Насилие опасное для жизни

Совершение деяния с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия

Указанный признак квалифицирует совершение угона (п. «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ) и является криминообразующим признаком насильственного грабежа (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ). При этом, как уже отмечалось, применение насилия в грабеже, по сути, превращает его в самостоятельную форму хищений.

Деяние с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения как признак объективной стороны насильственных грабежа и угона носит сложный характер и включает в себя два обязательных элемента деяния: 1) хищение или угон (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) и 2) насилие или угрозу им. Состав грабежа при этом — это материальный состав; состав угона, даже при наличии насилия или угрозы, — это состав формальный.

Понятие насилия, не опасного для жизни или здоровья, дано в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29: «Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт «г» части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.)».

В силу определенной однородности преступлений, предусмотренных ст. 161 и 166 УК РФ (посягают на один и тот же объект, оба являются корыстными посягательствами и т.д.), понятие насилия, не опасного для жизни или здоровья, должно также определяться и для состава угона. Собственно, это подтверждено ныне в п. 23 постановления Пленума Верховного суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25: «Разъяснить, что под насилием, не опасным для жизни или здоровья, при угоне (пункт «в» части 2 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связыванием рук, применением наручников и т.п.)».

Следует обратить внимание, что насилие в грабеже и угоне не представляет опасности не только для жизни, но и для здоровья потерпевшего.

На практике встречаются следующие разновидности неопасного насилия:

1) удержание потерпевшего;

2) ограничение его свободы другим путем, например путем связывания, помещения в закрытое помещение и др.;

3) сбивание потерпевшего с ног;

4) выкручивание и (или) заламывание потерпевшему рук;

5) применение наручников;

6) применение приемов какой-либо борьбы (например, каратэ, самбо);

7) нанесение потерпевшему отдельных ударов;

8) нанесение ему побоев и др.

Дополнительная квалификация действий виновного по ст. 116 УК РФ не требуется.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью)».

Специфическим видом насилия, не опасного для жизни или здоровья, является применение виновным к потерпевшему вещества, не относящегося к сильнодействующему, ядовитому или одурманивающему, для приведения его в беспомощное состояние, с целью завладения имуществом. Свойства и характер действия веществ могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (п. 23 указанного постановления).

Угроза насилием, не опасным для жизни или здоровья, включает в себя угрозу перечисленными выше видами неопасных насильственных действий. Она должна быть реальной, т.е. у потерпевшего должны быть основания опасаться претворения этой угрозы в действительность. При этом не имеет значения, собирался ли виновный на самом деле осуществить свою угрозу.

Специфический вид угрозы рассмотрен в п. 23 названного выше постановления: в том случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, угроза не может быть признана опасной даже для здоровья, и содеянное квалифицируется как насильственный грабеж (грабеж с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья).

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие и т.п. (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29).

И насилие, и угроза применяются в грабеже с целью изъятия чужого имущества; в угоне — с целью неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Насилие, опасное для жизни, или угроза применения такого насилия как разновидность общественно опасного посягательства при необходимой обороне

Клюев Андрей Александрович, доцент кафедры уголовного права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются сложные моменты подхода к характеристике насилия, опасного для жизни или здоровья, как разновидности общественно опасного посягательства, при котором посягающему может быть причинен любой по характеру вред. Автором даются конкретные рекомендации по отнесению того или иного насилия к опасному для жизни.

Ключевые слова: насилие, опасное для жизни, общественно опасное посягательство, необходимая оборона, причинение вреда.

A.A. Klyuev

Key words: violence dangerous for life, socially dangerous attack, defense, damage.

Для оценки общественно опасного посягательства с точки зрения появления права на необходимую оборону важен факт установления его характера, от которого зависят иные условия правомерности, а в частности, необходимость учета соразмерности причинения вреда посягающему. Если проанализировать ч. 1 и ч. 2 ст. 37 УК РФ, то обнаруживаются две разные по характеру разновидности общественно опасного посягательства — насилие, опасное для жизни (угроза применения данного насилия), и насилие, не опасное для жизни (угроза применения данного насилия).

Первой разновидностью общественно опасного посягательства, при котором возможны ответные действия, выступает насилие, опасное для жизни как самого обороняющегося, так и иных лиц, в интересах которых действует обороняющееся лицо, а также угроза применения такого насилия. При наличии такой разновидности посягательства обороняющемуся может быть причинен любой вред, который признается правомерным. В связи с этим на практике очень важно устанавливать факт наличия именно такой формы посягательства как насилие, опасное для жизни, или угрозы применения такого насилия.

Сам уголовный закон не раскрывает, в чем заключается насилие, опасное для жизни или здоровья, или угроза применения данного насилия. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», разъясняется, что «посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица» (выделено нами. — К.А.А.) <1>. Таким образом, необходимо установить, что посягательство, которое осуществляет виновный, должно представлять реальную, т.е. объективно существующую в момент выполнения посягательства угрозу жизни обороняющегося или защищаемого им лица. При этом в Постановлении указывается на два обстоятельства, которые должны свидетельствовать о таковом:

<1> Российская газета. 2012. 3 октября.

  1. Причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранение в жизненно важный орган). Вероятно, что Пленум Верховного Суда исходил из характеристики опасного для жизни насилия, предусмотренного в ст. 111 УК РФ, и его показателей, определяемых в Приказе Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (с изм. от 21 марта 2011 г.) <2>. Именно последний документ непосредственно и детально регламентирует случаи, когда причиненные физическому лицу повреждения расцениваются как вред, опасный для жизни. В этой части можно констатировать, что Пленум Верховного Суда РФ правильно поступил с точки зрения стабилизации практики, ведь эксперт, который будет оценивать опасность посягательства для обороняющегося, должен будет определять степень тяжести вреда здоровью потерпевшего, именно исходя из требований уголовного закона, так как посягательство должно характеризоваться общественной опасностью, а также противоправностью. Однако возникает вопрос о возможности сопротивления в подобном случае. Причинение насилия, опасного для жизни лица, уже может исключить саму возможность какого-либо противодействия посягательству в силу физической «неполноценности» обороняющегося. Судьи при таком разъяснении ссылаются на отсутствие серьезных повреждений у лица, заявившего об обороне, в связи с чем делают вывод, что право на необходимую оборону отсутствует, и рассматривают такие случаи на общих основаниях. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 17 мая 2013 г. указала: «Доводы осужденного Шаяхметова Р.А. и адвоката Мухаметзянова А.И. о переквалификации действий осужденного на часть 1 статьи 108 УК РФ несостоятельны, поскольку опровергаются как заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении Шаяхметова Р.А., согласно которому у него не выявлены какие-либо телесные повреждения, помимо ссадины в области правого локтевого сустава, так и показаниями свидетелей ФИО38, ФИО40 и показаниями осужденного Шаяхметова Р.А., данными в ходе следствия о том, что после первых ударов по телу ФИО24 пытался убежать, однако Шаяхметов Р.А. дважды его догонял и продолжал наносить удары неустановленным колюще-режущим предметом» <3>.

<2> Российская газета. 2008. 16 мая.
<3> Определение N 22-3559/2013 Верховного суда Республики Татарстан. URL: https://rospravosudie.com/vidprugolovnoe.

На наш взгляд, такие разъяснения приводят к необоснованным приговорам. Одних только объективных признаков наличия общественно опасного посягательства для признания правомерности необходимой обороны недостаточно, при этом такой подход нарушает принцип вины, при которых в совершаемом лицом деянии должны быть установлены и субъективные признаки. Причем именно субъективная составляющая при ее противоречии с объективной пользуется преимуществом. Также необходимо учитывать, что не всегда можно дождаться момента причинения вреда, который по характеру повреждения будет свидетельствовать об опасности для жизни, очевидность которых для самого обороняющегося может и отсутствовать.

  1. Применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.). Такое разъяснение более объективно отражает опасность посягательства, при котором возможна защита с максимально возможными последствиями для посягающего. При этом здесь мы видим два важных момента. Во-первых, это наличие у посягающего какого-либо предмета, применение которого позволяет оценить само посягательство как опасное для жизни и противодействовать его совершению любыми способами. Так, апелляционным приговором 22 апреля 2014 г. Верховного суда Республики Татарстан был обоснованно оправдан Вильданов, которого суд первой инстанции признал виновным в причинении тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. В апелляционном приговоре указывалось, что использование нападающим горлышка разбитой стеклянной бутылки («розочка») свидетельствует о наличии насилия, опасного для жизни или здоровья <4>.

<4> Кассационное определение N 22-2424/2014 Верховного суда Республики Татарстан. URL: https://rospravosudie.com/vidpr-ugolovnoe.

Однако на практике наблюдается разноплановость в определении насилия исходя из предмета, который используется посягающим. Если предмет признается орудием преступления в виде ножа, топора, пистолета, то судебная практика практически всегда признает насилие опасным для жизни. В случаях же применения посягающим иных предметов, которые могут использоваться в качестве оружия, суды не всегда признают это насилием, опасным для жизни.

Для окончательной оценки насилия тогда используется направленность действий посягающего с использованием того или иного средства. Когда предмет не связывается с непосредственным воздействием на жизненно важные органы, то и насилие не признается опасным для жизни, что обусловлено сложностями субъективного отношения как посягающего, так и обороняющегося. Если же какой-либо предмет направленно используется с целью воздействия на жизненно важный орган, то такое посягательство всегда признается опасным для жизни и, соответственно, необходимая оборона признается правомерной, при наличии и иных условий правомерности. Так, судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в Кассационном определении по делу Елизарова А.Ю. указала, что применение потерпевшим бутылки из-под водки представляло собой посягательство на жизнь и здоровье Елизарова А.Ю., и ответные действия последнего осуществлены с целью пресечения общественно опасного посягательства, при котором лицо защищало свою личность <5>.

<5> Кассационное определение N 22-1261/2011 судебной коллегии по уголовным делам Ленинградского областного суда. URL: https://rospravosudie.com/vidpr-ugolovnoe.

Во-вторых, использование таких действий, которые сами по себе и без использования средств представляют угрозу для жизни обороняющегося лица или иного лица, в интересах которого действует обороняющийся. В частности, это может выражаться в интенсивности посягательства, при котором не обязательно используются орудия преступления (нанесение большого числа ударов по разным частям тела, удушение руками, веревкой и др.). Данное условие является достаточно сложным для установления на практике, что очень часто проявляется в неосновательном осуждении обороняющегося. Так, Бийским городским судом Алтайского края Баканов А.В. был осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Баканов А.В. вечером находился на строительной площадке вместе со своей знакомой Ш., где к ним пристал Д., который был в состоянии алкогольного опьянения. Д. начал приставать к Баканову и Ш. Между Бакановым и Д. произошла ссора, в результате которой Д. повалил Баканова и начал его душить. Баканов взял рукой деревянный брус и нанес им несколько ударов по голове Д., от которых последний скончался <6>. В данном случае посягающим не использовались никакие средства, однако сам по себе способ посягательства (удушение) свидетельствует о насилии, опасном для жизни обороняющегося, что не было оценено судом.

<6> Приговор N 1-183/2014 Бийского городского суда Алтайского края. URL: https://rospravosudie.com/vidpr-ugolovnoe.

Следует заметить, что в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ не указывается и то, имеет ли значение реальная возможность причинить смерть обороняющемуся со стороны посягающего, когда последний менее физически силен, имеется разница в поле, возрасте и иных характеристиках (это учитывается при насилии, неопасном для жизни). В связи с этим на практике будут встречаться прямо противоположные решения, при наличии одинаковых обстоятельств причинения вреда. Если исходить из анализа уголовного закона, то для признания необходимой обороны не имеют значения данные характеристики, важен сам факт установления опасности для жизни применяемого посягающим насилия. Верховный Суд РФ данный момент обошел, хотя он и является достаточно сложным. На наш взгляд, эти моменты все же должны быть решены в разъяснениях Верховного Суда РФ.

Уголовный закон не связывает право на необходимую оборону с насилием, опасным для жизни обороняющегося, исходя из характеристики личности посягающего. Достаточно реальности самого факта преступного посягательства, опасного для жизни, на что указывают объективные данные, которые и оцениваются обороняющимся.

По нашему мнению, в ряде случаев все же следует оценивать личность нападающего с точки зрения оценки наличия у этого посягающего реальной возможности причинить смерть. Например, двенадцатилетний подросток нападает на тридцатилетнего физически сильного мужчину, используя нож, которым можно причинить смерть. Обороняющийся в этот момент имеет право на причинение любого по характеру вреда, в том числе и смерти нападающему, причем без ограничения в средствах обороны, хотя предотвратить посягательство вполне возможно и не прибегая к причинению смерти подростку, ведь необходимая оборона является правом лица (ч. 3 ст. 37 УК РФ). Важно лишь, чтобы угроза существовала на момент ответных действий. Такое же положение вполне возможно и в части возможного посягательства, совершаемого женщинами. При этом к оценке таких вопросов следует подходить очень осторожно с учетом не только объективных факторов, но и субъективной составляющей обороняющегося. Ведь вред, причиняемый нападающему, чаще всего является умышленным (как минимум, с косвенным умыслом, когда обороняющийся точно не предвидит конкретных последствий), в связи с чем возможно и осознанное целенаправленное причинение вреда без объективной необходимости.

Следует заметить, что чаще сложности на практике возникают в связи с установлением необходимой обороны, основанием для которой является не само по себе насилие, опасное для жизни со стороны посягающего, а угроза применения такого насилия. На практике как раз угроза насилия является наиболее распространенной. При этом следует учитывать, что при угрозе насилия непосредственно обороняющемуся может и причиняться вред, но он не будет опасным для жизни как таковой, ведь в соответствии с рассмотренными выше случаями нет соответствующих серьезных повреждений как таковых либо непосредственного насилия, создающего условия для лишения жизни обороняющегося. В таких случаях суды должны делать акцент не на самом насилии со стороны посягающего, а на тех возможных неблагоприятных последствиях, которые должны наступить в ближайшее время.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях намерения немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни (демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы) <7>. Такие разъяснения вполне оправданны и отражают объективно возникающие ситуации на практике. Однако суды в подобных случаях очень часто принимают решение о признании превышения пределов необходимой обороны.

<7> Российская газета. 2012. 3 октября.

Первым важным моментом, при котором можно судить о наличии угрозы насилия, опасного для жизни обороняющегося или иных лиц, является высказывание угроз причинить смерть обороняющемуся или иным лицам, в интересах которых действует обороняющийся. Однако одних только угроз причинить смерть самих по себе не достаточно для признания их опасными для жизни без конкретных действий со стороны посягающего, совершенных в подтверждение данного намерения, которые придают угрозе реальность ее исполнения. В связи с этим суды часто не признают насилием, опасным для жизни, высказывание самих по себе угроз причинения смерти. Так, Тихонов нанес несколько ножевых ранений Д. в тот момент, когда Д. взял деревянный брус и со словами «Хочу, чтобы ты издох! Я помогу тебе умереть!» попытался нанести Тихонову удары. Промышленный районный суд г. Курска 3 февраля 2014 г. признал Тихонова виновным в убийстве при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) <8>. Можно было бы согласится с мнением суда, если бы угроза причинения смерти Тихонову не подкреплялась возможностью использования предмета, используемого в качестве оружия. В данном случае суд не учел то обстоятельство, что высказанные намерения причинить смерть Тихонову подкреплялись попыткой использования средств для нанесения повреждений последнему, что давало основание считать посягательство реальным и направленным на причинение смерти Тихонову. Если даже в таких случаях признавать превышение пределов необходимой обороны, то фактически правомерность причинения вреда, при наличии угрозы смерти обороняющегося, вообще должна отсутствовать.

<8> Приговор N 1-50/2014 Промышленного районного суда г. Курска. URL: https://rospravosudie.com/vidpr-ugolovnoe.

На практике встречаются различные варианты высказывания угроз причинения смерти: «я тебя убью», «сейчас ты умрешь», «живым тебе не быть», «я тебе отрежу голову» и др. Для правоприменения важно лишь, чтобы данные угрозы были связаны с такими действиями, при которых обороняющемуся понятен итог предстоящего посягательства — наступление смерти либо самого обороняющегося, либо лиц, в интересах которых он действует. При этом обязательно, чтобы угрозы были объективными и реальными, т.е. связаны с возможностями в реализации угрозы со стороны посягающего.

Вместе с тем на практике могут возникнуть сложности при оценке угрозы, когда из высказанных лицом намерений не ясен конечный итог посягательства. Например, лицо использует фразы «тебе сейчас будет плохо», «сейчас ты поплатишься» и другие. В таком случае следует учитывать второй момент угрозы — подкрепление данной угрозы соответствующими действиями посягающего, как то: демонстрация оружия или предмета, используемых в качестве оружия и иных объективных обстоятельств. Однако здесь определенные предметы еще могут и не связываться с непосредственным воздействием на организм человека, при котором создается вероятность наступления смерти, а лишь возникает вероятность реального применения определенных предметов, например их демонстрация.

Таким образом, характеристика насилия, опасного для жизни, или угроза применения такого насилия как к самому обороняющемуся, так и иным лицам требует детальной оценки всех объективных и субъективных обстоятельств.

Насилие, не опасное и опасное для жизни и здоровья

Для квалификации преступления, сопряженного с насилием, важно определить, является ли насилие опасным для жизни или здоровья. При этом нет необходимости отграничивать физического насилие, опасное для жизни от насилия, представляющего опасность только для здоровья.

Вместе с тем, при назначении наказания такое разграничение имеет существенное значение.

Насилие, не опасное для жизни и здоровья, по своему содержанию не сопряжено с причинением им вреда. Как разъясняется Постановлении Пленума ВС РФ от 22.03.1966г. » О судебной практике по делам о грабеже и разбое». Постановление №31 Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» //Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. №6. С.12.

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои, легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности, а так же другие насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему боли либо ограничением его свободы.

В составе ст.111, УК РФ обязательным признаком является насилие, опасное для жизни и здоровья. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 года «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» Постановление Пленума №31 Верховного Суда РФ от 22 марта 1966г. С.12. под насилием опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности.

Из такого понимания насилия, опасного для жизни и здоровья, исходят и нижестоящие судебные органы.

Несколько иное толкование насилия, опасного для жизни и здоровья, дал Пленум ВС РФ. В Постановлении Пленума №1 Верховного Суда РФ от 27.января.1999г. «О судебной практике по делам об убийстве»Постановление №1 Пленума Верховного Суда от 27 января 1999г. «О судебной практике по делам об убийстве»// Российская газета. 1999г. 3 февраля. указано, что под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать насилие, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреждение без расстройства здоровья либо вообще не причинило ни какого вреда его здоровью, однако в момент причинения создавало реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Разница между приведенными толкованиями насилия состоит в том. Что Постановление Пленума №31 ВС РФ насилие связывает с причинением физического вреда, а Постановление Пленума №1 ВС РФ его исключает и сводит насилие к такому физическому воздействию, которое само по себе представляет лишь реальную возможность причинения вреда жизни и здоровью. Здесь акцент сделан на действие, последствие же вовсе не упоминается. Представляется, что из двух приведенных толкований насилие, опасного для жизни и здоровью, по действующему закону больше соответствует то, которое дано в Постановлении Пленума ВС №1 РФ.

Насилие, опасное для жизни — это такое физическое воздействие на потерпевшего, которое без приостановления приведет к смертельному исходу.

Насилие, опасное для здоровья, имеет место при воздействии на тело человека, которое может привести к расстройству здоровья (подключение к телу электрического тока, ущемление тканей щипцами и т.д.).

Всегда опасным для жизни или здоровья человека является физическое насилие, осуществленное общеопасным способом:

одновременно для многих лиц (взрыв, поджог, крушение поезда);

опасным для любого отдельного человека (применение ядовитых или отравляющих веществ, удушение, сбрасывания человека с высоты).

Таким образом, при установлении степени интенсивности насилия во всех случаях необходимо определить, являлось ли насилие опасным для здоровья и жизни потерпевшего в момент его применения или не являлось таковым.

Для квалификации преступления, сопряженного с насилием, важно определить, является ли насилие опасным для жизни или здоровья. При этом нет необходимости отграничивать физического насилие, опасное для жизни от насилия, представляющего опасность только для здоровья.

Вместе с тем, при назначении наказания такое разграничение имеет существенное значение.

Насилие, не опасное для жизни и здоровья, по своему содержанию не сопряжено с причинением им вреда.

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои, легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности, а так же другие насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему боли либо ограничением его свободы.

Такая же трактовка насилия дана в Постановлении Пленума ВС СССР от 05.09.1986г. «О судебной практике против личной собственности». Одновременно уточняется, что ограничение свободы не должно создавать угрозы для жизни и здоровья. Приведенное понимание насилия, не опасного для жизни и здоровья, разделяется в судебной практике и литературе. Следует вместе с тем отметить, что отграничение свободы само по себе не есть насилие, т.е. физическое воздействие. Например, потерпевший был заперт в комнате, где он находится до совершения против него преступление. Лишение свободы будет сопряжено с насилием, не опасным для жизни и здоровья, если потерпевший с применением силы затолкнули в какое-то помещение, которое было потом заперто.

В составе ст.103, УК РК обязательным признаком является насилие, опасное для жизни и здоровья. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 22 марта 1966 года «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» под насилием опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого телесного повреждения, а также легкого телесного повреждения с кратковременным расстройством здоровья или незначительной стойкой утратой трудоспособности.

Из такого понимания насилия, опасного для жизни и здоровья, исходят и нижестоящие судебные органы.

Насилие, опасное для жизни — это такое физическое воздействие на потерпевшего, которое без приостановления приведет к смертельному исходу .

Характерным в этом отношении является дело К., осужденного за покушение на убийство своей жены. Материалами дела установлено, что К. систематически избивал жену: он избивал ее молотком по голове, причинил ранение теменно-височной части головы; он избивал ее трубой, железной болванкой и наконец пытался убить свою жену, нанеся ей пять ударов молотком по голове, причинив тем самым тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни. По независящим от него причинам преступление было предотвращено.

В данном случае имело место насилие, опасное для жизни. Опасность для жизни может наступить при погружении потерпевшего в воду с головой, при сбрасывании с моста, с высоты и т. п.

Насилие, опасное для здоровья, имеет место при воздействии на тело человека, которое может привести к расстройству здоровья (подключение к телу электрического тока, ущемление тканей щипцами и т.д.).

Всегда опасным для жизни или здоровья человека является физическое насилие, осуществленное общеопасным способом:

  • 1. одновременно для многих лиц (взрыв, поджог, крушение поезда);
  • 2. опасным для любого отдельного человека (применение ядовитых или отравляющих веществ, удушение, сбрасывания человека с высоты).

Таким образом, при установлении степени интенсивности насилия во всех случаях необходимо определить, являлось ли насилие опасным для здоровья и жизни потерпевшего в момент его применения или не являлось таковым.

Вопрос 9. Насилие опасное и неопасное для жизни или здоровья, его значение для квалификации преступлений.

В уголовном праве под насильственными преступлениями понимается – преступления, сопряженные с насилием или угрозой применения насилия.

под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать насилие, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреждение без расстройства здоровья либо вообще не причинило ни какого вреда его здоровью, однако в момент причинения создавало реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Насилие, опасное для жизни – это такое физическое воздействие на потерпевшего, которое без приостановления приведет к смертельному исходу.

Всегда опасным для жизни или здоровья человека является физическое насилие, осуществленное общеопасным способом:

1) одновременно для многих лиц (взрыв, поджог, крушение поезда);

2) опасным для любого отдельного человека (применение ядовитых или отравляющих веществ, удушение, сбрасывания человека с высоты).

– насилие, не опасное для жизни или здоровья, – это совершенное с прямым умыслом посягательство на физическую неприкосновенность человека и (или) на преступления, предусмотренные ст. ст. 116, 117 УК РФ (без прямого умысла на причинение вреда здоровью), в целях хищения;

– насилие, опасное для жизни или здоровья, – это совершаемое с прямым умыслом посягательство на преступления, предусмотренные ст. ст. 112, 115, 117 УК РФ (с прямым умыслом на причинение вреда здоровью), в тех же целях;

– насилие – это совершенное с прямым умыслом посягательство на неприкосновенность человека путем входящих в его содержание форм физического принуждения или на преступления, предусмотренные ст. ст. 112, 115, 116 и 117 УК РФ, в целях изъятия чужого имущества, приобретения права на него или вынуждения к иным действиям имущественного характера.

Вопрос 10. Причинение смерти по неосторожности и его отличие от других преступлений, повлекших смерть по неосторожности

Непосредственным объектом этого преступления является жизнь человека.

Объективная сторона состоит из трех элементов:

1) деяния, которое может быть в форме действия или бездействия, направленного на лишение жизни другого лица;

2) общественно опасных последствий в виде смерти;

3) причинной связи между деянием и наступившими последствиями.

По конструкции состав преступления материальный, т. е. признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего.

Субъективная сторона – вина в форме неосторожности. Неосторожность может быть в виде легкомыслия, когда лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) в виде смерти другого лица, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Квалифицирующими обстоятельствами являются:

– причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ) – под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновным понимается поведение лица, в полной мере или частично не соответствующее официальным предписаниям, требованиям, предъявляемым к нему при выполнении профессиональных функций.

Если в УК РФ существует специальная норма, предусматривающая ответственность за причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей, применению подлежит эта норма, а не ст. 109;

– причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3 ст. 109 УК РФ).

Понятие насилия, опасного для жизни или здоровья

насилие хищение потерпевший

В составе ст. 162, УК РФ объективная сторона разбоя выражается в нападении на потерпевшего, сопровождающемся физическим или психическим насилием, опасным для жизни или здоровья, и направленном на завладение чужим имуществом. Нападение в отличие от грабежа может носить как открытый, так и тайный характер, т.е. разбойное нападение, может быть совершено и незаметно для потерпевшего. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 (в ред. от 23 декабря 2010 г.) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // СПС «Консультант Плюс». под насилием опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Несколько иное толкование насилия, опасного для жизни и здоровья, дал Пленум ВС РФ. В Постановлении Пленума №1 Верховного Суда РФ от

27 января 1999г. «О судебной практике по делам об убийстве» Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // СПС «Консультант Плюс». указано, что под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать насилие, которое причинило потерпевшему легкое телесное повреждение без расстройства здоровья либо вообще не причинило ни какого вреда его здоровью, однако в момент причинения создавало реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Разница между приведенными толкованиями насилия состоит в том, что Постановление Пленума № 29 ВС РФ насилие связывает с причинением физического вреда, а Постановление Пленума № 1 ВС РФ его исключает и сводит насилие к такому физическому воздействию, которое само по себе представляет лишь реальную возможность причинения вреда жизни и здоровью. Здесь акцент сделан на действие, последствие же вовсе не упоминается. Представляется, что из двух приведенных толкований насилие, опасного для жизни и здоровью, по действующему закону больше соответствует то, которое дано в Постановлении Пленума ВС №1 РФ.

Насилие, опасное для жизни — это такое физическое воздействие на потерпевшего, которое без приостановления приведет к смертельному исходу.

Характерным в этом отношении является дело К., осужденного за покушение на убийство своей жены. Материалами дела установлено, что К. систематически избивал жену: он избивал ее молотком по голове, причинил ранение теменно-височной части головы; он избивал ее трубой, железной болванкой и наконец, пытался убить свою жену, нанеся ей, пять ударов молотком по голове, причинив тем самым тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни. По независящим от него причинам преступление было предотвращено «Обзор судебной практики по уголовным делам за май 2009 года (подготовлен Белгородским областным судом)» // СПС «Консультант Плюс»..

В данном случае имело место насилие, опасное для жизни. Опасность для жизни может наступить при погружении потерпевшего в воду с головой, при сбрасывании с моста, с высоты и т. п.

Насилие, опасное для здоровья, имеет место при воздействии на тело человека, которое может привести к расстройству здоровья (подключение к телу электрического тока, ущемление тканей щипцами и т.д.).

Всегда опасным для жизни или здоровья человека является физическое насилие, осуществленное общеопасным способом:

  • 1) одновременно для многих лиц (взрыв, поджог, крушение поезда);
  • 2) опасным для любого отдельного человека (применение ядовитых или отравляющих веществ, удушение, сбрасывания человека с высоты).

Таким образом, при установлении степени интенсивности насилия во всех случаях необходимо определить, являлось ли насилие опасным для здоровья и жизни потерпевшего в момент его применения или не являлось таковым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *