный счет, указанный в претензии (л.д. 10).
Отказ ответчика исполнить указанные в претензии требования истца, послужил основанием для обращения в суд с настоящим иском.
Согласно пункту 2 статьи 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Статьей 421 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора (часть 1).
Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (часть 2).
Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422) (часть 4).
Судом установлено, что оспариваемый истицей договор является договором с исполнением по требованию (абонентским договором), предусмотренным статьей 429.4 ГК РФ.
Согласно статьи 429.4 ГК РФ — 1. Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.
2. Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором.
Оспаривая положения п. 7.2 Абонентского договора истец основывается на положениях ст. 782 ГК РФ и ст. 32 Закона РФ «О защите прав потребителей».
Так, положениями части 1 статьи 782 ГК РФ предусмотрено, что заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.
Статья 32 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает право потребителя отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.
Истец полагает, что условие договора, предусматривающее невозврат неиспользованного остатка денежных средств противоречит действующему законодательству, в связи с чем Абонентский договор в указанной части является недействительным.
С указанными доводами суд не может согласиться, считая их основанными на неверном толковании норм действующего законодательства.
Закрепленная в пункте 1 статьи 429.4 ГК РФ договорная конструкция абонентского договора предусматривает внесение платы не за услугу, товар или работы как таковые, а за право их затребовать в необходимом объеме по усмотрению управомоченной стороны.
Сущность абонентского договора заключается в следующем:
1) одна из сторон (абонент) получает право в течение срока действия договора требовать от другой стороны исполнения в тот момент, в который ей это будет нужно, и в том объеме, который ей будет нужен. Востребование исполнения может осуществляться как в форме некого предварительного заказа, который другая сторона должна немедленно исполнить (например, абонентское техобслуживание техники в случае поломки и т.п.), так и в форме молчаливого, не требующего предварительного востребования использования (например, звонок по телефону или выход в Интернет). Для абонента удобство состоит в том, что ему гарантированно будут предоставлять исполнение, как только ему это понадобиться;
2) специфика абонентского договора проявляется в порядке фиксации цены. В отличие от договора, предусматривающего исполнение стороной заявок другой стороны (вроде договора кредитной линии или договора поставки товара по заявкам), в рамках абонентского договора абонент платит фиксированную плату. Гарантирующая сторона получает от абонента фиксированную абонентскую плату за право требовать (получать) исполнение в нужном объеме при возникновении потребности. В отдельные периоды абонент может затребовать и получить исполнение номиналом больше, чем его абонентская плата, но в другой — все может быть наоборот. Специфика конструкции предполагает, что абонентская плата вносится независимо от того, затребовал ли абонент исполнение или воспользовался ли он им. В силу специфики правовой природы рассматриваемого договора возврат платы в случае незатребования исполнения невозможен.
Природа абонентской платы смешанная. Отчасти она является встречным предоставлением за то, что абонент получает в качестве исполнения от гарантирующей стороны, а отчасти платой за предоставление абоненту своего рода секундарного права востребовать исполнения по своему разумению и компенсацией за поддержание гарантирующей стороной своей готовности исполнять по первому требованию.
Заключенный сторонами спорный абонентский договор отвечает предъявляемым к нему законом требованиям.
Как следует из материалов дела и объяснений представителя истца, данных в ходе судебного заседания, заключение спорного договора являлось добровольным волеизъявлением истицы, сведениями о понуждении ее к заключению такого договора суд не располагает и доказательств тому, суду не представлено.
При заключении договора истица согласилась с условиями договора, кроме того, в день заключения договора воспользовалась предоставленными в соответствии с ним услугами. Так, согласно акта № 1 сдачи-приемки услуг, 24 июля 2017 года истице исполнителем ООО «Премиум Ассистанс» была оказана юридическая консультация относительно условий кредитования стоимостью 10000 рублей. Подпись заказчика в указанном акте стороной истца не оспаривается.
Условия договора о невозврате неиспользованного остатка денежных средств, в случае отказа Заказчика от исполнения договора были известны истцу в момент заключения данного договора, с чем истица согласилась, подписав данный договор.
При указанных обстоятельствах, суд находит заявленные истцом требования о признании недействительным абзаца 2 пункта 7.2. Абонентского договора не подлежащими удовлетворению.
Заявляя требования о возврате неиспользованного остатка денежных средств по Абонентскому договору истец указывает на то, что данные денежные средства являются неосновательным обогащением ответчика, в связи с чем, подлежат возврату.
Частью 1 статьи 1102 ГК РФ установлено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Поскольку судом не установлено получение (сбережение) ответчиком денежных средств истца без законных оснований, требования истца о возврате денежных средств удовлетворению не подлежат.
Истцом также заявлены требования о компенсации морального вреда, и взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя. Указанные требования истец основывает на положениях Закона РФ «О защите прав потребителей».
Поскольку судом не установлено нарушений прав истца ответчиком при заключении с ним спорного Абонентского договора, оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика в его пользу компенсации морального вреда и штрафа за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя не имеется и в удовлетворении указанных исковых требований истцу также надлежит отказать.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:

Ворошиловой М.В. в удовлетворении исковых требований к ООО «Премиум Ассистанс» о признании недействительным абзаца 2 пункта 7.2. Абонентского договора на оказание услуг VIP-Assistance (Программа «Соncierge+») № Xxxxxxxxxxxxxxx от 24.07.2017 г., взыскании неосновательного обогащения в размере 22450 рублей, компенсации морального вреда, штрафа за неисполнение в добровольном порядке законных требований потребителя – отказать.
Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме в Нижегородский областной суд через Сергачский районный суд Нижегородской области.
Судья М.В. Ченгаева
В окончательной форме решение изготовлено 29 декабря 2017 года.
Судья М.В. Ченгаева

Суд:

Сергачский районный суд (Нижегородская область)

Истцы:

Ворошилова М.В.

Ответчики:

ООО «Премиум Ассистанс»

Иные лица:

Тимин В.В.

Судьи дела:

Ченгаева Марина Васильевна (судья)

Судебная практика по:

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ
Неосновательное обогащение, взыскание неосновательного обогащения
Судебная практика по применению нормы ст. 1102 ГК РФ

Компенсация за отказ от договора // Новые экономические споры в ВС

Среди дел, переданных на пересмотр в экономическую коллегию Верховного суда (ВС) на прошлой неделе, поставлены вопросы: 1) допустима ли компенсация за досрочное немотивированное расторжение договора; 2) могут ли решения внебюджетных фондов о взыскании задолженности быть использованы для инициирования банкротства.

Полный список переданных дел, найденных редакцией, приведен в конце заметки.

Допустима ли компенсация за досрочное немотивированное расторжение договора?

ВС предстоит решить, можно ли вводить плату за односторонний отказ от договора. Этот вопрос уже рассматривался Президиумом Высшего арбитражного суда (ВАС) в 2010 году. Тогда такое условие было признано незаконным (дело № А64-7196/2008). Однако в том случае проблема была в том, что условие включили в договор оказания услуг, а Гражданский кодекс (ГК) дает безусловное право любой стороне отказаться от такого договора. Впоследствии ВАС принципиально допустил возможность введения такой платы в постановлении Пленума «О свободе договора» (см. ). Аналогичную возможность предусматривает и новая редакция ст. 310 ГК, вступившая в силу с июня этого года.

В деле, переданном в ВС, платеж за расторжение включен в договор аренды, заключенный между ООО «Меркатор Калуга» как арендатором и ООО «Боровский завод агропластмасс». Арендатор внес при заключении договора задаток за два месяца (более 1,7 млн руб.). Эту сумму арендодатель мог удержать в качестве «штрафа» при одностороннем немотивированном расторжении договора арендатором. Именно так и поступил завод. Однако «Меркатор Калуга» не согласилось с тем, что его отказ является основанием для удержания задатка в виде штрафа, и обратилось в суд с требованием признать соответствующий пункт договора недействительным (дело № А40-53452/2014).

Суды всех трех инстанций требования «Меркатор Калуга» удовлетворили. Они пришли к выводу, что установление в договоре такого штрафа противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности. Так как досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением, а обусловлено реализацией обществом права, предоставленного договором, суды признали установленный в договоре механизм расторжения договора противоречащим нормам гражданского законодательства.

В своей жалобе в ВС завод обращает внимание, что воля сторон при заключении соглашения была направлена на предоставление возможности удержать задаток при немотивированном расторжении договора. То, что компенсация названа в договоре штрафом, не меняет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, досрочно отказавшейся от договора, а предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин, отмечает заявитель. Такая мера не противоречит ст. 329 ГК о способах обеспечения исполнения обязательств и ст. 421 ГК о свободе договора.

ВС пока не определил дату рассмотрения этого дела.

Можно ли использовать решения внебюджетных фондов о взыскании задолженности для инициирования банкротства?

Управление Федеральной налоговой службы в Брянской области обратилось в суд (дело № А09-9322/2014) с заявлением о признании муниципального унитарного предприятия «Машинно-технологическая станция Погарского района» банкротом из-за задолженностей по обязательным платежам (налоговым, пенсионным и страховым). Недоимку по налогам предприятие погасило, поэтому суд первой инстанции не стал вводить в отношении должника процедуру наблюдения.

Налоговая инспекция обращала внимание, что помимо погашенного долга предприятие еще не заплатило обязательные платежи во внебюджетные фонды. Однако суд посчитал, что вынесенные фондами решения о взыскании этих платежей не могут быть основанием для инициирования банкротства. Он указал, что абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о банкротстве устанавливает исчерпывающий перечень решений, которые могут быть приняты во внимание для начала производства по делу о банкротстве, — это требования об уплате обязательных платежей, подтверждённые решениями налогового органа о взыскании задолженности или вступившим в законную силу решением суда. Этот подход поддержали в апелляции и кассации.

Управление ФНС по Брянской области просит ВС применить в этой ситуации аналогию права. Заявитель обращает внимание, что в Законе о страховых взносах во внебюджетные фонды предусмотрен механизм внесудебного взыскания недоимок без какого-либо дополнительного решения налогового органа. Поэтому, считает управление ФНС, в целях возбуждения процедуры банкротства такие ненормативные акты следует расценивать так же, как и решения налогового органа, то есть не требовать их дополнительного подтверждения ни налоговиками, ни судом.

ВС рассмотрит это дело 12 октября.

***

Список дел, переданных в экономическую коллегию ВС за прошлую неделю (не включая дела, указанные выше):

А71-7420/2014 и А66-12241/2013 — Компенсация за льготный проезд граждан.

А40-104358/2014 — Должно ли требование по банковской гарантии быть получено гарантом в период ее действия.

А40-123365/2013 — Может ли кадастровая палата быть ответчиком по иску об установлении кадастровой стоимости?

Позиции ВС РФ о плате за отказ от договора

Пленум ВС высказался по поводу платы за отказ от договора в постановлении №54 от 22.11.2016 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» (далее – постановление № 54).

Срочное сообщение для юриста! В офис пришла полиция

  • Сохраните и распечатайте памятку сотрудникам

Так, ВС РФ разъяснил, что норма п. 3 ст. 310 ГК РФ применяется не во всех случаях. Если право на односторонний отказ от исполнения обязательства установлено императивной нормой (например, абз. 2 п. 2 ст. 610 ГК РФ), в договор нельзя включать условие о выплате денежной суммы в случае отказа от договора. Условие о выплате в этом случае будет ничтожным. Также нельзя требовать плату со стороны, отказавшейся от договора, если вторая сторона нарушает договорные обязательства (п. 15 постановления № 54).

ВС РФ также указал, что обязанность выплаты за отказ от договора возникает у стороны договора, когда она реализует право на отказ, то есть в результате изменения или расторжения договора. Обязательство о выплате за отказ от договора возникает, если иное не предусмотрено законом или договором.

При этом, если будет доказано несоответствие размера суммы выплаты последствиям, которые порождает отказ стороны от договора, а также заведомо недобросовестное осуществление второй стороной права требовать указанной суммы выплаты, суд вправе отказать во взыскании суммы выплаты полностью или частично (п. 16 постановления № 54 ).

О других правовых позициях ВС РФ:

  • Новые разъяснения Верховного суда РФ об обязательствах
  • Пленум ВС РФ о взыскании валютного долга
  • Новая оценка постановления ВС РФ о судебных издержках
  • ВС РФ о неисполнении денежного обязательства
  • Разъяснения ВС РФ о возмещении убытков
  • Расторжение договора в судебном порядке

Квалификация выплаты за отказ от договора

В ноябре 2015 года ВС РФ уже рассматривал вопрос о плате за отказ от договора. Было принято прецедентное решение о том, как следует квалифицировать эту выплату. До этого решения судебная практика была разнородной, и суды квалифицировали плату за отказ от договора по-разному.

В одном деле стороны заключили договор аренды. В одном из условий они согласовали порядок расторжения – если арендатор расторгает договор до истечения срока его действия по любой причине, арендодатель удерживает задаток в полном объеме в качестве штрафа. Арендатор перечислил задаток в обеспечение исполнения обязательств. При досрочном расторжении договора по инициативе арендатора арендодатель удержал задаток, как и следовало из соглашения.

Арендатор оспорил это положение договора в суде со ссылкой на его несоответствие статье 168 ГК РФ. Он полагал, что односторонний отказ от исполнения договора не может быть основанием для применения к нему меры ответственности в виде штрафа.

Суды трех инстанций поддержали требования арендатора и признали положение недействительным. Они квалифицировали штраф за досрочное расторжение как неустойку. Такое расторжение не является нарушением (ненадлежащим исполнением обязательств), а обусловлено реализацией арендатором своего права, предоставленного договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала законным условие договора аренды о выплате штрафа за досрочное расторжение договора (определение ВС ФР от 03.11.15 № 305-ЭС15-6784 по делу № А40-53452/2014).

Верховный суд РФ отменил судебные акты. Он разъяснил, что стороны определили сумму компенсации за отказ от договора. Тот факт, что компенсацию назвали штрафом, не меняет ее сути. Ее смысл не в том, чтобы привлечь к ответственности, а в том, чтобы предоставить возможность расторгнуть договор без объяснения причин.

Позиция ВС РФ о квалификации платежа за отказ от договора

Позиция Верховного суда РФ соответствует статье 310 ГК РФ и уточняет правовую квалификацию платежа. Верховный суд РФ объединил три ранее существовавших независимо друг от друга способа квалификации платежа за расторжение договора:

  • это прямо не предусмотрено законом, но возможность такой выплаты вытекает из принципа свободы договора. Об этом говорят ссылки на постановление № 16 и на отсутствие у арендатора замечаний при подписании договора;
  • это компенсация убытков другой стороны. Именно на компенсационную природу платежа указал суд;
  • это способ обеспечения обязательства, непоименованный законом (п. 1 ст. 329 ГК РФ).

Уже на следующий день после оглашения Верховным судом РФ резолютивной части его определение использовал Арбитражный суд Московского округа для отмены актов нижестоящих судов (постановление от 05.11.15 № Ф05-12847/2015 по делу № А40-88887/14).

На основе определения Верховного суда РФ, вынесенного 03.11.2015, окружные суды признают законным штраф:

  • за отказ от договора аренды (постановления АС Московского округа от 06.11.15 по делу № А40-189759/14, Девятого ААС от 15.12.15 № 09АП-50875/2015 по делу № А40-1228/2015) и
  • выплату компенсации за досрочное расторжение договора оказания услуг (постановление АС Московского округа от 09.11.15 № Ф05-11570/2015 по делу № А40-175444/14).

Читайте об этом

  • За односторонний отказ от договора стороны предусмотрели определенную денежную сумму. Как суды квалифицируют такую выплату

В настоящее время в предпринимательской деятельности существенно скорректирована процедура одностороннего отказа заказчика от договора возмездного оказания услуг в сторону соблюдения разумного баланса интересов обеих сторон такого договора. Из общего правила о праве заказчика на односторонний внесудебный немотивированный отказ от договора с компенсацией в пользу исполнителя только лишь фактически понесенных расходов на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ появилось исключение. Теперь отказ может быть обусловлен необходимостью соблюдения определенного срока и выплатой компенсации исполнителю.

Данная правовая норма не исключает возможности согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг, в частности односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.14 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Отрицательная судебная практика включения в договоры условий одностороннего отказа

Отметим, что ранее сформировалась устойчивая судебная практика, основанная на оценке положений ст. 782 ГК РФ как императивной правовой нормы, исключающей для сторон договора возмездного оказания услуг проявление какого-либо усмотрения (ст. 422 ГК РФ). Кроме того, поскольку в законе для осуществления отказа от исполнения не предусмотрено каких-либо дополнительных условий и формальностей, стороны в договоре возмездного оказания услуг были не вправе предусмотреть возможность его расторжения по истечении определенного срока с момента направления уведомления.

Так, например, Президиум ВАС РФ в постановлении от 7.09.10 г. № 2715/10 указал, что по смыслу ст. 782 ГК РФ отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг возможен в любое время — как до начала исполнения услуги, так и в любое время в момент ее оказания, а поскольку право сторон на односторонний отказ от договора возмездного оказания услуг императивно установлено ст. 782 ГК РФ, оно не может быть ограничено соглашением сторон, а установленные в нарушение данного запрета ограничения названного права являются недействительными на основании п. 1 ст. 422 и ст. 168 ГК РФ.

На практике исполнители услуг с целью компенсации своих имущественных потерь включают в договоры об оказании услуг с заказчиками разные условия отказа последних от исполнения договоров, и все такие условия суды ранее всегда признавали не соответствующими требованиям ст. 782 ГК РФ, например единовременная выплата, кратная стоимости услуг охраны за три последних истекших месяца, в договоре об оказании охранных услуг (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 30.09.09 г. по делу № А32-6548/2009), отступное (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 9.06.06 г. по делу № А31-7745/2005–18), неустойка (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3.02.10 г. по делу № А82-3770/2009–8) и др.

В соответствии с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 2 информационного письма от 21.12.05 г. № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм ГК РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», заказчик обязан оплатить исполнителю фактически понесенные расходы только лишь в случае, если они действительно были необходимы для оказания услуг по договору. Нижестоящие арбитражные суды придерживались аналогичной позиции (постановления ФАС Московского округа от 25.09.08 г. № КГ-А41/7966–08, ФАС Волго-Вятского округа от 1.10.07 г. № А43-50/2007-28-2 и др.).

Неудобство данной позиции для исполнителя связано с объективной сложностью доказывания факта и размера фактически понесенных им расходов, необходимых для исполнения принятых им на себя обязательств по договору возмездного оказания услуг. По смыслу п. 1 ст. 782 ГК РФ понесенные исполнителем расходы должны быть обусловлены его действиями по исполнению принятых обязательств по договору возмездного оказания услуг. В состав названных расходов, кроме того, не могут входить заработная плата работников, отчисления на социальные нужды, налоги, поскольку они являются законодательно закрепленными расходами организации и не могут включаться в расчет убытков, если эти расходы не связаны с исполнением обязательств по гражданской сделке (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.04.07 г. по делу № А56-16831/2006).

Заработная плата работников, уволенных по сокращению штатов, не может быть отнесена к фактическим расходам исполнителя по договору возмездного оказания услуг, поскольку сокращение численности штата работников произошло после расторжения договора, в то время как заказчик в случае отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг возмещает исполнителю только фактически понесенные расходы, т. е. расходы, совершенные в период действия договора (постановление ФАС Центрального округа от 19.01.06 г. № А35-11459/04-С9). Понесенные исполнителем расходы должны быть обусловлены его действиями по исполнению принятых обязательств по договору возмездного оказания услуг. Норма п. 1 ст. 782 ГК РФ как раз регулирует те случаи, когда исполнитель понес расходы в счет еще не оказанных услуг в связи с односторонним отказом заказчика от договора (постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.04.07 г. по делу № А56-16831/2006).

Установленное в п. 1 ст. 782 ГК РФ регулирование отношений по одностороннему отказу от договора возмездного оказания услуг направлено на защиту прав и интересов заказчика, не нарушая при этом прав исполнителя, который может предъявить к возмещению свои фактически понесенные расходы, если сможет их документально подтвердить. На практике нередко встречаются ситуации, когда недобросовестные заказчики злоупотребляют своими правами — отказ от исполнения договора они используют с целью отказа от оплаты услуг исполнителя.

Например, по договору об оказании правовых услуг исполнитель принял на себя обязательство за плату по заданию заказчика выполнить для него претензионно-исковую работу с его оппонентом и взыскать с него долг, предприняв для этого все возможные меры, предусмотренные действующим законодательством РФ. В результате, получив подготовленную квалифицированными специалистами исполнителя претензию с четким изложением по существу всех существенных моментов со ссылками на нормативные правовые акты и судебную практику, исполнитель в полном объеме погашает свой долг. Поскольку заказчик в услугах исполнителя больше не нуждается, он от них отказывается на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ.

В данной ситуации, когда искомый результат достигнут, но исполнитель, добросовестно исполнив свои обязательства по договору, получает не все причитающееся ему вознаграждение, на которое он рассчитывал, а только его часть, нарушается разумный баланс интересов участников гражданского оборота, что может стимулировать исполнителей к поиску иных форм договорного сотрудничества или увеличения базы своих фактических издержек для получения компенсации, что негативно может сказаться на гражданском обороте.

Новая судебная практика учета условий о компенсации за расторжение договора

В настоящее время в связи с изменением толкования ст. 782 ГК РФ достигается разумный баланс интересов сторон договора возмездного оказания за счет предоставления им возможности заранее оговорить последствия на случай расторжения договора, в том числе путем согласования компенсации в твердом размере или в виде процентов, например, от стоимости услуг за период после даты получения уведомления об отказе от договора и до даты, когда должен был закончиться срок его действия. Аналогичный подход может быть применен также к договору поручения, в рамках которого поверенный от имени и в интересах доверителя совершает юридические действия. От такого договора доверитель вправе отказаться на основании ст. 978 ГК РФ в одностороннем порядке, что не мешает сторонам изначально предусмотреть в нем условие об уплате определенной компенсации.

Однако необходимо учитывать, что такая возможность действует только в отношениях между предпринимателями и при заключении соответствующих сделок гражданами между собой. Нельзя включить условие о компенсации за отказ от договора в соглашение с потребителем, поскольку оно будет расцениваться как ущемляющее его права, что влечет его недействительность (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.11.15 г. по делу г. № 33–43296/2015).

Размер выплачиваемой компенсации стороны устанавливают по договоренности. В частности, это могут быть удержание аванса (постановление Арбитражного суда Московского округа от 9.11.15 г. № Ф05-11570/2015), часть оговоренной цены за реализуемые товары, работы или услуги (например, 50–60% от общей цены по договору) либо определенная расчетным путем часть общей стоимости (например, плата за три месяца оказания услуг при досрочном расторжении абонентского договора), невозвращаемый аванс (постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.05.14 г. по делу № А56-1385/2013), полная оплата за неполный месяц оказания услуг (решение Арбитражного суда Псковской области от 30.01.15 г. по делу № А52-3591/2014), полная оплата за этап оказания услуг, если они были разбиты по этапам и отказ имел место в части исполнения одного из них (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.04.15 г. по делу № А40-2765/15) и др.

Например, в договоре на оказание услуг общественного питания условие о компенсации услуг исполнителя может быть сформулировано следующим образом: «В случае отказа заказчика от исполнения договора менее чем за 7 дней до начала оказания услуг заказчик должен выплатить исполнителю 50% от стоимости услуг по договору. В других случаях отказа заказчика от исполнения договора заказчик должен выплатить исполнителю 20% от стоимости услуг по договору».

Установление в договоре возмездного оказания услуг условия о плате за односторонний отказ заказчика от договора соответствует конструкции отступного, закрепленного в ст. 409 ГК РФ, в силу которой по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного — уплатой денежных средств или передачей иного имущества. В данном случае уплатой определенной денежной суммы стороны прекращают свой договор; при этом соглашением сторон выступает изначально предусмотренное в договоре условие о платном отказе от него. Внесение платы за отказ от договора возможно как путем уплаты заказчиком соответствующей суммы, так и удержанием исполнителем уже внесенных ему денежных средств, либо предъявлением к зачету его встречных однородных требований.

При этом необходимо учитывать, что возможность прекращения договора возмездного оказания услуг не может быть обусловлена выплатой рассматриваемой компенсации, равно как и оплатой фактически понесенных расходов исполнителя, если стороны не оговорили компенсацию, поскольку договор в любом случае расторгается, что не лишает исполнителя возможности в дальнейшем взыскать причитающуюся ему компенсацию (Определение ВС РФ от 13.01.15 г. № 5-КГ14-139).

В договоре не может содержаться условие на запрет одностороннего отказа заказчика от него, поскольку стороны вправе только оговорить условия такого отказа или вообще не включать никаких правил на этот счет, допустив автоматическое применение к своим отношениям в такой ситуации общей нормы, содержащейся в п. 1 ст. 782 ГК РФ, но не могут его исключить. Закон не исключает возможности изменения условий и порядка реализации права на односторонний отказ по договору возмездного оказания услуг, но стороны лишены возможности вообще такое право исключить. Они также не могут обусловить право на отказ от договора внесением предварительной оплаты стоимости всех оказанных услуг, поскольку ее невнесение не является препятствием для реализации права заказчика на такой отказ.

Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет услуг, как оказанных, так еще и не оказанных, до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора. Таким образом, расходы, понесенные исполнителем, могут быть оплачены заказчиком как до отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг, так и после него, в том числе взысканы с заказчика в судебном порядке, на само право отказаться в одностороннем порядке от договора это не влияет (ответ на вопрос № 5 Обзора судебной практики Верховного суда РФ от 4.03.15 г. № 1 (2015).

Новая судебная практика учета условий о неустойке за расторжение договора

При определении размера компенсации за отказ от договора стороны должны действовать добросовестно и разумно, она не может быть чрезмерно завышенной, в частности максимальной, и соответствовать полной стоимости услуг безотносительно к объему фактически оказанных услуг и достигнутых результатов, поскольку в таком случае на заказчика возлагаются неблагоприятные правовые последствия в виде обязательства заплатить сумму компенсации независимо от оказанных услуг и полученных результатов (постановление Арбитражного суда Московского округа от 7.11.14 г. № Ф05-12287/14), и утрачивается компенсационный характер платы за отказ от договора (решение Арбитражного суда г. Москвы от 6.05.15 г. по делу № А40-29674/2015).

Суд также признает недопустимым установление платы за отказ от договора в размере полной стоимости всего вознаграждения по договору или большей его части, т. е. практически за весь период действия расторгаемого договора (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.11.14 г. № Ф05-12254/14). Данное условие следует поместить в раздел об оплате, чтобы у суда в случае спора оно не ассоциировалось с мерой ответственности в отношении заказчика.

В этом случае к заявленной исполнителем сумме компенсации даже не будут применены положения ст. 333 ГК РФ о снижении неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства. Такое условие об ответственности за отказ от договора суд просто посчитает недействительным, поскольку отказ от договора в любом случае является правомерным действием, в то время как неустойку можно устанавливать только на случай нарушения обязательства (постановление ФАС Уральского округа от 2.06.14 г. № Ф09-2951/14).

Право заказчика на односторонний отказ от договора нельзя обеспечить неустойкой, поскольку заказчик может реализовать его в любой момент, хотя в судебной практике можно встретить подход, в силу которого в предпринимательской сфере отсутствуют основания для защиты интересов слабой стороны; при этом стороны договора свободны при выборе вида компенсации за отказ от договора (решение Арбитражного суда Свердловской области от 15.12.14 г. по делу № А60-44935/2014), поэтому они не лишены возможности согласовать неустойку на случай отказа от договора (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5.04.16 г. № Ф01-618/2016). В этой ситуации неустойка, по сути, выполняет функцию отступного (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.02.14 г. № Ф07-10413/2013), хотя в судебной практике преобладает позиция о невозможности взыскания неустойки в случае одностороннего отказа от договора.

Неустойка имеет дуалистическую правовую природу, являясь способом обеспечения исполнения обязательств и одновременно мерой ответственности за его нарушение. В случае, когда право на односторонний отказ от договора изначально предусмотрено законом, его реализация всегда выступает правомерным действием, поэтому здесь нечего ни обеспечивать и не за что привлекать к ответственности (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 2.06.15 г. № Ф06-23363/2015).

Так, в одном деле суд указал, что согласование в договоре условия о неустойке, подлежащей взысканию с заказчика только исключительно за досрочное расторжение договора в одностороннем порядке, противоречит правовой природе неустойки как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав. Поскольку досрочное прекращение договорных отношений, когда таковое установлено законом или договором, само по себе не может быть квалифицировано как нарушение обязательства и как основание для возникновения у стороны обязанности нести ответственность за досрочное прекращение договора (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.06.16 г. № Ф05-5662/2016).

На практике рассматривался случай, когда в заключенном договоре найма жилого помещения стороны предусмотрели, что при расторжении договора по инициативе наймодателя он обязан выплатить штраф в размере месячной ставки платы за проживание в квартире. Наймодатель воспользовался своим правом на расторжение договора, однако стороны подписали дополнительное соглашение, в котором зафиксировали, что он прекращается именно по указанному основанию.

В такой ситуации для нанимателя помимо необходимости обосновать правомерность взыскания неустойки за отказ от договора также необходимо было доказать, что у него вообще возникло право на ее получение. Это было связано с тем, что неустойку, как следовало из буквального содержания соответствующего условия договора, стороны согласовали именно на расторжение договора по инициативе наймодателя, что предполагает совершение им односторонней сделки. Заключение соглашения по этому поводу может быть расценено как согласованное волеизъявление сторон на прекращение договора, и указание на изначально имевшую место инициативу наймодателя не меняет ситуацию, притом что стороны в самом соглашении не оговорили право нанимателя на получение неустойки, определив тем самым порядок прекращения сотрудничества.

В защиту позиции нанимателя можно в рассматриваемой ситуации привести следующие аргументы. Неустойка была согласована за расторжение договора по инициативе наймодателя, что нашло отражение в тексте заключенного соглашения о прекращении договора. Стороны могли заключить его без включения в него условия об основании расторжения, однако они его указали и подписали документ без каких-либо возражений, тем самым признав изложенные в нем обстоятельства.

Поскольку неустойка установлена договором за его прекращение по инициативе наймодателя, не имеет принципиального значения, в какую форму стороны его облекли — заключение подписанного обеими сторонами соглашения вместо совершения наймодателем односторонней сделки. Оформление прекращения договора путем заключения двустороннего соглашения не меняет соответствующее основание в отличие от ситуации, если бы стороны подписали соглашение без включения в него такого условия, что свидетельствовало бы об отсутствии у нанимателя права на взыскание неустойки. Судебное разбирательство по указанному делу еще не завершено, можно строить только прогнозы, однако в любом случае участникам гражданского оборота в подобных случаях мы можем пожелать не создавать подобных спорных ситуаций, чтобы не усложнять себе жизнь.

В приведенном примере, поскольку наниматель был поставлен в известность наймодателем о его желании отказаться от договора, следовало не подписывать с ним никаких соглашений и дождаться получения уведомления. Кроме того, изначально при согласовании условий заключаемого договора в него ни в коем случае не следовало формулировать компенсацию за отказ от договора как неустойку, что вызывает сразу два вопроса: о правомерности и возможности ее снижения на основании ст. 333 ГК РФ. Для увеличения шансов на взыскание компенсации ее следует обозначить как отступное, поскольку доминирующей позицией в судебной практике является невозможность установления неустойки на случай отказа от договора об оказании услуг.

Возможность согласования сторонами договора об оказании услуг иного режима отказа от договора не означает правомерность установления санкции (постановления Арбитражного суда Московского округа от 1.12.14 г. по делу № А40-1860402/13-98-1626, ФАС Западно-Сибирского округа от 5.11.03 г. по делу № Ф04/5661–819/А67-2003), поэтому включать условие о компенсации за отказ от договора следует в раздел об оплате и формулировать именно как плату — компенсацию в виде части установленной цены.

Компенсацию за отказ от договора также нельзя формулировать в привязке к доходам, которые исполнитель мог бы получить, если бы заказчик не заявлял отказ, поскольку в этом случае у суда может возникнуть устойчивая ассоциация с упущенной выгодой, для взыскания которой исполнитель должен доказать ее факт и размер, вину заказчика, наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между поведением заказчика и причинением убытков исполнителю (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6.11.14 г. по делу № А40-135254/13-110-664).

Сроки уведомления об отказе от договора

Уведомление об отказе от договора в одностороннем порядке заказчику следует отправлять заблаговременно, поскольку исполнитель не может предполагать о прекращении договорных отношений с заказчиком до тех пор, пока он не будет проинформирован об одностороннем отказе контрагента от исполнения сделки, а потому договорные отношения считаются прекращенными с момента доставки соответствующего уведомления. Уведомление об отказе от договора следует отправлять по адресу контрагента, указанному в ЕГРЮЛ; при этом неполучение им корреспонденции является риском, который относится на его собственный счет (постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.10.14 г. по делу № А40-173317/13-142-1572).

Однако, если заказчик располагает сведениями об иных адресах исполнителя, которые могут быть указаны в самом договоре об оказании услуг, на бланках исполнителя, на его сайте и в иных доступных источниках, уведомление следует отправлять по всем известным адресам, чтобы в случае спора заказчик мог доказать свою добросовестность и принятие всех разумных мер. В договоре об оказании услуг может быть закреплена возможность электронного документооборота. В такой ситуации заказчик сможет оперативно направить свое уведомление с гарантией того, что в момент отправки исполнитель его получит. В дальнейшем распечатку со своего электронного почтового ящика он сможет использовать как доказательство.

После получения уведомления об отказе заказчика от договора исполнитель уже не вправе претендовать на получение оплаты за свои услуги, поэтому, продолжая их оказание, он принимает на свой счет риск их неоплаты, поскольку понесенные после прекращения договора расходы после явно выраженного заказчиком намерения на его расторжение не подлежат компенсации (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.08.13 г. № А58-4973/2012), и заказчик не может быть принужден к оплате услуг, от которых отказался (решение Арбитражного суда Магаданской области от 15.05.15 г. по делу № А37-2134/2014).

При этом заказчик должен оплачивать только те услуги исполнителя, которые соответствуют условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, поскольку из системного толкования ст. 309, п. 1 ст. 723 и ст. 783 ГК РФ следует отсутствие обязанности заказчика оплачивать некачественно оказанные ему услуги, приведшие к возникновению у него убытков (постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.14 г. № 4593/13).

Исключение составляет случай, когда исполнитель может доказать, что услуги были приняты заказчиком и имели вследствие этого для него потребительскую ценность. Исполнителю недостаточно будет направить заказчику акт об оказанных услугах, подписанный со своей стороны, и ссылаться на то, что услуги были фактически приняты заказчиком без возражений, поскольку само по себе это обстоятельство не исключает обязанность исполнителя доказывать факт и объем оказанных услуг, их потребительскую ценность для заказчика (постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.10.14 г. по делу № А40-173317/13-13-142-1572).

Приведенная правовая позиция о праве сторон договора об оказании услуг установить компенсацию за отказ от договора в судебной практике толкуется расширительно и позволяет участникам гражданского оборота не только согласовать размер платы за отказ от договора, но и установить конкретный срок, который должен соблюсти заказчик, направляя уведомление, например за 30 дней до даты предполагаемого расторжения договора (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28.04.15 г. № Ф09-21783/2013). Это особенно актуально для абонентских договоров с исполнением по требованию, где исполнитель вправе получать плату независимо от того, обращался к нему заказчик или нет (ст. 429.4 ГК РФ).

Для усиления аргументации исполнителя по поводу правомерности установления в договоре об оказании услуг определенного срока, обязательного для соблюдения права на односторонний отказ от договора, такое условие следует предусмотреть для обеих сторон, что будет свидетельствовать о его паритетности (решение Арбитражного суда Республики Карелия от 9.04.15 г. по делу № А26-272/2015). Такое договорное условие не противоречит закону и не будет ущемлять права сторон договора возмездного оказания услуг (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 31.03.15 г. по делу № А07-24368/2014).

Также в договоре об оказании услуг в интересах исполнителя следует закрепить условие о том, что стоимость оказанных услуг может быть пересмотрена в сторону увеличения. Изначально в договоре она приводится в привязке к общему объему заказываемых услуг с указанием на ее увеличение в случае отказа заказчика от всего согласованного объема. Такой порядок определения цены не противоречит закону, поскольку менее высокая цена устанавливается исполнителем на весь объем услуг, что не лишает заказчика возможности выбрать интересующие его услуги и условия их оплаты.

Однако такое условие не может быть подразумеваемым, оно должно быть четко выражено в договоре, поскольку при его отсутствии в случае отказа заказчика от договора исполнитель будет не вправе поставить вопрос о лишении его предоставленной ранее скидки с общей цены услуг и потребовать уплаты образовавшейся суммовой разницы (постановление ФАС Поволжского округа от 20.02.14 г. по делу № А65-10908/2013).

Для юриста, оказывающего свои услуги на условиях абонентского правового обслуживания, важно учесть в договоре условие о выплате ему вознаграждения при досрочном отказе от него заказчика, чтобы иметь возможность компенсировать хотя бы часть неполученного дохода. Такой порядок с согласованием компенсации за отказ от договора применим также и к договорам поручения, на что обращается внимание в судебной практике (решение Забайкальского районного суда г. Новосибирска от 29.06.15 г. по делу № 2–1742/2015). Дополнительным аргументом в пользу юриста относительно действительности условия о компенсации за отказ от договора будет также частичное исполнение заказчиком данного условия, перечисление ему части денег, а против — его недобросовестное поведение, выразившееся в нарушении своих обязательств по договору.

Заказчик при расторжении договора с юристом, качество услуг которого его не устраивает, не обязан указывать в качестве основания виновные действия исполнителя, для оперативного прекращения договора он может использовать свое право на немотивированный отказ. В этом случае, если в договоре была предусмотрена компенсация в пользу исполнителя, суд примет во внимание, не был ли связан отказ от договора с допущенными исполнителем нарушениями, и откажет в ее взыскании, тем более если ее размер является чрезмерным, например 100% от стоимости услуг. Требование о взыскании такой суммы суд отклонит со ссылкой на недопустимость злоупотребления правом в соответствии со ст. 10 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7.07.16 г. № Ф02-2499/2016).

Во избежание необходимости приводить в случае спора доказательства в опровержение требования исполнителя о взыскании компенсации за отказ от договора заказчику помимо ссылки на п. 1 ст. 782 ГК РФ необходимо также обозначить конкретные нарушения со стороны исполнителя, которые послужили основанием для принятия заказчиком такого решения. Закон не исключает возможности указания заказчиком в своем уведомлении об отказе от договора не одного, а сразу нескольких оснований для такого действия. В этом случае, даже если исполнитель приведет аргументированные возражения относительно правомерности отказа заказчика от договора, то ссылка на п. 1 ст. 782 ГК РФ является вполне достаточной, чтобы снять все вопросы.

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *