Неюрисдикционная форма защиты

Юрисдикционная и неюрисдикционная формы защиты прав

Юрисдикционная форма защиты — это защита гражданских прав государственными или уполномоченными государством органами, обладающими правоприменительными полномочиями. Юрисдикционная форма защиты в соответствии с действующим законодательством допускает возможность защиты гражданских прав в судебном или административном порядке.
Судебная форма защиты гражданских прав наиболее полно соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений. Она является основной формой защиты. Статья 46 Конституции РФ определяет, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
В п. 1 ст. 11 ГК РФ говорится, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд (третейские суды не включены в судебную систему Российской Федерации и не относятся к числу органов, уполномоченных государством для отправления правосудия).
Судебная защита гражданских прав – универсальный способ защиты гражданских прав физических и юридических лиц, обеспечивая независимость выносимых по спорам решений и гласность разбирательства, к тому же позволяя гражданам (физическим лицам) и юридическим лицам привлекать для защиты своих интересов адвокатов. При судебной форме защиты права лица используют свое право на иск (процессуальное средство защиты субъективных гражданских прав).
Под правом на иск следует понимать возможность субъекта реализовать свое материально-правовое требование в исковой форме (принуждение должника к совершению требуемых действий). Например, при нарушении прав имущественного характера целесообразно использовать такие способы защиты, как возмещение убытков и (или) взыскание неустойки; при нарушениях, связанных с правом собственности и иными вещными правами, — негаторный и виндикационный иски.
Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (ст. 5) предусмотрено, что одной из основных задач арбитражных судов при рассмотрении подведомственных им споров является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Анализируя практику арбитражных судов Российской Федерации, ежегодно рассматривающих сотни тысяч дел по спорам в сфере экономических отношений, можно сделать вывод о том, что результаты коммерческой деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей зачастую предопределяются их умением обеспечить восстановление нарушенных прав и их судебную защиту, степенью освоения всего арсенала существующих приемов и навыков организации этой работы.
Порой участники гражданского оборота оказываются беспомощными перед незаконными действиями государственных органов, в особенности налоговой инспекции и налоговой полиции, таможенных, антимонопольных и других контролирующих органов, а также органов местного самоуправления. Зачастую организации и предприниматели становяться юридически беспомощными и перед лицом недобросовестных контрагентов по гражданско-правовым обязательствам.

Выступая в роли кредиторов по таким обязательствам, участники гражданского оборота в лучшем случае добиваются от должника в судебном порядке взыскания суммы долга либо исполнения обязательства в натуре, что в условиях инфляции не компенсирует их потери, вызванные нарушением обязательств со стороны контрагента. В крайне редких случаях в арбитражный суд предъявляются требования о взыскании убытков, причиненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своих обязательств.
К примеру, на протяжении последних лет доля споров о возмещении убытков среди всех дел, ежегодно рассматриваемых арбитражными судами, не превышала 5–7 процентов.
Более того, наблюдается устойчивая тенденция к сокращению числа обращений участников имущественного оборота в арбитражные суды с исками о возмещении убытков, причиненных нарушением договорных обязательств (как в абсолютном выражении, так и по удельному весу среди всех дел, разрешаемых арбитражными судами).
Защита гражданских прав в административном порядке возможна только в случаях, предусмотренных законом, и означает:
а) принятие государственным органом, наделенным правоприменительными полномочиями, решения о применении определенной меры защиты гражданского права с соблюдением установленной законом и иными правовыми актами процедуры;
б) возможность обжалования действий должностных лиц и актов государственных органов в вышестоящий по отношению к ним орган исполнительной власти или вышестоящему должностному лицу.
Один из немногих случаев прямой защиты гражданских прав в административном порядке определен в ст. 23.1 ФЗ «Об электроэнергетике», который предусматривает такую возможность защиты нарушенных гражданских прав сторон договора технологического присоединения : споры, связанные с определением цены договора, могут рассматриваться органами государственного регулирования цен (тарифов).
Так же нужно обратить внимание на то, что в настоящее время перечень случаев административного порядка рассмотрения гражданских споров расширяется в направлении увеличения числа случаев, когда необходимо пройти досудебную процедуру урегулирования спора. Так, с 1 января 2009 года вступила в силу норма п. 5 ст. 101.2 НК РФ, в которой закреплено, что только решение о привлечении (или решение об отказе в привлечении) налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения подлежит обязательному досудебному урегулированию в вышестоящем налоговом органе. Только после этого налогоплательщик имеет право обжаловать это решение налогового органа в судебном порядке.
Главным недостатком административного порядка защиты гражданских прав является то, что решение, принятое уполномоченным государственным органом, в подавляющем большинстве случаев не является обязательным к исполнению, соответственно, практически все споры так или иначе перетекают в плоскость судебного рассмотрения. Чаще всего обращения к административной системе приобретают характер длительной переписки, которая не приводит к ощутимому результату.
Государственные органы, не являющиеся судами, осуществляют правоприменительные функции в ограниченном числе случаев. Например, Федеральная антимонопольная служба и ее территориальные органы в случаях нарушения субъектами предпринимательской деятельности запретов на злоупотребление доминирующим положением и правил добросовестной конкуренции могут возбудить дело как по заявлению заинтересованных лиц, так и по собственной инициативе. Приняв решение по делу, эти органы направляют нарушителям обязательные для исполнения предписания. Защита интеллектуальных прав в административном порядке предусмотрена п. 2 ст. 1248 ГК РФ.

Однако, различного рода обращения к Президенту РФ, главам администраций субъектов РФ, Уполномоченному по правам человека, любым иным должностным лицам, в компетенцию которых в соответствии с законом не входит непосредственное обеспечение гражданских прав граждан, никакого отношения к защите гражданских прав в административном порядке не имеют.
Едва ли не единственным органом государственной власти, который может оказать хоть какое-то содействие в защите гражданских прав, является прокуратура РФ, но акты прокурорского реагирования в гражданско-правовой сфере носят рекомендательный характер и в подавляющем большинстве случаев не исполняются. Чаще всего такие обращения приводят к потере времени, а иногда и к пропуску сроков, имеющих юридическое значение, в некоторых случаях увлечение перепиской приводит к пропуску сроков исковой давности (!).
Решение, касающееся защиты гражданских прав и принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК РФ). При этом не требуется обязательного предварительного обращения заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу (ст. 247 ГПК РФ).
Неюрисдикционная форма защиты гражданского права — это защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным государством органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия к правонарушителю (односторонний внесудебный отказ от исполнения договора; должен быть предусмотрен контрактом).

Формы защиты гражданского права. Юрисдикционная и неюрисдикционная форма защиты.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Узнать цену Поделись с друзьями

Каждый способ защиты гражданского права может применяться в определенном процессуальном или процедурном порядке, т. е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Этот порядок именуется формой защиты гражданского права. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты — юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты возможность защиты гражданских прав осуществляется в судебном или административном порядке.

Судебная форма защиты гражданских прав наиболее полно соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений. В п. 1 ст. 11 ГК говорится, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством. В этом случае защиту осуществляет суд – основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции; арбитражный суд – который разрешает споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности; или в третейский суд. В тех случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.

В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе.

Защита гражданских прав в административном порядке путем обращения к вышестоящему органу или должностному лицу нетипична для гражданского права. Поэтому в п. 2 ст. 11 ГК указано, что защита гражданских прав в административном порядке применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный, т. е. административно-судебный порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления.

Следует иметь в виду, что решение, принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд.

Неюрисдикционная форма защиты гражданского права — защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав (ст. 12 ГК) и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия.

Юрисдикционную и неюрисдикционную форму защиты прав.

Юрисдикционная форма защиты — это защита гражданских прав государственными или уполномоченными государством органами. Юрисдикционная форма защиты означает возможность защиты гражданских прав в судебном или административном порядке. Судебная форма защиты гражданских прав наиболее полно соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений. В п. 1 ст. 11 ГК говорится, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Защита гражданских прав в административном порядке путем обращения к вышестоящему органу или должностному лицу нетипична для гражданского права. Поэтому в п. 2 ст. 11 ГК указано, что защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. В качестве примера законодательного разрешения защиты гражданского права в административном порядке можно привести правила о рассмотрении споров об отказе выдачи патентов Апелляционной палатой Патентного ведомства РФ.

В отдельных случаях закон предусматривает альтернативную возможность защиты гражданского права как в административном, так и в судебном порядке — по выбору управомоченного лица. Так, дела по жалобам граждан на действия государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, дела по жалобам на отказ в разрешении на выезд из Российской Федерации за границу или на въезд из-за границы можно по выбору управомоченного лица возбуждать в суде либо обращаться с ними к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу или должностному лицу (ст. 2394 ГПК).

Законом может быть предусмотрена ситуация, когда защита гражданского права в административном порядке является обязательным предварительным условием для обращения в суд. В таком порядке, например, рассматриваются споры, связанные с отказом в предоставлении либо с изъятием земельных участков. Следует иметь в виду, что решение, принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

Неюрисдикционная форма защиты гражданского права — защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия.

К вопросу о неюрисдикционной форме защиты права собственности

Живихина И.Б., кандидат экономических наук.

Неюрисдикционная форма защиты права охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые осуществляются ими самостоятельно, без обращения за помощью к компетентным государственным органам. Так, например, В.П. Грибанов наряду с судебной формой защиты права выделяет применение мер оперативного воздействия и самозащиту <*>.

<*> См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 58.

Под мерами оперативного воздействия понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно управомоченным лицом как стороной в гражданском правоотношении, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам <*>. В отличие от мер самозащиты гражданских прав меры оперативного воздействия, несмотря на то, что они применяются самим управомоченным лицом без обращения к государственным органам, носят юридический, а не фактический характер, т.е. всегда влекут соответствующее изменение прав и обязанностей, прежде всего для правонарушителя (например, прекращение права на оплату товара при обнаружении его недоброкачественности или появление обязанности устранить за свой счет дефекты в поставленном оборудовании и т.д.) <**>.

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1999. С. 123.
<**> См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 76.

Меры оперативного воздействия следует включать в неюрисдикционную форму защиты права, поскольку они обладают следующими признаками, позволяющими считать их весьма эффективными средствами защиты права в целом и права собственности в частности. Во-первых, меры оперативного воздействия применяются управомоченным лицом лишь тогда, когда обязанная сторона допустила те или иные нарушения, что с учетом ранее принятого нами определения права на защиту собственности свидетельствует об их правоохранительном характере. Другая особенность мер оперативного воздействия состоит в том, что их применение носит односторонний характер, управомоченное лицо не обращается к компетентным государственным органам для защиты своего права. Однако в литературе названы условия применения мер оперативного воздействия: во-первых, они могут применяться управомоченным лицом к нарушителю только в тех случаях, когда они прямо предусмотрены законом или соглашением сторон, и, во-вторых, их применение не устраняет возможности обязанного лица оспорить правильность их применения в суде или арбитражном суде <*>. Поскольку в отношении защиты права собственности гражданским законодательством (в частности, гл. 20 ГК РФ) случаев применения мер оперативного воздействия не установлено, а соглашения между собственником и иными лицами переводят их отношения в сферу обязательственных отношений, мы полагаем, что применение мер оперативного воздействия для защиты права собственности невозможно.

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1999. С. 125.

Полагаем, что это отнюдь не является достоинством современного правового регулирования, поскольку эффективность мер оперативного воздействия не вызывает сомнений, так как их применение влечет за собой невыгодные последствия для обязанного лица, которые могут быть отменены при устранении допущенных нарушений, то есть основным положительным моментом их применения является ярко выраженный превентивный эффект.

С теоретических позиций применение мер оперативного воздействия может быть легализовано гражданским законодательством, если в ГК РФ будут закреплены меры возможного поведения собственника. С позиций юридического моделирования можно предложить законодателю закрепить в соответствующих статьях Кодекса, посвященных судебной защите права собственности путем негаторного иска, возможностей собственника самостоятельно своими действиями устранить нарушения права собственности за свой счет с отнесением произведенных затрат на нарушителя.

При этом такой порядок, на наш взгляд, не должен применяться при нахождении имущества в чужом незаконном владении, поскольку при изъятии собственником имущества у «несобственника» может возникнуть спор о праве, который должен быть разрешен исключительно судебными органами. Иной порядок защиты владения может привести к злоупотреблениям как собственников, так и «несобственников», то есть создаст условия для совершения гражданских правонарушений, что при современном уровне правосознания недопустимо.

Второй возможностью применения неюрисдикционной формы является самозащита гражданских прав. В качестве самостоятельного способа защиты права самозащита была введена в отечественное законодательство ГК РФ 1994 г., однако легальная дефиниция данного понятия отсутствует. Более того, самозащита включена в перечень универсальных способов защиты гражданских прав (ст. 13 ГК РФ), в то время как, по сути, она является не способом, а формой защиты права <*>. Очевидно, поэтому в ст. 14 ГК РФ речь идет не о самозащите как о способе защиты права, а о «способах самозащиты».

<*> См.: Бутнев В.В. Понятие механизма защиты субъективных гражданских прав // Механизм защиты субъективных гражданских прав: Сборник научных трудов. Ярославль, 1990. С. 16.

Несмотря на то что в законодательстве сам термин «самозащита» появился совсем недавно, доктрина гражданского права использовала это понятие и ранее. В частности, действия лица, совершаемые в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, рассматривались как способы самозащиты гражданских прав, т.е. как действия правомерные, направленные на пресечение правонарушения и восстановление нарушенного права.

Понятие «самозащита» существует в широком и узком смыслах слова. В широком смысле — это любые действия лица, обладающего субъективным правом, связанные с защитой данного права от нарушения (включая подачу иска, жалобы, самостоятельную защиту гражданских прав в суде без помощи адвоката и т.п.). В узком, гражданско-правовом, смысле — это действия лица, направленные на пресечение нарушения и ликвидацию его последствий <*>.

<*> См.: Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Понятие и юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право. 1998. N 5. С. 17 — 19.

Существует несколько точек зрения в отношении данной правовой категории. В рамках первого подхода под самозащитой понимаются действия, направленные на защиту от нарушения своих гражданских прав только во внедоговорных отношениях. В частности, этого мнения придерживался В.П. Грибанов <*>, аналогичны представления В.П. Рясенцева <**>.

<*> См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 168.
<**> См.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1986. С. 265 — 266.

Вторая точка зрения ограничивает сферу применения самозащиты договорными отношениями <*>.

<*> См.: Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С. 82.

Третий подход объединяет мнения представителей первой и второй точек зрения. Согласно ему самозащита представляет собой действия, направленные на защиту от нарушения гражданских прав как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. Таковы представления о самозащите М.И. Брагинского <*>, А.П. Сергеева <**>.

<*> См.: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1995. С. 56.
<**> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1999. С. 284.

Вторым дискуссионным вопросом является проблема характера действий, являющихся способами самозащиты. Так, В.П. Грибанов под самозащитой понимал «совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов» <*>.

<*> Грибанов В.П. Указ. соч. С. 168.

Согласно другой точке зрения самозащитой являются не только фактические действия управомоченного лица по защите прав, но и всякие допускаемые законом односторонние действия заинтересованного лица в целях обеспечения неприкосновенности права, т.е. и действия юридического характера <*>. Но при таком толковании понятие самозащиты охватывает также меры оперативного воздействия, которые, как было указано ранее, имеют юридический характер.

<*> См.: Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик. Саратов, 1971. С. 36; Стоякин Г.Я. Указ. соч. С. 5 — 17.

Полагаем, что следует разграничивать эти две разновидности неюрисдикционной формы защиты права. Их объединяет лишь одно — участники гражданских правоотношений могут защитить свои права без обращения к органам государственной власти, однако различия между ними существенны. При применении мер оперативного воздействия в отличие от самозащиты круг действий управомоченного лица ограничен нормами закона либо соглашением, более того, такого рода действия направлены на ущемление имущественной сферы нарушителя, что разрешается в данном случае законодательством. Самозащиту же составляют лишь действия фактического характера.

Проблема дефиниции понятия «самозащита» теснейшим образом связана с определением права на защиту, а в частности, с моментом возникновения данного права.

Если придерживаться мнения, что «защита гражданских прав является самостоятельным субъективным правом, пронизывающим все сферы гражданского права», «но реализуется оно лишь при наличии такого факта, как нарушение» <*>, то путем фактических действий, направленных на защиту права собственности, управомоченное лицо может осуществить указанное правомочие, предоставленное ему в рамках субъективного права.

<*> Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ. соч. С. 22.

Согласно другому представлению право на защиту «в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения» <*>, следовательно, меры самозащиты, применяемые собственником, превращаются в таких случаях в меры охраны в широком смысле этого слова.

<*> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. С. 281.

Очевидно, что различие между приведенными точками зрения существенно. Если придерживаться первой, следует признать, что право на защиту (а соответственно и на самозащиту) существует и до нарушения субъективного гражданского права (в отношении самозащиты права собственности это может быть, например, установка запоров, замков, охранной сигнализации и т.п.). Если принять за точку отсчета другую, то способы самозащиты перестают быть таковыми и становятся мерами охраны права собственности.

Для формулирования теоретических выводов рассмотрим небольшую практическую ситуацию: собственник квартиры установил охранную сигнализацию. Являются ли его действия самозащитой?

Если считать, что право на защиту как элемент субъективного права собственности возникает с момента возникновения права собственности, то действия владельца участка будут являться самозащитой. Однако если придерживаться точки зрения, что право на защиту собственности возникает только тогда, когда право собственности было нарушено, то данные действия нельзя называть защитой права. В данном случае это превентивные меры, направленные на предупреждение нарушения права частной собственности, т.е. с юридической точки зрения это меры охраны, а не защиты. Самозащита права собственности будет иметь место, когда будет совершено нарушение права собственности и посягающему действиями вневедомственной охраны будет причинен вред, однако это уже сфера действия другой отрасли права — уголовного.

Возвратимся к позиции законодателя. Не давая определения понятию самозащиты, ГК РФ содержит лишь требования к способам самозащиты (ст. 14). Во-первых, эти способы должны быть соразмерны нарушению и, во-вторых, они не должны выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем совместном Постановлении N 6/8 от 1 июля 1996 г. указал, что «при разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (ст. 12 и 14 ГК РФ), следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный» <*>.

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. N 9. С. 9.

В условиях отсутствия ясности правового регулирования современным российским гражданским законодательством обратимся к зарубежному опыту регулирования рассматриваемой формы защиты.

Институту самозащиты гражданских прав, в том числе вещных, уделено большое внимание в Германском гражданском уложении. Например, если у одного лица находится вещь, принадлежащая другому на праве собственности, и нынешний обладатель собирается завтра уехать из страны и взять эту вещь с собой, то последний согласно немецкому праву, используя «самопомощь» (§ 229 ГГУ), может сам забрать спорный предмет даже с применением силы. В немецком праве это носит название «право кулака» — «Faustrecht» <*>.

<*> Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. М.И. Брагинского. М., 1998. С. 86 — 88.

Полагаем, что немецкие законодатели избрали единственно верный подход к пониманию самозащиты. Они предприняли попытку все возможные способы самозащиты перечислить в Уложении, что, полагаем, может быть воспринято и российским правом, тем более что согласно ст. 12 ГК РФ право собственности можно защищать только способами, установленными законом.

Итак, неюрисдикционной формой защиты права собственности охватываются действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые осуществляются ими самостоятельно, без обращения за помощью к компетентным государственным органам. При неюрисдикционной форме может использоваться применение мер оперативного воздействия и самозащита. Полагаем, что применение мер оперативного воздействия может быть легализовано гражданским законодательством, если в ГК РФ будут закреплены меры возможного поведения собственника при нарушении его права. Помимо этого, ГК РФ должен закреплять все возможные способы самозащиты права собственности, поскольку согласно ст. 12 ГК РФ право собственности можно защищать только способами, установленными законом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *