Неудавшееся соучастие в преступлении

Понятие и виды неудавшегося соучастия

Действующее уголовное законодательство не использует понятия «неудавшееся соучастие». Что же касается теории, то в ней неудавшееся соучастие в большинстве работ расценивается как разновидность приготовления к совершению преступления. Это отражено и в УК (часть восьмая ст. 16). Вместе с тем по вопросу о том, с какими случаями связывается неудавшееся соучастие, не сложилось единообразного мнения.

Одни специалисты полагают, что неудавшееся соучастие, в частности подстрекательство, имеет место лишь в случаях, когда «подстрекатель» не смог склонить подстрекаемого к совершению преступления. В то же время соучастие признается удавшимся, если предполагаемый исполнитель, дав согласие на совершение преступления, впоследствии, тем не менее, его не совершает. Другие распространяют неудавшееся соучастие также и на случаи, когда подстрекаемый дал согласие на совершение преступления, а затем отказался от этого.

Более обоснованной представляется позиция, согласно которой неудавшееся соучастие имеет место в случаях, когда предполагаемый исполнитель не только не приступил к подготовке преступления, но и не выразил своего согласия на совершение преступления. Такое решение основывается на законе; приготовление к преступлению отнесено к начальной стадии преступной деятельности, является первой стадией совершения преступления. Выразившееся вовне стремление к достижению соглашения о совершении преступления, как и сам факт состоявшегося соглашения об этом, по направленности и значению представляет собой создание условий для совершения преступления, то есть одну из форм проявления приготовления к преступлению. Вместе с тем сочетание этих обстоятельств есть основание расценивать как соучастие в приготовлении к преступлению. Однако отдельно взятое первое из этих обстоятельств (стремление к достижению соглашения со всеми присущими ему внешними атрибутами) обоснованно признается приготовлением к преступлению, совершенным индивидуально, то есть так называемым неудавшимся соучастием.

Таким образом, неудавшееся соучастие представляют собой лишь те случаи, когда склоняемое к совершению преступления лицо не согласилось на это (неудавшееся подстрекательство) или предлагаемое содействие совершению преступления не было принято (неудавшееся пособничество). Аналогично этому дело обстоит и с неудавшейся организацией преступления (неудавшаяся деятельность организатора преступления).

Бывают случаи, когда действия организатора, подстрекателя, пособника могут оказаться неудавшимися. В таком случае говорят о неудавшемся соучастии. Неудавшееся соучастие выражается в неудавшейся организационной деятельности, неудавшемся подстрекательстве, неудавшемся пособничестве.

Неудавшаяся организационная деятельность — это попытка организатора объединить лиц для совершения преступления, которая оказалась безуспешной либо в силу того, что они (лица) вообще отказались от его предложения, либо, согласившись, затем уклонились от участия в совершении преступления.

В литературе неудавшееся соучастие делят на неудавшееся подстрекательство и неудавшееся пособничество.

Неудавшееся подстрекательство — попытка склонить исполнителя к преступлению, которая оказалась безуспешной либо потому, что исполнитель не успел выполнить преступные действия, либо остался непреклонным, либо добровольно отказался от продолжения начатой преступной деятельности.

Неудавшееся пособничество налицо в случаях, когда оказывается содействие: исполнителю, почему-либо не совершившему преступление (например, добровольно отказавшемуся от продолжения начатой преступной деятельности); исполнителю, уже совершившему преступление (запоздалое пособничество); лицу, которое вообще не собиралось совершить преступление (ошибка пособника).

Перечисленные случаи не образуют соучастия, так как нет основного признака соучастия — совместности преступной деятельности. Но неудавшиеся попытки организатора, подстрекателя и пособника являются общественно опасными действиями, совершены виновно и согласно ч.8 ст.16 УК являются приготовлением к совершению соответствующего преступления. Поэтому неудавшиеся организационная деятельность, подстрекательство и пособничество квалифицируются по ст. 13 и соответствующей статье Особенной части УК. Исключением является ответственность за организационную деятельность, направленную, например, на создание преступной организации (ч.1 ст.285 УК). Ввиду особой опасности такой деятельности законодатель считает сам факт организационной деятельности на создание преступной организации независимо от того, удалась ли она, оконченным преступлением. Применительно к бандитизму (ст.286 УК) безуспешная организационная деятельность, направленная на создание банды, квалифицируется как покушение на бандитизм.

Неудавшееся соучастие относится к случаям, которые можно назвать беспоследственным соучастием. Оно возможно при следующих обстоятельствах: 1) подстрекатель пытался склонить исполнителя к преступлению, организатор сделал попытку организовать преступление, но исполнитель (исполнители) отказался совершить преступление; 2) исполнитель согласился, но затем отказался совершить преступление; 3) исполнитель хотел совершить преступление, но не довел его до конца; 4) пособник снабдил исполнителя орудиями преступления или дал совет, как его совершить, но ни тем ни другим исполнитель не воспользовался; 5) исполнитель не довел преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, хотя и воспользовался содействием соучастников.

Неудавшимся соучастием будут только случаи, указанные в п. 1, 2 и 4. Отличие этих случаев от остальных заключается в том, что при неудавшемся подстрекательстве и пособничестве либо нет вообще преступления, либо нет объективной связи между преступными действиями исполнителя и действиями соучастников. При таких обстоятельствах возникает вопрос: можно ли случаи неудавшегося соучастия квалифицировать вообще как соучастие? В УК Республики Беларусь этот вопрос частично решен в ч. 8 ст. 16: «В случае, если действия организатора, подстрекателя или пособника по не зависящим от них обстоятельствам окажутся неудавшимися, ответственность этих лиц наступает за приготовление к соответствующему преступлению».

Дело заключается в том, что неудавшееся подстрекательство и пособничество, строго говоря, предполагают вообще отсутствие исполнителя и оно превращает соучастие как бы в исполнение преступления, когда соучастники пытаются сами осуществить преступление, создавая для этого необходимые условия. Они и должны в таких случаях отвечать за приготовление к преступлению.

Однако деятельность соучастников здесь не ограничилась лишь обнаружением умысла, т. е. ненаказуемой стадией развития преступной деятельности. Они выполнили ряд действий, направленных на склонение лица к преступлению или оказание ему помощи. В частности, подстрекатель и организатор, выступая инициаторами преступления, пытались создать в сознании исполнителя мотивы, которые могли бы его к этой деятельности склонить. То, что их деятельность не достигла желанных результатов, от подстрекателя и организатора не зависело. Они сделали все, что считали нужным, и если, тем не менее, не склонили избранное ими лицо к совершению преступления, то по не зависящим от них причинам.

Общепризнанным, к сожалению, является взгляд, что случаи неудавшегося подстрекательства или пособничества не могут рассматриваться по правилам соучастия, поскольку в них отсутствует количественный признак, необходимый для соучастия. Например, А.А. Пионтковский считает, что если в действиях исполнителя не заключалось состава преступления или если он не совершил никаких действий, то вся деятельность подстрекателя не может обсуждаться по правилам о соучастии. Далее он отмечает, что неудавшееся подстрекательство всегда можно рассматривать как «создание условий для совершения преступления», т. е. как «приготовление к преступлению». Это отражено и в УК Республики Беларусь.

Взгляд на неудавшееся подстрекательство как на приготовление к преступлению существует достаточно долго. Правда, у сторонников этого взгляда имеются некоторые нюансы в трактовке подстрекательства как приготовления к преступлению. Так, А. Н. Трайнин проводил, например, различие между случаями неудавшегося подстрекательства или пособничества и случаями, когда подстрекатель или пособник свою роль выполнил, но исполнитель преступления не совершил. Отрицая соучастие в случаях, когда «подстрекатель пытался склонить исполнителя к преступлению, но окончить подстрекательства не смог» он полагал, что такое неоконченное подстрекательство или пособничество следует квалифицировать как приготовление к тому преступлению, к которому подстрекал или которому оказывал помощь соучастник . Случай же, когда подстрекатель или пособник свою роль выполнил, но исполнитель по разным причинам (передумал в последний момент, испугался и т. д.) преступления не совершил, А. Н. Трайнин оценивает иначе: «Соучастие не меняет оснований ответственности. Соучастие поэтому не амнистирует и не может амнистировать преступника на том основании, что он действовал не один, а совместно с другими лицами, из которых один (исполнитель) преступления не совершил. Отсюда совершенно ясно, что подстрекатель или пособник отвечают за те конкретные действия, которые каждый из них совершил. Это значит, что подстрекатель к убийству и пособник к убийству должны отвечать за подстрекательство и пособничество к убийству» .

Разграничение между случаями неудавшегося подстрекательства или пособничества, с одной стороны, и случаями подстрекательства или пособничества, когда предполагаемый исполнитель сначала согласился совершить преступление, а затем отказался от своего намерения, едва ли может быть признано убедительным. Во-первых, такое разграничение противоречит общей позиции А. Н. Трайнина, развитой в цитированной работе и заключающейся в том, что когда в совершении преступления участвует только одно лицо, о соучастии не может быть речи. То обстоятельство, что во втором случае, рассматриваемом А. Н. Трайниным, предполагаемый исполнитель сначала согласился совершить преступление, а затем в силу различных причин отказался от своего намерения, ничего не изменяет. Первоначальное согласие предполагаемого исполнителя есть ничем иным, как обнаружением умысла, т. е. ненаказуемой стадией в развитии преступной деятельности лица. Поэтому рассматривать такое лицо как второго субъекта, совместно с подстрекателем или пособником совершающим преступление, нельзя. Такое разграничение приводит и к другому, на наш взгляд, неприемлемому выводу. Рассматривая вопрос об ответственности подстрекателя и пособника в тех случаях, когда исполнитель совершил покушение на преступление (убийство), А. Н. Трайнин приходит к выводу, что действия подстрекателя и пособника необходимо квалифицировать как соучастие в покушении на убийство . В случаях же, когда исполнитель вообще не совершил наказуемого действия, а только обнаружил свой умысел (от которого, кстати сказать, затем отказался), А. Н. Трайнин предлагает действия такого неудавшегося подстрекателя или пособника квалифицировать как соучастие в законченном убийстве.

Как считает Ф.Г. Бурчак «Разграничение случаев, когда подстрекатель пытался склонить то или иное лицо к совершению преступления, но не склонил, и случаев, когда подстрекатель свою роль выполнил, но исполнитель по разным причинам преступления не совершил, на наш взгляд, выходит за рамки уголовного права, поскольку эти случаи отражают лишь процесс, происходящий в сознании подстрекаемого лица» . Всякого рода решения, в том числе и решения совершить преступление, сопровождается борьбой мотивов, взвешиванием всех «за» и «против». От того, что в начале сумма мотивов за совершение преступления была больше суммы мотивов против него, лицо не может стать соучастником. Испуг или другие причины, которые привели к изменению решения предполагаемого исполнителя, как раз и являются результатом изменения соотношения различных мотивов.

Из сказанного следует вывод, что неудавшиеся организационная деятельность, подстрекательство или пособничество будут иметь место во всех случаях, когда предполагаемый исполнитель никаких преступных действий не совершил.

Выше уже подчеркивалось, что господствующим является взгляд, согласно которому нашему уголовному праву чужд принцип акцессорности. Между тем, как указывают сторонники акцессорной природы соучастия, установление ответственности за неудавшееся подстрекательство и неудавшееся пособничество как за приготовление к преступлению является косвенным признанием принципа акцессорности. Так, М. И. Ковалев пишет: «Неудавшееся подстрекательство и пособничество в принципе рассматриваются судебной практикой не как соучастие, а по правилам о стадиях развития умышленного преступления. Правильность именно такого решения не оспаривается и теорией уголовного права, хотя теоретики не говорят о том, что это как раз и есть акцессорность соучастия» .

Как общее правило, общественная опасность покушения, а тем более приготовления меньшая, чем оконченного преступления. Как подчеркивает В. Н. Кудрявцев, общественная опасность преступного действия или бездействия выражает реальную возможность причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям . Вполне естественно, что чем отдаленнее от последствия конкретный поступок человека, чем в меньшей степени он может обусловить наступление вредного последствия, тем меньше степень его общественной опасности. В этом плане приготовительные действия, лежащие значительно дальше от последствия, чем действия, по осуществлению объективной стороны состава, образующие покушение, всегда менее общественно опасны, а иногда, в зависимости от их характера, могут быть и вообще не опасными.

Однако суд, определяя наказание за приготовление или за покушение, исходит не просто из отнесения действий лица к одной из этих стадий преступной деятельности. Он учитывает и характер действий, и степень их общественной опасности, и степень осуществления преступного деяния, и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. Только учет всех этих обстоятельств дает возможность суду решить вопрос о целесообразности или нецелесообразности применения к лицу наказания, о его виде, размере и т. д.

Применительно к ответственности за неудавшиеся организацию преступления, подстрекательство к нему или пособничество следует учесть, что такие действия всегда дальше от конечного результата оконченного преступления, чем даже приготовительные действия исполнителя. Поэтому в каждом конкретном случае суд с учетом всех названных обстоятельств может признать покушение на подстрекательство или пособничество настолько малозначительным, что освободит лицо, виновное в нем, от наказания.

Опасение, что изменение в таких случаях квалификации соучастников преступления с приготовления к преступлению на покушение на организацию преступления, подстрекательство или пособничество автоматически будто бы вызовет усиление репрессии, едва ли может быть признано оправданным. Так как деятельность соучастников всегда дальше от конечного результата, чем деятельность исполнителей, можно стать на путь ненаказуемости приготовительных действий к организационной деятельности, подстрекательству и пособничеству. Однако в тех случаях, когда организатор, подстрекатель или пособник перешли к выполнению объективной стороны своего преступления, считать их деятельность ненаказуемой, на наш взгляд, нельзя.

Применительно к подстрекателю (а в ряде случаев и организатору) это означает, что он, стремясь воздействовать на психику другого лица с целью побуждения его к совершению преступления, тем самым становится причиной преступности, не сумев склонить одно лицо к совершению преступления, он попытается найти менее стойкое лицо и его руками выполнить свой преступный замысел. Поэтому даже в случае неудавшегося подстрекательства целесообразно привлекать лицо, виновное в нем, к уголовной ответственности с тем, чтобы нейтрализовать его вредное воздействие на других лиц. Дело здесь не в тяжести наказания, а в четком проведении принципа: организация, подстрекательство к преступлению и пособничество ему — суть преступления, и покушение на них наказуемо.

Таким образом, проанализировав множество источников, можно сделать ряд выводов. Как только они дошли до неудавшегося подстрекательства, сразу были вынуждены вернуться в лоно критикуемого архаического принципа. «При неудавшемся подстрекательстве, когда субъекту не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, ответственность подстрекателя наступает за приготовление по ч. 8 ст. 16 УК. «При добровольном отказе исполнителя организатор совершения преступления, подстрекатель и пособник отвечают также за приготовление к преступлению» . Здесь несколько любопытных моментов.

Первое, на что следует обратить внимание — закравшаяся техническая ошибка, когда приготовление отнесено к ст. 16 УК — приготовление урегулировано в ст. 13 УК.

Второе — использование терминологии соучастия (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник) и отказ авторов от квалификации соответствующих действий соучастников по нормам, регламентирующим соучастие, что нелогично само по себе: если есть соучастники, значит, есть и соучастие, следовательно, нужно найти его место в учении о соучастии; если нет соучастия, значит, нет и соучастников.

Третье — авторы с необходимостью вернулись к акцессорной теории соучастия, к зависимости квалификации действий иных соучастников от поведения исполнителя. При этом сразу же исчезает реальное соучастие и появляется неоконченное преступление. Четвертое гораздо серьезнее — авторы сами обращают внимание на то, что перенос акцента с соучастия на неоконченное преступление ведет к исключению ответственности иных соучастников при совершении нетяжких преступлений, поскольку есть соответствующее ограничение при конструировании приготовления в закон. Но в таком случае фактически отсутствие согласия исполнителя на совершение преступления с необходимостью автоматически распространяются и на иных соучастников, словно именно они это осуществили, ведь в соответствии с этим их ответственность исчезает, что противоречит теории соучастия, поскольку квалификация действий соучастников никогда не ставилась в зависимость от тяжести преступления. Разумеется, можно пойти по данному пути и ограничить соучастие только тяжкими и особо тяжкими преступлениями, однако опасность соучастия настолько высока и настолько далека от опасности приготовления, что к такому подходу в целом не готово общество. Мы можем согласиться с Н. Ф. Кузнецовой, что акцессорная теория соучастия несколько устарела, но, как и чем ее заменить, как квалифицировать соучастие без привлечения ее — эта проблема пока не решена.

Неудавшееся соучастие. В ряде случаев подстрекательство и пособничество, помимо воли виновных, могут не привести к совершению преступления (неудавшееся соучастие)

В ряде случаев подстрекательство и пособничество, помимо воли виновных, могут не привести к совершению преступления (неудавшееся соучастие). При неудавшемся подстрекательстве субъекту не удается склонить подстрекаемого к совершению преступления или же, предварительно дав согласие на совершение преступления, исполнитель затем добровольно отказывается от него. Поскольку по своей сути неудавшееся подстрекательство направлено на создание условий для совершения преступления, оно квалифицируется как приготовление к преступлению по правилам, предусмотренным ст. 30 УК.
Неудавшееся пособничество заключается в содействии исполнителю в совершении преступления, от которого тот добровольно отказался. Пособничество признается неудавшимся и тогда, когда оно реализуется после совершения преступления исполнителем. Например, пособник изготавливает для исполнителя отмычки уже после состоявшейся кражи. Неудавшееся пособничество не образует соучастия. Оно оценивается как разновидность приготовления к преступлению.

63 Прикосновенность к преступлению: понятие и виды.

Под прикосновенностью принято понимать умышленную деятельность, сопряженную с совершенным или готовящимся другими лицами преступлением. Прикосновенность посягает на отношения в сфере предупреждения и раскрытия преступлений. Опасность лиц, прикосновенных к преступлению, состоит в том, что, попустительствуя его совершению либо помогая преступнику в сокрытии следов преступления, эти лица создают условия для совершения преступлений, нейтрализуют деятельность правоохранительных органов в изобличении преступника и раскрытии преступления.. Опасность прикосновенности во многом зависит от опасности совершенного преступления. Однако ответственность лиц, прикосновенных к преступлению, самостоятельная, независимая от ответственности лиц, совершивших или готовящихся совершить преступление. К таким формам прикосновенности относится заранее не обещанное укрывательство. Заранее не обещанное укрывательство – это укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК).С объективной стороны укрывательство характеризуется активными действиями, связанными с сокрытием преступника, орудий и средств совершения преступления, следов особо тяжкого преступления. Укрывательство может быть выражено в предоставлении преступнику убежища, транспортных средств, одежды, в предоставлении подложных документов и т. п. Укрывательство орудий и средств совершения преступления может быть выражено в сокрытии огнестрельного или холодного оружия, фомки и других средств для совершения преступления Укрывательство всегда сопряжено с какими-либо физическими усилиями, случаи интеллектуального содействия преступнику нельзя рассматривать в качестве укрывательства. Укрывательство может быть совершено лишь с прямым умыслом. Виновный сознает, что он способствует сокрытию преступника, орудий и средств совершения преступления, его следов и желает этого.Попустительство – форма прикосновенности к преступлению – связано с невыполнением лицом возложенных на него правовых обязанностей..Попустительство характеризуется бездействием, невыполнением лицом правовых обязанностей совершить активные действия. При попустительстве лицо отвечает за уклонение от личного вмешательства с целью предупредить или пресечь преступление, за то, что оно не предпринимает действий по непосредственному пресечению преступного посягательства

64 Понятие и виды множественности преступлений. Ее отличие от единичных сложных преступлений (длящихся, продолжаемых преступлений и преступлений со сложным составом).

преступных деяний, каждое из которых является самостоятельным преступлением и сохраняет свое юри­дическое значение.Можно выделить отличительные признаки множествен­ности преступлений. Она характеризуется тем, что:

— каждое из деяний должно содержать в себе самостоятельный
состав преступления;

— все деяния сохраняют за собой правовые последствия.

Второй признак множественности означает, что каждое из дея­ний, входящих в нее, имеет самостоятельный состав преступления и сохраняет свое юридическое значение в качестве основания уголов­ной ответственности или исполнения назначенного, но не отбытого наказания, определения режима отбывания лишения свободы и т.д.

Согласно уго­ловному закону различаются:

— продолжаемое преступление;

— длящееся преступление;

— составное преступление;

— преступление с альтернативно указанными деяниями;

— преступление, характеризующееся дополнительным тяжким
последствием.

— Продолжаемое преступлениескладывается из ряда тождест­венных преступных действий, охватываемых единым умыслом и направленных к достижению единой цели. Началом такого пре­ступления считается совершение первого действия из числа не­скольких тождественных действий, а окончанием — момент со­вершения последнего преступного акта.

— Под длящимся преступлениемпонимается преступное деяние, характеризующееся первоначальным актом действия или бездействия и далее длящееся во времени как невыполнение возложен­ных налицо обязанностей. Оно начинается с момента совершения первоначального преступного действия или бездействия и закан­чивается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (например, явка с повинной), или наступления событий, препятствующих дальнейшему продолжению преступления.

Составное преступлениеобразуют два или несколько действий, каждое из которых, взятое по отдельности, само по себе предусмотрено в уголовном законодательстве в качестве самостоятель­ного преступления.

Преступления с альтернативно указанными деяниямихарак­теризуются тем, что их объективная сторона может выражаться в любом действии (бездействии) из числа описанных в законе.

Отличительной чертой некоторых преступлений является наличие дополнительных тяжких последствий.К ним, в частности, можно от­нести умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Уголовный кодекс Российской Федерации выделяет два вида множественности преступлений: совокупность и рецидив.

65 Совокупность преступлений: понятие и виды. Отграничение от рецидива преступлений.

Согласно ст. 17 УК РФ: «Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено. можно выделить ряд признаков:

— лицо совершает два или более преступления;

— лицо ни за одно из совершенных преступлений не было осуждено (все они совершены до вынесения приговора хотя бы по одному из них);

— преступления, образовывающие совокупность, могут быть разнородными, однородными, но ни в коем случае не тождественными.

Уголовный закон в части 1 и 2 статьи различает два вида совокупности преступлений реальную и идеальную.Реальная совокупность. Ситуация, характеризующая данную форму (вид) множественности будет тогда, когда лицо несколькими, последовательно совершенными деяниями выполняет несколько составов преступлений, предусмотренных различными статьями (частями статьи) УК. При этом для реальной совокупности преступлений характерно именно разновременное совершение преступных деяний. Например, сначала лицо совершает кражу, затем убийство, а затем, допустим, при задержании совершает посягательство на жизнь сотрудника милиции.Идеальная совокупность характеризуется тем, что лицо одним действием (бездействием) выполняет несколько составов преступлений, предусмотренных различными статьями УК. Такая ситуация будет тогда, когда, например, лицо, совершающее насильственный половой акт с потерпевшей, одновременно заражает последнюю каким-либо венерическим заболеванием

66 Понятие, виды и юридические последствия рецидива преступлений.

Согласно статье 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим суди­мость за ранее совершенное умышленное преступление.

Признаки

Рецидиву присущи следующие признака:

— совершение лицом двух или более умышленных преступлений;

— наличие судимости за прежнее преступление.

Лицо, осужденное за умышленное преступление, до пога­шения или снятия судимости вновь совершает умышленное преступ­ление. Рецидив в уголовно-правовом смысле не может образовывать­ся при повторении неосторожных преступлений.

Виды

По закону рецидив подразделяется на три вида: простой, опас­ныйи особо опасный.

При простом рецидивелицо, имеющее судимость за умышлен­ное преступление, вновь совершает умышленное преступление любой категории, кроме тех, которые характеризуют опасный или особо опасный рецидив.

Опасный рецидив. Закон устанавливает два основания для признания рецидива опасным:

1) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно
осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два
или более раза было осуждено к лишению свободы за умышленное
преступление средней тяжести.; 2) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реально­му лишению свободы.

Рецидив преступлений признается особо опасным:

— при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено к реальному лишению свободы за тяжкое преступление;

при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ра­нее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление

Значение рецидива преступлений состоит в том, что он при совершении любого преступления признается обстоятельством, отягчающим наказание (ст. 63 УК) и в том, что он в соответствии со ст. 68 УК влечет обязательное усиление наказания.

Неудавшееся соучастие

Неудавшееся соучастие относится к случаям, которые можно назвать беспоследственным соучастием.

Оно возможно при следующих обстоятельствах:

  1. подстрекатель пытался склонить исполнителя к преступлению, организатор сделал попытку организовать преступление, но исполнитель (исполнители) отказался совершить преступление;
  2. исполнитель согласился, но затем отказался совершить преступление;
  3. исполнитель хотел совершить преступление, но не довел его до конца;
  4. пособник снабдил исполнителя орудиями преступления или дал совет, как его совершить, но ни тем ни другим исполнитель не воспользовался;
  5. исполнитель не довел преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, хотя и воспользовался содействием соучастников.

Неудавшимся соучастием будут только случаи, указанные в п. 1, 2 и 4. Отличие этих случаев от остальных заключается в том, что при неудавшемся подстрекательстве и пособничестве либо нет вообще преступления, либо нет объективной связи между преступными действиями исполнителя и действиями соучастников.

При таких обстоятельствах возникает вопрос: можно ли случаи неудавшегося соучастия квалифицировать вообще как соучастие? В УК РФ этот вопрос частично решен в ч. 5 ст. 34: «В случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут ответственность за приготовление к совершению преступления или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления».

Дело заключается в том, что неудавшееся подстрекательство и пособничество, строго говоря, предполагают вообще отсутствие исполнителя и оно превращает соучастие как бы в исполнение преступления, когда соучастники пытаются сами осуществить преступление, создавая для этого необходимые условия. Они и должны в таких случаях отвечать за приготовление к преступлению. Сказанное не относится к преступлениям, где исполнителем может быть только специальный субъект.

Добровольный отказ соучастников подробно регулируется ст. 31 УК РФ. Части 1 и 2 ст. 31 регулируют ответственность за добровольный отказ от преступления исполнителя. Он может отказаться от преступления, просто прервав его осуществление либо не начиная последнее. Отказ должен быть окончательным и бесповоротным, а не временным прерыванием преступной деятельности.

Особенности добровольного отказа других соучастников зависят от того, что их действия совершаются, как правило, до начала исполнения преступления. Вследствие этого и добровольный отказ их возможен до либо в самый начальный момент деятельности исполнителя и всегда до наступления преступного результата.

Дело в том, что при добровольном отказе соучастников мы сталкиваемся с положением, которое возникает при добровольном отказе от оконченного покушения. Но добровольный отказ при оконченном покушении возможен в весьма ограниченных случаях и при соблюдении некоторых условий.

Они указаны в ч. 4 и 5 ст. 31 УК РФ. Что касается характера деятельности организатора и подстрекателя при добровольном отказе, то она должна быть всегда активно направлена на предотвращение преступления. Добровольный отказ пособника может выразиться в бездействии в том случае, если он пообещал предоставить исполнителю орудия или средства для совершения преступления и не сделал этого.

Г) Квалификация неоконченного преступления, совершенного в соучастии, и неудавшегося соучастия

В ч.5 ст.34 УК РФ содержится правило, из которого вытекает, что стадия совершения преступления, вменяемая любому из соучастников, определяется в зависимости от деятельности исполнителя (соисполнителей) преступления. Преступление будет считаться оконченным, если в деянии исполнителя (совокупном деянии соисполнителей) содержатся все объективные признаки состава преступления, определенные в норме Особенной части УК РФ (в т.ч. если преступление доведено до конца только одним из соисполнителей, тогда как действия остальных были пресечены). Если деяние исполнителя останется не доведенным до конца, то не может считаться оконченным преступлением и деяние каждого из соучастников (БВС. 2006. № 4. С.21 – 23). При отсутствии в действиях исполнителя преступления непосредственной направленности на совершение преступления, деяния каждого из соучастников признаются приготовлением к преступлению (БВС. 2005. № 7. С.14; ОВС от 19.08.2005 № 47-о05-52от 08.12.2005 № 7-о05-23сп, от 14.12.2005 № 4-о05-150сп), а при наличии непосредственной направленности на совершение преступления – покушением на преступление (ОВС от 20.06.2006 № 46-о05-49, от 17.07.2006 № 44-о06-64). При этом деяния лиц, не являющихся исполнителями преступления, правильно квалифицировать со ссылками на соответствующие части как ст.30, так и на ст.33 УК РФ (БВС. 2002. № 10. С.11; 2003. № 3. С.10; № 9. С.8 – 9; ОВС от 01.02.2006 № 72-о05-43, от 13.02.2006 № 31-о05-22, от 23.03.2006 № 49-о06-9). Правда, на стадии приготовления к преступлению еще отсутствуют объективные основания для разделения соучастников преступления на виды, т.к. объективная сторона состава преступления не начинает выполняться ни одним из них.

При эксцессе исполнителя момент окончания преступления для иных соучастников определяется, исходя из конструкции охватывавшегося их умыслом преступления, а не того, который совершил исполнитель: так, если исполнителем был совершен разбой (вместо задуманного грабежа), не приведший к фактическому хищению имущества, не смотря на оконченность разбоя соучастникам вменяется покушение на совершение грабежа (БВС. 2003. № 9. С.8 – 9). Напротив, если один из соисполнителей покушался на более опасное преступление (убийство), которое ему не удалось довести до конца, то он подлежит ответственности за покушение на преступление, а остальные соисполнители – за оконченное причинение тяжкого вреда здоровью (ОВС от 27.07.2006 № 53-о06-45).

В ч.5 ст.34 УК РФ говорится, что установленное ей правило распространяется только на случай недоведения исполнителем преступления до конца “по не зависящим от него обстоятельствам”. Однако и при добровольном отказе исполнителя от преступления действует то же правило, т.к. его добровольный отказ не исключает уголовной ответственности иных соучастников (не отказавшихся от преступления) (БВС. 2005. № 7. С.14; ОВС от 01.12.2005 № 78-о05-87).

Под неудавшимся соучастием понимается деятельность лиц, не являющихся исполнителями преступлений, по созданию условий для их совершения, если по не зависящим от них причинам, исполнители преступлений не начнут хотя бы приготовления к преступлению (иначе соучастие является удавшимся, хотя бы впоследствии лицо отказалось от совершения преступления) либо не воспользуются оказываемым им содействием. В ч.5 ст.34 УК РФ сформулировано правило уголовной ответственности относительно неудавшегося подстрекательства (если лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, например, подчиненный не стал выполнять отданный ему заведомо незаконный приказ, либо у подстрекаемого уже имелся умысел на совершение такого преступления, сформировавшийся помимо воздействия подстрекателя), но на практике не исключено и неудавшееся организаторство (не получилось создать преступную группу) или пособничество (никто не воспользовался оказанным содействием, например, по поиску потенциальных исполнителей преступления – ОВС от 19.05.2006 № 9-о06-37). Если преступление должно было совершаться соисполнителями (группой лиц), то для признания соучастия неудавшимся отказаться от совершения преступления должны все соисполнители.

Неудавшееся соучастие не утрачивает общественной опасности, а потому рассматривается как приготовление к преступлению (т.к. лицо пытается создать условия для совершения преступления), при чем совершенное вне соучастия, т.е. деяние квалифицируется по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч.1 ст.30 УК РФ, но без ссылки на ст.33 УК РФ (в практике немало прецедентов, однако, когда ссылка делается и на ч.1 ст.30, и на какую-либо часть ст.33 – ОВС от 27.02.2006 № 12-о06-3сп, от 19.05.2006 № 9-о06-37). Это еще более странно, потому, что в последнем прецеденте прямо указано, что сотрудники милиции (которые, проводя оперативный эксперимент, выдавали себя за потенциальных наемных убийц) не являются надлежащими исполнителями преступления, а потому неудавшимся соучастникам не должен вменяться признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Вместе с тем, если неудавшееся соучастие рассматривать как исполнение приготовления, возникает проблема с оценкой неудавшегося соучастия применительно к преступлениям со специальным субъектам, т.к. непонятно, может ли лицо, не отвечающее признакам такого субъекта, нести ответственность за исполнение приготовления к преступлению (либо оно вообще ответственности не подлежит).

Неудавшееся соучастие применительно к преступлениям с усеченным составом организованной преступной деятельности (ст.ст.209, 210, 239, 282-1 УК РФ) рассматривается как покушение на преступление (п.7 ППВС РФ от 17.01.97 № 1).

Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 1011 | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект:

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Квалификация неудавшегося соучастия

В действующем Уголовном кодексе понятие «неудавшееся соучастие» не употребляется, однако в теории уголовного права оно всегда выделялось. Одни авторы к неудавшемуся соучастию и, в частности, к подстрекательству относят случаи, когда подстрекатель не смог склонить подстрекаемого к совершению преступления, другие — случаи добровольного отказа исполнителя. Соучастие признается удавшимся, если предполагаемый исполнитель, дав согласие на совершение преступления, впоследствии его не совершил.

Иногда неудавшимся соучастием признаются случаи, когда предполагаемый исполнитель не только не приступил к подготовке преступления, но и не выразил своего согласия на совершение преступления; в других случаях неудавшимся признается соучастие, когда исполнитель уже на первоначальном этапе отказался совершить преступление, либо добровольно отказался от исполнения, либо не использовал предлагаемое со стороны иных соучастников содействия исполнителям.

Существует и более широкая трактовка понятия «неудавшееся соучастие». Организационная деятельность, подстрекательство и пособничество являются неудавшимися в случаях, когда они остались безрезультатными (исполнитель либо не собирался совершать преступление, либо собирался, но передумал и ничего не совершил). Исполнитель в этих случаях вообще не подлежит ответственности, а действия иных соучастников надлежит рассматривать как приготовление к соучастию в преступлении.

Соучастие признается оконченным не с момента выполнения действия соучастника (организатора, подстрекателя или пособника), а с момента окончания преступления в целом (выполнения всех действий исполнителем или наступления преступного результата). Вместе с тем совместная деятельность двух или более лиц по совершению преступления может, несмотря на все усилия соучастников, вообще не состояться в силу отказа исполнителя совершить преступление. Она может быть также прервана до того момента, когда исполнитель воплотит в жизнь намеченное соучастниками.

В свою очередь не доведение преступления до конца может быть обусловлено пресечением преступной деятельности соучастников правоохранительными органами или иными лицами (иначе говоря, не доведение преступления до конца по причинам, не зависящим от воли виновного) или добровольным отказом исполнителя. Во всех указанных случаях намерения соучастников по совершению конкретного преступления оказываются нереализованными (неудавшимися).

Неудавшееся соучастие имеет место, когда, несмотря на все усилия соучастников, исполнитель отказывается от совершения преступления, а также при его добровольном отказе. В последнем случае оценка содеянного как неудавшегося соучастия обусловлена тем, что иные соучастники в отличие от исполнителя не отказываются от преступления. При не доведении преступления исполнителем до конца по не зависящим от него обстоятельствам действия всех иных соучастников точно также, как и исполнителя, должны квалифицироваться по норме о неоконченном преступлении.

Действующий Уголовный кодекс предусматривает правила квалификации лишь в отношении неудавшегося подстрекательства. Согласно ч. 5 ст. 34 «за приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления». О неудавшихся организационных и пособнических действиях закон не упоминает, хотя в практике возможны случаи, когда, несмотря на всё выполненные действия по организации преступления или пособничеству ему, исполнитель либо не принял предложенную помощь, либо, первоначально согласившись с ней, затем отказался от выполнения преступления.

Однако в отличие от подстрекательства организационные и пособнические действия могут совершаться в процессе как подготовки преступления, так и его совершения. Когда речь идет, например, о приискании соучастников либо о предоставлении орудий совершения преступления, то такие действия создают условия для совершения преступления и, следовательно, также как и при неудавшемся подстрекательстве, они должны расцениваться как приготовление к преступлению. Ответственность за приготовление наступает, если речь идет о тяжком или особо тяжком преступлении.

Из названного положения могут быть исключения

1. В случаях, сформулированных в ч. 2 ст. 67 УК РФ, а также если одно и то же преступле­ние предусмотрено в различных составах: простом, квали­фицированном или привилегированном. Такие составы могут быть предусмотрены различными частями одной статьи УК или в различных статьях (например, убийство ст. 105 – 108 УК). Поскольку смягчающие или отягчающие обстоятельства, предусмотренные в этих соста­вах, могут характеризовать не всех соучастников, то вполне возможно, что их действия будут квалифицированы по различным час­тям одной и той же статьи или по различным статьям УК.

2. Если исполнитель освобождается от ответ­ственности по личным основаниям, например при тяжкой неизлечимой болезни, то это основание не распространяется на соучастников. Вместе с тем если преступление доказано, но не установлена личность исполнителя или последний был оп­равдан в виду алиби или других обстоятельств, а факт со­участия и вина соучастников доказаны, то последние несут ответственность по правилам о соучастии.

3. Различная уголовно-правовая оценка возможна в случаях конкуренции об­щей и специальной нормы, квалифицированной какими-либо обсто­ятельствами, которые могут быть вменены лишь одному соучаст­нику. Например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) возможно только в случае знания того обстоятельства, что потерпевший является государственным или общественным деятелем. Если кто-либо из соучастников, действуя совместно с другими лицами, не осознает указанного обстоятельства, его действия в отличие от иных соучастников должны квалифицироваться не по ст. 277, а по ст. 105 УК РФ («Убийство»).

Признание самостоятельной ответственности соучастников также не означает, что к уголовной ответственности должны привлекаться обязательно все соучастники. Положение ч. 2 ст. 14 УК распространяется и на случаи соучастия в преступлении. Если действия того или иного соучастника были малозначительными, то есть не сыграли и не могли сыграть существенной роли для достижения преступного результата, то он не должен привлекаться к уголовной ответственности.

Исходя их принципа акцессорности, руководствуясь ст. 11– 13 УК РФ, решается вопрос об уголовной ответственности соучастни­ков, действия которых совершены за пределами страны, а преступный результат или само деяние – на ее территории.

Квалификация соучастия в преступлениях со специальным субъектомрегулируется ч. 4 ст. 34 УК. «Лицо, не являющееся субъектом преступления, специ­ально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступ­ления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную от­ветственность за данное преступление в качестве его ор­ганизатора, подстрекателя или пособника».

Специальным субъектом признается лицо, которое по­мимо общих признаков (возраст уголовной ответственности и вме­няемость) в соответствии с законом наделяется дополнительными юридически значимыми признаками.

В соучастии со специальным субъектом иные лица, не от­вечающие признакам специального субъекта, не могут быть ни ис­полнителями, ни соисполнителями. Содеянное ими требует обяза­тельной ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК (организатор, подстрекатель, пособ­ник). Вместе с тем ситуации соучастия в преступлении со специ­альным субъектом следует отличать от случаев, когда исполнитель не достиг возраста уголовной ответственности или является невме­няемым. Поскольку в этих случаях речь уже будет идти не о со­участии, а о посредственном причинении, постольку положения ч. 4 ст. 34 УК на них не распространяются. Соответствующее положение нашло отражение в п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 г.: «Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с ис­пользованием лица, не подлежа­щего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия. Вместе с тем при совершении преступле­ния несовершеннолетним, не под­лежащим уголовной ответственно­сти по указанным выше основани­ям, лицо, вовлекшее несовершен­нолетнего в совершение этого преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет ответствен­ность за содеянное как исполни­тель путем посредственного при­чинения».

Ответственность при неудавшемся соучастии. В ч. 5 ст. 34 УК закреплены две разновидности ответственности.

Первая – исполнитель не доводит совместно задуманное преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам, его действия квалифицируются как приготовление или покушение на преступление, а действия организатора, подстрекателя и пособника по соответствующим частям ст. 33, 30 УК и статье Особенной части УК.

Вторая разновидность ответственности связана с уголовно-правовой оценкой случаев, когда лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления. Это и есть неудавшееся соучастие, или, по выражению М.И. Ковалева, беспоследственное соучастие. Оно может выражаться в следующем:

а) исполнитель согласился, но затем отказался совершить преступление;

б) подстрекатель пытался скло­нить исполнителя к преступлению;

в) организатор сделал по­пытку организовать преступление, но исполнитель (испол­нители) отказался его совершить;

г) пособник снабдил исполнителя орудиями преступления или дал совет, как его совершить, но ни тем ни другим исполни­тель не воспользовался;

д) подстрекатель и пособник сделали все для совершения преступления, но исполнитель не мог его совершить, например, в связи со своей смертью, с утратой вменяемости и т.д.

При неудавшемся соучастии,в отличие от первого варианта правовой оценки, либо нет преступления вообще, либо отсутствует объективная связь между действиями исполнителя и другими участниками преступления. Действия организатора, подстрекателя и пособника остаются безрезультатными. Их действия сами превращаются как бы в исполнение, когда соучаст­ники пытаются осуществить преступление, создавая для этого необходимые условия. Поэтому случаи неудавшегося подстрекательства, пособничества и организаторской деятельности лица нельзя квалифицировать как соучастие. Их ответственность, согласно ч. 2 ст. 30 и ч. 5 ст. 35 УК РФ, наступает только за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Добровольный отказ соучастников регулируется ст. 31 УК РФ и имеет свою специфику. На соучастников помимо общих условий освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных ч. 1–3 ст. 31 УК РФ, распространяются и специальные требования.

Особенности добровольного отказа организаторов, подстрекателей и пособников (ч. 4 ст. 31 УК) заключаются в том, что этот отказ должен привести к ликвидации созданной ими возможности совершить преступление, если эта возможность еще не реализована исполнителем. Добровольный отказ соучастников возможен до либо в самый начальный момент деятельности исполнителя, то есть всегда до наступления преступного ре­зультата. Для этого они должны предпринять активные действия и предотвратить готовящееся преступление.

Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если своевременно сообщили органам власти или иными активными мерами предотвратили его исполнение до конца.

Пособникудостаточно предпринять все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления, даже если эти меры не увенчались успехом и исполнитель довел его до конца. Одним словом, чтобы избежать уголовной ответственности, пособник должен нейтрализовать то, чем он способствовал исполнителю.

Если, несмотря на предпринятые меры, соучастники (организатор, подстрекатель) не смогли предотвратить совершение преступления исполнителем, отказ признается неудавшимся. Неудавшийся добровольный отказ соучастников не исключает их уголовной ответственности, хотя может учитываться в качестве смягчающего ответственность обстоятельства при назначении наказания (ч. 5 ст. 31 УК).

Эксцесс исполнителя. Термином «эксцесс» обозначается обычно крайнее проявление чего-либо. Статья 36 УК РФ гласит: «Эксцессом исполнителя признается совершение испол­нителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат».

По степени отклонения исполнителя от состоявшегося соглашения соучастников выделяют два вида эксцесса исполнителя – количественный и качественный эксцессы.

При количественном эксцессе преступление однородно тому, которое было задумано. Несмотря на известные отклонения, оно не прерывает причинной связи. Вместе с тем со­участники не могут отвечать за преступление, совершенное исполнителем, поскольку оно не охватывалосьих предвидени­ем. Они отвечают лишь за преступление, в котором участвова­ли и на которое уполномочили исполнителя. Например, под­стрекатель, склонивший исполнителя к вымогательству, будет отвечать за соучастие именно в вымогательстве, хотя испол­нитель и совершил разбойное нападение. То же самое будет и в том случае, если исполнитель совершил менее тяжкое преступление.

Иначе обстоит дело при качественном эксцессе, когда совершенное преступление неоднородно задуманному соуча­стниками. В этом случае абсолютная несоизмеримость двух преступлений (задуманного и совершенного) прерывает при­чинную связь между действиями соучастников и исполнителя. Поэтому первые не могут отвечать за соучастие в том, чего не было. Они должны отвечать за приготовление к задуман­ному преступлению, если оно было задумано как тяжкое или особо тяжкое (ч. 2 ст. 30 УК).

Таким образом, общие пределы уголовной ответствен­ности соучастников определяются деянием испол­нителя, однако результат этого деяния является совместным усилием его соучастников, поэтому они несут ответ­ственность с учетом вины, степени и характера участия каждого из них.

Тема 12. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1. Понятие множественности преступлений. Отличие множественности

от единичных сложных преступлений.

2. Совокупность преступлений.

3. Рецидив преступлений.

Ответственность за неудавшееся соучастие

Умышленные деяния, направленные к совместному совершению преступления, но не достигшие помимо воли виновного совместности действий, образуют неудавшееся соучастие.

Фактически оно выражается в неудавшихся организационных действиях, в неудавшемся подстрекательстве и пособничестве.

Оно возможно при следующих обстоятельствах:

1) подстрекатель пытался склонить исполнителя к преступлению, организатор сделал попытку организовать преступление, но исполнитель (исполнители) отказался совершить преступление;

2) исполнитель согласился, но затем отказался совершить преступление;

3) пособник снабдил исполнителя орудиями преступления или дал совет, как его совершить, но ни тем ни другим исполнитель не воспользовался;

4) исполнитель не довел преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, хотя и воспользовался содействием соучастников.

Неудавшимся соучастием будут только случаи, указанные в п.п. 1, 2 и 3.

Отличие этих случаев от последнего заключается в том, что при неудавшемся подстрекательстве и пособничестве либо нет вообще преступления, либо нет объективной связи между преступными действиями исполнителя и действиями соучастников.

Применительно к ответственности за неудавшиесяорганизацию преступления, подстрекательство к нему или пособничество следует учесть, что такие действия всегда
дальше от конечного результата оконченного преступления, чем даже приготовительные действия исполнителя. Поэтому в каждом конкретном случае суд с учетом всех названных обстоятельствможет признать покушение на подстрекательство или пособничество настолько малозначительным, что освободит лицо, виновное в нем, от наказания.

В последнем случае остальные соучастникинесут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удаюсь склонить других лиц к совершению преступления(ч. 5 ст. 34 УК РФ).


54. Эксцесс исполнителя: понятие, виды.

Эксцессомисполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников.

При эксцессе исполнителя он самостоятельно выходит за рамки ранее согласованного с другими соучастниками и совершает более тяжкое преступление.

При эксцессе отсутствует причинная связь между действиями соучастников и совершенным преступлением.

Кроме того, выходя за пределы заранее оговоренного, исполнитель тем самым изменяет содержание умысла, и, следовательно, теряется субъективная связь между соучастниками.

Различают два вида эксцесса исполнителя:

– качественный эксцесс – характеризуется тем, что исполнитель совершает другое преступление, которое не охватывалось умыслом остальных соучастников. При качественном эксцессе исполнитель прерывает исполнение совместно задуманного и выполняет действия, которые не охватывались умыслом других соучастников;

– количественный эксцесс исполнителя – может быть в случае, если исполнитель совершает преступление, охватываемое умыслом остальных соучастников, но с более тяжкими последствиями, с иным результатом или с использованием иного способа совершения преступления. Количественный эксцесс не прерывает совместно начатого преступления и поэтому согласованное деяние в целом совершается.

55. Особенности добровольного отказа при соучастии.

Особенности добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника заключаются в том, что этот отказ должен привести к ликвидации созданной ими возможности совершить преступление, если эта возможность еще не реализована исполнителем. Поэтому эти соучастники должны предпринять в полной мере все зависящие от них действия к предотвращению готовящегося преступления.

В соответствии с положениями статьи 31 УК РФ организатор и подстрекатель не только сами должны отказаться от преступления, но и своими активными действиями способствовать предотвращению преступления, плоть до своевременного обращения в органы власти.

Если же обращения в органы власти от организатора либо подстрекателя не поступило либо это было сделано несвоевременно (т.е. уже после совершения преступления), а предпринятые ими иные меры воздействия на исполнителя оказались безрезультатны, то эти лица будут нести уголовную ответственность, а их действия по предотвращению преступления могут расцениваться судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

В случае, если организатор или подстрекатель добровольно отказались от совершения преступления на стадии подготовки к преступлению (подысканию соучастников, планированию преступного деяния, склонению к совершению преступления другого лица и т.п.), то они освобождаются от уголовной ответственности, так как совершение преступления в этом случае становится невозможным.

Добровольный отказ пособника зависит в первую очередь от вида оказываемого им содействия в совершении преступления.

При физическом пособничестве, когда пособник обязан был предоставить средства и орудия совершения преступления, предоставить соответствующую информацию либо устранить определенные препятствия, такой отказ может выразиться и в пассивном поведении, когда пособник не предоставляет данные средства или орудия либо информацию, облегчающие совершение преступления, а также не устраняет определенные препятствия, так как без этого исполнитель не сможет совершить преступление. В этом случае законодатель учитывает добровольность отказа и освобождает пособника от уголовной ответственности.

При интеллектуальном пособничестве, когда пособником оказывается содействие в виде советов и указаний как совершить преступление, либо обещаний исполнителю о сокрытии его, средств или орудий, следов преступления, предметов, добытых преступным путем, а также о приобретении их или сбыте, для добровольного отказа требуется, чтобы он действовал активно, то есть нейтрализовал ту уверенность у исполнителя, которую пособник укрепил в нем, давая различные советы и указания, а также обещания, облегчающие совершение преступления.

В отличие от организатора и подстрекателя, ответственность пособника исключается, если предпринятые им усилия не привели к положительному результату, и исполнитель совершит преступление, воспользовавшись советами, указаниями, а также предоставленными другими лицами соответствующей информацией, средствами или орудиями преступления либо даже, если после уведомления исполнителя об отказе в оказании помощи в приобретении, сокрытии и сбыте предметов, добытых преступным путем, сокрытии следов преступления и самого преступника, последний все равно совершит преступление.

Однако ответственность пособника не исключается, если он хотя и устранился от участия в совершении преступления, но не уведомил об этом исполнителя либо других соучастников, или вместо себя подыщет другое лицо для оказания помощи исполнителю в совершении преступления.

56. Прикосновенность к преступлению, ее виды, отграничение от соучастия.

Прикосновенность к преступлению — это действие или бездействие лица, которое хотя и связано с совершением преступления, но не является соучастием в нем.

Выделяются следующие виды прикосновенности к преступлению:

1) заранее не обещанное (т. е. не обещанное до окончания преступления) укрывательство преступления;

2) заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем;

3) заранее не обещанное попустительство преступлению;

4) заранее обещанное (т. е. обещанное до начала преступления) недонесение о преступлении.

Первые три вида прикосновенности являются самостоятельными преступлениями и поэтому влекут уголовную ответственность. Что же касается недонесения, то оно законом вообще преступлением не считается.

Укрывательство — это сокрытие преступника, а равно ору­дий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем

Действующее уголовное законодательство различает два вида укрывательства: заранее обещанное, относящееся к соучастию в преступлении, и заранее не обещанное, являющееся прикосновенн­остью к преступлению.

Недоносительство — это несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном особо тяжком преступлении орга­нам власти или другим компетентным органам.

Попустительство. Нормы морали обязывают граждан не только своевременно сообщать о преступном посягательстве, но также оказывать активное противодействие с целью пресечь его совершение.

Попустительство как особая форма прикосновенности мо­жет иметь место только в случаях, когда на лице лежит право­вая обязанность непосредственно своим личным вмешатель­ством пресечь совершающееся посягательство на личные или коллективные интересы. В УК нет специальной нормы, регламентирующей ответ­ственность за попустительство. Ответственность за попуститель­ство, как правило, могут нести только должностные лица, обя­занные по служебному положению предотвращать или пресе­кать преступление.

По своим объективным признакам попустительство всегда есть бездействие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *