Оценочные понятия в уголовном законе

Понятие и характерные черты оценочных признаков в уголовном законодательстве

В теории уголовного права не существует единого мнения об определении оценочных признаков уголовного закона, а их использование в уголовном законодательстве является предметом таких жарких и нескончаемых дискуссий, каких, не встретишь ни в какой другой юридической отрасли. Данный факт связан с наибольшей суровостью уголовного права по сравнению с другими отраслями и с требованием четкого и неукоснительного следования уголовному закону.

Осветим некоторые имеющиеся в уголовно-правовой литературе позиции относительно определения интересующей нас разновидности уголовно-правовых понятий.

В.Н. Кудрявцев считает, что оценочными являются признаки, содержание которых «в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон, с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела» См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 134..

Я.М. Брайнин называет оценочные понятия понятиями, «не конкретизированными законодателем и уточняемыми органом, применяющим закон» См.: Крайний Я.М. Уголовный чакон и его применение. М, 1967. С. 63..

М.И. Ковалев указывает, что оценочные элементы — это «постулаты, позволяющие привносить в них разные суждения в зависимости от позиции интерпретатора» См.: Ковалев М.И. Оптимальное соотношение формального и оценочного в уголовном законе // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 70..

А.В. Наумов пишет, что оценочные понятия — это «те признаки состава преступления, которые определяются не законом или иным нормативно-правовым актом, а правосознанием лица, которое применяет соответствующую норму, исходя из конкретных обстоятельств дела» См.: Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. Волгофад, 1973. С. 97..

В.В. Питецкий относит к числу оценочных признаки, «которые дают возможность законодателю включать в область правового регулирования большое количество явлений, предметов, состояний, отличающихся различными эмпирическими свойствами, и содержание которых в большинстве случаев устанавливается с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела и в значительной степени определяется правосознанием правоприменителя» См.: Питецкий В.В. Конкретизация оценочных признаков уголовного законодательства //Советская юстиция. 1991. №2. С. 12..

С.Д. Шапченко определяет оценочные понятия права как «понятия-общие представления, используемые законодателем для непосредственного выражения социальной значимости в праве и вносящие тем самым в правовые нормы оценочный момент, в результате чего применение этих норм предполагает возможность самостоятельной оценки конкретного случая со стороны правоприменителей и осуществлении на ее основе индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений» См.: Шапченко С.Д. Оценочные признаки в составах конкретных преступлений: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. Киев, 1988. С. 12..

Н.Ф. Кузнецова отмечает, что оценочными являются понятия, которые «представлены в диспозициях норм обобщенно и поэтому при квалификации требуют конкретизации в зависимости от места, времени, обстановки и других обстоятельств совершения данного деяния» См.: Российское уголовное право: Курс лекций. Т. Ш. Преступления против личности / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000. С. 21..

Н.А. Лопашенко пишет, что «оценочная категория — это категория, которая не определяется в уголовном законе, и в принципе допускает различные варианты ее толкования» См.: Лопашенко И.А. Еще pay об оценочных категориях в законодательных формулировках преступлений в сфере экономической деятельности // Уголовное право. 2002 № 2. С. 42. .

Т.А. Лесниевски-Костарева указывает, что оценочные признаки «получают реальное значение лишь в процессе толкования их правоприменителем, позволяют сохранить стабильность закона при динамизме, изменчивости регулируемых законом общественных отношений» См.: Уголовное право: Словарь-справочник / Автор-составитель Т.А. Лесниевски-Костарева. М., 2000. С. 298-299..

Е.В. Ильюк считает, что при недостаточности признаков, уточняющих и конкретизирующих оценочное понятие, «их добавляет орган «толкования»» См.: Ильюк Е.В. Законодательная техника построения диспозиции статьи уголовного закона: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1989. С. 15..

М.Г. Стоякин пишет, что оценочными признаками являются те, содержание которых определяется путем привязки к конкретным социальным ситуациям и применение которых влечет необходимость привлечения дополнительных оснований для юридической квалификации См.: Стоякин М.А. Дополнительные основания юридической квалификации правонарушений // Правоведение. 1993. № 1. С. 92-93..

А.А. Малиновский отмечает, что оценочное понятие — это «обобщение явлений и процессов правовой действительности, которое фиксируется в законодательстве посредством указания лишь наиболее общих признаков явления или процесса. Специфичные, частные признаки оценочного понятия в законодательстве отсутствуют и выявляются как посредством толкования правовой нормы, так и путем различного рода разъяснений и уточнений, даваемых судебной практикой и подзаконными актами» См.: Малиновский А.А. Оценочные понятия в законодательстве // Законотворческая техника современной России… С. 268..

С.И. Вильнянский называет оценочными понятиями те, которые предоставляют органу, применяющему закон, «возможность свободной оценки фактов с учетом индивидуальных особенностей» См.: Вильнянский С.И. Применение норм советскою права // Ученые записки Харьковского юрид. ин-та. Харьков, 1956. Вып. 7. С. 13-14. Как свидетельствует юридическая литература, впервые термин «оценочный признак» был употреблен именно С.И. Вильнянским..

Т.В. Кашанина предлагает следующую их определение: «…выраженное в норме права положение (предписание), в котором закрепляются наиболее общие признаки, свойства, качества, связи и отношения разнообразных предметов, явлений …, детально не разъясняемое законодателем с тем, чтобы оно конкретизировалось путем оценки в процессе применения права и позволяло осуществлять в пределах зафиксированной в нем общности индивидуальную под нормативную регламентацию общественных отношений» См.: Кашанина Т. В. Оценочные понятия в советском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1974, С. 8..

М.И. Бару пишет, что оценочные понятия — это «особый способ выражения воли законодателем, создающий условия для сближения правосозидательной и правоприменительной практики» См.: Бару М.И. Оценочные понятия в трудовом законодательстве // Советское государство и право. 1970. № 7. С. 104..

В.Е. Жеребкин говорит об оценочных понятиях как «неопределяемых в законе, теории или судебной практике терминах правовой науки» См.: Жеребкин В.Е. Содержание понятий права (логико-юридический анализ): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Харьков, 1980. С. 26..

В.В. Игнатенко определяет оценочные понятия следующим образом: «…это частично или совсем неопределяемые в тексте законов или иных нормативных актов понятия права, конкретизация которых осуществляется правоприменителем в рамках конкретной ситуации на основе некоторой степени усмотрения» См.: Игнатенко В.В. Оценочные понятия в законодательстве об административной ответственности: Дис. … канд. юрод, наук, Свердловск, 1989. С. 12..

Е.В. Кобзевой в 2004 году проведено социологическое исследование по определению понятия «оценочные признаки».

В качестве возможных вариантов ответа на вопрос: «Что такое оценочные признаки?» респондентам предлагались определения понятия оценочных признаков, сформулированные С.И. Вильнянским, М.И. Бару, А.В. Наумовым, М.И. Ковалевым, В.Е. Жеребкиным, В.В. Питецким, М.Г. Стоякиным Речь идет о дефинициях авторов, приведенных ранее..

По результатам проведенного исследования лидерство среди всех вариантов ответов обнаружили определение В.В. Питецкого (с его определением, как наиболее точно отражающим сущность оценочных признаков, согласились 37 опрошенных, или 30,1 % от всего количества респондентов Среди них: А.С. Горелик, Э.Н. Жевлаков, Л.Л. Кругликов, Э.С. Тенчов, М.Л. Прохорова, П.С. Яни, И.Я. Козаченко, П.П. Андрушко (Украина), А.В, Пашковская, М.Б. Кострова, В.Ф. Иванов, А.Г, Корчагин, В.П. Коняхин, Т.Д. Устинова, М.В. Феоктистов и др.) и А.В. Наумова (30 опрошенных, или 24,4 % Напр., А.П. Дьяченко, Л.В. Иногамова-Хегай, Н.П. Иваник, Б.М. Леонтьев, Н.И. Пикурое, А.Д. Прошляков, Л.И. Романова, A.M. Костенко н А.А. Музыка (Украина), И.М. Тяжкова, С.Г. Дзиконская, В.И. Тютюгин и др.). При этом нужно отметить точное замечание, сделанное в анкете Г.Н. Борзенковым, которое обосновывает причины практически одинаковой популярности определений названных авторов. Г.Н. Борзенков указал на различный содержательный характер этих дефиниций: «Из «формальных» определений вполне приемлемо определение А.В. Наумова. Следовало бы уточнить, что, применяя оценочный признак, субъект ориентируется не только на собственное представление, но и на сложившуюся практику правоприменительной деятельности. Из «материальных» определений наиболее полным является определение В.В. Питецкого».

Следующими по популярности стали определения С.И. Вильнянского (его определение одобряют 14 человек, или 11,4 % от общего количества респондентов Среди них: Б.В. Волженкин, А.Ф. Сизый, С.А. Ефремов (Украина), Ю.А. Гладышев, А.В. Нечепурнов и др.) и М.Г. Стоякина (его поддержали 15 опрошенных, или 12,2 % Напр., В.И. Борисов и В.А. Навроцкий (Украина), Н.Ф. Кузнецова, В.П, Малков, Ю.И. Голик, А.П. Кузнецов, доценты Т.В. Кондрашова, С.В. Изосимов, С.Д. Шапченко (Украина) и др.). Не остались без внимания и определения М.И. Бару (с ним согласились 9 опрошенных, или 7,3 % Среди них; В.М. Анисимков, А.И. Марцев, С.Н, Сабанин, Т.И. Ваулина, Ю.А. Афиногенов, В.Н. Андреева и др.), М.И. Ковалева (9 опрошенных, или 7,3 % Среди них: Ю.И. Бытко, А.И. Коробеев, А.И. Рарог, B.C. Устинов, В.Г. Ившин и др.) и В.Е. Жеребкина (5 опрошенных, или 4,1 % Напр, B.C. Комиссаров, Г.О. Петрова.).

Проведенный опрос относительно понимания сущности оценочных признаков с абсолютной точностью подтвердил предположения о том, что в науке не существует единого представления о юридической природе и свойствах, присущих указанной разновидности правовых понятий. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что восемнадцатью авторами заполненных анкет (14,6 % от общего количества респондентов) было дано собственное определение оценочных понятий уголовного закона. Так, например, А.Э. Жалинский отмечает: «Любой признак в законе является оценочным (с позиций законодателя); в узком смысле — оценочный — это признак, применение которого осуществляется на основе и в рамках судейского усмотрения». А.П. Чугаев рассматривает оценочные признаки как те, «содержание которых определяется в соответствии с задачами и принципами уголовного закона при учете правоприменителем конкретных обстоятельств совершенного деяния».

Н.И. Мельник относит к ним «те, определение которых в законе в силу определенных причин (их разнообразия, особого характера в различных ситуациях) представляется невозможным и которые требуют своего определения в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств дела». Н.П. Мелешко сравнивает оценочные признаки с «принципами, которыми должны руководствоваться правосоздатели, правоисполнители, правоохранители и правоприменители» в процессе осуществляемой ими деятельности. Оценочные признаки — это те, пишет П.Н. Панченко, которые «оцениваются не только и даже не столько с позиций закона, сколько с учетом устойчивых тенденций его применения.

Преобразовать все оценочные признаки в формализованные невозможно, но стремиться к этому надо». В отличие от него СВ. Векленко отмечает необходимость первостепенного учета правоприменителями не сложившихся в практике особенностей применения соответствующих уголовно-правовых норм, а «четких критериев, разработанных наукой». По мнению О.А. Семухина, оценочные признаки — это признаки «однозначно понимаемые всеми участниками уголовно-правовых отношений основанные на сущности явления и закрепленные в нормативно-правовом акте (уголовном законе)». Интересным представляется и определение А.В. Кайшева. Он понимает оценочные признаки как «меру определенности в уголовном законе юридического термина, исходя из которой последний конкретизируется субъектом правоприменительной деятельности в каждом конкретном случае с учетом внутреннего убеждения и уровня личного правосознания».

Необходимо вместе с тем отметить, что в ходе заполнения анкет учеными высказывалась и принципиальная невозможность согласиться ни с одним из приведенных вариантов определений оценочных признаков. Так, например, В.В. Лунеев указывает на неприемлемость всех предложенных определений: «Оценочных признаков должно быть минимум и только в тех случаях, когда без них нельзя обойтись, но и в этом случае они должны быть как-то описаны в законе. Дискреции должны быть сведены к минимуму (Аристотель)». Близко этому мнению мнение Ю.В. Баулина, отмечающего, что «предложенные определения противоречат принципу, в соответствии с которым обязанностью законодателя является установление четких, ясных и однозначных границ преступного» В то же время из предложенных вариантов ответа Ю.В. Баулин предпочтительным назвал определение М.И. Бару, хотя и отметил, что «это лишь приближение к выяснению сущности оценочных признаков»..

Наконец, многие респонденты, отвечая на вопрос о сущности оценочных признаков, выбрали сразу несколько вариантов ответов Напр., Н.Г. Иванов, И.Э. Звечаровский. М.П. Мелентьев и др..

В результате отсутствия общего подхода к пониманию оценочных признаков уголовного закона разные исследователи относят к ним самые различные уголовно-правовые понятия. Подобное положение дел совершенно недопустимо, т. к. в задачу науки, прежде всего, входит обеспечение единообразия в практике применения уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки. Между тем указанная задача не может быть выполнена без четкого и недвусмысленного определения понятия самих оценочных признаков.

Основываясь на предварительном анализе приведенных дефиниций, Е.В. Кобзева пришла к выводу о необходимости разработки материально-формального определения оценочных признаков уголовного закона. Подобное определение будет иметь важное научное значение, т. к. позволит выразить, с одной стороны, внутренние содержательные свойства оценочных признаков, а с другой — особенности внешней реализации этих свойств.

Одним из наиболее удачных определений оценочных признаков, на взгляд дипломанта, уголовного закона является определение, сформулированное Е.В. Кобзевой. Под оценочными понятиями она понимает неконкретизированные в законе или ином нормативно-правовом акте уголовно-правовые понятия, призванные отражать не предмет в его целостности, а свойства или отношения этого предмета.

В своем исследовании она объясняет причины «невключения» в материальную часть определения оценочных признаков уголовного закона таких сущностных свойств оценочных уголовно-правовых понятий, как незамкнутость структуры содержания и охват объемом понятия множества значимых для уголовного права явлений См: Кобзева Е.В. Оценочные признаки в уголовном законодательстве. Саратов, 2004. С. 94.. Будучи тесно связанными между собой, данные характерные черты оценочных понятий уголовного законодательства находят свое реальное выражение лишь в рамках конкретной правоприменительной ситуации. Незамкнутость структуры содержания оценочного понятия выражается, главным образом, в том, что в содержании понятия зафиксированы лишь наиболее общие, характеризующие его сущность, свойства.

В подобной ситуации всегда сохраняется возможность включения в это содержание нового, не известного ранее, признака. Отсутствие четко фиксированной структуры содержания оценочного понятия и ограничение его указанием лишь на типичные признаки значимых для уголовного права явлений ведут, в свою очередь, к неточности объема этого понятия и к повышению уровня обобщения в нем различных уголовно-правовых явлений. Основная сущность этих логических категорий заключается в том, что содержание и объем оценочного уголовно-правового понятия выясняются и уточняются применительно к конкретному уголовно-правовому факту.

Поэтому, выражая оценочный признак обобщенной формулой, законодатель тем самым сознательно предоставляет возможность ее самостоятельной детализации лицу, применяющему соответствующую уголовно-правовую норму в рамках конкретных обстоятельств уголовного дела. Несмотря на материальный характер рассматриваемых свойств оценочных уголовно-правовых понятий, реальную форму своего выражения они получают только в процессе непосредственного уголовного правоприменения. Поэтому, целесообразно (хотя бы в целях предотвращения громоздкости определения) заложить данные содержательные характеристики в основу формальной части определения оценочных признаков уголовного закона.

Итак, характерными чертами оценочных признаков уголовного закона (с позиции материального определения) являются:

1. Неконкретизированность в законе или ином нормативно-правовом акте Данная особенность оценочных признаков, по мнению Е.В. Кобзевой, признается и выделяется многими учеными. См.. напр., прицеленные ранее определения А.В. Наумова, Я.М. Брайнин, Н.А. Лопашенко, А.А. Малиновского, В.В. Игнатенко. B.E. Жеребкин также указывает на неопределенность оценочных признаков, но связывает ее не только с законом, но и с теорией и судебной практикой. Подобное понимание оценочных признаков, с нашей точки зрения, неверно, т. к. позволяет не просто трактовать их слишком широко, но и искажает их истинную сущность, смешивая с другими проблемами теории и правоприменительной практики..

Данная содержательная черта оценочных признаков уголовного закона выделена на основе уточнения такого признака оценочных уголовно-правовых понятий, как относительная определенность. Совпадая по существу, указанные характеристики различаются лишь в области своего применения Если относительная определенность имеет больше теоретический характер, то неконкретизированность в законе отражает исключительно законодательную природу соответствующего явления..

Содержание оценочных признаков, будучи неопределенным в законе, устанавливается непосредственно в процессе уголовного правоприменения. При этом не имеет никакого значения степень такой неопределенности — в законе могут как отсутствовать все образующие содержание оценочного понятия признаки (например, тяжкие последствия (ст. 224, 273, 284 УК РФ), так и предусматриваться некоторые детализирующие, но неисчерпывающие их содержание свойства (например, иные действия сексуального характера (ст. 132-133 УК РФ)). Оценочность конкретного уголовно-правового признака может быть устранена не только самим уголовным законом, но и иными нормативно-правовыми актами России (включая документы ведомственного характера) К их числу можно, например, отнести упоминавшиеся ранее Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, конкретизирующие содержание понятий легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью (ст. 111, 112, 115 УК РФ).. В связи с этим далеко не бесспорным представляется отнесение А.И. Траховым к числу оценочных признаков злостности уклонения от отбывания некоторых видов наказания (ст. 49, 50, 53 УК РФ) См.: Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике. Майкоп. 2001. С 46.. Уголовно-исполнительный кодекс РФ дал исчерпывающий перечень нарушений порядка и условий отбывания наказаний, которые делают уклонение злостным (ст. 30, 46, 58), и устранил, тем самым, оценочность соответствующих понятий.

2. Отражение не предмета в его целостности, а свойств или отношений этого предмета.

Отражение не предмета в его целостности, а свойств или отношений этого предмета. Одной из проблем, возникающих в связи с изучением оценочных признаков, является необходимость их разграничения со схожими (по некоторым внешним и внутренним характеристикам) правовыми понятиями и, в частности, с теми, некоторые свойства которых выражены при помощи оценочных признаков (например, разбой Его сущностным признаком является насилие, опасное для жизни или здоровья.). Рассматриваемая характерная черта как раз и способствует решению этой проблемы, т.к. оценочность присуща не предмету в его целостности, а свойствам или отношениям этого предмета. Например, оценочным будет не понятие истязание (ст. 117 УК РФ) как отражающее предмет в его целостности, а понятия, характеризующие свойства этого предмета, т.е. физический, психический характер страданий, систематичность нанесения побоев и др.

С позиций материального определения оценочные признаки уголовного закона представляют собой не конкретизированные в законе или ином нормативно-правовом акте уголовно-правовые понятия, призванные отражать не предмет в его целостности, а свойства или отношения этого предмета.

Формальная часть дефиниции (точных научных определений) оценочных признаков должна состоять, по мнению ученых, из указания на то, что содержание устанавливается лицами, применяющими уголовно-правовую норму, на основе конкретных обстоятельств дела.

Отличительной особенностью применения уголовно-правовых норм, закрепляющих оценочные признаки, является то, что окончательный вывод о содержании последних делается на основе изучения фактических обстоятельств дела. Именно условия конкретной уголовно-правовой ситуации позволяют определить область поиска критериев оценок, от верного установления которых зависит и эффективность применения норм, содержащих соответствующие оценочные признаки. В ходе проведения социологических исследований Е.В. Кобзевой исследовался вопрос об основе уяснения содержания оценочного признака. Результатами ответа на него стало то, что 152 практических работника (58, 91%) и 53 научных деятеля (41,41%, например, B.C. Комиссаров, А.С. Горелик, И.Я. Козаченко, Т.Г. Поняговская, П.С. Яни, Г.В. Верина, В.Г. Ившин, Т.М. Явчуновская) признали в качестве такой основы привязку нормы, содержащей оценочный признак, к обстоятельствам конкретного уголовного дела.

Кроме того, выделенное формальное свойство оценочных признаков уголовного закона — установление его содержания лицами, применяющими уголовно-правовую норму, на основе конкретных обстоятельств дела — олицетворяет сочетание субъективного и объективного начал процесса толкования «оценочной» уголовно-правовой нормы. Субъективность связывается с интерпретаторскими способностями конкретного правоприменителя: конкретизируя оценочный признак, он вначале выясняет образующие его содержание признаки, а затем уточняет их применительно к конкретному факту В этом находят выражение незамкнутость структуры содержания и охват объемом оценочного понятия множества правозначимых явлений.. Этот факт и является тем объективным обстоятельством, которое уравновешивает субъективное начало, ограничивает сферу его реализации.

Некоторые ученые, давая определение оценочным понятиям, указывают, что большую роль в установлении содержания оценочного признака играет правосознание конкретного правоприменителя См. определения В.Ц. Кудрявцева, А.В. Наумова, В.В. Питецкого.. Именно правосознание часто дает критерии для раскрытия смысла оценочных выражений, однако не нужно выделять его в качестве специфического свойства оценочных признаков по двум причинам: во-первых, правосознание имеет весомое значение и при применении других, «неоценочных», норм; во-вторых, указание на него может породить сомнения в том, что оно является единственной основой установления содержания оценочного признака, хотя это далеко не так.

Таким образом, объединив сформулированные материальную и формальную части определения, некоторые ученые пришли к выводу, что под оценочными признаками уголовного закона следует понимать неконкретишрованные в законе или ином нормативно-правовом уголовно-правовые понятия, призванные отражать не предмет «его целостности, а свойства или отношения этого предмета, содержание которых устанавливается лицом, применяющим уголовно-правовую норму, на основе конкретных обстоятельств уголовного дела».

Косарев М.Н. и др.. Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений: учебник. — Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России,2017. — 338 с.. 2017

В учебнике рассматриваются теоретические основы уголовно-правовой оценки дея­ний, дается толкование признаков составов отдельных видов преступлений, анализируются проблемные вопросы их квалификации. Издание предназначено для курсантов и слушателей, а также адъюнктов и преподава­телей образовательных организаций МВД России.

Глава 1. Понятие и виды квалификации преступлений. Процесс квалификации. Юридическое значение квалификации преступлений Глава 2. Вопросы квалификации преступлений против жизни и здоровья ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРИВИЛЕГИРОВАННЫХ ВИДОВ УБИЙСТВ Глава 3. Вопросы квалификации преступлений против свободы, чести и достоинства личности Глава 4. Вопросы квалификации преступлений против собственности Глава 5. Вопросы квалификации преступлений против общественной безопасности ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ ОРУЖИЯ, БОЕПРИПАСОВ, ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ И ВЗРЫВНЫХ УСТРОЙСТВ

Книги и учебники по дисциплине Уголовное право России:

  1. Зокина Анна Михайловна. Уголовно-правовое противодействие преступлениям, связанным с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств: зарубежный опыт; вопросы совершенствования российского законодательства. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2019 — 2019 год
  2. Архенгольц Илона Аркадьевна. СУДИМОСТЬ И ЕЕ ОБЩЕПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2018 — 2018 год
  3. ТАСАКОВ Владимир Сергеевич. ОСНОВАНИЯ СМЯГЧЕНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Чебоксары — 2018 — 2018 год
  4. ЯШИН Андрей Владимирович. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов —2018 — 2018 год
  5. Попова Ирина Юрьевна. Совершение сделок в обход закона и его последствия в гражданском праве России и США. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2018 — 2018 год
  6. Тит Александр Александрович. УСЛОВНО — ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2018 — 2018 год
  7. МУСЬЯЛ Ирина Александровна. ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ МОШЕННИЧЕСТВА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Курск-2018 — 2018 год
  8. Бахметьев Павел Владимирович. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ СВОБОДЫ СОВЕСТИ И ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Краснодар, 2017 — 2017 год
  9. БАЦИН ИВАН ВИКТОРОВИЧ. ИНСТИТУТ КОНКУРЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАК ОБЪЕКТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Чебоксары — 2017 — 2017 год
  10. Дударенко Вероника Викторовна. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПРОВОКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени. Екатеринбург — 2017 — 2017 год
  11. Муравьев К. В.. Меры процессуального принуждения — особые средства уголовно-правового воздействия: доктрина, применение, опти­мизация : монография. — Омск : Омская академия МВД России,2017. — 228 с. — 2017 год
  12. САПАРБАЕВ Данияр Сарсембекович. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ: ТЕОРЕТИКО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород — 2017 — 2017 год
  13. Зарубин, А. В.. Незаконный оборот имущества, приобретенного преступным путем: уголовно-правовая характеристика : учебное пособие / А. В. Зарубин. — Санкт-Петербург : Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федера­ ции,2017. — 88 с. — 2017 год
  14. Тесленко Антон Викторович. Уголовная ответственность за предоставление ложной информации, опасной для уголовного судопроизводства: сравнительно-правовой анализ законодательства Российской Федерации, стран континентальной Европы и Соединённых Штатов Америки. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград — 2017 — 2017 год
  15. Серебруев Игорь Владимирович. ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КОНКУРЕНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ГЕНЕЗИС, СИСТЕМА, УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург — 2016 — 2016 год
  16. Рогова Е.В.. Теоретико-правовое понимание и средства дифференциации уголовной ответственности в современном уголовном праве России: монография / Е.В. Рогова – Иркутск: ФГКОУ ВО ВСИ МВД России,2016. – 129 с. — 2016 год
  17. Сокальский Борис Борисович. ПОДЛОГ ДОКУМЕНТОВ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ И ГЕРМАНИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2016 — 2016 год
  18. Шаматульский Игорь Александрович. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва — 2015 — 2015 год
  19. В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. — М., 2014.-430 с. — 2014 год
  20. Попов Игорь Владимирович. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург — 2014 — 2014 год

Оценочные понятия в УК РФ и их влияние на эффективность применения уголовного законодательства

Черепанова Екатерина Викторовна — и.о. научного сотрудника ИЗиСП.

Эффективность уголовного законодательства во многом определяется способностью закона адекватно регулировать процессы, происходящие в обществе. Однако действительность настолько сложна, многообразна и переменчива, что законодатель не всегда может уловить и отразить с помощью закона все особенности конкретных ситуаций. В подобных случаях он вынужден прибегнуть к использованию такого приема юридической техники, как включение в текст уголовно-правовых норм оценочных понятий.

В правовой науке, к сожалению, не существует единого мнения о природе и содержании указанных понятий. Одни ученые предлагают под оценочными понятиями понимать «относительно-определенные понятия, содержание которых выявляется только с учетом конкретных ситуаций, обстоятельств рассматриваемого казуса» <1>. Другие считают, что в содержание оценочных понятий входят не только субъективные, устанавливаемые в каждой конкретной ситуации признаки, но и объективные признаки, не зависящие от конкретной ситуации <2>. Думается, что второй подход в понимании оценочных понятий является более верным, так как, на наш взгляд, в содержание конкретного оценочного понятия, наряду с переменными признаками, характерными для каждого конкретного случая, входят и постоянные признаки, совокупность которых позволяет говорить о наличии того или иного оценочного понятия.

<1> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 134.
<2> См., например: Питецкий В.В. Применение оценочных признаков уголовного закона: Учеб. пособие. Красноярск, 1995. С. 7.

В настоящее время в УК РФ насчитывается более двухсот статей, в содержание которых включены оценочные понятия. К числу наиболее часто встречающихся оценочных понятий относятся: «особая жестокость» (например, ст. 105 УК РФ, ст. 111 УК РФ, ст. 131 УК РФ), «превышение пределов необходимой обороны» (ст. 108 УК РФ), «насилие, опасное для жизни и здоровья» (например, ст. 126 УК РФ), «психотравмирующая ситуация» (ст. 106 УК РФ) и др. Существуют также понятия, которые можно отнести к оценочным в силу того, что признаки, раскрывающие их содержание, являются оценочными, например признак устойчивости организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ) или признак сплоченности преступного сообщества (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

В то же время не стоит смешивать понятия хотя и схожие с оценочными, но не являющиеся таковыми в силу того, что законодатель сам в законе дает их интерпретацию, указывает на общие признаки. К таким понятиям, например, можно отнести кражу в крупном размере (ст. 158 УК РФ). Понятие «крупный размер» в контексте данной статьи, относящейся к гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности», не является оценочным, так как в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ дается исчерпывающее определение крупного размера, под которым в статьях гл. 21 УК РФ «признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей…». Особенностью оценочных понятий является то, что их признаки не закреплены в законе и их разъяснение происходит в процессе правоприменительной деятельности.

Таким образом, по нашему мнению, под оценочным следует понимать понятие, заключающее в себе как относительно постоянные, так и переменные признаки, в котором содержание последних прямо не закреплено в законе и их уяснение и конкретизация происходят в процессе правоприменительной деятельности. Уяснение оценочных понятий осуществляется посредством их интерпретации, имеющей следующую структуру: субъект, предмет, основание и стандарт <3>.

<3> Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве // Правоведение. 1976. N 1. С. 26.

К субъектам, разъясняющим оценочные понятия, относятся:

  1. законодатель, формулирующий нормы права и вкладывающий в них определенный смысл;
  2. правоприменитель, оценивающий конкретные факты правовой действительности;
  3. лица, которым адресованы нормы права.

В процессе своей деятельности, оценив правовую действительность, указанные субъекты приходят к выводу о включении или невключении того или иного признака в составляющую конкретного оценочного понятия. При этом лица, разъясняющие оценочные понятия, должны сознавать, что от того, насколько полными и всесторонними будут эти разъяснения, зависит эффективность действия конкретной нормы уголовного законодательства. Особенно это касается субъектов, разъяснения оценочных понятий которых носят общеобязательный характер.

Мы не согласны с авторами, считающими, что если оценочное понятие раскрыто в нормативном правовом акте органа государственной власти, то оно перестает быть оценочным <4>. В таком акте не всегда закрепляются все существенные признаки того или иного оценочного понятия. Чаще всего дается не исчерпывающий перечень всех составляющих какого-либо понятия, а лишь перечень определенных признаков, составляющих его сущность. Такой перечень, как правило, заканчивается словами «и другие», «и так далее», «и тому подобное». Например, в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указывается, что «об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства» <5>. Понятие «иные обстоятельства» позволяет в любой момент расширить и дополнить данный перечень, что, в свою очередь, позволяет судить о понятии как об оценочном.

<4> См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 135; Фролов Е.А. Объект и преступные последствия при посягательствах на социалистическую собственность: Уч. тр. Вып. 8. Свердловск, 1968. С. 158.
<5> РГ. 2003. 18 янв.

В российском уголовном праве ведущая роль по разъяснению оценочных понятий принадлежит ВС РФ, который в соответствии с п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» дает разъяснения по вопросам судебной практики. Очевидно, что выносить решения по уголовным делам на основании постановлений Пленума ВС РФ нельзя, так как единственным источником российского уголовного права является УК РФ (ст. 3 УК РФ). Но и недооценивать роль постановлений Пленума ВС РФ тоже не стоит, так как он является высшим судебным органом и за ним всегда остается последнее слово <6>. Так, решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом ВС РФ правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться в соответствии с указанием высшей судебной инстанции <7>.

<6> Жариков Ю. Реализация оценочных понятий в уголовном праве // Законность. 2007. N 9. С. 47.
<7> Смирнов Л.В. Деятельность судов как источник права // Журнал российского права. 2001. N 3.

Разъяснения Пленума ВС РФ могут носить как нормативный, так и казуальный характер. В первом случае даются разъяснения, конкретизирующие смысл той или иной нормы права, в случае если она содержит неясные, недостаточно четкие формулировки. Казуальным называется разъяснение смысла нормы права применительно к конкретному случаю (казусу) <8>.

<8> Сырых В.М. Теория государства и права: Учеб. М., 2001. С. 250 — 253.

Предметом разъяснения выступают объекты, подвергающиеся оценке. Ими могут быть определенные действия, результаты действий, мотивы, побуждения, состояния и т.д. Основание для оценки понятия — это те доводы, которые позволяют субъекту оценить предмет одним образом, а не другим. Эти доводы формируются под влиянием различных экономических, политических и иных социальных факторов, а также определяются уровнем правосознания, морали, судебной практики. В результате обобщения всех данных образуется некая совокупность типичных свойств, характерных для предмета оценки, т.е. вырабатывается так называемый стандарт, образец оценки.

Установленные стандарты конкретного оценочного понятия действуют лишь определенный период времени. С годами их содержание может меняться: в них могут включаться новые признаки, свойства или терять свою актуальность старые, что позволяет говорить о расплывчатости границ установленных стандартов. Именно расплывчатость границ тех или иных стандартов в сочетании с субъективным фактором при разъяснении оценочных понятий приводит к судебно-следственным ошибкам.

В этой связи, полагаю, можно говорить о важной роли разъяснений оценочных понятий, даваемых в постановлениях Пленума ВС РФ, так как именно в них находит свое выражение работа по формированию общих определений, дефиниций, от которых впоследствии должны отталкиваться субъекты в процессе уголовного судопроизводства, способствуя тем самым единообразному применению уголовно-правовых норм с оценочными понятиями на всей территории Российской Федерации.

О важности даваемых Пленумом ВС РФ разъяснений оценочных понятий свидетельствует и тот факт, что с момента принятия УК РФ с каждым годом растет число постановлений, в которых ВС РФ дается оценка правильности использования того или иного оценочного понятия. К числу последних можно отнести, например: Постановление Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», Постановление Пленума ВС РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», Постановление Пленума ВС от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» и другие, в которых даются разъяснения таких оценочных понятий, как «порочащие сведения», «хулиганство», «грубое нарушение общественного порядка», «хулиганские побуждения», «обман», «злоупотребление доверием» и др.

В своих постановлениях ВС РФ пытается реагировать на наиболее часто совершаемые ошибки, связанные с применением норм с оценочными понятиями, которые приводят к изменению или отмене судебного приговора.

Непосредственные проблемы, связанные с применением норм с оценочными понятиями и их влиянием на уголовное законодательство, мы рассмотрим на примере вопросов, возникающих при разграничении таких понятий, как «группа лиц по предварительному сговору» и «организованная группа». Использование в качестве примера данных понятий не является случайным. Обозначенная проблема является весьма актуальной, так как в современном российском обществе ведется постоянная борьба с такими противоправными явлениями, как терроризм, коррупция, отмывание денежных средств, полученных незаконным путем, и др. Как правило, указанные преступления совершаются не одним, а несколькими лицами, образующими сложную, хорошо организованную и взаимосвязанную группу. Принятие законов для борьбы с этими явлениями <9> не даст желаемого успеха, если на конечной стадии этой борьбы, в процессе уголовного судопроизводства, не будет существовать ясных, четких критериев, позволяющих судить о наличии той или иной формы соучастия при совершении конкретных преступлений.

<9> Например, принятие Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

На практике часто возникает вопрос: было ли совершено преступление в составе группы лиц по предварительному сговору или организованной группой?

Нормы не вносят определенности в данный вопрос. Так, согласно ч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ одним из отличий группы лиц по предварительному сговору от организованной группы является то, что в первом случае ее участники заранее договариваются о совместном совершении преступления, а во втором — заранее объединяются для совершения одного или нескольких преступлений. Однако очевидно, что заранее объединиться в организованную группу можно только посредством предварительной договоренности о том, как и кому из участников надлежит действовать для достижения целей готовящегося преступления. Следовательно, по названным признакам четкого различия между этими двумя формами соучастия не наблюдается. Основной же признак — устойчивость, позволяющий разграничивать между собой рассматриваемые формы соучастия, также не является вполне определенным. УК РФ не раскрывает подобное оценочное понятие. Поэтому при решении конкретных уголовных дел суды вынуждены опираться на его толкование, содержащееся в постановлениях Пленума ВС РФ <10> и судебной практике <11>. Так, в Постановлении Пленума ВС РФ от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» указывается, что об «устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов их деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений».

<10> Например, Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», Постановление Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», Постановление Пленума ВС РФ от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» и др.
<11> Так, в Постановлении Президиума ВС РФ N 364П06 по делу Тепсаева указывается, что «…банда отличалась устойчивостью, сплоченностью и организованностью, состояла из нескольких структурных подразделений со строгой их подчиненностью руководителям, характеризовалась строгой дисциплиной ее участников, постоянством форм и методов преступной деятельности» // Обзор судебной практики ВС РФ за I квартал 2007 г.

В других постановлениях Пленума ВС РФ к признакам, характеризующим организованную группу в качестве устойчивой, добавляются такие признаки, как высокая степень организованности, наличие организатора и руководителя, заранее разработанный план совместной преступной деятельности, распределение функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность, длительность подготовки преступления, иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). Следовательно, из постановлений Пленума ВС РФ, касающихся раскрытия содержания оценочного понятия «устойчивость» организованной группы, можно сделать следующие выводы:

во-первых, в некоторых постановлениях указываются различные признаки, характеризующие организованную группу в качестве устойчивой, что предполагает вопрос о том, а применимы ли признаки организованной группы, относящиеся, например, к краже, к преступлениям, совершаемым указанной группой в сфере экономической деятельности, и наоборот? Представляется, что было бы более практично все признаки, характеризующие организованную группу в качестве устойчивой, не разбрасывать по многим постановлениям, а принять специальное постановление Пленума ВС РФ по вопросам совершения преступления организованной группой;

во-вторых, в число признаков, характеризующих группу лиц в качестве организованной, включены такие понятия, как «более высокая степень организованности», «длительность подготовки преступления». Но данные понятия также являются оценочными, что еще больше осложняет деятельность правоприменителя. Очевидно, что необходимо выработать некие критерии по толкованию оценочных понятий, в которых должно быть указано, что для раскрытия их смысла нецелесообразно использовать другие термины, которые по своей сути также являются оценочными и нуждаются в толковании.

Рассмотренный пример показывает, насколько тонко должна проводиться работа по толкованию оценочных понятий и что процесс является сложным и неоднозначным. В этой связи хотелось бы отметить, что при толковании конкретных оценочных понятий правоприменительные органы должны неукоснительно соблюдать принципы, выработанные юридической наукой применительно к толкованию правовых норм в целом и уголовно-правовых норм в частности. Эти принципы были предложены еще С.В. Познышевым <12>, а впоследствии развиты и дополнены другими учеными <13>.

<12> Познышев С.В. Учебник уголовного права. М., 1923. С. 37.
<13> Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948. С. 168; Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М., 1960. С. 118 — 140.

Основополагающим принципом при толковании оценочных понятий является принцип законности, заключающийся в том, что совершенное общественно опасное деяние должно получить адекватную уголовно-правовую оценку, выражающуюся в точной квалификации преступления и назначении справедливого наказания за него. Реализация данного принципа предполагает, с одной стороны, что толкование оценочных понятий должно защищать права и интересы человека, с другой — обеспечивать интересы государства и общества. Точное толкование оценочных понятий способствует правильной квалификации преступления в соответствии с общественной опасностью содеянного, что способствует назначению справедливого наказания. Обеспечение общих интересов государства и общества заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, должно в полной мере понести ответственность за содеянное. Оценочные понятия не должны быть инструментом, при помощи которого (посредством соответствующего толкования) лицо необоснованно освобождалось бы от уголовной ответственности или ему назначалось бы более мягкое наказание, не соответствующее тяжести совершенного преступного деяния.

При толковании оценочных понятий необходимо учитывать также время применения уголовного закона, изменяющиеся условия социальной жизни. Правоприменитель должен своевременно реагировать на происходящие в обществе изменения.

Оценочные понятия являются неотъемлемой частью отечественного законодательства, адекватное, полное и всестороннее разъяснение которых способствует соблюдению принципов законности, справедливости в рамках уголовного судопроизводства.

В качестве основных предпосылок закрепления оценочных понятий в российском уголовном законодательстве можно выделить следующие:

  1. динамизм общественных отношений;
  2. неоднозначность социальной обстановки в стране в тот или иной исторический период;
  3. многообразие форм человеческого поведения и его результатов <14>.

<14> Левина Д.Н. Теоретические проблемы толкования и применения оценочных понятий: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007. С. 13.

Основными причинами судебных ошибок при применении норм с оценочными понятиями являются: отсутствие рекомендаций относительно содержания оценочных понятий, неверное установление круга явлений, которые охватываются конкретными оценочными понятиями, включение в число признаков, характеризующих те или иные оценочные понятия, других оценочных понятий.

Можно предложить следующие меры, которые, думается, способствовали бы укреплению принципа законности при применении норм, включающих оценочные понятия.

Во-первых, необходимо выработать объективные критерии, применяемые при конкретизации норм с оценочными понятиями. О необходимости разработки этой проблемы говорится уже давно <15>, но к настоящему времени отсутствуют комплексные исследования на данную тему. На наш взгляд, к основным критериям целесообразно было бы отнести, например, следующие:

<15> См., например: Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм: Учеб. пособие. Волгоград, 1973. С. 98.

поскольку процесс конкретизации оценочных понятий является интерпретацией, в целях познания как буквы, так и духа конкретизируемых норм необходимо использовать общепринятые методы толкования норм права, например грамматический, логический, систематический, историко-политический <16>;

<16> Сырых В.М. Указ. соч. С. 258.

отсутствие в конкретизируемых нормах других оценочных понятий, отсылочных норм и др.

Во-вторых, в целях единообразного применения уголовно-правовых норм с оценочными понятиями необходимо на законодательном уровне закрепить примерные перечни существенных признаков, образующих содержание того или иного оценочного понятия. Данный процесс, как нам кажется, должен состоять из двух этапов. Для начала необходимо провести предварительную классификацию оценочных понятий по группам, взяв за основу специфику содержания оценочного понятия. На основе анализа статей УК РФ можно выделить, например, группу, охватывающую большинство оценочных понятий, — это признаки, обозначающие ту или иную разновидность вреда (ущерба): «тяжкие последствия», «существенный вред» и т.д. К другим группам можно отнести, например, признаки, характеризующие насильственный способ совершения преступления и др. После этого необходимо уточнение оценочных понятий внутри каждой отдельной группы. Таким образом, разъяснения надо формулировать как можно конкретнее. Например, при определении значительного ущерба следует указать не только на его минимум, но и рассмотреть соотношение утраченного имущества и дохода потерпевшего за определенный период.

В-третьих, судам необходимо более последовательно исполнять требование ВС РФ, установленное Постановлением от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре», согласно которому «признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям… суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака» <17>. Как показывает практика, именно нарушение этого условия влечет за собой отмену или изменение приговора вышестоящим судом <18>. Суды не всегда учитывают то обстоятельство, что залогом правильного применения этой категории норм является учет конкретных обстоятельств дела. Связывая квалификацию преступного деяния с оценочным понятием, суд должен привести в приговоре основание оценки, т.е. те доводы и убеждения, которые привели его к выводу о наличии в деянии данного признака.

<17> Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» (в редакции от 6 февраля 2007 г.) // БВС РФ. 2007. N 5.
<18> См., например: Определение ВС РФ от 6 февраля 2008 г. N 86-Д07-23; Определение ВС РФ от 3 декабря 2007 г. N 31-Д07-42; Определение ВС РФ от 17 июля 2007 г. N 41-Д07-23.

На наш взгляд, именно разработка критериев для оценки, законодательное закрепление основных признаков и соблюдение уже установленных требований при применении норм с оценочными понятиями способствовали бы более четкой и эффективной их реализации. Это, в свою очередь, соответствовало бы интересам общества и привело к повышению у граждан чувства уважения к закону и правоприменительным органам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *