Завещание в римском праве

Наследование по закону наступало в случае, если умерший не оставил после себя завещания, в случае недей стви тельности завещания или в случае отказа наследников по завещанию принять наследство. Условием открытия наследства для наследования его по закону являлось окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не на ступит. Поэтому наследование по закону не открывалось, пока призванный по завещанию наследник не решал, примет ли он на следство или нет. Когда выяснялось, что наследование по завещанию не наступит, то к наследству призывался ближайший наследник по закону, которым считается тот, кто оказывается на первом месте в установленном законом порядке наследников по закону в момент открытия наследства.

Если ближайший наследник по закону не примет наследства, то наследство открывалось следующему за ним по порядку наследнику по закону. Порядок, в котором должны призываться наследники по закону, был различен в разные эпохи развития римского права. Это связано с общим постепенным перестроением семьи и родства, с постепенной эволюцией от старого агнатического принципа к когнатическому.

Наследование по Законам XII таблиц. В Древнем Риме порядок наследования по закону основывался на агнатическом родстве. Завещание, хотя и возможное для составления, оформлялось редко. Законы XII таблиц определили порядок наследова ния следующим образом: «si intestate moritur moritur cui sum heres nee ascit, agnatus proximus familiam habeto. si agnatus nee escit, gentilies familiam habendo» – «Если кто-либо умрет без завещания и при отсутствии наследников разряда sui, пусть примет наследство ближайший агнат. Если нет и агнатов, наследство достается членам рода» (Законы XII таблиц, 5-я таблица).

Таким образом, наследование по закону осуществлялось согласно степеням родства:

1-я очередь наследования по закону – подвластные, жившие вместе с главой семьи, которые в момент его смерти из лиц, находящихся в «чужой» власти становились правоспособными лицами (дети, внуки от умерших детей и т. п.);

2-я очередь (при отсутствии первой очереди) – ближайшие агнатские родственники;

3-я очередь – члены одного с наследодателем рода (gentiles). Непринятие наследства самой первой из имеющихся очередью сразу делало наследство «лежачим» (при отказе от наследства 1-й очереди 2-я не получала ничего).

Наследование по преторскому праву. Преторское право изменило порядок наследования в связи с тем, что к концу республики римское общество переросло патриархальный агнатический уклад наследования. Потребовались новые существенные изменения в регулировании наследственных отношений. Возникшую проблему разрешила преторская фикция (bonorum possessio), согласно которой если претор призывал к наследованию лиц, не являвшихся наследниками по гражданскому праву, и предоставлял им право владения имуществом наследодателя, то они признавались наследниками.

В основном изменения по сравнению с цивильным правом заключались в следующем:

1) претор установил, что в случае непринятия наследства ближайшим наследником по закону оно должно открываться следующему за ним по порядку;

2) претор впервые придал значение при наследовании наряду с агнатическим родством и когнатическому, а также институту брака. В течение императорского времени законодательство все более расширяет значение когнатического родства при наследовании. Очередность наследования становится следующей:

1-я очередь (unde liberi). В эту категорию входили дети наследодателя, как легитимные, так и приемные, а также отданные им в усыновление, если к моменту смерти наследодателя они были освобождены из-под власти усыновителя. Лица, освобожденные от власти главы семьи при его жизни, наследовали по правилам collatio bonorum emancipati (эман сипированные дети обязаны были при наследовании вносить в наследственную массу все свое имущество, которое и поступало в распределение между всеми наследниками в составе наследственной массы);

2-я очередь (unde legitimi). Если никто из 1-й очереди наследников не выразил свою волю наследовать, то следующими наследовали агнатические родственники наследодателя (unde legitimi);

3-я очередь (unde cognati). Кровные родственники до шестой степени включительно в виде исключения и до седьмой степени родства наследовали после двух предыдущих очередей. Именно в этой очереди наследуют дети после матери и мать после детей. Таким образом, впервые в наследовании признается роль кровного родства, хотя агнатическое и остается предпочтительным;

4-я очередь (unde vir et uxor). Переживший умершего супруг (муж после жены, жена после мужа) наследовал последним. Наследство становилось «лежачим» только при отсутствии или отказе от наследства всех очередей.

Наследование по праву Юстиниана. Законодательство периода империи продолжало тенденции преторского права: постепенное вытеснение агнатического родства когнатическим в качестве основания наследования. Ряд сенатских постановлений превратил в цивильное наследование предоставлявшуюся ранее претором матери после детей и детей после матери. Также расширяются права детей на наследование после родственников с материнской стороны. Несмотря на то что агнатическое родство имело все меньше значение, система наследования по закону была чрезвычайно запутана.

Юстиниан принял решение упростить систему наследования, окончательно утвердив когнатическое родство наследования по закону. Этот принцип был закреплен новеллой 118 (543 г.) и изменившей ее новеллой 127 (548 г.).

По сложившейся системе Юстиниана к наследованию призывались когнатические родственники без различия пола по порядку их близости к умершему. Сложилось четыре разряда наследников:

1) первый разряд – все делилось поровну между ближайшими родственниками по нисходящей линии: сыновьями и дочерьми, внуками от ранее умерших детей и т. д. Смерть наследника до вступления в наследство влечет распределение его доли уже между его законными наследниками в течение года со дня когда умершему стало известно о смерти первого наследователя;

2) второй разряд был представлен родственниками по восходящей линии и полнородными братьями и сестрами. Наследники этого разряда делят наследство поровну, однако дети ранее умерших братьев и сестер получают долю, которая причиталась бы их умершему родителю. Если наследуют одни родственники по восходящей линии, то наследство делится следующим образом: одна половина идет родственникам по восходящей линии с отцовской стороны, другая – с материнской стороны (in lineas);

3) третий разряд, призываемый к наследованию при отсутствии двух первых, – это неполнородные братья и сестры, т. е. происходящие от одного с умершим отца, но от разных матерей или от одной матери, но от разных отцов, а также дети неполнородных братьев и сестер, получающие долю, которая причиталась бы их родителю;

4) если нет никого из перечисленных родных, наследство получают остальные боковые родственники по порядку близости степеней без всякого ограничения до бесконечности. Ближайшая степень устраняет дальнейшую; все призванные делят наследство поголовно (in capita).

О наследовании супругов новеллы не упоминают. Предполагают, что оно продолжало регулироваться нормами преторского права. При введенной Юстинианом системе это означало, что переживший супруг наследовал только при отсутствии каких бы то ни было, даже самых отдаленных, боковых родственников. Но для неимущей вдовы (uxor indotata) Юстиниан установил правило: вдова, не имевшая ни приданного, ни имущества, не входящего в состав приданного, наследовала одновременно с любым из наследников, получая 1 /4 наследства, и во любом случае не более 100 фунтов золотом. Наследуя вместе со своими детьми от брака с умершим, она получала причитающуюся ей долю в узуфрукте.

При отсутствии каких бы то ни было наследников имущество умершего признавалось выморочным. Выморочное имущество поступало к фиску, а иногда к монастырям, церквам и т. п.

54. Наследование по закону

Наследование по закону — наследование, которое происходило в установленном законом порядке.

Основной признак наследования по закону — наличие родства между наследником и наследодателем.

Законы XII таблиц различали следующие три очереди наследников:

1) «свои» или «необходимые» наследники, которые включали лиц, находившихся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью (дети, внуки от ранее умерших подвластных детей). В тех случаях, когда после умершего не оставалось наследников первой очереди, к наследству призывалась вторая очередь;

2) агнаты — лица, принадлежащие к одной семье и находящиеся под властью умершего главы этой семьи (братья, сестры, мать умершего). При наличии нескольких агнатов к наследованию призывался ближайший агнат, т. е. то лицо, которое имело ближайшую родственную связь с наследодателем, а если ближайший агнат не принимал наследства, то согласно закону последующий не призывался к наследованию;

3) когнаты, которыми являлись все кровные родственники умершего. При этом не имела значения степень родства.

В ходе развития римского права происходил процесс вытеснения агнатического родства в качестве основания наследования когнатическим.

Преторским правом цивильная система наследования, которая была основана на агнатическом родстве, была заменена преторской системой наследования, включавшей следующие четыре очереди наследников:

1) дети наследодателя, в том числе и эмансипированные;

2) все агнаты;

3) когнаты, имеющие родство с наследодателем до шестой степени включительно;

4) переживший наследодателя супруг (супруга).

В тех случаях, когда ближайший наследник не принимал наследство, оно открывалось следующему за ним по порядку наследнику (Преторский эдикт о bonorum possessio).

По Уложению Юстиниана различали пять очередей законных наследников:

1) все нисходящие наследники (сыновья, дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д.), при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя;

2) восходящие родственники наследодателя (отец, мать, дед, бабка и т. д.), полнородные родные братья, сестры, дети умерших полнородных братьев и сестер;

3) неполнородные братья и сестры наследодателя;

4) все остальные боковые родственники наследодателя, причем независимо от степени их родства умершему;

5) супруг(супруга) наследодателя.

В юстиниановской системе различали виды порядка наследования по закону:

1) обыкновенный, который был основан на родстве и определялся очередями;

2) особый, который возникал, когда лицо имело право на получение доли наследства независимо от того, кто являлся наследником в остальной части имущества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

§ 2. Наследование по завещанию

  1. Первоначально римляне знали только наследование по закону, поскольку сами отношения собственности не были ещё развиты в достаточной степени. Домовладыка, pater familiae, не был собственником имущества семьи в современном смысле этого юридического понятия. Его статус ничем не ограниченного распорядителя семейного имущества был во многом номинальным. Он был, говоря в современных правовых категориях, управляющим имуществом семьи (Боголепов Н. П. Формальные ограничения свободы завещания в римской классической юриспруденции // Учёные записки императорского Московского университета. Отдел юридический. Вып. 1. М. 1881. С. 20).. С развитием права собственности взгляд на семейное имущество стал меняться в сторону признания больших прав за домовладыкой в отношении распоряжения фамильным имуществом, ярким проявлением чего и было признание права распорядиться имуществом на случай смерти.

Римляне определяли завещание как «правомерное выражение воли, сделанное торжественно для того, чтобы оно действовало после нашей смерти» testamentum est mentis nostrae justa contestatio in id sollemniter factum, ut post mortem nostram valeat (D. 20. 1. 1).

Завещание совершалось в специально установленной форме: «Пусть Тиций будет моим наследником, я назначаю наследником Тиция» — Titius heres meus esto; Titius heredem esse iubeo.

Для того чтобы завещание имело правовые последствия нужно было:

  • совершить его в надлежащей форме,

  • чтобы наследодатель и наследник обладали соответствующим видом завещательной правоспособности (testamenti facio activa и testamenti facio passiva). Причем в полоть до открытия наследства никто из участников сделки не должен был быть подвержен capitis deminutio.

  • Форма завещания.

    testamentum comitiis calatis closetest9совершалось в устной форме на народном собрании, которое проходило два раза в год, по куриатным комициям (собраниям по куриям). Наследодатель сначала произносил само распоряжение, а затем обращался к римскому народу с просьбой быть свидетелем его волеизъявления.

    testamentum in procinctu closetest10совершалось в устной форме перед войском, отправлявшимся в поход.

    Завещания testamentum comitiis calatis и testamentum in procinctu носили публично-правовой характер (Покровский И. А. История римского права. СПб. 1998. С. 494-497).

    Главными недостатками этих завещаний были:

    • гласность — содержание завещания становилось известным самому широкому кругу лиц,

    • ограниченные возможности по времени совершения (2 раза в год на народном собрании и ad hoc перед войском),

    • лица, которые не могли присутствовать на собрании, фактически лишались возможности распорядиться имуществом с помощью завещания. Так, старики и больные не могли завещать in procinctu.

    • их совершение допускалось только в случае отсутствия законных наследников.

    closetest8Частные завещания стали совершаться с помощью манципации под видом договора купли-продажи (testamentum per mancipationem; testamentum per aes et libram). При пяти свидетелях и весовщике (libripens) завещатель совершал мнимую продажу и передавал с помощью mancipatio «покупателю» (familiae emptor) свое имущество, с тем, чтобы тот после его смерти распорядился этим имуществом, как указал завещатель в специальном дополнительном распоряжении (nuncupatio) (Gai. II. 104) (Институции Гая // Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М. 1997. С. 58). «Покупатель» формально становился квиритским собственником манципируемого имущества в результате договора купли-продажи. Единственным отличием от обычного договора купли-продажи было то, что «продавец» (завещатель) определял судьбу своего имущества путем указания, кому, что и в каких пропорциях должен был передать после его смерти «покупатель», выступавший в качестве hereditas loco.

    Дальнейшая эволюция завещания шла по пути сокращения продажной формулы и акцентировании основного внимания на добавлении к договору, пока не выработалась практика совершения завещательных распоряжений как совершенно самостоятельной сделки. Теперь в устной форме совершалась только mancipatio, а nuncupatio стала письменным завещанием, подписанным 5 свидетелями, весовщиком и «покупателем», и получила самостоятельное юридическое значение. Претор стал давать защиту завещанию, заверенному подписями 7 свидетелей, не придавая уже никакого значения, соблюдались ли формальные требования при mancipatio и nuncupatio.

    Чтобы сделать завещание закрытым, была введена письменная форма в виде tabulae testamenti. Таблички перевязывались шнурком и скреплялись подписями и печатями всех участвующих в mancipatio: завещателя, familiae emptor, пяти свидетелей и libripens. Общая эволюция этого вида завещания шла по пути уменьшения реальных правомочий familiae emptor, который просто фигурирует по названию в подражание древнему праву (Gai. II. 103). (Институции Гая // Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М. 1997. С. 57-58)

    Письменная форма завещания (testamentum per scripturam factum) во второй половине республиканского периода при завещании с помощью mancipatio представляется претору более предпочтительной. closetest12Претор давал bonorum possessio secundum tabulas testamenti тому, кто предъявит письменное завещание с семью подписями и печатями (Римское частное право / Под ред. И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. М. 1948. С. 243-244). Такое завещание, свободное от формализма testamentum juris civilis, стали называть «преторским завещанием» (testamentum jure praetorio).

    С 439 г. приобретает силу любое завещание, подписанное и скрепленное печатями семи свидетелей (testamentum septem signis signatum). В это время продолжает существовать и устная форма завещания, совершенного завещателем в присутствии семи свидетелей.

    Процесс составления завещания должен проходить без перерыва (uno contextu) и в присутствии всех свидетелей (unitas actus).

    Постепенно утверждается менее формальный порядок совершения завещания — testamentum imperfectum – завещание в пользу законных наследников, не требующее присутствия всех 7 свидетелей и соблюдения формальностей:

    • testamentum holographum opentest9– олографическое завещание, написанное полностью самим завещателем (не нуждалось в свидетелях),

    • testamentum allographum opentest10– аллографическое завещание, написанное другим лицом вместо завещателя.

    С конца III в. появляются новые публичные формы завещания:

    • завещание, совершенное перед судом (testamentum apud acta conditum),

    • завещание, переданное в суд на хранение (testamentum judici oblatum),

    • завещание, переданное на хранение императору (testamentum principi oblatum).

    Имелись и специальные формы завещания.

      1. Завещание слепого (testamentum caeci), немого (testamentum muti), глухого (testamentum surdi) совершались при участии нотариуса (tabularius) или ещё одного, восьмого, свидетеля.

      2. closetest12Завещание неграмотного подписывалось рукоприкладчиком (octavus subscriptor).

      3. Во время эпидемии при совершении завещания делалось отступление от принципа unitas actus и допускалось присутствие не всех свидетелей одновременно (testamentum pestis tempore conditum).

      4. Для засвидетельствования завещания, совершенного в сельской местности, требовалось 5 свидетелей (testamentum ruri conditum).

      5. Завещание, где указывались только дети завещателя, могло быть совершено при 5 свидетелях. Требовалось написать дату совершения завещания, имена наследников и причитающиеся им доли наследства (testamentum parentum inter liberos).

      6. Солдаты не были связаны какой-либо формой завещания. Солдатское завещание testamentum militis можно было совершить только во время военных действий. По общему правилу оно действовало пока продолжалась военная служба завещателя и ещё год после увольнения завещателя со службы. (Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского. Т. V. П. 1. М. 2004. С. 194-221)

    Разнообразие обычаев народов, входивших в состав Римской империи, привело к появлению таких завещаний, которые ранее не были известны римскому праву:

    testamenta simultanea – завещания, содержащие в себе посмертное волеизъявление двух и более лиц,

    testamenta reciproca – взаимные завещания, когда лица (обычно супруги) назначали друг друга своими наследниками.

    testamenta correspectiva opentest11– корреспективные (взаимосвязанные) завещания, когда действительность одного завещания была связана с действительностью другого (Синайский В. И. Русское гражданское право. М. 2002. С. 557-558).

    1. Завещательная правоспособность. (Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского. Т. V. П. 1. М. 2004. С. 20-33)

    Активная завещательная правоспособность – право совершать завещательные распоряжения (testamenti factio activa или jus testamenti faciendi). Ею обладали только совершеннолетние римские граждане — мужчины.

    Не обладали testamenti factio activa:

    • intestabiles, т. е. лица, отказавшиеся подтвердить факт совершения сделки, хотя в действительности они были её свидетелями,

    • пасквилянты (carmen famosum),

    • peregrini — иностранцы,

    • furiosi — безумцы,

    • prodigi — расточители,

    • отступники (apostatae) и еретики (haeritici) — с принятием христианства,

    • женщины вплоть до II в. вообще были лишены права составления завещания. С этого времени с согласия опекуна женщина могла совершить завещание. Только после упразднения опеки над женщинами уже в эпоху Юстиниана они приобрели право совершать завещание наравне с мужчинами.

    Из других категорий лиц ограничены в testamenti factio activa были

    • servi publici – государственные рабы, которым предоставлялось право распорядиться только половиной своего имущества,

    • personae in potestate могли распорядиться на случай смерти только приобретенным на воинской или государственной службе имуществом (peculium castrense и quasi castrense).

    Пассивная завещательная правоспособность (testamenti factio passiva) – право быть назначенным наследником по завещанию. Наследником мог быть любой римский гражданин. Если наследником назначался раб, то с момента смерти своего хозяина он становился свободным и считался heres necessarius.

    Обратите внимание на то, что не все юридические лица обладали testamenti factio passiva. closetest13Наследовать могли:

      1. фиск,

      2. городские общины по преторскому завещанию,

      3. благотворительные учреждения.

    Частные корпорации могли наследовать завещанное им имущество только в том случае, если им была дана такая привилегия императором.

    Не обладали testamenti factio passiva

    • все те лица, которые были лишены testamenti factio activa,

    • так называемые personae incertae «неопределенные лица» — лица, которых завещатель объективно не мог представить себе как некую индивидуальность, и, в частности, postumi. Однако по прошествии времени цивильное право стало допускать назначение всех sui postumi (см. «Римское право. Лица»). Преторское право стало допускать назначение наследников и alieni postumi,

    • по общему правилу женщины не могли быть наследниками. Согласно lex Voconia (169 г. до н. э.), только весталка могла стать наследницей гражданина, состояние которого оценивалось в сумму 100 тыс. сестерциев. В период принципата женщины приобрели testamenti factio passiva практически в полном объеме.

  • Содержание завещания

    Официальным языком для составления завещания был латинский, с течением времени стало разрешаться составлять завещание также и на греческом языке.

    Назначение наследников было необходимым элементом любого завещания (institutio heredis). Считалось, что это «caput etfun-damentum totius testamenti» – «начало и основание всего завещания». Наследники обозначались в самом начале завещания в торжественной форме («да будет такой-то наследником»), но с развитием преторского права стали допускаться более короткие и менее торжественные фразы.

    Во времена Августа появилась возможность упоминания наследника в специальном приложении («кодицилл») уже после составления завещания.

    Подназначение наследников допускалось и могло осуществляться следующими способами:

    • – обычное подназначение (substitution vulgaris) – обозначение в завещании «запасного» наследника на случай, если основной умрет или откажется от наследства. Возможно, было и назначение третьего наследника уже на случай непринятия наследства вторым наследником. Первоначально второй наследник получал только имущество наследодателя, а распоряжения (например, по предоставлению легатов) сохранялись за первым наследником. Однако законодательно была установлена обязанность подназначенного наследника принять на себя и обязательства основного наследника;
    • – полназначение малолетнему (substitution pupillaris) – указание следующего наследника на случай, если унаследовавший имущество малолетний умрет, не успев составить завещания (т.е. умрет до своего совершеннолетия). Такое лицо называлось «наследником малолетнего» и наследовало не напрямую после наследодателя, а уже после малолетнего.

    Наследники должны были обладать пассивной завещательной правоспособностью.

    Разрешалось указывать в завещании не все имущество завещателя, а только его часть.

    Завещатель мог возложить на наследника выполнение каких-то обязанностей (реальное выполнение их наследником обеспечивалось только административно: по римским правилам ставший наследником остается наследником навсегда, условная отмена наследника или установление наследника «на период» или «после истечения какого- то срока» не допускались, такие условия считались ненаписанными). Сделанные в завещании указания не должны были быть аморальными или противоправными. В этом случае они игнорировались. В форме распоряжений назначались опекуны и попечители, давались указания об освобождении рабов после смерти завещателя и др.

    Формы завещания

    По свидетельству Гая (Gai. 2. 100), в древнейшем праве существовали две формы завещания. Обе формы были выражением воли наследодателя перед римским народом. Однако порядок совершения этих двух видов завещания, так же как и условия, в которых они совершались, были различны.

    • 1. Публичный акт гласного завещания совершалось в народном собрании по куриям, которое созывалось для этого два раза в год. Завещатель устно выражал свою волю, т.е. прежде всего назначал себе наследника, а кроме того, мог распорядиться о выдаче наследником легатов, мог назначить опекуна жене и несовершеннолетним детям и т.п., а затем обращался к народу с просьбой, например: так я передаю имущество, отказываю, завещаю, и вы, квириты, засвидетельствуйте это. В более позднее время это обращение к народу и самое участие народа в совершении завещания стали простой формальностью.
    • 2. Второй формой древнейшего завещания было завещание in procinctu (по словам Гая, procinctus есть готовое к походу вооруженное войско – expeditus et armatus exercitus) (Gai. 2. 101).

    Обе древнейшие формы завещания имели ряд недостатков: во- первых, обе формы неизбежно влекли за собой гласность завещательных распоряжений, которая не всегда соответствовала интересам завещателя; во-вторых завещание comitiis calatis могло совершаться только дважды в году в определенные дни, а завещание in procinctu было недоступно лицам, не входившим в состав войска, в частности старикам и больным, т.е. тем, кто был особенно заинтересован в совершении завещаний.

    Практика нашла способ удовлетворить соответствующие интересы, использовав здесь, как и в ряде других случаев, манципацию. Завещатель передавал посредством манципации все свое имущество доверенному лицу (familiae emptor), который обязывался выполнить распоряжения, делавшиеся тут же завещателем. Держа в руках слиток металла, в присутствии пяти свидетелей, казначея и доверенного лица произносил формулу манципации, приспособленную для данного случая. После этого он передавал слиток завещателю, а затем завещатель излагал свои распоряжения и обращался к свидетелям с просьбой, подобной той, с какой завещатель обращался к народу в народном собрании. Устные распоряжения завещателя составляли торжественное обещание и присоединялись к манципации.

    Эта форма завещания могла быть использована в любое время. Но, как и древнейшие формы завещания, она делала его гласным. Чтобы избежать этого недостатка, была введена письменная форма завещания: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, и говорил: «Как написано в этих навощенных табличках, так я и распоряжаюсь». Вслед за этим таблички завязывались шнурком и скреплялись печатями и подписями как завещателя, так и всех присутствующих при совершении акта семи лиц: доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

    Наряду с описанными формами частного завещания в период домината появились публичные формы завещания: завещание, заявленное перед судом (testamentum apud acta conditum), и завещание, передававшееся на хранение императору (testamentum principi oblatum).

    Помимо общих существовали и специальные формы завещания, сложные для одних особых случаев и упрощенные – для других. Так, например, завещания слепых совершались не иначе как с участием нотариуса. Во время эпидемии допускалось отступление от правила (unitas actus), в частности, в отношении одновременного присутствия всех участвующих в совершении завещания лиц. Завещание, которое содержало только распределение имущества между детьми завещателя, не требовало подписей свидетелей. Наконец, вследствие «крайней неопытности» в делах было вовсе свободно от форм завещание солдат (testamentum militis).

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *