Уголовная ответственность за эвтаназию

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЭВТАНАЗИЮ В РОССИИ

Проведенные нами исследования показывает, что многие годы проблема убийства по просьбе потерпевшего вызывает многочисленные споры среди юристов, медиков, философов и религиозных деятелей.

1 См. Пономарев П. Г. Система наказаний по уголовному законодательству и проблема ее реализации / Развитие теории наказаний в уголовном и уголовно-исполнительном праве. М., 2000. С. 13.

Отношение к намеренному ускорению наступления смерти неизлечимо больного, пусть даже совершенному с целью избавления его от страданий, никогда не было однозначным.

Исторический опыт отдельных государств свидетельствует, что в одних из них эвтаназия не только допускалась, но и поощрялась обществом (Япония, Греция). В то же время в других странах (Германия, Египет, Саудовская Аравия) эвтаназия считалась разновидностью умышленного убийства и строго наказывалась. С распространением современных религий эвтаназия стала совершенно неприемлемой. Христианство, иудаизм и ислам однозначно считают человеческую жизнь священным, божьим даром и осуждают эвтаназию в любом ее воплощении. В соответствии с новыми религиозными принципами и законы стали рассматривать помощь кому бы то ни было в скорейшем наступлении смерти как разновидность убийства со всеми вытекающими юридическими санкциями.

Обострению этого спора в последние годы способствовало развитие медицины: современные медицинские технологии позволяют в течение длительного периода времени поддерживать жизнь даже смертельно больным пациентам.

Между тем следует отметить, что вплоть до XX века проблемами эвтаназии занимался исключительно узкий круг специалистов. И только в 50-е годы XX века эти вопросы все чаще стали включаться в сферу научного и публичного обсуждения. Так, в 1959 г. в Нью-Йорке вопрос об эвтаназии был включен в повестку форума Всемирной медицинской ассоциации, при обсуждении которого медики единогласно осудили любые формы ее проявления. Причем из этого положения не делалось никаких исключений: даже при неизлечимой болезни эвтаназия категорически запрещалась. Более того, в октябре 1987 г. в Мадриде, на ассамблее Всемирной медицинской ассоциации была принята специальная декларация относительно запрета эвтаназии.

В соответствии с законодательством РФ осуществление любой формы эвтаназии признается преступлением. Между тем норма об эвтаназии в УК РФ отсутствует, в связи с чем любое ее проявление квалифицируется как умышленное причинение смерти, т.е. по ст. 105 УК РФ. А наличие мотива сострадания и просьбы больного учитывается лишь как обстоятельство, смягчающее уголовное наказание.

Что касается современной отечественной уголовно-правовой доктрины, то к настоящему моменту существует несколько точек зрения на предмет оценки убийства по просьбе потерпевшего.

Часть специалистов предлагает признать эвтаназию дополнительным обстоятельством, исключающим общественную опасность деяния.

Однако подавляющее большинство криминалистов относят эвтаназию к преступлениям против жизни. Представляется, что истина находится посередине. Признавая эвтаназию преступлением против жизни и квалифицируя по ст. 105 УК РФ, нельзя забывать, что при такой постановке весь спектр принципиально различных действий, направленных на причинение смерти неизлечимо больному в целях избавления от страданий, фактически получает одинаковую квалификацию.

В связи с этим существует настоятельная необходимость в дополнении действующего УК РФ специальной нормой (естественно, носящей привилегированный характер), в которой законодатель дифференцировал бы ответственность за убийство по просьбе потерпевшего в зависимости от источника инициирования и формы ее осуществления.

По пути введения специальной уголовно-правовой нормы пошли законодатели ряда стран, в частности, УК Германии, Польши, Перу, а также некоторых государств — участников СНГ — Азербайджана и Грузии, предусматривает ответственность за убийство по просьбе потерпевшего.

Одна из многочисленных причин отсутствия в УК РФ привилегированной нормы об ответственности за эвтаназию видится в ее запрете Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г., согласно ст. 45 которых «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ».

Аналогичный запрет содержит и текст клятвы врача, утвержденной Федеральным законом от 20 декабря 1999 г. «О внесении изменения в статью 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», где врачу запрещается прибегать к осуществлению эвтаназии.

Вместе с тем, полагаю, что включение предлагаемой нормы в УК РФ снимет некоторые проблемы, возникающие у правоприменителя при квалификации убийства по просьбе потерпевшего.

Но прежде чем вводить в УК РФ предлагаемую норму, предварительно необходимо четко определиться как с самим понятием «эвтаназия», так и с его объективными и субъективными признаками.

Если встать на позицию большинства специалистов в области уголовного права и абстрагироваться от редакционных особенностей существующих определений, то подавляющая их часть под эвтаназией понимает умышленное лишение жизни неизлечимо больного, осуществленное по его просьбе с целью избавления от мучительных страданий.

В принципе соглашаясь с таким определением, нельзя не отметить, что оно не охватывает многие узловые вопросы, характеризующие объективные и субъективные признаки убийства по просьбе потерпевшего.

Как показывает медицинская практика, эвтаназия осуществляется, во-первых, не только с согласия больного, но и помимо его воли. Во-вторых, умышленное лишение жизни больного может быть совершено не только лечащим врачом, но и другими лицами (в частности, родственниками).

В силу этих уточнений полагаю, что в уголовно-правовом смысле под эвтаназией следует понимать умышленное лишение жизни больного, осуществленное врачом или иным, лицом с согласия больного или с согласия его близких, либо по личной инициативе врача или иного лица по мотиву сострадания к больному и с целью его избавления от непрекращающихся мучительных страданий, вызванных неизлечимой болезнью.

Представляется, что такое определение позволит провести четкую грань между убийством по просьбе потерпевшего и другими смежными составами, в том числе и убийством, ответственность за которое предусмотрена ст. 105 УК РФ. В частности, как видно из приведенного примерного определения, водоразделом между эвтаназией и смежными составами являются особенности, во-первых, жертвы посягательства, во-вторых, мотива и, в-третьих, цели, которую преследовал виновный, лишая жизни неизлечимо больного.

Таким образом, потерпевшим от эвтаназии может быть только неизлечимо больной человек, обреченный на медленную и мучительную смерть. Поэтому лишение жизни по просьбе лица, испытывающего физические страдания, не обусловленные болезнью,

неминуемо ведущей к смерти, не может рассматриваться как акт эвтаназии, так как подобные страдания могут быть следствием не только неизлечимой болезни, но и иного болезненного состояния (например, наркотического голода).

В свою очередь мотивом эвтаназии может выступать только сострадание к неизлечимо больному, а целью — избавление больного от мучительных страданий посредством его искусственного умерщвления.

Помимо особенностей жертвы, мотива и цели эвтаназии, ее специфика проявляется и в объективной стороне, равно как и в субъекте преступления.

Как показывает накопленный опыт в рассматриваемой сфере в зависимости от характера действий, направленных на умышленное умерщвление больного, эвтаназия может осуществляться как в активной, так и пассивной форме, как врачем, так и иными лицами, как с согласия больного, так и по инициативе других лиц (например, лечащего врача, родителей).

При этом под активной эвтаназией (так называемый метод «наполненного шприца») мы подразумеваем умышленное причинение неизлечимо больному быстрой и легкой смерти.

Анализ известных фактов эвтаназии показывает, что на практике она может осуществляться и с помощью различных технических средств, при непосредственной помощи и консультации врача (так называемая «инструментарная эвтаназия»).

Активная эвтаназия возможна по инициативе лечащего врача или иных лиц при отсутствии согласия самого больного. Речь идет о тех случаях, когда изнурительная и непереносимая боль лишает больного возможности словесно или жестом просить либо иным образом выразить свое согласие на эвтаназию. Поэтому лечащий врач или иные лица, ясно представляя себе мучительную перспективу протекания у больного неизлечимой болезни, умышленно увеличивают положенную ему дозу инъекции (лекарства) до смертельной (так называемый «шприц милосердия»).

Теперь несколько слов о пассивной форме эвтаназии, получившей название метод «отложенного шприца».

Как показывают исследования, она осуществляется с согласия или без ведома больного посредством воздержания от выполнения лечащим врачом или иным лицом каких-либо действий, необходимых для поддержания жизни больного. Иными

ИЗ

словами, пассивная эвтаназия совершается путем бездействия, т.е. — по просьбе больного или по личной инициативе врач либо иное лицо не оказывает ему медицинскую помощь, необходимую для поддержания жизни.

В настоящее время пассивная эвтаназия законодательно разрешена более, чем в 40 странах мира. Что касается активной формы эвтаназии, то к настоящему моменту единственным государством, где при соблюдении определенных условий получила возможность законного применения активная эвтаназия, стала Голландия, верхняя палата парламента которой 10 апреля 2001 г. утвердила закон, освобождающий от уголовной ответственности врачей, помогающих безнадежно, тяжко страдающим больным уходить из жизни.

Одновременно с парламентскими слушаниями во многих городах страны проходили акции протеста. По мнению противников легализации эвтаназии, даже при государственном одобрении она останется преступлением против человеческой жизни.

Иными словами, проблема реально существует и сегодня настойчиво стучится в дверь законодателя. Поэтому полагаю, что в настоящее время вопросы криминализации/декриминализации эвтаназии, как никогда, заслуживают профессионального обсуждения.

Краткий анализ отдельных аспектов эвтаназии позволяет вычленить по крайней мере три проблемных вопроса, которые ждут своего скорейшего законодательного разрешения.

Во-первых, имеет ли право смертельно больной человек на добровольную и достойную смерть, к примеру, посредством категорического отказа от искусственных мер по поддержанию его жизни?

Во-вторых, какую уголовно-правовую оценку должна получить эвтаназия, если она осуществлена без согласия больного, но в целях избавления его от нестерпимых страданий?

Наконец, в-третьих, как быть с намеренным лишением жизни безнадежно больного в целях избавления его от нестерпимых страданий, осуществляемым по его просьбе близкими?

Вопрос об уголовной ответственности за эвтаназию в России все еще остается открытым.

>Помощь человеку или убийство: что такое эвтаназия и разрешена ли она в России?

Состав преступления

Объектом преступного посягательства при эвтаназии будут жизнь человека, и общественные отношения, возникающие в связи с охраной его жизни.

Внимание! Жизнь даже безнадежно больного человека охраняется законом. Объективная сторона эвтаназии состоит в лишении жизни другого человека.

Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и могущее нести за него уголовную ответственность. В случае эвтаназии субъектом будет любое физическое, вменяемое, достигшее возраста 14 лет лицо.

Врач, родственник, знакомый пациента и любой человек, способствовавший ускорению его смерти, будет являться субъектом преступления. По статье 105 УК РФ уголовная ответственность может наступить для лица, достигшего возраста 14 лет. Субъективная сторона эвтаназии характеризуется отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти неизлечимо больного.

Действующее уголовное законодательство устанавливает, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, действительно виновное в совершении преступления. Если это деяние было совершено умышленно, то есть если человек на момент совершения преступления осознавал, что его действия приведут к смерти потерпевшего, его будут судить за предумышленное убийство. Причем даже в том случае, если потерпевший был безнадежно болен и сам просил о смерти.

Судебные разбирательства в истории

Самыми громкими делами об эвтаназии в судебной практике на территории РФ могут считаться два случая.

Первое судебное разбирательство о неофициальной эвтаназии в России состоялось в 2004 году. Наталья Баранникова из Ростовской области, парализованная после автокатастрофы, попросила ухаживавшую за ней девочку, 14-летнюю Марту Шкерманову, посодействовать в уходе из жизни, предложив ей вознаграждение.

Школьница согласилась и пригласила на помощь свою 17-летнюю подругу Кристину Патрину. Вдвоем девочки по просьбе больной задушили ее веревкой и забрали обещанные за проведение эвтаназии драгоценности.

Через пару дней их задержали и судили за убийство с целью наживы, и в конце декабря 2004 года Кристина получила пять лет тюрьмы, Марта — четыре года. (https://ria.ru/society/20041130/747462.html).

В 2011 году в Московской области бывший офицер полиции Владимир Корсаков получил четыре года условно за то, что задушил свою мать, которая невыносимо страдала от тяжелой формы рака и просила сына убить ее. (https://www.newsru.com/crime/21jun2012/polmurdmomfreepdm.html).

Таких дел в России немного, но всех лиц, способствовавших активной эвтаназии, судили за убийство. Реальные сроки получили не все, во многих случаях, как в примере с офицером полиции, суд ограничился присуждением условного срока.

При совершении пассивной эвтаназии картина другая. Пациент по закону имеет полное право отказаться от врачебной помощи в любом виде. Отказ оформляется соответствующей записью в медицинских документах. Пациент либо его представитель по закону и сам врач должны его подписать.

В этом случае никаких последствий для лиц, способствовавших пассивной эвтаназии, не предполагается. В случае, если отказ будет исходить от родителей ребенка, не достигшего возраста 15 лет, или опекунов недееспособного человека, больница в лице администрации может обратиться в суд для обеспечения защиты пациентов. В реальной практике известных случаев в РФ отключения детей от аппаратов жизнеобеспечения нет.

Убийством человека является не только эвтаназия. Про другие виды преступления можно прочитать в наших статьях:

  • доведение до самоубийства;
  • причинение смерти по неосторожности;
  • убийство ребенка;
  • подстрекательство к преступлению;
  • покушение;
  • убийство человека несовершеннолетним;
  • злодеяние в состоянии алкогольного опьянения.

Российское законодательство об эвтаназии

Подавляющее большинство российских политиков, медицинских авторитетов и священнослужителей разных конфессий — то есть тех, кто формирует общественное мнение по данному вопросу, — говорят эвтаназии твердое «нет».

Отношения врача и пациента в России регулируют «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан». Статья 45 этого документа называется «Запрещение эвтаназии» и гласит буквально следующее: «Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Видим, что данная статья запрещает как активную эвтаназию — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, так и пассивную — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Теперь читаем статью 33 того же документа «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан», которая называется «Отказ от медицинского вмешательства»: «Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ.

При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста 15 лет, либо законных представителей лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц».

Здесь возникает вопрос — в чем принципиальная разница между «просьбой больного об ускорении его смерти прекращением искусственных мер по поддержанию жизни» и «отказом гражданина от медицинского вмешательства или его прекращение», так как первое запрещено статьей 45, а второе в соответствии со статьей 33 абсолютно законно? По моему мнению, разницы-то никакой и нет. Пассивная эвтаназия, несмотря на всю противоречивость «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», законодательно эти документом разрешена в России.

И даже упомянутая 34 статья не может прояснить ситуацию. Там государство заботится только об общественном здоровье: «оказание медицинской помощи (медицинское освидетельствование, госпитализация, наблюдение и изоляция) без согласия граждан или их законных представителей допускается в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, совершивших общественно опасные деяния, на основании и в порядке, установленных законодательством Российской Федерации».

В Этическом кодексе российского врача статья 14 «Врач и право пациента на достойную смерть» гласит: «Эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента по его просьбе, или по просьбе его близких, недопустима, в том числе и в форме пассивной эвтаназии. Под пассивной эвтаназией понимается прекращение лечебных действий у постели умирающего больного».

Итак, российское законодательство об эвтаназии отличается полной противоречивостью. Масла в огонь еще и подливает взгляд на проблему со стороны самих врачей.

Теперь предположим, что в стационар поступает больной с каким-либо неизлечимым заболеванием в критической стадии. Он письменно отказывается от реанимационных мероприятий и врачи, обязанные соблюдать интересы пациента, просто не мешают ему спокойно уйти. Довольны противники эвтаназии — ведь нигде не сказано, что это эвтаназия. Довольны и сторонники — ведь фактически это она самая и была.

А крайними остались врачи и пациенты. Врачи — потому что вынуждены разрываться между своим профессиональным долгом — спасать людей — и требованием строго соблюдать закон (вот только бы понять какой?). Пациенты — потому что оказались незащищенными от возможных нарушений и злоупотреблений в этой непростой области взаимоотношений больницы и больного.

Политика «двойных стандартов» никогда не приносила ничего хорошего, а уж тем более в нашей стране. России, во избежание различных злоупотреблений, необходимо четкое законодательство об эвтаназии. Это не призыв легализовать активную эвтаназию. Ее существование в России — это предмет дискуссий еще не на один десяток лет. Но фактически существующую пассивную «хорошую смерть» просто необходимо оформить более четко и внятно.

В России предлагается узаконить эвтаназию

В среду представители Совета федерации опровергли недавние сообщения в СМИ о готовящемся в недрах палаты законопроекте об эвтаназии. Председатель комитета СФ по социальной политике Валентина Петренко, положившая накануне начало всеобщей дискуссии, заявила, что никакой законопроект о легализации эвтаназии не готовится. «Никакого законопроекта или его концепции у нас нет. Мы просто сейчас работаем над тем, чтобы изучить проблему со всех сторон. Сегодня мы просим высказаться по этому поводу всех: различные медицинские центры, общественные организации, юристов, правовиков», — рассказала Петренко «Интерфаксу».

Однако она не исключила, что законопроект может быть разработан, если последует положительная реакция. «После изучения этого вопроса мы уже придем к выводу, стоит ли дальше продолжить работу либо стоит отказаться. Может быть, мы и откажемся, судя по реакции общества», — сказала Петренко.

Между тем, как сообщили «Газете.Ru» в приемной сенатора, председатель СФ Сергей Миронов отрицательно отнесся к идее разработки законопроекта об эвтаназии.

По его словам, СФ «принципиально» не будет этим заниматься, хотя проблемы с неизлечимыми пациентами существуют. «Сейчас необходимо обеспечивать дорогостоящими лекарствами тяжелобольных людей, строить хосписы», — отметил Миронов. В Совете федерации также считают необходимым создание психологических центров при медицинских учреждениях, где психологи могли бы отговорить пациентов от добровольного ухода из жизни. Кроме того, тяжелые больные должны получать адекватную терапию, способную облегчить им боль и страдания.

Впрочем, сама Петренко считает, что отдельный закон об эвтаназии, которого на сегодняшний день в России не существует, все-таки нужен.

«На этот счет есть разные точки зрения, в том числе и такие, что нечего прятать голову в песок, нужно иметь закон», — говорит Валентина Петренко.

Пока же взаимоотношения неизлечимого пациента, который просит врача убить его, регулируются ст. 105 УК России («Убийство»), а также ст. 45 ФЗ «Об охране здоровья граждан», по которому эвтаназия запрещена. «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни», — говорится в документе. Лицо, которое сознательно побуждает больного к «добровольному» уходу из жизни или осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность.

Не исключено, что в ближайшее время проблема все-таки выйдет на законодательный уровень. Дело в том, что это уже не первая попытка узаконить добровольный уход из жизни неизлечимых больных. В прошлом году новосибирская рабочая группа движения «Российские радикалы» подготовила «рыбу» законопроекта об эвтаназии — и предлагает сенаторам использовать документ в качестве основы, если те действительно хотят узаконить эвтаназию.

«В ближайшие дни, может быть, неделю, мы представим общественности текст нашего законопроекта», — поделился с «Газетой.Ru» планами секретарь движения Николай Храмов.

Координатором группы разработчиков стала выпускница юридического факультета Новосибирского государственного аграрного университета Наталья Троян. «Мы не собираемся ограничиться написанием этого проекта — мы готовимся развернуть самую настоящую гражданскую кампанию «снизу», направленную на преодоление противодействия со стороны клерикальных сил и на принятие этого закона», — рассказала Троян «Газете.Ru».

Защитники эвтаназии ссылаются на данные собственных социологических опросов, согласно которым «хорошую смерть» поддерживают 60% врачей.

По информации ВЦИОМа, за эвтаназию высказываются 58% россиян, против — только 28%.

Чаще всего избавить от невыносимых мучений просят пациенты с неизлечимыми заболевания, летальный исход у которых — дело ближайшего времени. Это онкологические и парализованные больные, часто родственники больных, «растительную» жизнь которых поддерживают аппараты искусственной вентиляции легких. В Нидерландах, Бельгии, Австралии, Израиле и американском штате Орегон, где эвтаназия разрешена юридически, врачи могут выбирать между пассивной и активной эвтаназией. В первом случае медики просто не вмешиваются в течение болезни пациента и не оказывают ему помощь, во втором – вводят ему смертельную дозу препарата, отключают от респираторной системы или диализа.

«Уровень развития медицинской науки в большинстве случаев не позволяет излечивать таких больных, а только немного продлевает их жизнь, жизнь в агонии и адских мучениях. Мы хотим позволить нуждающимся в сострадании и милосердии умереть достойно, оставаясь людьми до последней минуты жизни, — отметила Троян. — Каждые два года число лиц, у которых впервые диагностированы новообразования, увеличивается приблизительно на 80–85 тыс. человек. Диагностирование онкологических заболеваний на ранних этапах развито недостаточно, и врачи часто сталкиваются с запущенными случаями, отсюда и смертельные диагнозы».

Защитники эвтаназии настаивают на соблюдении целого ряда требований до того, как пациента по его воле отправят на тот свет.

«Отказывающийся от жизни» должен написать «отказную» на имя заведующего отделением больницы, эту бумагу должен заверить нотариус не из штата медучреждения. Умирающий не должен иметь заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти, а его дееспособность подтверждает лечащий врач. После этого консилиум врачей при участии комиссии по этике проводит окончательное обследование, единогласно подтверждает, что пациент неизлечим и умрет собственной смертью примерно через полгода, а жизнь его невыносима из-за постоянного болевого синдрома. Здесь есть исключение: если смерть больного не наступит в обозримый период, но развитие болезни несомненно приведет к необратимой деградации личности, эвтаназия также показана.

Разработчики законопроекта ни при каких обстоятельствах не разрешат убивать несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет: заявление на то от него или его родителей юридической силы иметь не будет. Прокурору или суду позволят откладывать решение об эвтаназии ребенка в возрасте 14–18 лет до достижения больным совершеннолетия.

В Лиге защиты прав пациентов легализацию эвтаназии считают не только гуманным, но и христианским шагом при условии, что соблюдается жесткий контроль за врачами, родственниками и самим пациентом.

«Здесь проходит граница этико-религиозных убеждений. Эвтаназия в любом случае будет убийством и тяжелой ношей для того, кто ее осуществит. Но все же нельзя прятать голову в песок и уходить от решения этой проблемы, потому что запретить проще всего. Запрет у нас объясняют с точки зрения христианства и загробной жизни, но и у пациента и у его родственников должен быть выбор. Те, кто стоит за запрет, в итоге оставит больного наедине со своими мучениями, отвернется от него. Вы не представляете, как больно родителям ребенка с гидроцефалией наблюдать его страдания: голова в диаметре 70 см, нет ни слуха, ни зрения. Выбор должен быть», — отметил «Газете.Ru» глава Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский.

Ведь, по словам эксперта, латентная или теневая эвтаназия практикуется уже давно.

Среди акушеров, например, действует негласное правило не спасать новорожденных с маленьким весом или выраженными отклонениями в развитии, ведь ребенок заведомо будет инвалидом. «Спектр умышленного неоказания медицинской помощи очень широк, от отказа в реанимации младенца в роддоме до отключения от системы искусственной вентиляции легких, а это та же эвтаназия», — подчеркнул Саверский.

> Уголовно правовой аспект эвтаназии

Ответственность за эвтаназию по уголовному законодательству зарубежных государств

Ст.3 Конституции Украины гласит, что «человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются…наивысшей социальной ценностью». В свою очередь согласно ст.2 Конституции Российской Федерации «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Предопределив за человеком и его незыблемыми правами первенство в иерархии общественных приоритетов, государство должно не только наполнить его реальным правовым содержанием, но и обеспечить эффективную правовую защиту, что отвечало бы современным европейским стандартам в сфере прав человека. И именно этот принцип вменен в основу деятельности большинства государств СНГ (ст. 12 Конституции Азербайджана, ст.4 Конституции Армении, ст.2 Конституции Беларуси, ст. 7 Конституции Грузии, ст.1 Конституции Казахстана, ст.1 Конституции Молдовы, ст.2 Конституции Российской Федерации, ст.3 Конституции Украины и др.).

Аналогичное «конституционное единодушие» продемонстрировали законодатели стран СНГ, закрепив за человеком его основоположное право — право на жизнь. Основным принципиальным положением такого подхода является не столько то, что право на жизнь было закреплено за человеком на высшем законодательном уровне, сколько то, что конституционно запрещено произвольное лишение человека жизни (ст. ст. 27 Конституции Азербайджана, ст.17 Конституции Армении, ст.24 Конституции Беларуси, ст.15 Конституции Беларуси, ст.15 Конституции Казахстана, ст. 24 Конституции Молдовы, ст.20 Конституции Российской Федерации, ст.27 Конституции Украины и др.).

В Российской Федерации эвтаназия, в какой бы форме она не осуществлялась, запрещена законом. В ст.45 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан говорится о том, что медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Названная статья предусматривает, что лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, «несёт уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

«Лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения РФ, при получении диплома врача дают клятву, текст которой закреплён в ст. 60 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Будущие врачи торжественно клянутся «проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии». Факт дачи клятвы врача удостоверяется его личной подписью в дипломе. В той же статье Основ говорится об ответственности врачей за нарушение данной ими клятвы».

В науке уголовного права России и зарубежных государств проблема эвтаназии нередко рассматривается с уже позиции более широкого понятия — согласия потерпевшего на причинение вреда. Российское уголовное право исходит из того, что такое согласие, по общему правилу, не должно рассматриваться в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния. Поэтому позиция действующего уголовного законодательства России относительно эвтаназии однозначна: это убийство — умышленное, неправомерное лишение жизни другого человека. Мотив сострадания, указанный в перечне привилегирующих обстоятельств, предусмотренных в статье 61 УК Российской федерации, может быть учтён лишь при назначении наказания виновному лицу, но не при квалификации деяния. Убийство по мотиву сострадания квалифицируется по ч.1 ст. 105 УК РФ, т. е. как простое убийство.

Статьи об эвтаназии впервые в национальные УК были включены законодателями Азербайджана и Грузии. Согласно ст. 135 УК Азербайджанской Республики 1999 г., эвтаназия, т. е. удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо средствами или действиями, либо прекращение искусственных мер по поддержанию жизни, наказывается в уголовном порядке. УК Грузии 1999 г. содержит состав «убийства по просьбе жертвы» (ст. 110), понимаемого как убийство по настоятельной просьбе потерпевшего и в соответствии с его подлинной волей, совершённое с целью освобождения умирающего от сильных физических болей».

В некоторых зарубежных государствах убийство по мотиву сострадания, совершённое по просьбе потерпевшего, представляет собой самостоятельный привилегированный вид умышленного причинения смерти. В этих случаях уголовное законодательство предусматривает более мягкое наказание по сравнению с тем, которое назначается за простое или квалифицированное виды убийства. Те государства, в которых предусмотрен привилегированный вид убийства, совершённого по просьбе потерпевшего, как правило, включают в свои уголовные кодексы и составы пособничества самоубийству либо склонения к нему. «К примеру, ч.1 ст.127 УК Республики Болгарии гласит: «Кто каким бы то ни было способом, окажет содействие или склонит другое лицо к самоубийству, и самоубийство или покушение на него последуют, наказывается лишением свободы до трёх лет». Наказание увеличивается до десяти лет лишения свободы, если такое преступление совершено в отношении несовершеннолетнего лица либо лица, о котором виновный знает, что оно не способно руководить своими действиями или не понимает характера и значения совершаемого действия (ч.2 ст. 127). Помощь другому лицу в самоубийстве наказывается в Австрии (§78 УК Австрии) и в Дании (§ 240 УК Дании). В УК Швейцарии установлена уголовная ответственность за пособничество самоубийству, совершённое из корыстных побуждений (ст.115). Согласно УК Польши, тот, кто путём уговоров или оказания помощи доводит человека до покушения на свою жизнь, подлежит наказанию лишением свободы на срок от трёх месяцев до пяти лет (ст. 151)».

Запрет на осуществление эвтаназии предусмотрен также и в ст.38 Закона Республики Беларусь «О здравоохранении», где написано, что медицинским и фармацевтическим работникам запрещается осуществление эвтаназии, которая определена как добровольная, согласованная с врачом смерть неизлечимо больного с помощью специальных обезболивающих средств. Аналогичная норма, запрещающая эвтаназию, содержится и в ст.27 Закона Республики Казахстан «Об охране здоровья граждан в республике Казахстан» В этой же статье говорится о том, что поддерживающая жизнь аппаратура может быть отключена только в случае констатации смерти. Такое всеобщее негативное отношение к легализации эвтаназии на территории стран постсоветского пространства обусловливается не только общностью менталитете, но и осознанной и целеустремленной политикой государств, которая направлена на обеспечение прав личности. Хотя сам по себе запрет, который не обеспечен правовой санкцией, зачастую остается бездеятельным. Ведь среди стран СНГ только в УК Азербайджана (ст.135) и УК Грузии (ст.110) введено уголовное наказание за совершение эвтаназии. Остальные же страны преследуют этот вид общественно-опасного деяние в общем порядке, который предусматривается либо за убийство, либо за неоказание медицинской помощи. В связи с этим я полностью разделяю существующую сегодня в литературе точку зрения о недостаточности уголовной ответственности за осуществление эвтаназии и необходимости ее конкретизации и детализации. Направлением такого усовершенствования могут стать положения ст.150-151 УК Польши, § 216 УК Германии, ст. 112 УК Перу и др.

Так УК Германии предусматривает следующий вид ответственности за эвтаназию: «Если кто-то по настойчивой и серьезной просьбе потерпевшего лишил его жизни, то он подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 5 лет. Покушение наказуемо».

В целом видно, что нашему законодательству предстоит большая работа по регулированию такого рода вопросов. Неоказание внимания проблеме эвтаназии грозит большими правовыми пробелами (по сравнению с Западом) и неправомочием органов в некоторых областях общественных отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *