Решения собраний в гражданском праве

Решения собраний

Данный вид юридических фактов детерминирован развитием корпоративных отношений. В соответствии со ст. 181.1 ГК, входящей в комплекс диспозитивных статей гл. 9.1 ГК, решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других – участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее пятидесяти процентов от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Решение собрания может приниматься посредством заочного голосования.

При наличии в повестке дня собрания нескольких вопросов по каждому из них принимается самостоятельное решение, если иное не установлено единогласно участниками собрания.

О принятии решения собрания составляется протокол в письменной форме. Протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания.

В протоколе о результатах очного голосования должны быть указаны:

  • 1) дата, время и место проведения собрания;
  • 2) сведения о лицах, принявших участие в собрании;
  • 3) результаты голосования по каждому вопросу повестки дня;
  • 4) сведения о лицах, проводивших подсчет голосов;
  • 5) сведения о лицах, голосовавших против принятия решения собрания и потребовавших внести запись об этом в протокол.

В протоколе о результатах заочного голосования должны быть указаны:

  • 1) дата, до которой принимались документы, содержащие сведения о голосовании членов гражданско-правового сообщества;
  • 2) сведения о лицах, принявших участие в голосовании;
  • 3) результаты голосования по каждому вопросу повестки дня;
  • 4) сведения о лицах, проводивших подсчет голосов;
  • 5) сведения о лицах, подписавших протокол.

В нормах о решениях собраний имеется заметное сходство с нормами о недействительности сделок и ее последствиях. Так, решение собрания недействительно по установленным ГК и иными законами основаниям в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение). При этом недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно.

Решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

  • 1) допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;
  • 2) у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия;
  • 3) допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;
  • 4) допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола.

Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия.

Если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

  • 1) принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;
  • 2) принято при отсутствии необходимого кворума;
  • 3) принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;
  • 4) противоречит основам правопорядка или нравственности.

Изменения в гк РФ: решения собраний, доверенности и другие новшества

В настоящей статье предлагаем рассмотреть новые правила, предусмотренные Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», в отношении правового регулирования решений собраний, представительства и доверенности, исковой давности, которые вступили в силу с 1 сентября 2013 г. <1>.

<1> О других изменениях, внесенных в ГК РФ, читайте в статье Е.П. Зобовой «Изменения в ГК РФ: недействительность сделок», N 8, 2013.

В подраздел 4 разд. I части первой ГК РФ предлагается ввести гл. 9.1, посвященную правовому регулированию решений собраний. В отличие от односторонних сделок или договоров, для вступления решения собрания в силу не требуется волеизъявления всех субъектов, которым предоставлено право принятия решений. Юридические последствия может порождать решение не любого собрания, а только такого, к компетенции которого законом отнесено принятие решений. Как правило, это связано с тем, что образуется гражданско-правовое сообщество, призванное решать определенные задачи. В настоящее время практически значимыми являются следующие виды решений:

  • решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и др.);
  • решения собраний кредиторов при банкротстве;
  • решения собственников общего имущества в многоквартирном доме;
  • решения участников общей долевой собственности на земельные паи;
  • решения общих собраний членов потребительских кооперативов.

В новейших гражданских кодификациях выделяются общие положения о решениях собраний. Так, Гражданский кодекс Нидерландов (книга 2) содержит общие положения об основаниях, порядке и последствиях признания недействительным решения органа юридического лица.

В новой ст. 181.1 «Основные положения» ГК РФ сказано, что правила, предусмотренные гл. 9.1 ГК РФ, применяются, если законом или в определенном им порядке не установлено иное. Решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые направлено решение собрания, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

В ст. 181.2 «Принятие решения собрания» ГК РФ закреплено, что решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее 50% от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества. Решение собрания может приниматься посредством проведения заочного голосования. При наличии в повестке дня собрания нескольких вопросов по каждому из них принимается самостоятельное решение, если иное не установлено единогласно участниками собрания. О принятии собранием решения составляется протокол в письменной форме.

Протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания. В ст. 181.2 ГК РФ прописано, что должно быть указано в протоколах о результатах очного и заочного голосований.

Цель введения правил относительно протокола — обеспечение достоверности даты принятия решения, его содержания, установление лиц, ответственных за достоверность содержащихся в протоколе сведений. Законами об отдельных видах решений может предусматриваться нотариальная форма протокола.

Статья 181.3 ГК РФ посвящена недействительности решения собрания. Решение собрания недействительно по основаниям, установленным ГК РФ или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение). Недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно. Если решение собрания опубликовано, сообщение о признании судом решения собрания недействительным должно быть опубликовано на основании решения суда в том же издании за счет лица, на которое в соответствии с процессуальным законодательством возлагается обязанность по несению судебных расходов. Если сведения о решении собрания внесены в реестр, сведения о судебном акте, которым решение собрания признано недействительным, также должны быть внесены в соответствующий реестр.

Решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

  1. допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;
  2. у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали соответствующие полномочия;
  3. допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;
  4. допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола.

Решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда, а также в случае, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не имеет существенных неблагоприятных последствий для этого лица.

Решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения. Участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, может оспорить в суде решение собрания в случае, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.

Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены в связи с принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества. Лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Участники соответствующего гражданско-правового сообщества, не присоединившиеся в порядке, установленном процессуальным законодательством, к такому иску, в том числе имеющие иные основания для оспаривания данного решения, в последующем не вправе обращаться в суд с требованиями об оспаривании данного решения, если только суд не признает причины такого обращения уважительными. Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия.

Если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

  • принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;
  • принято при отсутствии необходимого кворума;
  • принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;
  • противоречит основам правопорядка или нравственности.

Представительство и доверенность

Представительство. Внесены изменения в ст. 182 ГК РФ, посвященную представительству. Так, сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.). Не являются представителями лица, действующие от собственного имени, хотя и в чужих интересах, лица, лишь передающие выраженную в надлежащей форме волю другого лица, а также лица, уполномоченные на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок. Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом. Введение данного правила направлено на восприятие выработанного в арбитражной практике подхода, согласно которому сделка с нарушением указанной нормы должна признаваться оспоримой, а не ничтожной. Кроме того, представляемый может выразить согласие на то, чтобы освободить представителя от ограничений, налагаемых на него в указанной норме. Условием (критерием), позволяющим оспорить сделку, предлагается считать нарушение интересов представляемого. Это позволит предотвратить оспаривание сделок исключительно по формальным признакам.

Сделка, которая совершена с нарушением правил о представительстве и доверенности и на которую представляемый не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное. Не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично, а равно других сделок, указанных в законе.

Также внесены некоторые изменения в ст. 183 «Заключение сделки неуполномоченным лицом» ГК РФ. Устанавливается, что при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку. До одобрения сделки представляемым другая сторона путем направления заявления совершившему сделку лицу или представляемому вправе отказаться от нее в одностороннем порядке, за исключением случаев, если при совершении сделки она знала или должна была знать об отсутствии у совершающего сделку лица полномочий либо об их превышении. Последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Если представляемый отказался одобрить сделку или ответ на предложение представляемому ее одобрить не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуполномоченного лица, совершившего сделку, исполнения сделки либо отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от этого лица возмещения убытков. Убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо их превышении. В результате правовое положение контрагентов, с которыми заключают сделку неуполномоченные лица, должно быть более защищенным, чем в настоящее время.

Что касается коммерческого представительства, то коммерческим представителем является лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности. Одновременное коммерческое представительство разных сторон в сделке допускается с согласия этих сторон, а также в других случаях, предусмотренных законом. Если коммерческий представитель действует на организованных торгах, предполагается, поскольку не доказано иное, что представляемый согласен на одновременное представительство таким представителем другой стороны или других сторон. Особенности коммерческого представительства в отдельных сферах предпринимательской деятельности устанавливаются законом и иными правовыми актами.

Доверенность. Изменению подверглись и общие положения о доверенности. Поправки направлены на то, чтобы повысить защищенность и стабильность гражданского оборота, снизить риск лиц, вступающих в отношения с лицом, предъявившим доверенность, а также возложить риск недобросовестных действий представителя на представляемого при условии, что контрагент является добросовестным.

Так, доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами. Доверенности от имени малолетних (ст. 28 ГК РФ) и от имени недееспособных граждан (ст. 29 ГК РФ) выдают их законные представители. Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу, которое вправе удостовериться в личности представляемого и сделать об этом отметку на документе, подтверждающем полномочия представителя. Письменное уполномочие на получение представителем гражданина его вклада в банке, внесение денежных средств на его счет по вкладу, совершение операций по его банковскому счету, в том числе на получение денежных средств с его банковского счета, а также на получение адресованной ему корреспонденции в организации связи может быть представлено представляемым непосредственно банку или организации связи. Правила ГК РФ о доверенности применяются также в случаях, когда полномочия представителя содержатся в договоре, в том числе в договоре между представителем и представляемым, между представляемым и третьим лицом, либо в решении собрания, если иное не установлено законом или не противоречит существу отношений. В случае выдачи доверенности нескольким представителям каждый из них обладает полномочиями, указанными в доверенности, если в ней не предусмотрено, что представители осуществляют их совместно. Указанные правила применяются также в случае, если доверенность выдана несколькими лицами совместно.

Гражданский кодекс дополняется правилами об удостоверении доверенности. Доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. К нотариально удостоверенным доверенностям приравниваются:

  • доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на лечении в госпитале, санатории или другом военно-лечебном учреждении, которые удостоверены начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, а при их отсутствии — старшим или дежурным врачом;
  • доверенности военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, — также доверенности работников, членов их семей и членов семей военнослужащих, которые удостоверены командиром (начальником) этих части, соединения, учреждения и заведения;
  • доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, которые удостоверены начальником соответствующего места лишения свободы;
  • доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, которые удостоверены администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

Доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, на получение вознаграждений авторами и изобретателями, пенсий, пособий и стипендий или на получение корреспонденции, за исключением ценной корреспонденции, может быть удостоверена организацией, в которой доверитель работает или учится, и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на лечении. Такая доверенность удостоверяется бесплатно.

Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами.

Обратите внимание! Если в доверенности не указан срок ее действия, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения. Исключено правило о том, что доверенность может быть выдана на срок, не превышающий трех лет. Удостоверенная нотариусом доверенность, предназначенная для совершения действий за границей и не содержащая указания о сроке ее действия, сохраняет силу до ее отмены лицом, выдавшим доверенность.

В новой редакции излагаются правила о передоверии. Так, лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу, если уполномочено на это доверенностью, а также в случае, если вынуждено к этому силою обстоятельств для охраны интересов выдавшего доверенность и доверенность не запрещает передоверие. Передавший полномочия другому лицу должен известить об этом выдавшего доверенность и сообщить ему необходимые сведения о лице, которому переданы полномочия. Неисполнение этой обязанности возлагает на передавшего полномочия ответственность за действия лица, которому он передал полномочия, как за свои собственные. Доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена. Правило о нотариальном удостоверении доверенности, выдаваемой в порядке передоверия, не применяется к доверенностям, выдаваемым в порядке передоверия юридическими лицами, руководителями филиалов и представительств юридических лиц. Срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия, не может превышать срока действия доверенности, на основании которой она выдана. Передоверие не допускается в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 185.1 ГК РФ, которые касаются получения заработной платы и иных выплат, связанных с трудовыми отношениями.

Если иное не указано в доверенности или не установлено законом, представитель, передавший полномочия другому лицу в порядке передоверия, не теряет соответствующих полномочий. Последующее передоверие не допускается, если иное не предусмотрено в первоначальной доверенности или законе.

С учетом изменений более детально регулируются условия и последствия прекращения доверенности в ст. ст. 188 и 189 ГК РФ. Действие доверенности прекращается вследствие:

  • истечения ее срока;
  • отмены доверенности лицом, выдавшим ее, или одним из лиц, выдавших доверенность совместно;
  • отказа лица, которому выдана доверенность, от полномочий;
  • прекращения юридического лица, от имени которого или которому выдана доверенность, в том числе в результате его реорганизации в форме разделения, слияния или присоединения к другому юридическому лицу;
  • смерти гражданина, выдавшего доверенность, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;
  • смерти гражданина, которому выдана доверенность, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;
  • введения в отношении представляемого или представителя такой процедуры банкротства, при которой соответствующее лицо утрачивает право самостоятельно выдавать доверенности.

Лицо, которому выдана доверенность, в любое время может отказаться от полномочий, а лицо, выдавшее доверенность, может отменить доверенность или передоверие, за исключением случая, предусмотренного ст. 188.1 «Безотзывная доверенность» ГК РФ. Соглашение об отказе от этих прав ничтожно.

Об отмене доверенности может быть сделана публикация в официальном издании, в котором размещаются сведения о банкротстве. В таком случае подпись на заявлении об отмене доверенности должна быть нотариально засвидетельствована. Третьи лица считаются извещенными об отмене доверенности по истечении месяца со дня указанной публикации, если они не были извещены об этом ранее.

Если третьему лицу предъявлена доверенность, о прекращении которой оно не знало и не должно было знать, права и обязанности, приобретенные в результате действий лица, полномочия которого прекращены, сохраняют силу для представляемого и его правопреемников.

Кроме того, в целях совершенствования законодательства в рамках создания в России международного финансового центра ГК РФ дополнен ст. 188.1 «Безотзывная доверенность». В целях исполнения или обеспечения исполнения обязательства представляемого перед представителем или лицами, от имени или в интересах которых действует представитель, в случае, если такое обязательство связано с осуществлением предпринимательской деятельности, представляемый может указать в доверенности, выданной представителю, что эта доверенность не может быть отменена до окончания срока ее действия либо может быть отменена только в предусмотренных в доверенности случаях (безотзывная доверенность). Такая доверенность в любом случае может быть отменена после прекращения того обязательства, для исполнения или обеспечения исполнения которого она выдана, а также в любое время в случае злоупотребления представителем своими полномочиями, как и при возникновении обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что данное злоупотребление может произойти. Безотзывная доверенность должна быть нотариально удостоверена и содержать прямое указание на ограничение возможности ее отмены в соответствии с вышеуказанными правилами. Лицо, которому выдана безотзывная доверенность, не может передоверить совершение действий, на которые оно уполномочено, другому лицу, если иное не предусмотрено в доверенности.

Исковая давность

Положения ГК РФ об исковой давности скорректированы с учетом необходимости использовать объективный критерий для определения сроков давности, чтобы у участников оборота была большая ясность в отношении их исчисления. Хотя этот срок по общему правилу по-прежнему составляет три года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, включая сведения о его нарушителе (субъективный элемент), он не может быть более десяти лет со дня нарушения права (объективный элемент). Данная идея была обозначена в ст. ст. 181, 196, 200 ГК РФ.

Как и ранее, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со ст. 200 «Начало течения срока исковой давности» ГК РФ. Срок исковой давности не может превышать десяти лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен.

Для отдельных видов требований законом могут предусматриваться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. Правила ст. 195, п. 2 ст. 196 и ст. ст. 198 — 207 ГК РФ распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное.

По-прежнему закреплено, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены по соглашению сторон. Основания для приостановления и перерыва течения сроков исковой давности устанавливаются ГК РФ и иными законами.

Что касается применения исковой давности, то требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием для вынесения судом решения об отказе в иске. Данные положения дополняются правилом о том, что односторонние действия, направленные на осуществление права (зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.), срок исковой давности для защиты которого истек, не допускаются.

В новой редакции изложена ст. 200 «Начало течения срока исковой давности» ГК РФ. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не установлен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, то исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десяти лет со дня возникновения обязательства. По регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается со дня исполнения основного обязательства.

Течение срока исковой давности приостанавливается:

  • если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
  • если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил РФ, переведенных на военное положение;
  • в силу установленной на основании закона Правительством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий);
  • в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, что указанные выше обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока исковой давности. Если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедуре медиации, посредничеству, административной процедуре и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии данного срока — на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием для приостановления течения срока исковой давности, течение такого срока продолжается. Остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее шести месяцев, удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев — до срока исковой давности.

Течение срока исковой давности прерывается только совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Ранее течение срока исковой давности прерывалось также предъявлением иска в установленном порядке. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново, время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок. Как следует из пояснительной записки к проекту рассматриваемого Закона, законодатель исходит из того, что предъявление иска должно приводить не к перерыву течения срока исковой давности, после которого исчисление данного срока начинается вновь (ст. 203 ГК РФ), а к тому, что срок более не течет во все время осуществления судебной защиты права (ст. 204 ГК РФ). Несмотря на использование термина «иск», правила, установленные в ст. 204 ГК РФ в новой редакции, должны применяться и в том случае, когда кредитор заявляет требование в деле о банкротстве.

По новым правилам срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права. При оставлении судом иска без рассмотрения течение срока исковой давности, начавшееся до предъявления иска, продолжается в общем порядке, если иное не вытекает из оснований, по которым судебная защита права прекращена. Если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности приостанавливается до вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. Если после оставления иска без рассмотрения неистекшая часть срока исковой давности составляет менее шести месяцев, она удлиняется до шести месяцев, за исключением случаев, если основанием для оставления иска без рассмотрения послужили действия (бездействие) истца.

Изменения также коснулись применения исковой давности к дополнительным требованиям. С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе по тем, которые возникли после истечения срока исковой давности по главному требованию. В случае пропуска срока предъявления к исполнению исполнительного документа по главному требованию срок исковой давности по дополнительным требованиям считается истекшим.

Е.П.Зобова

Главный редактор журнала

«Упрощенная система налогообложения:

бухгалтерский учет и налогообложение»

Глава 9.1 Решения собраний

Статья 1811. Основные положения

(по состоянию на 01.07.2018)

  1. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное.

  2. Решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других — участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Комментарий к изменениям в статью 1811 ГК

С целью разграничения решения собраний как специфического юридического факта от сделок Закон № 100-ФЗ дополнил Гражданский кодекс РФ новой главой 9.1

Решения общих собраний имеют существенное отличие от ординарных обязательственных соглашений со множественностью лиц. Основным различием между этими правовыми конструкциями является вопрос о том, распространяются ли они в силу закона на лиц, не согласных с принимаемым решением. Обязательственные отношения не могут распространяться на лиц, которые в них не участвуют, тогда как решения собраний порождают правовые последствия для лиц, которые голосовали против его принятия или не участвовали в принятии этого решения. Статьей 1811 ГК устанавливается, что решение общего собрания порождает правовые последствия для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании: участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других (участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, когда это установлено законом или вытекает из существа отношений.

Нормы указанной главы будут распространяться как на отношения, связанные с управлением юридическими лицами со множеством участников, так и на корпоративные правоотношения, отношения, связанные с собранием кредиторов при банкротстве, общим собранием сособственников и т.д.

Главой 9.1 ГК установлены только общие положения о решениях собраний, что не отменит действие специальных норм, установленных в отношении различных разновидностей решений собраний.

Статья 1812. Принятие решения собрания

(по состоянию на 01.10.2019)

  1. Решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее пятидесяти процентов от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

  2. Решение собрания может приниматься посредством заочного голосования, в том числе голосования с помощью электронных или иных технических средств (абзац второй пункта 1 статьи 160 настоящего Кодекса).
    (п. 1 в ред. Федерального закона от 18.03.2019 № 34-ФЗ)

  3. При наличии в повестке дня собрания нескольких вопросов по каждому из них принимается самостоятельное решение, если иное не установлено единогласно участниками собрания.

  4. О принятии решения собрания составляется протокол в письменной форме. Протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания.

  5. В протоколе о результатах очного голосования должны быть указаны:

  6. 1) дата, время и место проведения собрания;

    2) сведения о лицах, принявших участие в собрании;

    3) результаты голосования по каждому вопросу повестки дня;

    4) сведения о лицах, проводивших подсчет голосов;

    5) сведения о лицах, голосовавших против принятия решения собрания и потребовавших внести запись об этом в протокол.

  7. В протоколе о результатах заочного голосования должны быть указаны:

  8. 1) дата, до которой принимались документы, содержащие сведения о голосовании членов гражданско-правового сообщества;

    2) сведения о лицах, принявших участие в голосовании;

    3) результаты голосования по каждому вопросу повестки дня;

    4) сведения о лицах, проводивших подсчет голосов;

    5) сведения о лицах, подписавших протокол.

Комментарий к изменениям в статью 1812 ГК

Статья 1813. Недействительность решения собрания

(по состоянию на 01.07.2018)

  1. Решение собрания недействительно по основаниям, установленным настоящим Кодексом или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение).

  2. Недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно.

  3. Если решение собрания опубликовано, сообщение о признании судом решения собрания недействительным должно быть опубликовано на основании решения суда в том же издании за счет лица, на которое в соответствии с процессуальным законодательством возлагаются судебные расходы. Если сведения о решении собрания внесены в реестр, сведения о судебном акте, которым решение собрания признано недействительным, также должны быть внесены в соответствующий реестр.

Комментарий к изменениям в статью 1813 ГК

Статья 1814. Оспоримость решения собрания

(по состоянию на 01.07.2018)

  1. Решение собрания может быть признано судом недействительным при нарушении требований закона, в том числе в случае, если:

  2. 1) допущено существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания;

    2) у лица, выступавшего от имени участника собрания, отсутствовали полномочия;

    3) допущено нарушение равенства прав участников собрания при его проведении;

    4) допущено существенное нарушение правил составления протокола, в том числе правила о письменной форме протокола (пункт 3 статьи 1812).

  3. Решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда.

  4. Решение собрания вправе оспорить в суде участник соответствующего гражданско-правового сообщества, не принимавший участия в собрании или голосовавший против принятия оспариваемого решения.

  5. Участник собрания, голосовавший за принятие решения или воздержавшийся от голосования, вправе оспорить в суде решение собрания в случаях, если его волеизъявление при голосовании было нарушено.

  6. Решение собрания не может быть признано судом недействительным, если голосование лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

  7. Решение собрания может быть оспорено в суде в течение шести месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

  8. Лицо, оспаривающее решение собрания, должно уведомить в письменной форме заблаговременно участников соответствующего гражданско-правового сообщества о намерении обратиться с таким иском в суд и предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Участники соответствующего гражданско-правового сообщества, не присоединившиеся в порядке, установленном процессуальным законодательством, к такому иску, в том числе имеющие иные основания для оспаривания данного решения, в последующем не вправе обращаться в суд с требованиями об оспаривании данного решения, если только суд не признает причины этого обращения уважительными.

  9. Оспоримое решение собрания, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия.

Комментарий к изменениям в статью 1814 ГК

Статья 1815. Ничтожность решения собрания

(по состоянию на 01.07.2018)

Если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

1) принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

2) принято при отсутствии необходимого кворума;

3) принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

4) противоречит основам правопорядка или нравственности.

Комментарий к изменениям в статью 1815 ГК

Статья написана и размещена 5 июля 2013 года. Дополнена — 19.03.2019.

ВНИМАНИЕ!

Копирование статьи без указания прямой ссылки запрещено. Внесение изменений в статью возможно только с разрешения автора.

юрист и налоговый консультант Александр Шмелев © 2001 — 2019

Правовое значение решений собраний как юридических актов

Решение собрания как юридический акт имеет правовое значение, поскольку требования для создания актов гражданских прав закреплены на законодательном уровне. Другими словами, закон регулирует возникновение и прекращение гражданских прав, а также возможности изменения акта.

К решению собраний применяется и Уголовное законодательство в рамках фальсификации протоколов таких собраний и прочих документов, оказывающих влияние на деятельность третьих лиц, а также искажение конечного решения. Чаще всего под такую ответственность попадают участники акционерных обществ, советы директоров хозяйственных обществ.

Статья 185.5 УК РФ признает, что под искажением подразумевается следующее:

  • изменение результатов листа голосования умышленно;
  • учинение препятствий при исполнении своих прав;
  • запрет доступа отдельных лиц к собранию;
  • предоставление недостоверных сведений о времени и месте собрания для противодействия отдельным заинтересованным лицам;
  • голосование и участие по незаконной доверенности.

Решения собраний являются значимым основанием возникновения гражданских прав. Этот юридический акт упомянут в главе 9.1 ГК РФ. Глава имеет пять статей, содержащих сведения, регулирующие деятельность собраний.

Статья 181.1 закрепляет положения, по которым решение собрания является правоустанавливающим процессом для участников, а также для любых третьих лиц, на которых такое решение оказывает непосредственное влияние.

На собрании изъявляется воля участников для принятия конкретного решения. При этом собрание может проходить в различной форме: конференции, съезд и другое. Вне зависимости от формы, регламентация проведения собрания осуществляется по главе 9 ГК РФ.

Критерии порождения правовых последствий решениями собраний

Существует два критерия порождения правовых последствий при осуществлении решения собрания по законной процедуре:

  • собрание должно иметь компетенции, предусматриваемые законом;
  • собрание должно обладать правом принимать определенные решения.

Как показывает практика, большинство решений собраний принимаются множеством лиц. От таких лиц зависит конечный выбор решения, которое будет порождать правовые последствия. Это обуславливает возникновение конфликта на всех стадиях реализации решения собрания – от его принятия до его практического внедрения.

Глава 9 ГК РФ обеспечивает законные права и интересы всех участников собрания, как тех, кто непосредственно имеет право голосования и принимает решение, до тех, чьи интересы затрагиваются данным решением.

Отметим, что собственники, юридические лица, кредиторы, которые указаны в перечне участников правого сообщества, придают решению собрания преюдициальный характер.

Это значит, что правовые последствия для данных лиц возникают в любом случае. Для сторонних лиц решение собрания имеет правовые последствия только если это устанавливается законодательно.

Таким образом, решение собрания регулируется главой 9 ГК РФ. Пункты главы включают в себя весь процесс принятия решения – от его оглашения до его исполнения. Участники собрания в любом случае вступают в гражданско-правовые отношения, и для них решение собрания имеет правовые последствия.

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права

В ответ на предложение Тибо в том же 1814 г. появилась знаменитая по своим последствиям брошюра Савиньи «Vom Beruf unserer Zeit zur Ge setzgebung und Rechtswissenschaft». В этой брошюре Савиньи решительно высказывается против предложения Тибо, причем в виде мотивировки излагает свой новый взгляд на вопрос о процессе образования права и, в частности, на вопрос о роли законодательства. Право не создается единичной волей тех или других отдельных лиц сообразно их желанию или таким или иным предвзятым общим началам. Оно является органическим продуктом «народного духа», развивающимся самопроизвольно и незаметно, подобно языку и нравам, в народной истории. Что же касается законодателя, то он, в лучшем случае, может только формулировать народное правосознание, а не творить. Но даже и для такого формулирования Савиньи считал тогдашних юристов неподготовленными: для осуществления этой задачи необходимо тщательное изучение истории права, которой тогда почти не существовало и в создании которой Савиньи усматривал первую задачу правоведения.

Книга Савиньи не изобилует научными аргументами; она более формулирует новые идеи, чем их доказывает. Несмотря на это, она возымела необычайное действие. Она явилась крупнейшим поворотным пунктом в истории общественной мыли и положила начало новому мощному направлению. Идеи, высказанные Савиньи, очевидно, носились в воздухе эпохи, соответствовали общей атмосфере разочарования в естественном праве и законодательном творчестве.

Все в этом новом направлении было антиподом прежнего.

Если общее настроение эпохи предреволюционной характеризовалось отрицательным отношением к реальному, к историческому, — к тому исто рическому, которое давало себя чувствовать в абсолютизме правительства, в произволе власти, в сословных неравенствах и экономической связанности, — то историческая школа, напротив, подобно Гегелю, объявляла все реальное разумным и всем духом своего учения проповедовала уважение к исторически сложившемуся, возводя его к глубинам народного духа.

Если естественно-правовые доктрины исходили из представления о некоторых абсолютных, для всего человечества единых и вечных началах права, вытекающих из самой природы человека или разумного человеческого общения, то историческая школа отрицала существование этих абсолютных начал и мыслила право, как нечто присущее каждому отдельному народу и вечно меняющееся в зависимости от исторической судьбы этого последнего. если естественно-правовые учения были проникнуты духом универсальности и космополитизма, то историческая школа, напротив, выставила идею национальности как чего-то независимого и самодовлеющего.

Если эпоха предреволюционная жила верой в возможность сознательного перестроения человеческих обществ путем рационального законодательства, то историческая школа внушала полное неверие в это последнее. В качестве активного устроителя социальных отношений законодательство бессильно, а в худшем случае вредно; наилучшей формой образования права является обычай: вытекая непосредственно из тайников «народного духа», обычное право наиболее верно отражает органическое самораскрытие народного правосознания. Всякое вмешательство чужой воли, хотя бы это была даже воля законодателя, способно только возмутить естественное и мирное развитие права, внести в него дисгармонию и болезненность.

Если естественно-правовые теории по своим методам были рационалистическими, то историческая школа явилась носительницей позитивизма. Все то, что провозглашалось за требования абсолютного разума, есть, по мнению ее представителей, не что иное, как лишь субъективное мечтание отдельных умов. Вследствие этого всякие рассуждения на эту тему, всякие попытки обсуждения правовых норм, с точки зрения таких или иных идеалов справедливости, были объявлены делом ненаучным, выходящим за границы юриспруденции как таковой.

В конечном счете, если естественно-правовая школа была исканием нового и проповедью социальной активности, то историческая школа была, напротив, проповедью консерватизма и квиетизма. Единственная доступная нам сфера деятельности в области права есть, по ее мнению, сфера его объективного познавания, его исторического и догматического исследования.

Созданное исторической школой направление, несмотря на отдельные, единичные протесты, с необычайной силой захватило общественную мысль не только в Германии, но и в большей или меньшей степени во всей Европе. Под его влиянием вспыхнул интерес к изучению истории права, и наука гражданского права получила тот исторический фундамент, которого ей дотоле недоставало. С этой стороны заслуги исторической школы несомненны и незабываемы. Но, с другой стороны, возникнув как реакция против крайностей естественно-правового идеализма, историческая школа сама впала в противоположные крайности и на некоторое время затормозила естественное развитие нашей мысли, толкнув ее на ложные пути.

Несколько первых десятилетий XIX века историческая школа господствовала над умами почти безраздельно, но затем постепенно — и чем далее, тем сильнее — начинается критика ее основоположений и освобождение от ее тенденций. Виднейшим представителем этого критического отношения к исторической школе является Иеринг, вышедший из ее же рядов и тем не менее нанесший ей наиболее тяжкие удары. Мало-помалу критика пробила огромные бреши в идеологических построениях исторической школы и расчистила путь для нового движения вперед по прерванному ею пути.

Мы уже видели выше, в какой тупик зашла историческая школа с ее идеей национальности правового развития; но не менее ошибочными, не ме нее чреватыми массой вредных последствий оказались и ее другие тезисы — по крайней мере, в той категоричности, в какой они выставлялись ее наиболее крайними сторонниками. Отметим здесь лишь самое существенное, что имеет непосредственное отношение к судьбам нашего гражданского права.

Прежде всего, говоря о «народном духе» как о конечном исто чнике всякого права, историческая школа, отдавая дань романтизму, с которым она в значительной степени связана, сама создавала понятие идеалистическое, далеко не соответствующее реальной действительности. Она предполагала народ как нечто единое и психологически цельное. Между тем даже та история, к изучению которой так настоятельно призывала историческая школа, свидетельствовала о том, что право рождается часто из столкновения различных социальных противоположностей внутри народа, что народ слагается из разнообразных более мелких групп — национальных, сословных, профессиональных и т. д., — правосознание которых сплошь и рядом радикально расходится. О том же еще более наглядно свидетельствовала самая жизнь XIX века, в течение которого социальная дифференциация приобрела особенно внушительные размеры и классовые противоположности обрисовались настолько резко, что в учении экономического материализма они были объявлены даже единственными носителями правосознания. Не подлежит сомнению, что правосознание нынешнего немецкого рабочего неизмеримо ближе к правосознанию французского или английского рабочего, чем к правосознанию немецкого фабриканта или агрария. Очевидно, что при таких условиях «народному духу» исторической школы в деле правообразования должно быть отведено гораздо более скромное место.

Далее, говоря об органическом и безболезненном процессе самораскрытия народного духа, историческая школа до крайности идеализировала этот процесс и снова впадала в противоречие с показаниями истории, с ее свидетельствами о разнообразных революциях и катастрофах. Отправляясь именно от подобных данных истории, Иеринг принужден был отбросить учение исторической школы и противопоставить ему учение о непрестанной борьбе за право, без которой немыслим никакой прогресс. Не как растение, не само собой раскрывается право в истории, а в труде и борьбе — в борьбе как отдельных лиц, так и целых групп за свои интересы и за новые понятия о справедливом. Тревожная, богатая всевозможными конфликтами именно на почве различных интересов жизнь XIX века подтверждала мысль Иеринга красноречивее всяких многотомных исследований и сложных доказательств; ее нужно было только высказать, чтобы она тотчас же сделалась аксиомой.

В связи с этим не могло не измениться и отношение к законодательству. Как было указано, историческая школа провозглашала принципиальную «непризванность» законодателя к активной деятельности в области правообразования, в частности «непризванность» к кодификации. Под влиянием этого настроения всякие кодификационные опыты сразу оборвались. В Германии мысль о едином кодексе замерла вовсе; в других частях Европы, где в эпоху Наполеона введен был французский кодекс, кодификационные работы по необходимости сводились к некоторому пересмотру этого последнего, к некоторому приспособлению его к условиям страны (таковы, например, Codice Albertino 1837 г. в Пьемонте, голландская переработка 1838 г. и т. д.). Мысль же о создании чего-либо нового, проникнутого единой творческой мыслью законодателя, казалась недопустимой.

Однако жизнь и здесь чем далее, тем более не могла мириться с пассивностью законодателя. Развитие экономического оборота продолжало требовать устранения пестроты правовых норм; на почве классовых противоположностей возникали весьма тревожные трения; социальные неустройства требовали таких или иных мер для упорядочения конкуренции, ограничения эксплуатации, охраны труда и т. д. Со всеми этими настоятельными нуждами жизнь обращалась не к кому иному, как именно к законодателю, призывая его к разрешению конфликтов и к регулированию спорных отношений. Уже почти тотчас после первого выступления Савиньи на защиту планомерной законодательной деятельности выступил знаменитый германский криминалист Ансельм Фейербах, виднейший из создателей Баварского уголовного уложения 1813 г.; но тогда его голос прозвучал без ответа. Должны были пройти десятилетия, прежде нежели ошибочность исторической школы стала очевидной. Нужны были уроки жизни, нужен был тот же Иеринг, который и в этом вопросе формулировал отказ от догматов исторической школы, разрушив романтическое преклонение перед обычным правом и провозгласив, что вступление народа на путь законодательства знаменует в истории народа пробуждение его социального сознания, наступление его социальной зрелости.

И действительно, в течение XIX века законодательная деятельность достигает снова высокого напряжения. Мало того, с половины столетия опять возрождается мысль о кодификации. Страны романские берут за образец французский кодекс, подвергают его некоторой более или менее значительной переработке, и таким путем возникают Итальянское гражданское уложение 1865 г., Португальское 1867 г., Испанское 1888 г.

Но кодификационная тенденция возрождается и в Германии. После событий 1848 г. германское национальное собрание признало желательным издание общих для всей Германии кодексов — гражданского, торгового, вексельного, судопроизводственного и уголовного. Однако наступившая затем новая реакция затормозила дело и на этот раз, и лишь в 1860 г. было издано общее для всей Германии торговое уложение. Нужен был новый подъем общественного настроения и национального чувства, чтобы снова поставить на очередь вопрос об общегерманском кодексе, столь необходимом для неудержимо растущего и стирающего всякие перегородки экономического оборота. Такой подъем пробудила победоносная война с Францией и создание единой Германской империи. В 1874 г. назначается комиссия для выработки проекта. После 14-летних работ, в 1888 г., первый проект вместе с мотивами был опубликован, но встретил с разных сторон самую горячую критику. Громче всего раздавались упреки в том, что проект слишком романистичен (его прозвали даже «маленьким Виндшейдом», т. е. переложением Виндшейдовского учебника римского права), что он игнорирует национальные германские начала и современные требования социальной справедливости. Вследствие этого в 1890 г. была назначена для пересмотра вторая комиссия, и 17 января 1896 г. пересмотренный проект был представлен рейхстагу. Здесь он был подвергнут новому общему пересмотру в особой комиссии от рейхстага и в июне поступил в рейхстаг для второго чтения. Борьба партий несколько раз ставила судьбу проекта в критическое положение, но все же 1 июля 1896 г. новый кодекс (с некоторыми поправками) был принят рейхстагом, 14 июля бундесратом и 24 августа был официально опубликован, причем вступление его в действие было отсрочено до 1 января 1900 г.

Примеру Германии последовала Швейцария. Здесь также царила чрезвычайная пестрота национальных прав. В одних кантонах действовали разнообразные местные источники, в других (Женева, Бернская Юра) реципированный кодекс Наполеона, в третьих (Берн, Люцерн и др.) кантональные кодексы, составленные под сильным влиянием уложения Австрийского. Но и здесь подобная пестрота являлась тормозом для развивающегося экономического оборота, и здесь остро ощущалась потребность в правовом единстве. Эта потребность прежде всего была удовлетворена в области обязательственных отношений изданием в 1881 г. общего для всего союза обязательственного права. Но это был только первый шаг. Единство было желательно не только в области обязательств, и в 1892 г. правительство поручает профессору Евгению Губеру выработать проект уложения. Губер сумел мастерски выполнить возложенную на него задачу, и его проект, подвергнувшись по частям обсуждению в специальных комиссиях, 10 декабря 1907 г. получил силу закона (со вступлением в действие 1 января 1912 г.).

Не осталась в стороне от этих кодификационных течений и Россия. Выше было указано, что потребность в кодификации ощущалась у нас уже на всем протяжении XVIII века. Начиная с Петра Великого, тянутся почти непрерывно разнообразные кодификационные комиссии, которые остаются, однако, по самым разнообразным причинам без всяких результатов. При учреждении этих комиссий правительство все время колеблется между двумя точками зрения: то оно возлагает на них задачу лишь кодифицировать действующее право, то оно предлагает им заняться составлением совершенно нового кодекса. В начале XIX века при Александре I в дело составления Уложения входит впервые Сперанский, причем составленный им проект находится под очевидным влиянием пользовавшегося тогда повсеместным авторитетом французского кодекса. Но затем борьба с Наполеоном и наступившая внутренняя реакция уничтожили эти начинания, а самого Сперанского привели к опале и ссылке. Когда же он был возвращен и призван снова к кодификационной работе, настроение правительства существенно изменилось. Николай I в указе 1826 г. определенно поставил задачей работ исключительное кодифицирование действующего права. При неустанном участии того же Сперанского эта работа была наконец выполнена, и в историческом заседании Государственного Совета 19 января 1833 г. под председательством самого императора получили свою санкцию как Полное собрание Законов, так и Свод Законов, 1 ч. Х т. которого составляют Законы Гражданские.

Сводом Законов практическая потребность правосудия в некотором систематизированном собрании действующих законов была, конечно, в известной степени удовлетворена, но далеко не были удовлетворены потребности реальной жизни в соответствующем ей законодательстве. Составленная на основании старых законов, начиная от Уложения Царя Алексея Михайловича, 1 ч. Х т. Свода Законов уже в момент своего издания не соответствовала действительным потребностям жизни — даже столь неразвитой, какою она была в первой половине XIX столетия. Тем более она оказывалась неудовлетворительной с дальнейшим течением времени, с освобождением крестьян, с другими реформами царствования Александра II, а в особенности с постепенным уничтожением старого натурального хозяйства и заменой его хозяйством промышленным и меновым. Отсталость и, можно сказать, неуместность наших Гражданских Законов давно была поэтому признана и стала общим местом отечественного правосознания.

Ввиду этого в 1882 г. была образована комиссия для выработки проекта нового Гражданского Уложения, уже не связанная действующими законами. После 17-летних работ комиссия начала выпускать в свет выработанный ею проект с объяснениями: сначала в 1899 г. проект обязательственного права, затем в течение дальнейших годов, до 1903-го, остальные части. Проект был разослан в разные судебные, правительственные и ученые учреждения для рассмотрения и затем на основании представленных замечаний был пересмотрен, после чего в 1905 г. была опубликована его вторая (а потом и окончательная, сводная) редакция. Но на этом дело и остановилось. Бурное время 1905-го и следующих годов поставило на очередь более крупные задачи, а затем, когда наступила реакция, проект стал уже казаться слишком реформаторским и мало национальным. Взамен кодекса, правительство вступило на путь частичных поправок, разрозненных новелл, и лишь в 1913 г. был внесен в Государственную Думу проект обязательственного права. Но, разумеется, страна ждет не частичных новелл и не частной кодификации, а полного и цельного, построенного на вполне современных началах гражданского кодекса.

В стороне от кодификационного движения осталась только Англия, гражданское право которой и доныне покоится на бесконечной массе исторически накопившихся судебных прецедентов, разбираться в которых не только гражданам, но и судам, разумеется, чрезвычайно затруднительно.

Как бы то ни было, но XIX век, действительно, как замечает Hede mann, может быть назван веком больших кодификаций. Конец века вернулся к тенденциям своего начала. Но для полной характеристики этого поворота надо заметить еще следующее.

Как было отмечено, реакция против естественного права вызвала в начале XIX века отрицательное отношение ко всякому философскому элементу в юриспруденции. Только историческое и догматическое исследование положительного права признавалось достойным имени научного; все, что выходило за пределы этих позитивных исследований, отметалось как незаконное детище старого естественно-правового направления. Доходило даже до того, что всякая попытка философии права объявлялась «чистейшим шарлатанством».

Однако и здесь жизнь заставила сдвинуться с этой позиции. Как только что было сказано, эволюция XIX века ставила все более и более настойчивые требования, адресованные к законодательству, об активном вмешательстве в сферу социальной борьбы, об урегулировании назревших конфликтов путем издания соответствующих норм. Но для удовлетворения этих требований необходимо было не только изучение положения с точки зрения его истории и с точки зрения его догматики, но и оценка его с точки зрения правовой политики. Жизнь спрашивала не о том, что было, и не о том, что есть, а о том, как должно быть с точки зрения разумного и справедливого.

Долгое время юриспруденция отмахивалась от этих вопросов, считая обсуждение правовых норм с этой точки зрения, с точки зрения de lege fe renda, выходящим за пределы ее задач. Результатом, однако, было только охлаждение общества к юриспруденции и взаимное отчуждение, заставлявшее многих, подобно Штаммлеру, вспоминать изречение Лютера: «Юрист, если он только юрист, жалкая вещь!» Наконец, такое воздержание стало окончательно немыслимым: кодификационные работы, предпринятые во второй половине XIX века, призвали юриспруденцию даже ex offiсio к обсуждению вопросов с точки зрения законодательной политики.

Но никакая разумная и сознательная политика, очевидно, немыслима без предварительного разрешения вопросов о том, в чем же заключаются цели права вообще, где критерий справедливого и разумного. Как бы ни отвечать на эти вопросы, но во всяком случае отвечать необходимо, ибо без такого или иного ответа все наши законодательные построения будут лишены надлежащей телеологической ориентировки. Временами мы можем инстинктивно угадывать общее направление для нашего движения, но необходимую уверенность это последнее может приобрести только тогда, когда неопределенное угадывание будет заменено ясным сознанием. Пока царила вера исторической школы в неизменную разумность правообразования из глубины народного духа, все подобные вопросы могли иметь только чисто теоретическое значение; практически беспокоиться было не о чем: естественное развитие этого народного духа само собою приведет к тому, что в данный исторический момент возможно. Но когда эта вера была подорвана, когда вместо пассивного выжидания общество оказалось призванным к активному правотворению, к борьбе за право, вопросы о том, во имя чего бороться, чего желать, куда идти, приобрели неотвратимое практическое значение.

Примечания:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *