Речь в прениях

Страница 2 из 7

1.Текст выступления в прениях

Судье Кировского районного суда г. Уфы

<ФАМ1> А.Х.

от адвоката Коллегии адвокатов Республики Башкортостан «<ФАМ2> и партнеры»

<ФАМ3> А.В. 450077, г. Уфа, ул. <ФАМ4> 31/33, тел.:8-917-40-61340

Текст

выступления в прениях по уголовному делу в отношении <ФАМ5> Р.Х.

Ваша честь! Уважаемые участники процесса!

Органами предварительного расследования <ФАМ5> Р.Х. предъявлено обвинение в том, что он 22 февраля 2009 года в ночное время со своей сожительницей <ФАМ9> А. А., а также ранее знакомым <ФАМ7> Р. Х. распивали спиртные напитки в съемной квартире, расположенной по адресу: г. Уфа, ул. Батырская, 8/1-108. В процессе употребления спиртного, по версии следствия, между <ФАМ7> Р. Х. и <ФАМ9> А. А. возникла ссора, переросшая в словесную перепалку, в это же время, в комнату зашел <ФАМ5> Р. Х. который увидел происходящее, и на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений к <ФАМ7> Р.Х., решил причинить ему тяжкие телесные повреждения, а именно в период времени с 03.30 часов до 06.30 часов 22 февраля 2009 года умышленно стал наносить удары руками и ногами по различным частям тела <ФАМ7> Р.Х., затем <ФАМ5> Р.Х., по версии следствия, взял в руки деревянный табурет, ребрами сиденья которого стал наносить множественные удары по <ФАМ11> <ФАМ7> Р. Х.

По версии следствия <ФАМ5> Р. Х. причинил <ФАМ7> Р. Х. телесные повреждения в виде сочетанной травмы: закрытая черепно-мозговая травма (ушибленная <ИМЯ> в затылочной области справа, кровоизлияния в мягкие ткани <ФАМ11> в лобной области слева, в височной области слева, в темной области слева, в затылочной области справа, в проекции вышеуказанной <ИМЯ>, в височной области справа, кровоизлияния в мягкую мозговую оболочку, в кору и желудочки головного мозга), закрытая тупая травма груди (переломы ребер справа с 7 по 9 по средне-подмышечной линии, 10-12 по околопозвоночной линии, 11 ребро с повреждением пристеночной и легочной плевры и ткани правого легкого, гемоторакс), перелом правой лопатки, множественные кровоподтеки и ссадины) осложнились отеком и дислокацией головного мозга, причинили тяжкий вред здоровью и являются непосредственной причинной смерти <ФАМ7> Р. Х. По версии следствия смерть <ФАМ7> Р. Х. наступила в результате сочетанной травмы (закрытой черепно-мозговой травма, закрытой тупой травмы <ФАМ11>, перелома правой лопатки, множественных кровоподтеков и ссадин), осложнившейся отеком и дислокацией головного мозга, причиненной <ФАМ5> Р. Х. Действия <ФАМ5> Р.Х. следствием квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, т.е. как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего.

Анализ материалов уголовного дела в отношении <ФАМ5> Р.Х., собранных в ходе предварительного расследования и исследованных в судебном заседании, показания свидетелей, допрошенных в ходе судебного заседания свидетельствуют о том, что вина <ФАМ5> Р.Х. в инкриминируемом ему преступлении, предусмотренном ч.4 ст. 111 УК РФ не доказана.

К этому выводу следует прийти исходя из следующего:

1. <ФАМ5> Р.Х. себя виновным в совершении преступления не признал, показал, что действительно нанес несколько ударов по лицу <ФАМ7> Р.Х. около 23-00 часов 21 февраля 2009 г., однако это было связано с тем, что <ФАМ7> Р.Х. пытался изнасиловать гражданскую жену <ФАМ5> Р.Х. – <ФАМ9> А.А., которая ранее сообщала <ФАМ5> Р.Х., что она ждет от него ребенка. Таким образом, действия <ФАМ5> Р.Х. по нанесению ряда ударов по лицу <ФАМ7> Р.Х. были вызваны необходимостью прекратить преступные действия последнего. После произошедшего <ФАМ5>, <ФАМ9>, <ФАМ26> и парень по имени «<ИМЯ>» ушли из квартиры, дверь закрывал <ФАМ7> Р.Х., который извинялся перед <ФАМ5> Р.Х. за произошедшее.

Показания <ФАМ5> Р.Х. в части нанесения им <ФАМ7> Р.Х. лишь нескольких ударов по лицу по причине посягательств последнего на половую свободу <ФАМ9> А.А. подтверждаются показаниями допрошенных в судебном заседании <ФАМ9> А.А. и <ФАМ31> Э.Р.

Указанные свидетели указывают на то, что потерпевший <ФАМ7> Р.Х. пытался изнасиловать <ФАМ9>, при этому у него в руке по показаниям <ФАМ9> был нож, <ФАМ5> Р.Х. наносил лишь несколько ударов по лицу <ФАМ7> Р.Х. для того чтобы остановить его противоправные действия в отношении <ФАМ9>, при этом <ФАМ5> Р.Х. не наносил удары по телу <ФАМ7> Р.Х. ногами или табуреткой, крови у <ФАМ7> Р.Х. не было.

Находившиеся в квартире свидетели, показания которых были оглашены в ходе судебного заседания – <ФАМ> и <ФАМ35>, также не подтверждают того, что <ФАМ5> Р.Х наносил удары потерпевшему <ФАМ7> Р.Х. табуреткой.

Следует также отметить, что действия <ФАМ5> Р.Х. в силу ст. 37 УК РФ должны расцениваться как совершенные в состоянии необходимой обороны, что исключает их преступность.

Наряду с этим, уголовный закон прямо относит совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, а также противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления как смягчающие ответственность обстоятельства (п. «ж» и «з» ч.1 ст. 61 УК РФ), однако эти обстоятельства даже не были учтены следователем при квалификации действий <ФАМ5> Р.Х.

Допрошенный в судебном заседании <ФАМ39> Э.С. показал, что <ФАМ9> А.А, и <ФАМ5> Р.Х. о <ФАМ7> Р.Х. и его смерти ничего не говорили. Не подтверждают виновность <ФАМ5> Р.Х. и показания свидетеля <ФАМ> Г.К., допрошенного в судебном заседании.

Показания свидетелей <ФАМ> К.В. , оглашенные в судебном заседании не могут быть рассмотрены как подтверждающие виновность <ФАМ5> Р.Х. в инкриминируемом ему преступлении по причине того, что она не являлась непосредственным наблюдателем событий, произошедших на месте происшествия. Показания, которые она дала, <ИМЯ> со слов, со слов <ФАМ> А. не могут быть расценены как достоверные, поскольку сама <ФАМ> А. ни в ходе предварительного расследования, ни в ходе судебного заседания не допрашивалась. Показания <ФАМ> о ее разговоре с незнакомыми мужичинами также не могут быть расценены в качестве доказательств виновности <ФАМ5> Р.Х. в совершении инкриминируемого ему преступления, поскольку не установлено никакой связи между <ФАМ5> Р.Х. и этими мужчинами.

3. Факт наличия на одной из обнаруженных в квартире табуреток отпечатков <ФАМ45> <ФАМ5> Р.Х. и крови, которая могла произойти от <ФАМ7> Р.Х., а также того что один из ударов по <ФАМ11> потерпевшего <ФАМ7> Р.Х. мог быть нанесен табуреткой прямо не свидетельствует о том, что именно <ФАМ5> Р.Х. нанес телесные повреждения <ФАМ7> Р.Х. данной табуреткой. Отпечатки <ФАМ5> Р.Х. на табуретке могли быть оставлены им когда он находился на кухне квартиры после его прихода туда. К тому же выводы, содержащиеся в заключениях экспертов номер 301 и 113 М-К являются вероятностными, а такие выводы не могут быть положены в основу приговора суда.

4. В соответствии со ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п.3 ч.1 ст. 53 УПК РФ, мною, адвокатом <ФАМ3> А.В., было получено заключение специалиста № 115/11 от 4 марта 2011 г., подготовленное на основании изучения копий материалов уголовного дела сотрудником Главного государственного центра медицинских и криминалистических экспертиз <ИМЯ> РФ судебно-медицинским экспертом, кандидатом медицинских наук, Заслуженным врачом РФ <ФАМ> С.М. по вопросам, входящим в предмет доказывания по уголовному делу в отношении <ФАМ5> Р.Х.

В соответствии с п. 3.1. ч.2 ст. 74 и ч.3 ст. 80 УПК РФ заключение специалиста – т.е. представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами имеет статус доказательства по уголовному делу. Заключение специалиста оформлено надлежащим образом, в тексте заключения приведен подробный анализ изученных специалистом документов, отражающих содержание материалов уголовного дела.

В заключении специалиста № 115/11 указывается, что экспертом <ФАМ> Д.Б. при подготовке заключения №603 от 24 февраля – 24 марта 2009 года по уголовному делу в отношении <ФАМ5> Р.Х. были нарушены требования УПК РФ и «Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно — медицинской экспертизы», утв. Приказом Минздрава РФ от 24 апреля 2003г. №161, а также при производстве судебно – медицинской экспертизы не установлены имеющие значение для дела обстоятельства: в частности, из вопросов, поставленных он проигнорировал вопросы о давности смерти; о механизме и времени причинения повреждений; о давности причинения прижизненных повреждений; о степени вреда здоровью несмертельных повреждений; о времени жизни пострадавшего после получения повреждений; о возможном положении (положениях) тела пострадавшего в момент причинения ему каждого из повреждений; о возможности причинения повреждений руками или ногами человека; о наличии у пострадавшего прижизненных заболеваний, что прямо противоречит требованиям, как указанных выше законов, так и ведомственных инструкций (п.8).

В п. 1 заключения специалиста указывается, что в исследовательской части заключения эксперта не имеется описания признаков дислокации мозга, а при судебно-гистологическом исследовании не установлено признаков отека мозга.

В 6. 6 заключения указано на наличие у <ФАМ7> Р.Х. заболевания — кардиомиопатии алкогольного происхождения.

В п. 7 заключения специалиста № 115/11 указано, что смерть <ФАМ7> Р.Х. могла наступить от острой сердечной недостаточности по причине его отправления алкоголем при этом приводится ссылка на соответствующие этому обстоятельству судебно-медицинские данные, которые были необоснованно оставлены экспертом <ФАМ> Д.Б. без внимания.

Допрошенный в ходе судебного заседания эксперт <ФАМ53> Д.Б. показал, что смерть <ФАМ7> Р.Х. наступила за 31,6 часа до проведения осмотра трупа на месте происшествия – т.е. за 31, 6 часа до 20-40 ч. 23 февраля 2009 г. Это означает, что смерть <ФАМ7> Р.Х. наступила 22 февраля примерно в 13-40. Учитывая, что в заключении эксперта <ФАМ> Д.В. указывается что телесные повреждения причинены <ФАМ7> Р.Х. незадолго до смерти и возможность совершения потерпевшим самостоятельных целенаправленных действий в течение непродолжительного промежутка времени после получения повреждений не исключается, следует прийти к выводу о том, что телесные повреждения <ФАМ7> Р.Х. нанесены не <ФАМ5> Р.Х. а другим лицом, поскольку в соответствии с показаниями всех допрошенных по уголовному делу лиц, <ФАМ5> Р.Х. покинул квартиру по адресу: г. Уфа, ул. Батырская, 8/1-108 не позднее 01-30 — 02-00 22 февраля 2009 г. Таким образом, <ФАМ7> Р.Х. был жив и находился в квартире после ухода <ФАМ5> Р.Х. примерно с 02-00 до 13-40 т.е. примерно 11 часов 40 минут!!!

Даже если предположить что <ФАМ5> Р.Х. покинул квартиру позже чем 02-00, фактические обстоятельства дела никак не состыковывается со временем нанесения телесных повреждений, изложенным в постановлении о привлечении <ФАМ5> Р.Х. в качестве обвиняемого (с 3-30 до 6-30 ч. 22.02.2009), поскольку по обстоятельствам дела и по заключению эксперта исключается возможность жизни потерпевшего <ФАМ7> Р.Х. после нанесения телесных повреждений на протяжении значительного времени (с 6-30 до 13-40).

Также эксперт <ФАМ53> Д.В. показал, что полностью исключить возможность наступления смерти <ФАМ> Р.Х. от отправления алкоголем исключить нельзя.

Необходимо обратить внимание и на показания представителя потерпевшего <ФАМ7> Р.Х. о том, что его брат в последние полтора года не пил после того как попал под машину и с ним побеседовал хирург. Вместе с этим, согласно заключению <ИМЯ> у потерпевшего в крови и мочи обнаружена значительная доля этилового спирта. Эти обстоятельства в совокупности показывают, что потерпевшему <ФАМ7> по указанию врача нельзя было употреблять спиртные напитки, однако он это, вопреки указаниям, делал.

Таким образом, из исследованных в ходе судебного заседания заключений эксперта и специалиста, следует прийти к выводу о возможности наступления смерти <ФАМ7> Р.Х. от отравления алкоголем.

Все вышеизложенные обстоятельства исключают возможность осуждения <ФАМ5> Р.Х. по ч.4 ст. 111 УК РФ по причине того, что время нанесения телесных повреждений, указанное в постановлении о привлечении <ФАМ5> Р.Х. в качестве обвиняемого (с 3-30 до 06-30 ч. 22 февраля 2009 г.) не соответствует фактическому времени образования телесных повреждений у потерпевшего <ФАМ7> Р.Х. и не опровергнута возможность наступления смерти <ФАМ7> Р.Х. в результате отравления алкоголем.

Следует отметить, что в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) указано, что в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. В соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ и ч. 3 ст. 14 УПК РФ все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Не устраненные в ходе судебного разбирательства сомнения относительно причины смерти <ФАМ7> Р.Х. (отправление алкоголем или телесные повреждения) а также не устраненные сомнения относительно времени нанесения телесных повреждений, обнаруженных экспертом <ФАМ> Д.Б. у <ФАМ7> и времени смерти последнего, должны быть оценены в пользу <ФАМ5> Р.Х.

Таким образом, судебное следствие по уголовному делу в отношении <ФАМ5> Р.Х. показало, что все сомнения в его невиновности в данном деле не были устранены, что приводит к выводу о необходимости оправдания <ФАМ5> Р.Х. в связи с его непричастностью к совершенному преступлению.

4. Важное значение для рассматриваемого уголовного дела имеют показания свидетеля <ФАМ72> Э.Г. который показал, что находился в помещении Кировского РУВД г. Уфы в связи с уголовным делом в отношении <ФАМ5> Р.Х. и слышал телефонный разговор оперативного сотрудника милиции с неким лицом, как он понял, судебно- медицинским экспертом. Из содержания разговора <ФАМ72> понял, что речь шла о деле в отношении <ФАМ5> Р.Х. и о смерти <ФАМ7> Р.Х., оперативному сотруднику милиции по телефону сказали, что смерть <ФАМ7> Р.. наступила в результате отравления алкоголем, однако оперативный сотрудник требовал подготовить заключение о наступлении смерти <ФАМ7> Р.Х. от черепно-мозговой травмы. Сотрудники Кировского РУВД били и просили <ФАМ72> дать показания в отношении того, что <ФАМ5> убил кого-то но он отказался. Из – за нанесенных побоев <ФАМ72> попал в больницу.

Эти показания согласуются с п. 7 заключения специалиста № 115/11, в соответствии с которым смерть <ФАМ7> Р.Х. могла наступить от отправления алкоголем.

5. Следует особо подчеркнуть, что версия <ФАМ5> Р.Х. о его непричастности к совершенному в отношении <ФАМ7> Р.Х. преступлении, повлекшем его смерть, подтверждается допрошенным на предварительном следствии свидетелем <ФАМ> Б.Н., показания которого были оглашены в ходе судебного заседания. Так, <ФАМ> показал, что 22 февраля 2009 г. около 05-30 проснулся от шума, вышел из своей квартиры, зашел в к. XXX, увидел там мужчину ростом примерно 160 м. с рыжими кудрявыми волосами, женщину высокого роста с <ФАМ> короткими волосами, а также мужчину, который пытался встать с <ИМЯ>, а у него на <ФАМ11> была кровь. Примерно в 07-00 утра шум прекратился. Затем чуть позже начался опять шум, <ФАМ> вышел и увидел девушку с синяками на лице и двоих мужчин. В ходе судебного заседания установлено, что <ФАМ5> Р.Х. по состоянию на 22 февраля 2009 г. и на настоящий момент не подходит под описание данное <ФАМ>. Таким образом, рано утром 22 февраля 2009 г. свидетель <ФАМ> видел в квартире по адресу г. Уфа, ул. Батырская, 8/1-108, в которой впоследствии был обнаружен труп <ФАМ7> Р.Х. неустановленного в ходе следствия мужчину и женщину, при этом потерпевший <ФАМ7> Р.Х. был жив. Эти показания <ФАМ> согласуются с показаниями его жены – свидетеля <ФАМ> Р.А. подсудимого <ФАМ5> Р.Х. и свидетелей <ФАМ9> и <ФАМ31> о том, что в квартире постоянно собирались различные лица и употребляли спиртные напитки. Данные показания согласуются с показаниями <ФАМ> Р.А., оглашенных в ходе судебного заседания и показаниями свидетелей <ФАМ9>, <ФАМ31> и самого <ФАМ5> Р.Х. о его непричастности к смерти <ФАМ7> Р.Х.

Таким образом, следует считать доказанным факт того, что непосредственно перед смертью <ФАМ7> Р.Х. в квартире по адресу г. Уфа, ул. Батырская, 8/1-108 находились неустановленные мужчина и женщина. Этот факт опять же ставит под сомнение виновность <ФАМ5> Р.Х. в инкриминируемом ему преступлении, поскольку его могли, и вероятнее всего, совершили эти неустановленные лица, которых видел перед смертью <ФАМ7> Р.Х. свидетель <ФАМ> Б.Н.. И здесь опять я отмечу, что в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ и ч. 3 ст. 14 УПК РФ все неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

На основании вышеизложенного

ПРОШУ:

1.<ФАМ5> Р.Х. по предъявленному ему обвинению оправдать в связи с его непричастностью к совершенному преступлению.

2. Уголовное дело направить прокурору Кировского района г. Уфы для организации уголовного преследования лица, совершившего насильственное преступление, повлекшего смерть гр. <ФАМ7> Р.Х.

3. Данный текст защитительной речи приобщить к материалам уголовного дела.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *